Истории

Как «белорусский Хокинг» научил парализованного парня из Минска управлять компьютером без рук

В середине мая «Имена» опубликовали историю про обездвиженного парня из Борисова, который управляет компьютером при помощи голоса и сам зарабатывает на жизнь. Этот герой — Саша Макарчук — уже вдохновил многих: за силу духа и его умения Сашу даже прозвали «белорусским Хокингом». После публикации его засыпали письмами из Беларуси, Украины, России. Писали люди, которые уже давно потеряли веру в себя. И Саша стал помогать — он дистанционно учил пользоваться компьютером каждого, кто годами не знал, что такое компьютер, и просто смотрел в потолок. Саша устанавливал им программы, с помощью которых оторванные от мира люди теперь выходят в интернет и общаются так, как можем общаться все мы. Наш автор Вячеслав Корсак и фотограф Ольга Шукайло побывали в гостях у минчанина, который из-за сломанной по неосторожности шеи потерял способность двигаться и впал в депрессию, а сейчас хочет закончить школу, начать работать и даже решил причаститься. Именно так повлиял на Дениса Саша, который через Skype научил его управлять компьютером без помощи рук.

Причащение

Денис Неверко живет в обычной панельной многоэтажке в столичном микрорайоне Малиновка. У него парализовано практически все тело — шевелиться могут только голова и плечи. Первое, что бросается в глаза, когда мы заходим к нему — его недельная щетина. Денис лежит в постели, накрытый простынею по пояс, и смущается, когда в комнате появляется незнакомая девушка с фотоаппаратом.

— Маам, — кричит Денис, — дай майку! Надень майку! Тебе что, так тяжело, или что?

— Ты слышишь? Тебе читают, — слегка раздраженно отвечает мать Дениса Светлана Евгеньевна.

Она наклоняется и достает из шкафа красную майку. Приближается к кровати и натягивает ее на сына. Рядом с Денисом стоит брат милосердия Патронажной службы Свято-Елисаветинского монастыря Виктор. Именно он помогал жить одинокому герою статьи «Имен» Юре Кашину, пока в июле 2016 года Юры не стало. Теперь Виктор помогает другим тяжелобольным, в том числе, Денису. Он стоит у кровати обездвиженного мужчины и зачитывает Последование к Святому Причащению:

— Трепещу, приемля огнь, да не опалюся яко воск и яко трава; oле страшнаго таинства, oле благоутробия Божия. Како Божественнаго Тела и Крове брение причащаюся, и нетленен сотворяюся. Фото: Ольга Шукайло, Имена

Молитвы Виктор читает потому, что с недавних пор Денис решил причащаться у батюшки. Второй раз домой к Денису приходит Отец Родион. Вот и сейчас, пока Виктор читает молитвы, отец Родион разувается в коридоре, проходит в комнату и предлагает всем желающим помолиться. На часах 10.00, а священник уже успел побывать с утра во вспомогательной школе-интернате № 7 для детей с особенностями психофизического развития. Теперь он готовится к обряду причастия в квартире минчанина с весьма раздражающей христианское ухо фамилией — Неверко.

— Ну что? Давайте молиться. Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно, и во веки веков. Ааааминь! Слава Тебе, Боже наш, слава Тебееее! Царю Небеееесный, — поет отец Родион. Фото: Ольга Шукайло, Имена

Брат милосердия Виктор и мать Дениса крестятся и подпевают священнику. Сам же Денис лежит в кровати, шевелит губами, выпучив глаза. Отец Родион приступает к обряду исповедания и просит оставить его наедине с Денисом. Светлана Евгеньевна проходит в спальню, садится в кресло и рассказывает о преображении сына.

— Батюшка второй раз приезжает только, — говорит Светлана Евгеньевна. — Один раз был недели три назад. Пригласил его Денис, я не приглашала. Он как-то связался вот с этим… с Виктором. Вот тот и приходит. А потом Виктор привез батюшку.

— А почему Денис так решил — к батюшке обратиться? — интересуемся у Светланы Евгеньевны.

— Не знаю… Ему, по-моему, настолько это безразлично — вот это чтение… Как-то, мне кажется, он еще не дошел до того, чтобы взять себя да, как говорится, Богу отдать.

— Он верит в Бога?

