Истории

Оптимист. 10-летний мальчик из Слуцка скрывает от всех, что он слепой

Помогаем проекту Сны незрячих
Помоги проекту делом
)Помочь

В Слуцке живет 10-летний Сергей Яцук, который от рождения ничего не видит, но старается сделать все, чтобы об этом никто не узнал. Слепота, считает мальчик, — это не беспомощность. И тем более — не повод плакать и сидеть сложа руки.

Сережа все делает сам. Сам одевается в школу, сам чистит утром зубы, сам готовит себе на завтрак бутерброды, сам смотрит сестричку, когда мамы нет дома. Не потому, что о нем некому заботиться, а потому, что Сережа вообще все сам.

Виктория Капская, журналист газеты «Инфо-курьер» (Слуцк), специально для журнала «Имена» несколько дней наблюдала за жизнью Сережи, чтобы понять, каково это — познавать мир только с помощью слуха, обоняния и осязания в небольшом белорусском городе.

Сергей Яцук. Мальчик не видит на оба глаза. Иногда при помощи «сильных» очков он может лишь различать тени.

Сергея и его маму Елену я знаю уже два года. О них мне рассказала Инесса Пономарева, директор Слуцкого центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации, которая описала Сережу и Елену как позитивных, жизнерадостных и сильных людей, не зацикленных на особенности мальчика. Я тогда как раз искала героев для своего материала «Дети неограниченных возможностей».И когда мы познакомились, поняла: Сережа и Елена на самом деле удивительные.

В этот раз я пришла к ним в гости в канун 8 Марта. Меня встретила Елена. Сергей в это время играл с жмурки с 7-летней подругой Ангелиной и сестрой Альбиной, которая младше его на шесть лет.

Сергей и Ангелина

Сережа, Ангелина и Альбина дружат уже пять лет — с тех пор, как семья Яцуков заселилась в двухкомнатную квартирунового дома. Сергей говорит, что его подруга — хорошая и отзывчивая девочка, с которой они иногда ссорятся из-за того, что не могут решить, во что играть.

Альбина решила спрятаться от своего брата, забравшись на фортепиано.

— «Нашел!» — орет Сережа и хватает Ангелину за руку. Он думает, что поймал именно сестру, хотя та притаилась на фортепиано.

Устав от беготни, дети вскоре переместились на кухню — перекусить и пообщаться.

— Проходите, у нас тут скромненько, — говорит Елена и обводит рукой уютную и убранную комнату.

Чтобы не мешать ребятам обсуждать последние новости из жизни друг друга, мы расположились с Еленой в комнате — поговорить об обычной жизни ее необычного сына.

— Сергей никому не говорит, что не видит, — рассказывает Елена. — Балуется, ходит спиной вперед, стоит на голове… Он такой же, как и все дети. Но не все это понимают. Одни люди, которые знают о нашей проблеме, не обращают на нас внимания, другие — смотрят на нас словно мы не с этой планеты, третьи жалеют, терпения желают.

Ангелина, подруга Сережи и его сестры, рассматривает детские фотографии своего незрячего друга.

Сергей родился недоношенным, в 29–30 недель. Вместе с мамой они долгое время находились на выхаживании в отделении патологии новорожденных по месту жительства. О том, что сын не видит, женщина узнала, когда малышу исполнилось три месяца.

— Когда я услышала диагноз, в голове была одна мысль: «Где брать столько денег каждый год?» Это не та ситуация, где заплатил, сделал и забыл, здесь ежегодно деньги нужны, — вспоминает женщина. — Потом стала думать о том, что люди на нас не так будут смотреть. Так оно и получилось.

Поначалу ей с Сергеем постоянно приходилось посещать детскую поликлинику. А неугомонный плач маленького сына, бесконечные очереди и вечное медработников «подождите» и «придите через пару дней» доставляли массу неудобств.

— В магазине мы имеем право обслуживаться вне очереди. Это сейчас Сережа взрослый и может потерпеть, а когда был маленький, постоянно плакал. Не будешь же каждому объяснять, что надо бы нам уступить. Но не уступали до тех пор, пока Сергей долгое время не прекращал реветь, — возвращается женщина в прошлое. — Если честно, нервы иногда не выдерживают…

Елена смахивает появившуюся на щеке слезу. В этот момент Сергей бросает разговоры с девочками, подходит к маме, обнимает ее и бодряще говорит: «Мам, ну не начинай».

