Герои

18 лет на заводе, зарплата — 62 рубля. История незрячего мужчины, который несет людям свет

Из-за осложнений при воспалении легких в 11 лет Саша Жидович перестал видеть, но не перестал любить свет. Уже 18 лет он работает на заводе, который изготавливает самые разные электрические изделия. Саша работает за сущие копейки (зарплата — чуть больше 60 рублей) и специализируется на розетках и вилках. Даже возвращаясь домой после работы Саша включает свет, который не видит. «Здесь живет человек!» — гордо объясняет Саша свою традицию. Юля Шабловская сняла фотоисторию о незрячем Саше, который, как многие белорусы, изо дня в день ходит на завод. Один день повторяет предыдущий и ничего не меняет привычного хода времени, но Саша любит свою работу.

Саша. Завод. Трехдневка.

Поскольку Саша рано потерял зрение, учиться ему пришлось в спецшколе. После окончания еще шесть лет Саша работал как инвалид-надомник. Но после захотелось к людям. Из деревни Оборок, что под Молодечно, Саша переехал в город. Уже почти 18 лет он каждый день ждет звонка от начальника цэха с подтверждением, что у завода есть заказ, а у Саши — работа. Ему 33, он не женат. Поэтому завод для Саши — не столько способ заработать, сколько возможность пообщаться с людьми. Завод — вторая и самая важная часть его жизни после родителей и племянниц.

Унитарное предприятие «Энва» — завод-наниматель инвалидов по зрению со всего региона. Саша говорит, что в нынешние времена завод из последних сил держится на «трехдневке», чтобы помочь инвалидам по зрению заработать хотя бы самую мизерную даже по самым общим представлениям зарплату. «Энва» — одно из 14 предприятий, которое входит в структуру общественной организации «Белорусское товарищество инвалидов по зрению» («БелТИЗ»). Эти заводы — практически единственная возможность для незрячих людей получить работу в Беларуси. Однако с каждым годом заказов становится все меньше, производительность падает, предприятия переходят на «трехдневки». «Китай» практически лишил тысячи людей традиционного способа заработка, а искать новые возможности многие незрячие и слабозрячие люди не готовы. Кто-то списывает это на возраст, а кто-то настолько озлобился на государство и общество, что просто обессилил.