— Как мы все, наверное. Не до такого фанатизма уже, но верит, что Бог есть. Так, как и я. Как случилась беда, так к кому бежать? Как говорится, какая-то своя вера есть в душе. Я думаю, что и у него то же самое.

Во время таинства причащения. Фото: Ольга Шукайло, Имена

Беда с Денисом Неверко приключилась три года назад. До этого он был шустрым малым. В детстве занимался самбо и подавал надежды в спорте. Затем в подростковом возрасте пропадал на улице: алкоголь, гулянки, драки район на район. С малых лет работал на авторынке. Бросил учебу после десятого класса, потому что не видел в ней смысла, когда были улица, компания и неплохие перспективы гонять машины из Литвы. Жил на съемной квартире с девушкой, расстался, стал работать в далекой Чукотке. Три года назад приехал на побывку домой и решил искупаться жарким летним днем в озере. Сиганул в воду и приземлился головой о бетонную плиту. Так Денис и лишился возможности двигаться и превратился в «шейника», как называют людей с переломом шеи.

В Бога верим. Как случилась беда, так к кому бежать?

Теперь молодой парализованный парень живет в родительской квартире, в районе Юго-Запада Минска, под одной крышей с матерью, отчимом и 16-летней сестрой. Три года он лежит в постели, покрывается пролежнями, не может пошевелиться и ругается с родственниками. У каждого из родных есть свои причины, чтобы обижаться. Матери тяжело ухаживать за сыном: она не может его самостоятельно переносить, сажать в коляску и мыть. Отчим — инвалид 2-й группы, и ему нельзя поднимать тяжести. Денис же обижается, что родные редко выводят его на улицу и второй год не везут в республиканскую больницу медицинской реабилитации в Аксаковщину, где есть массажисты, специальные тренажеры и просто хорошо.

Трагедия: до и после

Пока отец Родион исповедует Дениса, Светлана Евгеньевна рассказывает о том, как в одно мгновение жизнь их семьи перевернулась.

— Это случилось 24 июня в деревне, где Денис провел детство, — вздыхает она. — Рядом с деревней — глубокое озеро, и он решил искупаться. Там дамба такая стоит — воды по колено. Вода-то высохла уже, а внизу, по краям дамбы, бетонные плиты в воду уходили. А он же не знал… Денис занимался с детства гимнастикой, акробатикой, а потом самбо. Ездил на соревнования, в сборной был, и неплохие данные у него были. Подавал перспективы. Спортивный. Решил с этой дамбы сальто сделать. Прыгнул, и шеей въехал в бетон.

До трагедии Денис успел отслужить в армии — в Печах. Фото: Ольга Шукайло, Имена

На берегу тогда дедушка сидел, рыбу ловил. Говорит — вижу, ноги всплыли, а голова не всплывает. Друг начал Денису искусственное дыхание делать. Ну, что ж — шея-то сломана, как они еще это искусственное дыхание делали, не знаю. Тут скорая приехала, в Логойск завезли. Мне позвонили вечером, и я не знаю, что делать, машины нету. Целую ночь не спала. Просидела перед этой иконой и думала только: «Скорее бы утро, скорее бы утро». Приехала в больницу: у меня все тряслось, как увидела ту обстановку. Вышел травматолог, никогда не забуду… какой-то такой весь неухоженный, халат, как у уборщика, серого цвета. Они сделали Денису трепанацию и даже мне не сказали. Это было страшно. Я ни жить не хотела, ничего. Денис полтора месяца лежал в больнице, я все это время стояла под дверью, а мне никто ничего не говорил. Только, что состояние крайне тяжелое, но стабильное. Не лучше и не хуже. А потом заведующая и говорит: «А хуже-то уже и некуда».

Они сделали Денису трепанацию и даже мне не сказали. Это было страшно.

Светлана Евгеньевна вспоминает, что после реанимации Денис весил 32 килограмма.

Когда мать увидела сына впервые через полтора месяца после травмы, то сразу не узнала. Денис лежал бородатый, «как душман», смотрел на Светлану Евгеньевну и плакал. «Настолько плакал, что прям лежать не мог — всего трясло. Сам не ожидал, что так жизнь его перевернется», — вспоминает женщина.