Сергей обнимает маму, чтобы она не расстраивалась.

Сережа улыбается и пытается перевести разговор в другое русло. Чтобы отвлечь маму от грустных разговоров, он говорит, что сейчас для нее споет.

Сергей самостоятельно включает магнитофон, вставляет флешку и находит нужный ему минус для песни про маму.
Момент домашнего выступления. Сергей поет песню «Мама» юной россиянки Софии Лапшаковой.

Когда сын запел, я заметила, что Елена тронута до слез.

— А вообще мой любимый исполнитель — Стас Михайлов. Я с детства слушаю его песни, учу наизусть и подтанцовываваю под них. Мы с мамой считаем, что они у него хорошие и жизненные, — рассказывает мальчик после того, как песня закончилась.

— Сергей, а какая у тебя мама? — спрашиваю я.

— Она заботится обо мне, одевает, обувает. Смотрит, чтобы я красивым и опрятным был. А я пылесосить ей помогаю.

Елена оживает и говорит, что Сережа совершенно не чувствует себя каким-то особенным, не таким, как другие дети. И это сегодня — самая большая радость.

— Я люблю тебя, сынок! — эмоционально восклицает она и целует Сергея, от чего тот расплывается в счастливой улыбке.

Женщина говорит, что ее сын запел совершенно неожиданно и очень красиво — в восемь лет, всего два года назад. А теперь он ее постоянно радует песнями.

Сережа доволен, что мама перестала говорить о грустном, и на радостях приносит мне свою черепаху — познакомиться.

Черепаху зовут Чипа. Ее Сереже подарила знакомая мамы.

— Маминой подруге не нравилось, что черепаха шкрябает по стенке, и она решила подарить ее мне. Тем более один раз у нее в гостях я сказал, что она мне понравилась, — вспоминает мальчик.

Сережа вообще «изумительная нянька для всех малышей по дому», говорит Елена. И в доказательство приводит один случай. Однажды ей в машине надо было поменять колеса -отъехать, как минимум, на 15 минут. Она попросила Сережу посмотреть за Альбиной. Когда она приехала, сын ей рассказал: «Альбина вымазалась, я ее помыл и переодел». Поступил как настоящий старший брат.

— Сережка, расскажи, что ты и моешься сам, и зубы чистишь, и бутерброд себе делаешь…, — мама явно повеселела.

Сергей собирается в школу и делает себе бутерброд

— Вы представляете, он уже хочет сам ходить в школу (до школы от дома Яцуков около трех километров — прим.автора). А я спрашиваю: «Как же ты, сыночек, сам пойдешь?»- продолжает Елена.

Сережа, заслышав про улицу, тут же одевается и зовет меня выйти во двор, чтобы показать, как он идет сам.

В это время Елена наблюдает за нами из окна квартиры.

Сережа машет маме рукой.

Когда мы возвращаемся, Елена смеется и говорит, что иногда позволяет выходить Сергею из зоны комфорта.

— Чего его жалеть? Он же мужчина! Мужчина!

Но на дальние расстояния Сережа всегда ходит с мамой.

— Пока мама одевается, я выхожу сам на улицу и жду ее там. Мне нравится ходить одному, без посторонней помощи, но страшно, что я могу споткнуться, упасть, наткнуться на что-нибудь, — признается Сергей.

— Да, конечно, страшно его одного отпускать. У меня всегда есть страх, что он куда-нибудь уйдет, упадет, у нас тут стройка рядом с домом идет, — подтверждает обеспокоенная мама.

По словам Елены, первое время она вообще всего боялась. Говорит, годы шли, а Сергей физически развивался медленно. Теперь ей кажется, что лет тридцать прошло, пока ее сыну исполнилось десять лет.

— Но я видела, что Сережа всегда все хорошо понимает, запоминает, ему не нужно было десять раз что-то повторять. Например, на трехколесный велосипед он сел в два года, — гордится своим сыном случчанка.

В школе у Сергея учатся самостоятельности

Сергей ходит в интегрированный 3 «А» класс слуцкой СШ № 13. В нем обучается 25 детей, двое из них, в том числе и Сергей, имеют нарушение зрения.

