Истории

Пока горе-родители берутся за ум, минские айтишники учат их детей в приютах. И вот что получается

Собрано...
Помочь

Максиму, добродушному мальчишке с большими серо-голубыми глазами, сейчас 15. Год назад он ушел из дому, потому что его мать вместе с сожителем почти каждый день пили и закатывали скандалы. Одно время мальчик жил у друга, а потом, как и другие дети с проблемами в семье, попал в приют. Максим написал заявление сам, пробыл там полгода и только потом понял, как изменился. Если раньше учился в школе на 3–4 балла (по десятибалльной системе), то уходил уже со средним баллом 5,5 и с мыслью поступить в Высший колледж связи на тестировщика программного обеспечения. Эти планы у Максима появились не на пустом месте — год назад для ребят из двух минских приютов запустили курсы программирования и робототехники. Сделали это известные белорусские разработчики онлайн-игр — компания «Вайзор Геймз» — по одной простой причине. От стандартного пути задаривания детей подарками компания пришла к идее показывать детям, оказавшимся в беде, реальные жизненные перспективы. Журнал «Имена» узнал, как начинание программистов влияет на жизнь детей, которые уже забыли, что такое любовь и забота родителей.

— Вот представьте: ребенка ночью забрала милиция. Дома скандал, крики, иногда даже поножовщина. При этом присутствует ребенок. Приезжает дядя из милиции. Родителей куда-то увозят, его тоже куда-то увозят. Куда он едет и чего он туда едет, ребенок не понимает. Появляется чувство страха неизвестности, — эмоционально говорит замдиректора приюта Заводского района Минска Татьяна Пилецкая. В случае с Максимом, правда, уйти от родителей было осознанным желанием ребенка. Приют или СПЦ (социально-педагогический центр, как его называют официально) — то место, где дети находятся, пока дома буря. С одной стороны, здесь они в безопасности, с другой — в томительном ожидании. Здесь дети ждут, что с ними будет дальше: вернутся ли они к родителям, если те исправятся, или же отправятся в детский дом или приемную семью.

Приют Заводского района — самый большой в городе, он рассчитан на 35 детей с 3 до 18 лет, и у каждого за плечами — личная трагедия. Сюда попадают дети из неблагополучных семей. Выявляют такие семьи сотрудники милиции, учреждения образования, поликлиники, родственники или даже соседи. Если информация подтверждается, ребенка признают находящимся в социально опасном положении (СОП). Семью ставят на контроль, дают время, шансы и возможность исправиться. Если ни одна из этих мер не работает, ребенка забирают сюда. К родителям домой начинают приходить специальные комиссии, а с мамами и папами — работать психологи, юристы и социальные педагоги. Но и это не дает гарантии, что полноценную семью удастся сохранить.

Общая гостиная для мальчиков в приюте Заводского района Минска Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Дети живут в приюте максимум полгода фактически в ожидании приговора. Поэтому когда сюда неожиданно пришли айтишники, которые предложили организовать курсы программирования и робототехники, в приюте очень обрадовались. Ведь это напряженное время для детей можно будет заполнить смыслом. Бизнесмены оплатили работу двух преподавателей из Парка высоких технологий (ПВТ), отремонтировали класс в приюте и купили туда компьютеры, чтобы дети могли осваивать азы программирования.

«Когда ребенок сюда попадает, он оказывается в ситуации острого стресса»

Отправляемся в приют в Заводском районе в обычный будний день. Здесь всё выглядит внешне так, будто зашли в обыкновенный детский садик. Приют как раз в таком здании и располагается — типичная детсадовская двухэтажка с узкими коридорами-лабиринтами и просторными комнатами-группами. Разница начинает бросаться в глаза только тогда, когда мы заглядываем в группы для ребят постарше. Спальни и общая комната, шкафы для одежды — при этом вынужденном переезде, разумеется, нужен максимум вещей.

Спальня девочек в детском приюте Заводского района. Фото: Виктория Пальчис, Имена.