Денис Неверко. Фото: Ольга Шукайло, Имена

Шейные позвонки Дениса разлетелись, и врачи сказали, что двигаться парень не сможет. Появились проблемы с памятью. Денис не сразу узнавал знакомых и не помнил последние события из жизни. Однако после больницы родители повезли парня на реабилитацию в Аксаковщину. Там с ним поработали тренеры и массажисты, и Денис начал потихоньку приходить в себя. Завел новых знакомых, среди которых был и известный инвалид-путешественник из Лиды Саша Авдевич. Авдевич даже подарил Денису специальную кровать, которая приспособлена для таких людей. К удивлению врачей, которые пророчили, что Денис на всю жизнь останется «овощем», его состояние улучшилось.

— Нам сказали, что ничего не улучшится, а потом пришла невролог и сообщила, что Денис стал чувствовать до груди, — вспоминает мать. — Вскоре он мог уже самостоятельно плечами шевелить, и голова стала вертеться. После Аксаковщины организация, где Денис работал, помогла с деньгами — мы смогли нанять ему тренера. Тренер Валентин к нам ходил полтора года, сына «поднял» — сидеть научил. Со стороны работал так, что казалось, будто мясник. Он сам высокий такой: брал Дениса за ноги, вниз головой, да так и держал. А тот орал, до первого этажа, наверное, слышно было. Валентин говорит: «Кричи-кричи! Плачь и кричи». А тот и плакал, и кричал. Что ж — больно. Чувствовал суставы все. Научил Валентин Дениса даже руки немного подымать.

В жизни Дениса окружали только кровать, родители, телевизор напротив и одни и те же передачи.

Но после первых успехов в жизни Дениса наступила затяжная пора тоски. Молодой мужчина осознал, что его состояние — не временное, и, скорее всего, всю жизнь он так и проведет: прикованный к постели, в родительской квартире, без возможности двигаться и совершать самостоятельные поступки. В жизни Дениса окружали только кровать, родители, телевизор напротив и одни и те же передачи. Старые друзья стали потихоньку отдаляться. Новых не появлялось. Вся предыдущая жизнь предстала в виде красивого миража, до которого невозможно дотянуться.

В квартире семьи Неверко. Фото: Ольга Шукайло, Имена

— Вот подруга Виолетта у Дениса есть — по заграницам ездит, диджей — она постоянно помогает, — говорит Светлана Евгеньевна. — Как только приезжает, сразу у него. И морально поможет, и денег даст на массажистов. Вот еще друг Дима помогает — поднести, помыть. Мне ж нужно отнести Дениса, чтоб помыть, а это тяжело! Все-таки мужская сила — это мужская сила. Я три года с ним сижу. Каждое утро, когда он в 9 утра просыпается, начинаю ухаживать. Приподнимаю, убираю под ним. Потом переворачиваю на бок, потому что целую ночь он лежит на спине, образуются пролежни. Полежит полчаса, а потом процедуры начинаю делать: обмывать, вытирать. Подтягиваю повыше, приподнимаю кровать, и он сидит, покуда я завтрак готовлю. Потом говорит: «Мама, компьютер включай». Сейчас друзей у него много стало: и из Гродно, и из Лиды. Слава богу, у него закончилось это состояние, когда он ни говорить, ни есть, ни пить, ничего не хотел. Когда только поворачивался к стенке и плакал.

Отец Родион закончил обряд исповеди и выходит из комнаты. Он говорит, что основная миссия работников и волонтеров патронажной службы — это безвозмездная помощь людям. Молитва, уверяет батюшка, хоть и не всех ставит на ноги, а все-таки помогает. А самое главное, что лежачие больные получают сеанс общения и вырываются из мира одиночества, в котором обречены пребывать. А это для них особенно важно. Фото: Ольга Шукайло, Имена

— Как я раньше жил? Тебе об этом лучше не знать…, — начинает свой рассказ Денис, когда я спрашиваю его о прошлой жизни. — Как и все среднестатистические люди: дом, работа, дискотеки, разгульный образ жизни. Родился в Минске. Жил на Партизанском проспекте, возле универмага «Беларусь». Потом получили квартиру здесь, переехали. Ходил на гимнастику, потом пошел на самбо.

В подростковом возрасте пошла «дворовая тема»: заработок, двор на двор, малолетки, дискотека на «Берестье». Лет 15–16 было. Родители развелись. На школу стал подзабивать. Ходили на авторынок, мыли машины. Честно тебе хочу сказать, что порой зарабатывал за день больше, чем моя мать за месяц — бывали такие дни фартовые. Работал так лет пять. Уже появились знакомые литовцы, с которыми завязались хорошие отношения. Они подгоняли машины, мы их мыли, полировали, подготавливали к продаже. В финансовом плане я твердо стоял на ногах. Те же кроссовки Adidas, елки-палки, мог купить. На тот момент они 100 долларов стоили! У матери такая зарплата была месячная.