На занятиях Сережа всегда надевает «сильные» очки, заменяющие оптическую силу удаленного хрусталика. Очки позволяют ему очень смутно определять предметы как пятна.

До школы Сергей и Елена добираются по-разному. Когда хорошая погода и никуда не спешат — идут пешком. Когда плохая и времени мало — на автобусе.

В школе Сережу всегда сопровождает педагог Татьяна Жукова.

Татьяна рассказывает, что, находясь рядом с этим мальчиком, она учится от него самостоятельности и любознательности:

— Ему нравится все делать самому. Когда идем по коридору, я хоть и с волнением, но отпускаю его руку. Ему хочется идти самому, без посторонней помощи, все исследовать!

Сергей хорошо ориентируется в школе. В некоторых местах есть специальные указатели шрифтом Брайля, которые помогают не сбиться с пути.

Сережа в школе

Основные предметы Сергей изучает отдельно от своих одноклассников. К ним он приходит на занятия по труду, изобразительное искусство и информационные часы. Ребята рады видеть Сергея «в гостях», он у них всегда нарасхват.

Одноклассники делают небольшую разминку на перемене.
Сергей на уроке математики. Вместе с ним на фото учитель-дефектолог.

Ирина Филипович, учитель-дефектолог, ведет у Сергея все основные предметы. Она рассказывает, что во время занятий по письму и чтению незрячие дети иногда путают «зеркальные буквы»: пишут они справа налево, а читают слева направо.

Сергей решает примеры по математике. Перед ним — специальный учебник со шрифтом Брайля. Система обучения слабовидящих детей построена на рельефно-точечном шрифте: одна клетка, шесть точек, различная комбинация.

По наблюдениям Ирины Филипович, в школе не хватает тифлотехнических средств для учеников с нарушением зрения. Например, оборудования, позволяющего создавать макеты школы, города, определенного пути. Оно бы помогло незрячему научиться ориентироваться в той или иной местности.

— Сережа — старательный, внимательный и усердный человек. К заданию всегда относится ответственно и старается выполнить его до конца. Учится хорошо, получает оценки от 7 и выше, — рассказывает о своем воспитаннике учитель. — В коллективе к нему хорошо относятся. Ребята-волонтеры из разных классов приходят к нему, общаются, поддерживают его.

Сережа в окружении одноклассников

Сам Сережа говорит, что в классе вместе с другими детьми ему гораздо веселее: можно поиграть, побаловаться, пообщаться.

За партой Сергей больше всего любит сидеть с девочками.

По словам одноклассницы Юли, несмотря на то, что Сергей незрячий, он такой же как и они: «Сергей — добрый и отзывчивый мальчик. Он всегда поможет».

После уроков Сергей идет в гардероб сам и сам ищет свою куртку. Он одевается без помощи родителей, учителей и одноклассников.

— Свою куртку я нахожу из десятков других по замочкам, заклепкам и мягкой стороне внутренней части. Еще не было такого, чтобы я перепутал и взял чужую, — Сергей доволен своим мастерством.

Трудно заниматься с незрячим музыкой

С сентября 2015 года Сергей посещает занятия по фортепиано в Слуцкой детской музыкальной школе искусств.

Наставница Сергея по фортепиано Лариса Романчук.

— Когда я играю, иногда испытываю волнение, потому что не всегда все получается, — делится своими переживаниями Сережа. — Больше всего мне нравится играть этюд и поэму «Мишка с куклой».

Учебный процесс.

Лариса Романчук, учитель по фортепиано, считает, что, если бы Сергей имел хорошее зрение — стал бы талантливым пианистом. Проблема в том, что в Слуцке нет условий для обучения детей с нарушением зрения игре на фортепиано. Нет банального: нот со шрифтом Брайля, литературы о том, как обучать детей с такими особенностями, планов по работе с ними и многого другого.

— Без мамы, которая помогает ему переносить все трудности, у Сереги, наверное, ничего бы не получилось. Но когда есть треугольник — ребенок, педагог, родитель — получается достигнуть хорошего результата. Если Сережа и дальше будет работать, то перспективы у него неплохие, — считает его педагог.