— Когда ребенок сюда попадает, он оказывается в ситуации острого стресса, — говорит Кристина Рябцева, педагог-психолог приюта. — А травма появляется, когда он осознает, что для родителей он все-таки не на первом плане… Сначала у них есть надежда, что родители исправятся и заберут их. Неуверенность в себе и окружающем мире возникает тогда, когда родители этого не сделали.

А не делают часто. Внутренняя статистика самого большого минского приюта неутешительна: только 50–65% ребят уедут к себе домой, где они снова будут привыкать к жизни с родителями, с которыми не всё гладко. У остальных — полная неизвестность.

Кристина Рябцева, педагог-психолог Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Дети из СПЦ выглядят, как обычные дети из «стандартных» семей, если не считать того факта, что они растут без родителей. Некоторые из ребят учатся не в Минске — например, братья Леша и Сергей (имена изменены) приехали сюда на каникулы из лицея.

— Ребята будут поступать по специальности, — говорит директор приюта Елена Богомолова.

— Это куда? — интересуемся мы.

— На плотника, — шутит Леша.

— Ну, конечно, не на плотника. Он собирается в вуз. Леша всё лето прозанимался на ИT-курсах. Они с братом летом еще и работали — мотивированные ребята. Хотят вдвоем поступить, к этому идут целенаправленно. У каждого их них средний балл больше восьми.

Девочки играют в комнате приюта. Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Очень немногие из тех, кто побывал в приюте, выбирают для поступления университеты. Чаще всего это именно колледж после 9-го класса. Две девочки постарше, которые сечас живут в этом приюте, уже получают средне-специальное образование. Остальные ходят в соседнюю школу, в 500 метрах от приюта. Младших и новоприбывших отводит и забирает воспитатель. Уроки делают централизованно — в отдельной учебной комнате. С каждым работает психолог. Сначала диагностика, потом коррекция тревожности, помощь в адаптации, занятия в группах на развитие внимания и памяти.

В наше время удивляет, когда ребенок приходит на занятие и не знает, что такое мышка. И он так смотрит на нее… Поводит — о, там двигается штучка! Это для них открытие.

Причины помещения детей в приют разные — это и алкоголизм родителей, и наркозависимость, и отсутствие должного присмотра и ухода за детьми. Во всяком случае, как уверяют сотрудники СПЦ, в приют не попадают случайно. Для того чтобы ребенка отлучить от родителей, нужны веские причины.

— Были случаи помещения детей из-за антисанитарных условий, когда квартира захламлялась вещами с пола до потолка, оставалась только узкая дорожка для прохода, — рассказывает директор приюта Елена Богомолова. — А еще был случай, когда одну комнату занимали животные: коты и собаки, а вторую все остальные члены семьи, включая бабушку, дедушку и ребенка. И даже отобрание ребенка из этих семей не вернуло родителей к нормальной жизни.

Елена Владимировна Богомолова, директор социально-педагогического центра с приютом Заводского района Минска Фото: Виктория Пальчис, Имена.

— За три года здесь я не видела ни одного невинно виноватого, — твердит директор. — Мы сталкивались с такими судьбами у детей, что без слез до сегодняшнего дня не расскажешь. И с тем, что дети в первый раз в жизни видели банан, и с тем, что приходили в три года в памперсах и ни слова не умели говорить, и не знали, как ложку толком держать. Это то, с чем мы работаем. То, что мы уже спасли не одну жизнь, — это однозначно.

Курсы робототехники

Среда, вечер. В приюте началось новое занятие курсов по робототехнике. Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Новый компьютерный класс. Пятеро детей лет шести-десяти — три девочки и двое мальчишек — сидят за столом рядом с Дмитрием Раковцом. Дмитрий — преподаватель из образовательного центра парка высоких технологий (ПВТ). Дмитрий активно жестикулирует, его глаза горят, а дети, отвечая на любой его вопрос, непоседливо вскакивают с мест. Дмитрий со смехом жалуется: «Никак не могу отучить их вскакивать при ответе!»

— Это датчик чего? — спрашивает он у детей.