В финансовом плане я твердо стоял на ногах. Те же кроссовки Adidas, елки-палки, мог купить.

Денис, говорит, был уверен, что всегда сможет обеспечивать себя сам. Особенно после того как потом, спустя несколько лет, поработал на Чукотке. Работал Денис в Анадыре, где среди безлюдных домов стояла современная больница, а Денис устанавливал в ней сантехническое оборудование. Работал вахтовым методом, деньги платили хорошие. Но после того, как три года назад Денис приехал летом к родителям и совершил роковой нырок в озеро, его трудовой путь завершился.

Фото: Ольга Шукайло, Имена

— Не знаю, как у меня череп не раскроился от такого удара, — говорит Денис. — Следующее, что помню после прыжка — больница. Открываю глаза и ничего не понимаю. Вижу, пикают приборы, осознаю, что в больнице. Попытался пошевелиться и не смог. Подумал, что, может, просто-напросто привязали. Первоначально я думал, что попал в автоаварию, потому что помнил деревню, но не помнил, как нырял. Потом стал постепенно вспоминать. Понял, что дороги назад уже нет.

Каждый день Дениса проходит в этой кровати. Фото: Ольга Шукайло, Имена

Сложнее всего после трагедии Денису было привыкнуть к одиночеству и не сойти с ума, научиться принимать себя таким, какой есть.- Сложно смириться с тем, какой ты стал, когда до этого вел интенсивный образ жизни, — рассказывает Денис. — Когда оказываешься парализованным, с этим очень тяжело бороться. Появляются депрессионные всплески. Вчера ты был активный, а сегодня — овощ. И видишь, как от тебя потихоньку отдаляются друзья и знакомые. К этому нужно быть готовым. Когда был дееспособен, был востребован, нужен. Были друзья, знакомые, масса общения. А когда оказываешься в таком положении, через какое-то время понимаешь, что на самом деле ты не нужен никому, кроме родителей. Были и друзья, и девушки. Где это сейчас? Я никого не сужу: у каждого своя жизнь. И сам не знаю, как бы повел себя на их месте. Наверное, точно так же.

Денис стал редко бывать на улице, потому что попасть туда очень сложно — он живет на 10-м этаже, и для того, чтобы его спустить вниз, нужны силы. У мамы Дениса их нет.

— Было бы хорошо, если бы государство в этом помогало. Родители сами не могут, им тяжело. Вот уже второй год не могу попасть в реабилитационный центр Аксаковщину. А там довольно-таки неплохо. Хорошая реабилитация, занятия, массажи, робот Lokomat. Если вызывать таких специалистов на дом, то это очень дорогое удовольствие. А ведь по-хорошему все это нужно хотя бы несколько раз в неделю. Нужно сгибать и разгибать коленные и локтевые суставы, пальцы, чтобы они не атрофировались, и не развивались контрактура и пролежни. Здорово, если бы было какое-то сопровождение.

Вчера ты был активный, а сегодня — овощ. И видишь, как от тебя потихоньку отдаляются друзья и знакомые.

А пару месяцев назад в жизни Дениса случился крутой поворот. В апреле Денис, благодаря инвалиду-колясочнику Саше Авдевичу, попал на выступление Ника Вуйчича в Минске. Там же узнал про героя журнала «Имена» Сашу Макарчука, который тоже однажды превратился из активного человека в обездвиженного инвалида, но научился с этим жить. Научился управлять компьютером при помощи голоса и самостоятельно зарабатывать на жизнь. После знакомства с Сашей и в жизни Дениса открылись совсем другие грани.

Новый поворот: Ник Вуйчич, Саша Макарчук и будущее

— Я о Вуйчиче узнал только за пару месяцев до концерта, — признается Денис. — Посмотрел в интернете, подумал: «Уууу, елки-палки!» А товарищи говорят: «Блин, тебе грех жаловаться. Вон чувак без рук и без ног — и на позитиве, такие вещи делает». На концерте познакомился с колясочником Андреем. Он спросил, чем я занимаюсь. Я ответил, что только смотрю телевизор. А он меня свел меня с Сашей Макарчуком. После знакомства с ним моя жизнь сильно изменилась.