Сама Елена при этом говорит, что сил на развитие Сережи уходит немало, но накопить их получается за счет того, что каждый понедельник женщина посвящает время только себе. Ее муж берет все обязанности по уходу за детьми на себя. Дарит жене выходной.

Сергей исполняет этюд.

А еще Сережа занимается вокалом.

У Анжелики Прокопович, учителя по вокалу, уже был опыт работы с незрячими детьми, поэтому, когда привели Сергея на запись, вызвали именно ее.

Анжелика и Сергей репетируют.

— Да, изначально проблемы были. Наверное, вы заметили, что Сергей быстро разговаривает, а у вокалистов должна быть хорошая дикция. Если я здоровых деток могу подвести к зеркалу и показать, как нужно открывать ротик, то с незрячими так не получается, — рассказывает Анжелика Прокопович.

Однако педагог отмечает, что Сергей для нее — такой же ученик, как и все остальные. Нет никакой жалости, никакого снисхождения, действует принцип «равный обучает равного».

Сережа и Анжелика Прокопович, преподаватель по вокалу.

Сергей признается, что хотел бы принять участие в российском телешоу «Голос». Или — для начала — в белорусском телепроекте «Я пою».

А Лариса Романчук и Анжелика Прокопович говорят о своих желаниях — получить в распоряжение специальные доски для нот и другое оборудование, облегчающее труд преподавателей, которые работают с незрячими детьми.

Сейчас педагогам приходится обходиться без всего этого.

Елена Яцук, мама Сережи, говорит, что не хочет ограничивать Сергея в его желаниях быть активным, ведь когда сын вырастет, она не сможет сопровождать его постоянно. Но она волнуется за то, что многие сферы жизни для незрячих в Слуцке никак не адаптированы.

Именно поэтому не только школы, но и город надо как-то иначе обустраивать, считает Елена.

Например, женщина переживает, что в городе для таких, как Сережа, не созданы условия для самостоятельного безопасного передвижения. Если бы местные власти увеличили число звуковых светофоров, то незрячим в городе было бы намного проще, уверена Елена. Она предлагает организовать их работу следующим образом: подходишь, нажимаешь на специальную кнопку, загорается зеленый свет, появляется звуковой сигнал — переходишь дорогу.

Главный вопрос: будет ли видеть?

На протяжении девяти лет Сережа с мамой ездят в Санкт-Петербург в детскую клиническую больницу: то хрусталик левого глаза удалить, то глаукому.

— Врачи говорят, что левый глаз еще можно спасти, но шансов не дают. Говорят успокаивающие слова, чтобы мы не волновались. Советуют в больницу ездить, чтобы глазки не повысыхали. Раз советуют — значит, будем ездить. Может, наши поездки дадут результаты, и Сергей сможет видеть, — надеется женщина.

В позапрошлом году операция обошлась примерно $2 500 — это без тех средств, которые затрачены на билеты и проживание в Питере. Сколько денег нужно будет отдать питерским врачам в этом году, Яцуки пока не знают.

-На протяжении года деньги собираем, откладываем, экономим, одалживаем у знакомых, — грустно улыбается Елена.

Месячный бюджет семьи составляет около 10 млн рублей (около $500). Зарплату мужа (он работает строителем на ОАО «Слуцкий сахарорафинадный комбинат»), то есть 5–6 миллионов ($250–300), они откладывают на операцию Сергею. «Детские» на Альбину — 1,7 млн ($85) — идут на оплату коммунальных услуг.

В итоге вся семья из четырех человек целый месяц живет только на пенсию самого Сережи и пособие по уходу за инвалидом, которое получает его мама. То есть на 3,3 млн ($164).

— Хочу поднять вопрос, чтобы сделали скидку на коммунальные услуги: на свет, на газ, на воду. За себя я не прошу — за Сергея. Я уже обращалась по этому поводу в администрацию ЖКХ, но мне сказали, что это невозможно. А расходов очень много. Нам нужно еще платить за сад, за музыкальную школу. Хорошо, что в обычной школе, где учится Сергей, с нас ни за что денег не берут. Говорят, мол, «вам и так есть на что деньги тратить».

Часто Сережа спрашивает у родителей, будет ли он видеть. Когда они отвечают утвердительно, сразу задает следующий вопрос: купят ли они ему тогда машину и разрешат ли ее водить.