— Движения! — отвечает один из мальчишек.

— Замечательно. А вот этот?

— Датчик, чтобы крутиться…

— Всё правильно ты сказал, только правильно назови.

— Датчик наклонения? Накручения?

— Только не наклонения, а датчик наклона. Хорошо!

Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Шкивы, датчики, шестеренки. Механизмы. Моторчики. Дети строят предположения и логические цепочки, попутно вспоминая таблицу умножения. Сегодня на повестке дня — «Умная вертушка», которую нужно собрать и запустить.

Дети сосредоточенно слушают объяснения преподавателя Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Правда, сейчас в приюте как раз начались часы посещений. Две девочки отпрашиваются и выбегают — папа пришел. Младшая возвращается буквально минут через пять — забрала у отца «вкусняшки».

Дети из приюта неразговорчивы, но при этом явно увлечены процессом. Подсаживаюсь к Коле (имя изменено) — мальчик изъявил желание работать за компьютером самостоятельно, без пары.

Мальчик Коля вместе с другими детьми из приюта занят сбором модели вертушки. Фото: Виктория Пальчис, Имена.

— Не трудно тебе одному собирать эту вертушку? — спрашиваем Колю.

— Наоборот, — отвечает он.

— А ты вообще компьютеры любишь?

— Очень.

— А во что ты любишь играть дома?

— По большей части играю на улице. Так, так, так… — Коля внимательно сверяет то, что делает, с картинкой. Считает ячейки. Потом зовет Дмитрия Владимировича, чтобы тот проверил.

— Всё собрал! — комментирует довольный преподаватель.

«А вдруг испорчу, а вдруг сделаю неправильно?» И я объясняю: ты ребенок, ты можешь сделать ошибку, у тебя такое право есть.

Ребята сравнивают свою модель «Умной вертушки» со схемой на мониторе. Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Преподаватели Дмитрий Раковец и Анастасия Вазюля за год существования курсов отучили уже больше 70 детей — в минских приютах Заводского и Первомайского районов. Сам курс длится три месяца. Для ребят постарше — основы сайтостроения и создание мини-игр в среде программирования Scratch. Для маленьких — робототехника с основами программирования.

Преподаватели курсов для детей из приютов Дмитрий Раковец и Анастасия Вазюля Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Тренерам есть, что рассказать о своих первых впечатлениях.

— В наше время удивляет, когда ребенок приходит на занятие и не знает, что такое мышка, — рассказывает Анастасия. — И он так смотрит на нее… Поводит — о, там двигается штучка! Это для них открытие. Они задают вопросы: «Если я дотронусь — то не сломаю?», «А вдруг испорчу, а вдруг сделаю неправильно?» И я объясняю: ты ребенок, ты можешь сделать ошибку, у тебя такое право есть. А я тебя должна научить. Я была удивлена, когда взрослые дети, каждый раз уходя, говорили «Спасибо, до свидания, но мы ж увидимся в следующий раз? Точно будет?» Они настолько благодарны… Были и эмоционально трудные моменты. У меня самой двое детей. И вот приходит к тебе девочка, ровесница твоего сына, забивается в угол и боится просто вдохнуть — видно, что ребенок запуган до такой степени… Но на третьем занятии подошла, села за компьютер, взяла мышку. Я так радовалась!

Преподаватель Анастасия Вазюля: «Я была удивлена, когда взрослые дети, каждый раз уходя, говорили — „Спасибо, до свидания, но мы ж увидимся в следующий раз? Точно будет?“ Они настолько благодарны». Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Преподаватели до сих пор поддерживают общение с несколькими своими бывшими учениками.

— Настя поначалу звонила, рассказывала, что подала документы в медучилище, а потом ушла с горизонта. Телефон недоступен. В последний раз, когда мы общались, она говорила «Всё хорошо. Я сирота, я точно пройду». Но у нее и балл был неплохой. Максима летом забрал папа на воспитание, — вспоминает Анастасия. — Тоже удивительный ребенок. Он у меня сидел, а потом, когда у Дмитрия начинались занятия, к нему приходил. Спрашивал: «У вас есть свободный компьютер? А можно я за вашим посижу, поделаю?» Он думал, что в колледж связи поступит.