Борисовский парализованный ИT-рекрутер Саша Макарчук уговорил Дениса купить ноутбук и установил ему дистанционно программу для управления компьютером с помощью головы. Жизнь Дениса стала шире четырех стен. По совету Саши Макарчука, он начал искать работу и решил закончить школу. Даже написал письмо в Министерство образования с просьбой разрешить ему окончить 11-й класс дистанционно.

Мама Дениса приподнимает спинку кровати, ставит на перила доску, а на нее — ноутбук. Компьютер загружается. Загорается монитор, и Денис начинает работать. Веб-камера в ноутбуке следит за взглядом Дениса, за движениями его головы, и курсор прыгает по экрану.

— Куда голову направляю, туда и мышка бежит. Навожу курсором в необходимое место, и через 2 секунды он кликает, — объясняет Денис незамысловатую работу дистанционного управления.

Саша Макарчук (слева) и Денис Неверко (справа). Фото: Александр Васюкович, Ольга Шукайло, Имена

Денис теперь чаще улыбается. Он говорит, что познавать новое никогда не поздно. Раньше родные редко могли от него такое услышать.

Благодаря компьютеру жизнь ко мне повернулась передом!

— Для начала хочу получить аттестат, а потом поступить дистанционно в какой-нибудь университет. С появлением компьютера мне это будет проще сделать, — делится планами парень. — Благодаря компьютеру жизнь ко мне повернулась передом! Увеличился круг общения. «Одноклассники», «Вконтакте», Facebook, новые друзья. Может, это общение и виртуальное, но зато оно снимает с тебя груз одиночества. Когда ты с кем-то общаешься, появляется стимул в жизни, становится веселее. В будущем с помощью компьютера хочу работать. Сегодня это возможно, но не в Беларуси, а в России, где набирают людей, которые могли бы дистанционно, на удаленном расстоянии что-то делать. Там много разветвлений: рекрутер, бухгалтер, оператор. Для этого даже руки не нужны.

Денис принимает причастие. Фото: Ольга Шукайло, Имена

В жизнь Дениса Неверко стали приходить и новые знакомые. Например, парень узнал о существовании патронажной службы, сотрудники и волонтеры которой помогает таким, как он.

— Мы ходим к людям домой несколько раз в неделю, — рассказывает отец Родион. — Звоним, узнаем, как чувствуют больные, предлагаем причаститься, исповедоваться. Человеку радостно видеть новое лицо, а если к нему еще относятся как к брату, то это вдвойне приятно. Сегодня люди очень закрыты от мира: у многих нет друзей, некуда и не к кому пойти. Пусто на душе, и человек эту пустоту хочет чем-то заполнить, но, как правило, еще больше опустошается.

Денис: Смирение ко мне приходит только сейчас. Во многом благодаря тем людям, которые меня посещают. Благодаря тому же Виктору из патронажной службы, он меня морально поддерживает. Я никогда в церковь особо не ходил, не интересовался. Да и фамилия у меня такая говорящая — Неверко. Когда Виктор ее услышал, сказал: «Ого». Я думаю, что стоит все-таки верить во что-то святое. Это придает силы. Фото: Ольга Шукайло, Имена

Недавно Денису и его маме пришла помогать и менеджер по продажам Татьяна Матусевич, которая узнала про Дениса от Саши Макарчука. Вместе с Татьяной помогать Денису и его маме приходит и парень по имени Иван. Они делают то, с чем не может справиться мать: моют Дениса, гуляют с ним на улице.

Фото: Ольга Шукайло, Имена

Сегодня Татьяна пришла к Денису, чтобы постричь его и побрить, но, смутившись журналистов, парень отказался. Татьяна принесла маме Дениса кабачки и морковку с дачи. Она одна из немногих, кто сегодня помогает парню по быту и вывозит на свежий воздух. Татьяна верующая и считает, что в семье Неверко в помощи нуждается не только Денис, но и все его родственники. Жить с тяжелобольным человеком под одной крышей тяжело, особенно если государство не сильно помогает. Без помощи волонтеров лежачие больные не обойдутся никак.