— Отвечаем: «Конечно!» И машину купим, и дом, и невесту хорошую найдем, и директором «Ямпаля» устроим (предприятие в Слуцке для людей с нарушением зрения — прим. автора), — говорит о планах на будущее его мама.

И такие планы Сергею нравятся. Только бы видеть — хоть одним глазом. Только бы продолжать учиться и увидеть друзей. Только бы не грустила мама.

Фирменные майка и шарф спортивного футбольного клуба «Слуцк» — подарок, который преподнесли Сергею игроки команды во время благотворительной акции «Футбол — для ВСЕХ».

Если вы хотите помочь Сереже и его семье, то семья Яцук будет рада любой сумме. Благотворительные счета для помощи Сереже Яцуку открыты в Беларусбанке.


Кстати, уже больше года очень интересный проект, посвященный развитию незрячих людей, не может найти нужных ресурсов на реализацию. Называется он «Сны незрячих». Его задача — рассказать обществу о проблемах, с которыми сталкиваются незрячие, через их собственные рисунки и видеоролики об их снах. Для реализации проекта авторам нужны волонтеры, которые помогут создать сайт проекта, снять видеоролики, помочь с помещением для выставки.

— В Беларуси около 20 000 незрячих и слабовидящих людей. Каждый год в специальной школе набирается первый класс. Это говорит о том, что количество детей, лишенных по разным причинам зрительного канала получения информации, не уменьшается. Зачастую мы не задумываемся над тем, как устроен мир незрячих людей, как человек воспринимает окружающее нас в визуальном информационном вакууме, как он генерирует визуальные образы, — говорит «Именам» автор проекта «Сны незрячих», руководитель программы «Мивия» Людмила Скрадаль.

Отсутствие зрения — не приговор, не повод отказаться от мечты, не причина поставить на себе крест. Есть масса примеров успеха среди таких людей. Многие из них нашли себя в творческих направлениях: пение, написание стихов, преподавание музыки, программирование. И хотя они добились успехов, это пока не помогает им легче ориентироваться в городе и чувствовать себя свободно.

Описание снов и их конвертация в другие системы передачи информации (фотография, картина, музыка, театральная постановка, танец, скульптура и т. д.) позволит погрузиться в мир восприятия, отличный от привычного нам мира. Незрячие — те люди, которые дают нам возможность видеть то, что мы не всегда замечаем.

Наш проект — это не просто снятие роликов. Это работа с творческими людьми, итогом которой планируется организация выставки их работ на тему снов незрячих людей.

По словам Людмилы, подобными проектами для незрячих она и команда неравнодушных занимаются в Беларуси уже пятый год. В эту сферу женщина, лингвист и преподаватель по образованию, пришла, потому что, кроме основной работы, имеет желание помогать другим.

Можете помочь и вы. Чтобы узнать как, вам следует перейти на страницу проекта.

Истории

«Родители, вы сумасшедшие?» Почему 11-летняя Полина из Слуцка не верила, что для нее найдется семья

Истории

БОМЖИзнь. Истории бездомных белорусов, живущих на свалке и в столице

Истории

Домик у озера. Как минский архитектор Галина Боярина помогает сиротам искать смысл жизни

Помогаем проекту Детская агроусадьба «Отрада»
Собрано...
Истории

Кому руку? Минский программист создает бесплатные протезы для нуждающихся

Помогаем проекту Стварэнне даступнага і функцыянальнага пратэза рукі для дзяцей і дарослых
Помоги проекту делом
Истории

Как «белорусский Хокинг» научил парализованного парня из Минска управлять компьютером без рук

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано...
Истории

Пока горе-родители берутся за ум, минские айтишники учат их детей в приютах. И вот что получается

Помогаем проекту ИТ-курсы в детских приютах
Собрано...
Истории

Жизнь в ауте

Помогаем проекту Тьюторы для детей с аутизмом
Собрано...
Истории

Саша и «девки». Как правительство не научило Сашу жить

Помогаем проекту Нити Дружбы
Собрано...
Истории

Выживший. Как парень с последней стадией рака удивил онкологов

Истории

Думала, прекрасное хобби. Как в Светлогорске люди, в которых никто не верил, творят шедевры

Помогаем проекту Я такой же, как ТЫ!
Собрано...