Приходит к тебе девочка, ровесница твоего сына, забивается в угол и боится просто вдохнуть — видно, что ребенок запуган до такой степени…

У Дмитрия тоже много впечатлений. Вспоминает одного из самых талантливых учеников — Максима, и говорит, что был удивлен тому, как мальчик, который дома практически не пользуется компьютером, настойчиво изучал всё, что объяснял преподаватель:

— Чтобы Максу учиться по ИТ- специальностям, должен быть очень высокий средний балл. Я ему говорю: «Да, у тебя отметки где-то не очень, но если ты готов пахать, ты сможешь этого достичь. Ты настойчивый, и всё у тебя выйдет». Как минимум, сайт он сделал такой, что просто даже с точки зрения дизайна взрослые люди не всегда смогут так сделать.

Дмитрий Раковец переживает за будущее своих подопечных и вспоминает достижения одного из учеников, Макса: «Сайт он сделал такой, что просто даже с точки зрения дизайна взрослые люди не всегда смогут так сделать». Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Жизнь после приюта

15-летний Максим, о котором рассказывает Дмитрий, из приюта недавно уехал, — его забрал отец. Теперь парень живет у него дома и думает о том, не связать ли ему жизнь с ИТ. Хотя всё не так просто — средний балл еще надо подтягивать. Макс согласился встретиться с журналистами и рассказать о том, как помогли курсы ему и что изменилось в его жизни после приюта. Встречаемся с ним здесь же, в СПЦ.

Максим вспоминает, что попал в приют после того, как ушел из дома. Его родители в разводе, и он до последнего времени жил с матерью. Она часто выпивала и скандалила со своим сожителем. Парень вспоминает, что к нему «целялись» по любой мелочи вроде не там оставленных ботинок. «Не хотел я дома быть. Надоело это всё. Что она пьет постоянно. И скандалы каждый день…», — вспоминает он. Максим ушел жить к другу, никому ничего не сказав. Как он вспоминает сегодня, даже не знает, искала ли его мать. Отец знал о поступке сына, но возвращать его не старался.

Максим — бывший воспитанник приюта, куда он попал в 14 лет. Заявление в приют Максим написал сам, потому что устал от пьяных скандалов дома. Фото: Виктория Пальчис, Имена

Папа Максима — водитель, а мама раньше была кассиром. Теперь же она работает в больнице. Хотя парень добавляет слово «вроде», потому что точно не уверен, чем сейчас живет его мать. За полгода, пока сын был в приюте, она приходила к нему всего раза три.

— Нам было трудно работать с папой, а с мамой вообще отдельный разговор, — вспоминает период пребывания Максима в приюте директор Елена Владимировна. — Папе нужно было провести «инвентаризацию» в голове, переоценку ценностей. Пять месяцев ему понадобилось, чтобы определиться с приоритетами в своей жизни. И все-таки он не оставил ребенка и забрал.

— У папы просто другая семья, поэтому он долго не мог забрать меня, особо там жить негде было…, — пытается оправдать отца Максим.

Сотрудники приюта рассказывают, что многие дети, которые поступают к ним, на самом деле росли в условиях, когда часто были предоставлены сами себе. Как следствие — практически каждый столкнулся с большими проблемами в учебе. Макс, правда, с гордостью сообщает, что за эти пусть и сложные для него полгода жизни не дома он улучшил свою успеваемость со среднего балла 3–4 до 5,5.

Максим показывает сайт «Умный дом», который он создал на ИT-курсах в приюте. Фото: Виктория Пальчис, Имена.