Саша живет в «Молодеченской резервации для слепых». Это улицы Маркова-Дроздовича — район компактного заселения инвалидов по зрению. По приезду в Молодечно в однокомнатной квартире общежития для рабочих «Энвы» у Саши был сосед. Но скоро он женился и получил свое жилье, а Саша остался жить один. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Квартира небольшая и находится в старом двухэтажном доме с деревянной лестницей. Родители помогли приватизировать квартиру, сделали ремонт, купили бойлер, стиральную машину, микроволновую печь. За свои деньги Саша не смог бы всё это сделать. Его пенсия по инвалидности в эквиваленте составляет около 250 рублей ($127), а средняя зарплата — 62 рубля ($31). После ремонта в его квартире уютно и красиво. Единственный минус — нет ванной с горячей водой и заказной газ в баллонах. Фото: Юлия Шабловская, Имена
В огромных цехах «Энвы» не делали ремонт, наверное, с 70-х годов прошлого века. Поэтому даже летом здесь прохладно. Зимой же под рабочий халат Саша часто надевает теплый свитер и фланелевую рубашку. «Бывает, приходим утром, а температура в цехе ниже нормы. Тогда всех домой отпускают», — рассказывает Саша о трудовых буднях. Фото: Юлия Шабловская, Имена
По коридорам и лестничным проемам с гигантскими ступенями и тусклым освещением Саша идет во второй сборочный цех. Уже очень много лет он собирает здесь блоки зажимов, вилки и розетки, выключатели. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Сашины глаза — его руки. Но детали, из которых на заводе он собирает блоки зажимов, вилки и розетки, очень мелкие. Поэтому Саша часто натирает мозоли, нечаянно царапается. А за выключатели он и вовсе не берется — не получаются без брака. За смену (рабочий день Саши с 8.00 до 15.30) в среднем он собирает 40 вилок и 100 розеток. Часто здесь включают заводское радио. Там можно заказывать песни. За 18 лет работы Саша ни разу не заказывал там песни. Он вообще по жизни не любит ничего и ни у кого просить. Считает, это унизительно. Особенно для инвалида. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Еще четыре года назад работы на заводе было больше. Многое Саша доделывал уже дома и, соответственно, получал неплохую по молодечненским меркам для инвалида зарплату. Последние годы трудовая неделя сократилась до двух-трех дня в неделю в лучшем случае. Но, как и другие незрячие молодечненцы, Саша продолжает приходить в огромный холодный цех «Энвы» по первому звонку с работы. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Недавно врачи обнаружили опухоль в голове Саши. Несколько раз вместе с мамой он ездил на консультации в Боровляны, но операцию так и не сделали. Опухоль расположена в настолько опасном положении, что вмешательство может иметь больше негативных последствий, чем уже есть. В одном из телефонных разговоров Саша признался, что именно эта опухоль, а не воспаление легких, по предположению медиков, могла стать причиной потери зрения. Иногда Саша чувствует себя нехорошо, но врачи утверждают, что опухоль доброкачественная и пока нет необходимости ее оперировать. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Временами Саша ходит в заводскую библиотеку и берет там радиожурналы, а в 11.00 на заводе обед. На «Энве» есть столовка. Но Саша носит «ссобойки»: из-за заводской еды у него изжога. Но иногда ради компании он обедает в столовке с коллегами. Фото: Юлия Шабловская, Имена
У Саши есть озвученный обычный кнопочный телефон. Именно он его связь с миром, с теми немногочисленными знакомыми из тех поездок в санатории. На телефоне он хранит и фотографии своих племянниц, с которыми любит поговорить о школьных занятиях и внеклассных увлечениях, погулять по Оборку, когда после работы приезжает к родителям. Племянницы — Сашины «отдушины» и радость. Вместе с ними он закачивает на телефон музыку и слушает ее через usb-колонку. Компьютером и интернетом Саша не пользуется. Говорит, неинтересно. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Саша не женат, поэтому все свободное от работы время проводит у родителей в деревне Оборок (Молодечненский район). Фото: Юлия Шабловская, Имена
Идеал для Саши — девушка без вредных привычек и добрая. Правда, он прекрасно понимает, что вряд ли уже встретит такую. Работать на «Энве» у молодежи непрестижно, а в Оборке уже все замужем. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Саша живет недалеко от городского парка. Если кто-то из соседей, у которых еще частично сохранилось зрение, свободен, то они идут гулять в парк. А еще Саша никогда не был на море. Но раз в два года он ездит в санаторий «на оздоровление». Потом долго рассказывает смешные истории о соседях по комнате. Фото: Юлия Шабловская, Имена
На 30-летие коллеги подарили Саше картину и написали красивое стихотворение. Картину он гордо показывает всем гостям, а стих в рамочке хранит на прикроватной тумбе. Рядом с вещами первой необходимости. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Несколько лет подряд на работу Саша выходит «по звонку» — когда есть заказы. «Даже если и можешь сделать больше, чем делаешь, всё равно должен выполнить только свою норму: зарплата нужна всем», — вздыхает он. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Традиционно по утрам Саша смотрит «Зону Х» и новости. Ему важно и интересно знать, что происходит в мире. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Руководство «Энвы» не скрывает, что держится из последних сил. «Но лучше иметь хотя бы такую работу, чем сидеть на одной пенсии по инвалидности. А будет работа — будем жить!», — сказал на 60-летии предприятия в 2015 году его директор Михаил Коляда. Фото: Юлия Шабловская, Имена
— В глазах сплошная темнота. «А на солнечный свет глаза реагируют как-нибудь?» — спрашиваю. «Чувствую только тепло», — отвечает Саша. Фото: Юлия Шабловская, Имена
По вечерам Саша включает в комнате свет. «Я хочу, чтобы люди на улице знали, что здесь живет человек!», — с гордостью говорит он. Поразительно, но все трудности, с которыми в жизни столкнулся Саша, не лишили его чувства юмора, веры в лучшее и надежды. Фото: Юлия Шабловская, Имена
В глубине души Саша всё еще верит, что когда-нибудь зрение к нему вернётся. Фото: Юлия Шабловская, Имена
Герои

Как юный Паваротти. Фотоистория о жизни незрячего мальчика, покорившего «Минск-Арену» на ЧМ по хоккею

Герои

«Ущербность — в головах». Как в Молодечно работает незрячий преподаватель музыки, которого любят все студенты

Герои

Невидимки. 30-летняя художница из Светлогорска обиделась на местную власть и влезла в долги ради инвалидов

Помогаем проекту Я такой же, как ТЫ!
Собрано...
Герои

Они готовились целый год. Не умеющие ходить дети пробегут Минский полумарафон

Герои

«Годами не знали, что такое компьютер». Как ИТ-технологии меняют жизнь десятков обездвиженных людей

Помогаем проекту Дистанционное обучение инвалидов
Собрано...
Герои

Как парень с парализованными руками и ногами зарабатывает на жизнь

Герои

Семь минчан-инвалидов доказали, что работу можно найти даже в кризис

Герои

Мел в глаза и выбитые костыли. Истории танцоров на колясках

Помогаем проекту Школа танцев на колясках «Дар»
Собрано...
Герои

«Нас — не уважают». Глухой фотограф из Минска рассказал, как жить в стране, где тебя не хотят слышать

Герои

Особенная Ира. Как девочка без будущего доказала белорусским врачам, что будущее у нее есть