— Я хочу помочь и Денису, и его маме, — говорит Татьяна. — Ее жизнь тоже полностью изменилась: она не может никуда уйти, у нее нет развлечений, не с кем поговорить. Хозяйство, каждый день одно и то же — тяжело. Я хочу помочь, чтобы ее сердце менялось. Чтобы она мягче реагировала на какие-то вопросы. Денису же хочется больше внимания. Врачи сказали, что все закончилось, и такие люди, как Денис, теряют надежду. А я знаю, что надежда умирает последней. Вот, Денис, например, жалуется на маму, что та ему не чешет голову. Он же не может сам это сделать, а хочется. А мы в тот раз когда гуляли, я ему массаж головы сделала. Важно просто прикасаться к человеку. Он же это чувствует. Важно дарить сердечность.

Фото: Ольга Шукайло, Имена

— Я этого не ожидал, — скромно улыбается Денис. — Когда находился два года в одиночестве, впал в уныние, потерял веру в человеческие чувства. Многие не обращают внимания на людей, которым нужна помощь и простая моральная поддержка. Кажется, какими словами ты можешь инвалиду помочь? Но это заблуждение. Моральная поддержка — самое главное, что хочется слышать от людей, когда оказался в такой ситуации. Тебе люди не то, что дают надежду. Ты просто сам для себя рисуешь картину, что не все потеряно, и, возможно, что-то еще получится. А это мотивирует не прекращать движение и не опускать руки. Потому что если ты остаешься один, начинается самоуничтожение.

В будущем с помощью компьютера хочу работать. Сегодня это возможно, но не в Беларуси, а в России, где набирают людей, которые могли бы работать дистанционно!

34-летний мужчина лежит в кровати и признается, что до сих пор не лишился иллюзии, что однажды сможет двигаться, хотя понимает, что нужно быть реалистом.

— Я плохо сплю, — признается напоследок Денис. — Но снится мне все время, что я где-то хожу, куда-то еду, с кем-то общаюсь. Даже не припомню, чтобы были такие сны, где бы я сидел в коляске или лежал. Может, я еще не до конца осознал случившееся. Но где-то глубоко в душе не могу смириться с тем, что со мной произошло. Кажется, что завтра-послезавтра молния ударит, и я поднимусь и пойду.

— У Дениса на телефоне остался памятный снимок: они с Вуйчичем друг к другу тянутся — у того ни рук, ни ног, а этот руки поднять не поможет, — рассказывает мама Дениса. — Так лбами и коснулись. После концерта Денис приехал с такими эмоциями, прямо все перло с него. Кажется, что так встал бы и побежал. А как-то раз он мне сказал: «Если б, мама, я встал, ты бы меня уже не догнала».И Димка, друг его, все шутит. Приедет к нему и все бьет в плечо: «Вставай! Вставай!» А Денис говорит: «Прекрати, больно. Ну, зараза, если встану, так дам!». А Димка говорит: «Как бы я хотел, чтобы ты встал. Уже со всей силы разрешаю дать, только встань!»

Что будет с Денисом дальше, пока не знают ни он, ни его родители, ни друг Димка, ни все те, кто сегодня болеет за молодого парня душой. Но сам Денис уверен, что если встанет, то пойдет, в первую очередь, помогать людям.

Денис и Татьяна, которая внезапно из чужого человека превратилась в друга. Фото: Ольга Шукайло, Имена

— В первую очередь, подал бы заявку в ту же патронажную службу, стал бы волонтером, — рассказывает Денис. — Я просто вижу, как ко мне относятся приходящие люди, о существовании которых я не имел ни малейшего представления. Они приходят в хорошем настроении, подталкивают меня совершать правильные поступки, не впадать в уныние. Купают, стригут, духовно поддерживают. Так как я уже прошел ад, то имею представление, как нужно обращаться с такими людьми, как я.

Саша Макарчук из Борисова тоже готов и дальше продолжать помогать людям, которые в силу разных обстоятельств стали в прямом смысле слова заложниками своего тела.

— Я рад, что смог помочь этому парню. Ведь ничего сложного в управлении компьютером нет, даже если твое тело не работает. Денис, когда мы связались, и я ему все это рассказал, вообще в шоке был — не знал, что такое возможно. Говорил, что невероятно рад тому, что теперь у него появилась возможность общаться с друзьями. Он целых три года был в депрессии, потому что кроме телевизора, а точнее канала ТНТ, у него было ничего.