— Я сделал сайты про хоккейный клуб и про систему «Умный дом» (автоматизированная система управления светом, отоплением и пр. — прим. авт.), — рассказывает Макс. — Вот тут меню. Вот тут про защиту от пожара, удаленное управление — с помощью телефона. Климат-контроль. Автоматические ворота, домофон, вода, видеонаблюдение. «Умный дом» не находится в общем пользовании — надо было бы платить за хостинг. Когда мы сделали свои сайты, то показывали их в актовом зале (презентовали представителям компании-инициатора проекта — прим авт.). Что я тогда чувствовал? Нервничал…

— На первом этапе мы делали два проекта, — дополняет Максима 16-летний Паша, тоже выпускник этого приюта, который тоже согласился поделиться с журналистами своим опытом, полученным на курсах. Правда, в отличие от Максима Паша делиться семейными неурядицами не хочет, ведь он после приюта к родной матери так и не вернулся: попал в приемную семью.

Паша так и не вернулся в биологическую семью. Подробностей предпочитает не рассказывать. Сейчас он учится в Минском государственном механико-технологическом профессионально-техническом колледже, но не исключает, что получит второе образование — возможно, в области ИT. Фото: Виктория Пальчис, Имена

— Один проект мы создавали на конструкторе сайтов wix, второй — на adobe muse, — про курсы Паша говорит с гораздо бОльшим азартом. — Мы показывали их спонсорам, я волновался, если честно! На втором этапе уже создавал сайты на кодах html, это что-то типа как в паскале прописывать, только другие теги — и там я делал сайт по сказкам. Эти курсы могут дать знания, цель. Могут помочь определиться с выбором профессии: даже если не «прогером» хочешь стать, пока будешь делать сайты, узнаешь много нового о других профессиях.

Паша не исключает, что в будущем займется ИТ-технологиями вплотную, хотя бы для дополнительного заработка. Сейчас парень учится на повара — в одном из минских колледжей.

— Паша, можешь ли ты почти год после выхода из приюта спустя с нуля создать сайт? — спрашиваем его.

— На виксе и на adobe muse спокойно. На html — открыть тетрадку, порыться — и смогу создать, если захочу!

Мальчики, которые сначала казались потерянными, действительно очень быстро включились в процесс обучения и также быстро показали неплохую успеваемость, добавляют в приюте. Максим, например, три месяца посвятил тому, что учился делать самые разные сайты. В итоге для грусти у него практически не было времени. Макс за это время создал два сайта, которые впечатлили даже самих айтишников.

— За такое короткое время два сайта создать и так информационно наполнить… Когда Максим уходил от нас, то у него были мысли о поступлении в колледж связи. Но жаль, что не развивает свои таланты, — говорит директор приюта Елена Богомолова.

Максим говорит, что он есть во всех соцсетях. В интернете сидит обычно с телефона, потому что от домашнего компьютера «почти нет толку». Он медленный. Фото: Виктория Пальчис, Имена.

Развивать таланты пока трудно, признается Макс, ведь его домашний компьютер недостаточно мощный. В колледж связи в этом году он поступать не стал, потому что среднего балла 5,5 недостаточно. Но парень не исключает, что еще попробует. В будущем всё же хотел бы попробовать себя в ИТ. А пока в этом году, по совету отца, Максим пошел в лицей на специальность «Оптик и контролер оптических деталей». Кстати, недавно одногруппники выбрали его старостой.

— Линзы делаем, — рассказывает о своей учебе в лицее Максим. — У нас есть два предприятия. Одно делает линзы для космических аппаратов, а на другом производстве делают для оружия, танков и так далее.

— Как с учебой сейчас?

— Нормально. От 7 до 9 оценки.

— То есть средний балл еще повысился?

— Да.

— Папа помогает?

— Да, объясняет, если что-нибудь не понимаю.

Сотрудники приюта Максима рассказывают, что парень уходил от них с горящими глазами Фото: Виктория Пальчис, Имена.

«Мы говорим ребенку, что всё в этом мире возможно, и перед ним открыты все двери. Нужно лишь что-то сделать самому»

Мы поднимаемся на 18 этаж бизнес-центра, в офис компании-разработчика онлайн-игр «Вайзор Геймз». Из окон открывается приятный вид на город, но сотрудникам — молодым парням и девушкам — не до пейзажей. Они погружены в работу. «Вайзор Гемз» сегодня — один из ведущих международных разработчиков многопользовательских игр для браузера, социальных сетей и мобильных платформ. Многим пользователями интернета они известны как создатели игр «Зомби-ферма» и «Клондайк», в которые сегодня играют десятки миллионов людей во всем мире. Еще одна игра компании — «Рыцари и принцессы» — в прошлом году вошла в число «Лучших веб-игр 2015 года» по версии социальной сети Facebook. Основной центр разработки находится именно в Минске.

В офисе компании «Вайзор Геймз» Фото: Виктория Пальчис, Имена

Сергей Бруй, директор компании, вспоминает, что о благотворительности всерьез задумался еще лет пять назад. В компании стали связываться с разными белорусскими организациями с целью найти тех, кому они могут помочь. Начинали с простого: решили помочь какому-нибудь детскому дому.

— Решили, что в Минске очень много компаний очень много куда ездят, поэтому мы выехали чуть дальше. Ездили в Руденск, в школу-интернат. На Новый год организовали там большой праздник. Достаточно тяжелая в психологическом плане была поездка, потому что мы понимали: да, мы сюда приехали, мы принесли какую-то радость детям. Но мы ничего на самом деле глубоко не поменяли. Изменили сегодняшний день им. Возможно, завтрашний. Они хорошо провели сегодня время — у них было там много улыбок, и это приятно. Но когда я приехал домой, у меня было ощущение такое, тягостное: что на самом деле мы не совсем меняем систему. И тогда я решил, что благотворительность делится для меня на две части: есть эмоционально-жалостливая, а есть разумная, конструктивная, долгосрочная. Мы тогда решили, что целевая благотворительность — ребенку, семье — мы это будем делать как частные лица. А вот как компании нам больше интересно было бы поучаствовать в системном проекте. Причем помочь в той сфере, в которой мы понимаем больше — компьютерной. Мы считаем, это может дать долгосрочные ростки, которые могут взойти через года-два-три, и могут реально что-то изменить. И мы начали искать проекты.

Сергей рассказывает, что внутри их компании есть люди, которые занимаются вопросами по социальной ответственности. Они и предложили на выбор несколько проектов.

— И самым близким по духу оказался образовательный проект в минских СПЦ. Мы достаточно быстро решились, потому что нам это показалось абсолютно здравой логичной идеей — попробовать дать им потрогать новый мир, другой. Были люди, которые говорили нам, что мы тратим время впустую, потому что эти дети не смогут освоить то, что мы планируем, — говорит Сергей. — Но мы решили, что не будем слушать неконструктивных людей и попробуем.

Сергей Бруй, директор ИT-компании «Вайзор Геймз». Год назад компания стала спонсором образовательных курсах в Заводском и Первомайском районе Минска Фото: Виктория Пальчис, Имена

— Я шел с двоякими чувствами на первую презентацию сайтов, которые сделали дети, потому что не знал, чего ожидать, — признается Сергей. — Но увидел абсолютно хороших детей, которые очень ответственно и с большим энтузиазмом подошли к презентациям. Они делали большие презентации, волновались. И было понятно, что им не всё равно. Это было большое событие для них. Несколько ребят показали очень сильные результаты. Понятно, что большинство учились всему с нуля — как работать с мышкой, клавиатурой. Директор СПЦ сказала, что эта программа даже поменяла распорядок дня детей. Ребята ждали вечера, когда наши преподаватели приедут к ним. Курсы там стали главным событием. У этих детей ведь достаточно рутинная жизнь и занятия помогали отвлечься и получить то, чего у них до этого в принципе в жизни не было. Возможно, наши курсы подтолкнут кого-то из детей к тому, чтобы пробовать себя в чем-то новом, не обязательно в ИT. Мы говорим ребенку, что всё в этом мире возможно, и перед ним открыты все двери. Нужно лишь что-то сделать самому.

О том, надолго ли их хватит в этом проекте, Сергей Бруй говорит так: проект хочется расширять («хотя бы для начала — на все приюты Минска»), но важно, чтобы к финансированию подключались и другие представители бизнеса.

Преподаватели Дмитрий Раковец и Анастасия Вазюля добавляют:

— Мы видим результат своей работы, — признается Дмитрий. — Когда ты приходишь, а у детей глаза светятся, — с такой мотивацией можно работать очень долго. Если у проекта будет поддержка, это будет счастье для детей.

Преподаватели курсов в приютах Фото: Виктория Пальчис, Имена

— И, наверное, хорошо бы этот проект еще расширить, чтобы больше детей получили такие возможности. Потому что для города и для республики 70 детей — это так мало. Дети все одинаковые, а возможности у них разные, — добавляет Анастасия.

Как помочь курсам

По официальным данным, в нашей стране 111 детских социальных приюта, через которые из год в год проходит около тысячи детей. Прямо сегодня несколько сотен таких, как Макс, Паша или Коля нуждаются в нашей поддержке. Именно поэтому так важно, чтобы в острый период жизни эти дети знали: как бы ни сложилась жизнь дальше, они действительно способны создавать что-то с нуля и самостоятельно.

Сегодня журнал «Имена» совместно краудплатформой Talaka.by и компанией -инициатором проекта «Вайзор Геймз» запускает сбор средств на работу курсов в еще одном минском приюте — Ленинском. Руководство приюта восприняло идею с энтузиазмом, «Вайзор Геймз», со своей стороны, уже приступил к организации учебного пространства для детей (ремонтируют компьютерный класс, закупают мебель и готовят к передаче компьютерную и проекционную технику, проводят интернет). На оплату труда преподавателей — на год их работы — собираем средства мы. Теперь у вас, дорогие читатели, а также представители бизнеса, есть возможность поучаствовать в жизни значимого для детей проекта.

Сейчас нужно собрать 7 100 белорусских рублей. Этой суммы хватит на проведение восьми полных курсов. Каждый курс состоит из 16 занятий (по два академических часа) и длится около 2,5 — 3 месяцев. С учетом длительности курсов в 2017 году преподаватели смогут провести 4 полных сессий курсов, при этом каждая сессия будет включать по два курса для воспитанников разных возрастов.

Поддержите проект
С помощью ЕРИП
В интернет-банкинге, банкомате или инфокиоске выберите:
  1. Система «Расчет» (ЕРИП)
  2. Финансовые услуги
  3. Электронные деньги
  4. Пополнение эл. кошелька belqi
  5. Введите номер кошелька: 32635707
Банковской картой
Выберите сумму поддержки на платформе Talaka и оплатите через WebPay.
Истории

Как родители-марокканцы бросили дочь в Беларуси, а волонтер Яна учила ее жить

Истории

После неудачной прививки Соня стала инвалидом, но сумела покорить мир

Истории

Оптимист. 10-летний мальчик из Слуцка скрывает от всех, что он слепой

Истории

Айтишница из Линово. Как живет и работает девушка, которую не может вылечить ни один врач

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано...
Истории

Уйти с завода. Как в Беларуси глухие люди ищут работу

Помогаем проекту Работа для глухих Myfreedom. Connect
Собрано...
Истории

Домик у озера. Как минский архитектор Галина Боярина помогает сиротам искать смысл жизни

Помогаем проекту Детская агроусадьба «Отрада»
Собрано...
Истории

Кому руку? Минский программист создает бесплатные протезы для нуждающихся

Помогаем проекту Стварэнне даступнага і функцыянальнага пратэза рукі для дзяцей і дарослых
Помоги проекту делом
Истории

Как «белорусский Хокинг» научил парализованного парня из Минска управлять компьютером без рук

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано...
Истории

«Государство всё время наказывает». Как сироте Богдану запретили тратить деньги

Помогаем проекту Детская агроусадьба «Отрада»
Собрано...
Истории

Закрылся от всех. После теракта в метро Василий Каптюх не научился жить без сына