Помимо Дениса Саша Макарчук уже помог установить нужные программы двум девушкам со спинально-мышечной атрофией из Беларуси, парализованному Сергею из Вилейки , парню с ДЦП из России (парень рыдал от счастья несколько дней — прим.авт.), обездвиженному пенсионеру из Борисова. Саша просит обязательно в этой статье дать ссылку на его сайт, через который с ним можно связаться человеку с любой формой инвалидности, который хочет научиться пользоваться компьютером. Сам Саша управляет компьютером при помощи голоса, но людей учит управлять головой. Говорит, в голосовой программе есть недочеты, которые нужно исправить разработчикам, с которыми он также планирует связаться. «Мне нужен только код, который нужно исправить так, чтобы программа стала более понятной. Хотя пока можно и головой — тоже удобно. Главное только в депрессию не впадать, и все».

Фото: Александр Васюкович, Имена

— Понимаете, сегодня многие люди прикованы к кровати или инвалидному креслу, но все они не осведомлены о том, что даже в таком состоянии можно и жить, и работать, и общаться, — делится Саша. — А люди, которые узнают о новых возможностях, очень по-разному реагируют… Обычно они или получают большой шок, или рыдают в экран компьютера.


Как помочь можете вы

Сегодня многие инвалиды, лишенные возможности развиваться, мечтают о том, чтобы хоть как-то разнообразить свою жизнь. Но, как правило, с Сашей Макарчуком связываются только те тяжелобольные люди, у которых есть родственники. Именно они находят статьи про него в интернете или социальных сетях. У сотен инвалидов, которые хотели бы чему-то учиться или даже работать, сегодня нет таких родственников, и первая помощь, которая им нужна, — это уход. Социальные службы не считают своей обязанностью находиться с такими людьми круглосуточно, и поэтому одиноким больным в Минске этот уход обеспечивают сотрудники и волонтеры патронажной службы Свято-Елисаветинского монастыря — совершенно бесплатно. Существует служба только на пожертвования. Сейчас на уходе у них — около 50 человек.

Журнал «Имена» совместно с платформой Talaka.by собирают средства на реализацию проекта «Патронажная помощь: Шаг на встречу» — нужно собрать 20 тысяч рублей. Эти деньги нужны для того, чтобы служба имела возможность помочь большему количеству тяжелобольных малообеспеченных людей, оказать бесплатные консультации на дому медицинскими специалистами, обучить родственников попавших в беду людей правильному уходу за ними. В эту сумму также входят транспортные расходы сестер милосердия и оплата работы координатора проекта.

Помочь проекту вы можете и просто став волонтером службы. Или сестрой/братом милосердия. Если вы щелкнете на кнопку «Помочь» в статье, то сможете перевести пожертвование или связаться с руководителем службы Анной Ковалевской, чтобы предложить свою нематериальную помощь.

Поддержите проект
С помощью ЕРИП
В интернет-банкинге, банкомате или инфокиоске выберите:
  1. Система «Расчет» (ЕРИП)
  2. Финансовые услуги
  3. Электронные деньги
  4. Пополнение эл. кошелька belqi
  5. Введите номер кошелька: 30048202
Банковской картой
Выберите сумму поддержки на платформе Talaka и оплатите через WebPay.
Истории

Айтишница из Линово. Как живет и работает девушка, которую не может вылечить ни один врач

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано...
Истории

«Мы тут все уже на грани». Как в Минске спасают людей с психическими заболеваниями

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано...
Истории

«Это просто космос!» Как Ника Сандрос рисовала картины с одинокими художниками психоневрологического интерната

Помогаем проекту Дело девятого отделения
Собрано...
Истории

Последнее интервью. Как жил и умирал онкологически больной человек, который в старости остался один

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано...
Истории

На особом контроле. Минчане с инвалидностью 10 лет доказывают государству, что имеют право быть родителями

Истории

Жизнь в ауте

Помогаем проекту Тьюторы для детей с аутизмом
Собрано...
Истории

Лишние люди. Как 30-летние Маня и Юра стали жителями дома престарелых

Истории

Арфист из Чижовки. Одна отважная женщина борется за сына с аутизмом уже 48 лет

Помогаем проекту Тьюторы для детей с аутизмом
Собрано...
Истории

Гена и героин. Как минский дворник и вчерашний школьник избавились от наркомании

Истории

Пять лет в заточении. Как белорусская пенсионерка в одиночку вытягивает дочку из комы

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано...