Герои

«Они заслужили старость». Как бывшая спортсменка спасает лошадей-трудяг от мясокомбинатов

Когда-то жеребец Гриф был молодым и успешно выступал на спортивных соревнованиях. Он завоевал титул чемпиона Беларуси, становился призером этапов Кубка Мира и Чемпионатов СНГ по конкуру. Имея столько титулов и наград, к своим 20 годам Гриф мог бы с чистой совестью уйти на заслуженный отдых. Если бы не одно «но»: наша система конного спорта не обеспечивает лошадям спокойную беззаботную старость. Сегодня «Имена» расскажут истории спасенных лошадей и попробуют понять, почему без помощи волонтеров у животных остается только один путь: на мясокомбинат.

«Нельзя чемпионов и трудяг отправлять на колбасу»

Когда у спортивных лошадей наступает старость, их не спасают ни прежде заслуженные титулы, ни звания. И очень редко их берут под опеку спортсмены, которые с их помощью добились успехов в спорте. Содержать постаревших животных с ослабленным здоровьем не за что и негде. Поэтому не остается ничего другого, как отправлять уже не нужных, бесполезных лошадей на мясокомбинат. Но 20-летнему Грифу повезло: Екатерина Любомирова, в прошлом спортсменка по конкуру, не могла допустить, чтобы чемпиона Беларуси отправили на колбасу и консервы. Тем более, что в паре с этим конем на соревнованиях когда-то выступал и супруг Екатерины. Они выкупили Грифа у Ратомской конюшни, когда пришли документы на его выбраковку по состоянию здоровья, и теперь обеспечивают его старость и уход за ним. Со временем Катя организовала целую Команду помощи лошадям HeaRT.

— Спасать тех, кого специально выращивают на мясо, мы не беремся. Прекрасно понимаю, что эта промышленная отрасль была, есть и будет. Люди ели мясо и будут есть. Речь о тех лошадях, которые не только в спорте, но и в сельском хозяйстве честно отпахали на человека всю жизнь, а в старости, когда лошадь по состоянию здоровья уже не может выполнять свои функции, от них очень бесчеловечно избавляются, — говорит Катя. За три года существования Команды волонтерам удалось спасти более 100 лошадей, оказавшихся в беде. Как правило, всех спасенных отправляют либо в частные белорусские конюшни и подворья, либо в частные российские приюты. В Беларуси для них приютов просто не существует.

После выкупа Гриф остался в Ратомке, а Екатерина c супругом оплачивают его постой на конюшне. Они ухаживают за Грифом, выгуливают, поддерживает его здоровье. Фото: из архива Кати

Кате Любомировой 31 год. Тяга к лошадям у нее проявлялась с самого детства. Она долго уговаривала родителей, чтобы те отдали ее в конный спорт. А они сопротивлялись, боялись травм и падений. Но настойчивость Кати победила, и в 12 лет она начала заниматься в Ратомке в начальной группе. Потом поступила на отделение по конкуру.

Великой спортсменки, признается девушка, из нее не получилось. Зато пришло понимание, что лошади — это часть ее жизни и без них она не сможет. В 18 лет Катя вышла замуж за спортсмена, с которым познакомилась там же, в Ратомке. Свою спортивную карьеру решила не продолжать и стала помогать мужу на конюшне. Уже девять лет Катя занимается волонтерством.

— Вот позвонили мне как-то строители, они через интернет нашли мой телефон, говорят: Мы тут строим дом, и седьмые сутки стоит лошадь в поле, просто в поле, еды там нет, воды там нет. И они спрашивают, что делать. Я консультировала их, объясняла, что у лошади должно быть укрытие, вода, еда. И чтобы попробовали вызвать участкового.

За три года существования Команда помощи лошадям спасала и других спортсменов. Например, коня по кличке Вопрос, который был чемпионом Беларуси, СССР, Чемпионом Мира среди военнослужащих по конкуру. И рыжего тракененского мерина Стингера, знаменитую конкурную лошадь, участника и победителя республиканских и международных соревнований. И Загадку — арабо-буденновскую кобылу, многократного призера и победителя Международных соревнований уровня 1* 2* 3* по троеборью. И других, оказавшихся ненужными. Спортсмены, выступающие на лошадях, по словам Екатерины Любомировой, очень редко берут над ними опеку в старости или в случае несчастных случаев. (На фото — Загадка). Фото из архива Команды

Обращений с каждым годом становилось всё больше, и в 2013 году Кате пришла идея создать при организации «Зоошанс» отдельное сообщество, помогающее лошадям. Женщина вспоминает, что такая идея зрела у нее давно. Но окончательное решение приняла после того, как стала свидетелем «спасения» лошади, которую сбила машина. Животное несколько дней пролежало на обочине в снежной жиже, пока неравнодушные люди не позвонили волонтерам. Лошадь оказалась сильно травмирована и ослаблена, самым лучшим выходом из такой ситуации была эвтаназия. Правда, тогда отыскавшийся хозяин лошади отказывался усыплять животное, он хотел сдать ее на мясо и получить деньги.

— История эта закончилась печально. К лошади вызвали местного ветеринарного врача, который сделал заключение, что лошадь нежизнеспособна и ее нужно утилизировать. Хозяин написал отказную от животного. А дальше начался процесс утилизации. Лошадь не усыпили на месте, а пригнали трактор с ковшом, привязали веревками к ковшу полуживую, травмированную, измученную, страдающую от боли, и погрузили на приехавший грузовик, который отвез ее в отстойник на усыпление, — рассказывает Катя. После этой трагической истории негуманного, жестокого обращения с животным Катя и создала Команду HeaRT.

Гриф во время соревнований. За 20 лет жизни этот жеребец принес победы многим спортсенам и сам завоевал титул чемпиона Беларуси, становился призером этапов Кубка Мира и Чемпионатов СНГ по конкуру. Фото из личного архива Кати

— Сегодня мы помогаем не только лошадям-спортсменам, но и другим, оказавшимся в беде. Бывает так, что хозяин банально не может содержать лошадь. Он звонит и говорит: «Заберите у меня лошадь, у меня просто нет денег на ее содержание». Или государственные предприятия выбраковывают лошадей по состоянию здоровья, по возрасту. Они не могут содержать таких животных, ведь места у них ограничены, зарплаты сотрудникам, которые ухаживают за лошадьми, ограничены, корма тоже ограничены. К сожалению, системы пансионатов, приютов для старых, больных или травмированных лошадей, как за границей, в Беларуси нет. Предприятиям не остается ничего другого, как сдать этих лошадей на мясокомбинат. И вот тогда подключаемся мы и пытаемся найти для таких лошадок дом, где они смогут спокойно жить дальше.

Системы пансионатов, приютов для старых или травмированных лошадей, как за границей, в Беларуси нет

Новых хозяев Екатерина вместе с другими волонтерами ищут, размещая информацию о лошадях, в социальных сетях, на форумах и сообществах. Предварительно волонтеры выезжают к попавшей в беду лошади, фотографируют, оценивают ее состояние, узнают стоимость и договариваются с владельцем о времени, за которое нужно найти лошадке новый дом. Чаще всего владельцы готовы ждать две недели, реже — около месяца. Несмотря на короткие сроки, волонтерам все же удается находить лошадям новых хозяев. А иногда получается совершить почти чудо.

— В прошлом году мы за месяц спасли табун из 33-х лошадей, — сама удивляясь реальности такой ситуации, рассказывает Катя Любомирова. — Под минском был колхоз, и там приняли решение закрыть ветку коневедения. Нам позвонил работник колхоза и рассказал, что лошади или пойдут на мясокомбинат, или можно попробовать продать хоть кого-то. Кого-то, потому что 33 головы и три недели — это нереальные сроки. Мы сделали с помощью работников колхоза осмотр каждой лошади, сняли фото, видео, сделали общие рекламы, написали тексты, что есть такие-то лошади и им грозит мясокомбинат. И нам удалось пристроить всех. Почти все лошади были куплены россиянами.

Дед Посейдон. 40 лет. Работал в колхозе. Сейчас живет в частной конюшне подмосковного города Чехов

Посейдон Фото из архива Команды

Среди 33 спасенных лошадей оказался, как его ласково называют волонтеры, дед Посейдон, настоящий долгожитель. В этом году он отмечает юбилей — 40 лет. А еще он удивительно везучий. Потому что от бойни его пришлось спасать дважды. И дважды успешно.

Сначала из белорусского колхоза его выкупила россиянка и увезла на постой в подмосковную частную конюшню. Но счастье деда Посейдона было недолгим и через полгода его пришлось опять спасать.

— Однажды мне приходит сообщение от незнакомых людей. А там объявление дети написали, которые на конюшне, где был Посейдон, занимались: «Наш руководитель не идет на контакт. Приехал какой-то грузовик, погрузил лошадей и повез в неизвестном направлении». И тут я на фото вижу как веревками грузят в этот грузовик нашего деда, — вспоминает Екатерина.

Перед забоем их не кормят и не поят, чтобы обезвожить организм

Дальше события развивались как в современном русском детективе. Катя попыталась связаться с женщиной, которая выкупала Посейдона, но не дозвонилась, та была за границей. Тогда она стала звонить хозяину этого клуба, а он не брал трубку. Екатерина подключила российских коллег. И все стали искать машину, которая увезла лошадей (благо, дети зафиксировали номер машины). На призыв о помощи откликнулось много неравнодушных людей: помогали пробивать номер, водители присылали видео с регистраторов, зафиксировавшие этот грузовик, дальнобойщики по рации передавали информацию друг другу. А в это время российские зоозащитники из Общества спасения лошадей пошли в полицию и написали заявление о краже лошадей. Полиция вызвала хозяина конюшни для объяснений, и выяснилось, что он отправил их на бойню в подмосковный город Гусь Хрустальный.

— В итоге мы нашли вовремя нашего дедушку, на вторые сутки приехали и забрали его. Он был в ужасном состоянии, истощился. Перед забоем их не кормят и не поят, чтобы обезвожить организм (так меньше крови при забое). Ему капельницы потом делали. И стресс такой! Они же понимают, где они находятся, — рассказывает Екатерина. — Вот так буквально из-под ножа деда спасли.

«Благодарим всех неравнодушных к истории и жизни нашего Деда Посейдона. Только с Вашей помощью, наши дорогие друзья, он сейчас радуется и наслаждается беззаботной, заслуженной пенсией. Отдельное спасибо девушкам с форума Прокони: Елене Elena04 (belyel) за попонку; Марии Кша за частые визиты в гости к старичку, покупку 2 упаковок Лактобифадола и доставку всего скарба по назначению. Дед очень благодарен!» — говорится в подписи к фотографии спасенного Посейдона в группе Команды Вконтакте

Сейчас Посейдон живет на частной подмосковной конюшне, а затраты на его постой и содержание покрываются за счет пожертвований неравнодушных людей.

Мальва (Машка), 21 год, всю жизнь проработала в колхозе в Мядельском районе на телятнике, таскала телеги с мукой.

Мальву вместе с другими лошадьми собирались отправить на мясокомбинат, потому что коневедение в этом колхозе закрывалось. Сейчас коротает старость в подмосковном приюте «Уникум».

Мальва долго не могла понять, что жизнь ее изменилась и тяжелой работы больше не будет. Но постепенно освоилась в новом спокойном месте и все пошло хорошо. Фото из архива Команды

В начале 2016 года Команда помощи лошадям узнала, что в одном из колхозов в Мядельском районе закрывают ветку коневедения и лошадей собираются сдавать на мясокомбинат. Волонтеры приехали на место, договорились с руководством, чтобы им дали время попробовать пристроить лошадей. Среди нуждающихся в новом доме оказалась кобыла Машка. А на форуме Российского общества защиты лошадей появилось сообщение об этой лошади, начинающееся со слов «Ну и вдруг повезет бабушке…» Машке было около 20 лет, беспородистая, простая работяга. Всю жизнь Машка проработала в колхозе на телятнике, таскала телеги с мукой. К тому же у нее было сильно повреждено копыто и появились проблемы с дыханием. Машка уже была не пригодна ни для каких работ. Шансов найти себе новый дом почти не было.

— Таким лошадям мы уделяем особое внимание, — говорит Екатерина Любомирова. — Молодых, здоровых, спортивных быстро забирают. А тех, кто больше всех трудится, потом меньше всех замечают.

Машке повезло. За пару недель российские зоозащитники собрали необходимую сумму для выкупа и перевозки лошади, и она благополучно переехала жить в подмосковный приют «Уникум», который еще в 1988 году организовала Лидия Оспинникова. Уже в феврале у Машки началась новая жизнь. И появилось новое имя — Мальва.

Мальва в российском приюте

В первые дни пребывания в приюте Мальву осмотрели специалисты. А результатами заботливая хозяйка Лидия Васильевна поделилась на форуме. «Ни ветврач, ни коваль, ни я не нашли пока никаких признаков ламинита, да и не надо нам их. Маня очень уважает сухари и прошла всю процедуру расчистки за 15 минут, сосредоточенно работая челюстями и не отрываясь от поедания вкусностей, да еще предлагаемых в не виданном ею прежде количестве. На коваля время от времени она подозрительно поглядывала, но он не выдержал конкуренции с сухарями — последние перевесили».

Всю жизнь Машка проработала в колхозе на телятнике, таскала телеги с мукой

— Мальва контактна, когда видит меня, сразу идет навстречу, — рассказала «Именам» Лидия Васильевна. — Утром при раздаче сена журчит громче всех, может и в дверь ногой долбануть — поторапливает. Она ласковая, очень надежная, не укусит, не ударит.

Причины спасения Мальвы Лидия Васильевна объясняет просто.

— Мальва зацепила меня своей беззащитностью и обреченностью. Я не могу проходить спокойно мимо лошадей, честно отработавших на человека всю жизнь. А тут старая лошадь с расколотыми копытами, с проблемами дыхания. Кому она нужна? Сколько ей еще жить — не знаю. Но все это время будет наше, в покое, тепле, сытости и защищенности, по крайней мере пока существует «Уникум».

Скриншот со страницы Команды Вконтакте

Жанна, 24 года. Работала в частном подворье, была помощником по хозяйству. Хозяин хотел сдать ее на мясо из-за травмированной ноги. Нашла свой новый дом в агрогородке Быстрица Копыльского района.

Лечил старый хозяин травмированную ногу Жанны «интересно»: заматывал рану картоном и старыми тряпками

Жанне 24 года. Всю свою жизнь она в прямом смысле слова пахала в частном подворье. Но однажды Жанна получила серьезную травму ноги. И хозяин пожаловался соседям-конникам, что совсем плоха кобыла стала, на ногу не становится — видать, резать надо. Соседи не поддержали такую идею хозяина Жанны и обратились в Команду помощи лошадям.

Волонтеры выкупили Жанну у хозяина и стали заниматься ее лечением. Лошадь быстро привели в порядок: вычистили, обработали раны, подпилили зубы. И стали искать для нее новый дом и любящих хозяев.

Жанна с новой хозяйкой Вероникой. Вероника — зоотехник, живет в агрогородке Быстрицы (Копыльский район) в частном доме Фото из архива Команды

— Я видела постоянно объявления про Жанну, что она ищет дом и никак не может найти, — вспоминает Вероника, которая подарила Жанне новый дом на подворье и окружила заботой. — И тут я решилась её забрать, дать спокойно пожить, без дерганий. Сегодня Жанна чувствует себя хорошо, возраст конечно дает свое, но она еще бодрячком. С Жанной любят возиться дети, она очень спокойная. Иногда я катаю на ней своих маленьких племянниц. Но в основном Жанна гуляет днями с остальными лошадьми.

Екатерина Любомирова говорит, что договориться с владельцами лошадей из частных хозяйств бывает непросто. К сожалению, они пытаются получить выгоду из лошади даже тогда, когда она уже не может помогать по хозяйству: сдать на мясо бывшую помощницу выйдет прибыльней и быстрее.

Жанна была очень рада обрести новый дом.

— Столько лет эта лошадка являлась помощником, помогала сажать картошку, возить грузы. Не сдавайте ее на колбасу, — просит Катя. — Обращайтесь за помощью, пристраивайте в новый дом. Не относитесь к живому существу как к трактору. Трактор сломался — вы его сдаете на металолом, а лошадь, по аналогии, на мясокомбинат?

Этуаль, 20 лет. Работала в Ратомке, обучала детей верховой езде. Волонтеры спасли ее после выбраковки в 2007 году. Сейчас ищет новый дом и любящих хозяев.

Этуаль

Сначала Этуаль помогала обучаться верховой езде детям в Ратомке. Потом ее перевели в матки, что значит, она должна была рожать новое поколение спортивных лошадей. А в 2007 году ее выбраковали. Особых причин для выбраковки не было, но она не приносила нужное число жеребят, перевести ее в прокат не смогли — не было мест. В общем, проще и выгодней было отправить ее на мясокомбинат. Тогда Этуаль спасла владелица частной конюшни, выкупила и забрала к себе. А потом с Этуалью познакомилась Людмила. Сначала молодая женщина брала лошадь в аренду.

Я не могу проходить спокойно мимо лошадей, честно отработавших на человека всю жизнь

— А потом я купила ее и разместила в конюшне под Заславлем, оплачиваю постой и уход. За три месяца аренды поняла, что это моя лошадь, что я очень ее люблю. Она помогала, когда мне было грустно, стоило только зайти в денник, обнять ее, уткнуться носом в шею, — вспоминает Людмила. — Но сейчас я в декрете, на руках маленький ребенок, навещать ее не получается, она скучает, поэтому хочется найти для нее самый лучший дом, где ее будут любить так же, как и я. Отдавать ее кому-то очень больно, но обстоятельства вынуждают.

Людмила любила лошадей с детства, но так, «издали», как говорит сама девушка. А в 2008 году она с другом отправилась на частную конюшню к Алене Мороз просто покататься на лошадях и поняла, что без этих животных свою жизнь уже не представляет. Там же познакомилась со спасенной из Ратомки Этуалью, а через три месяца выкупила ее. Перевезла на конюшню под Заславлем и восемь лет оплачивала ее содержание, постой, корма и витамины, регулярно приезжала к ней из Минска на прогулки. Но сейчас обстоятельства вынуждают ее искать для Этуали новый дом и любящих хозяев. Фото из архива Команды

Сейчас Этуали 20 лет. Она может нести нагрузки, но небольшие. Она добрая, не кусается, но иногда может показывать карпизы и упрямствовать.

Кстати, родословная у этой лошадки непростая: Этуаль — дочка чистокровной лошади Экспертизы, успешной спортсменки. Именно с Экспертизы лепили знаменитую статую лошади, что стоит в Минске возле Комаровского рынка.

С мамы Этуали — успешной спортсменки Экспертизы — лепили статую возле Комаровского рынка. Фото с сайта kyky.org

«Имена» надеются, что Рождественское чудо случится и Этуаль, которая сейчас временно содержится у волонтера, в скором времени найдет свой новый дом с любящими хозяевами.

Как можно помочь тем, кто помогает лошадям

Сегодня в команде помощи лошадям 14 волонтеров-девушек. У всех работа, свои дела, семьи. Но по возможности они стараются помочь всем лошадям, кто нуждается в их помощи.

Мышонок — один из самых молодых спасенных коней. Ему было семь месяцев, когда его с мамой продали мяснику. Резать маленького жеребенка смысла не было — мяса в нем немного. Поэтому мясник был абсолютно не против перепродать его. Волонтеры помогли пристроить Мышонка в частную агроусадьбу. Там он прожил полтора года. Владелец усадьбы содержал его, ухаживал. Мышонок помогал тому по хозяйству. Но потом бизнес у мужчины не сложился, агроусадьба закрылась, а владелец обратился к зоозащитникам, чтобы они помогли найти Мышонку новый дом. Сегодня дважды спасенному мерену три года и зовут его Камелот. На фото Мышонок впервые идет купаться. Фото из архива Команды

Екатерина Любомирова надеется, что в будущем у нее хватит сил и средств организовать центр временного содержания лошадей, попавших в беду, где животные могли бы поправлять здоровье и отправляться жить в новый дом.

— Мне нравится, как в США система помощи животным организована. У них действует закон о защите животных, и в случае жестого обращения или ненадлежащего ухода к владельцу приезжает полиция, по суду изымает животное и отправляет его в приют. Там животное осматривают врачи, оказывают необходимую помощь и потом пристраивают в новый дом.

Пока в Беларуси нет закона, защищающего животных. Да и изымать лошадей попросту некуда: нет ни одного действующего приюта или центра временного содержания.

Такой проект будет стоить немалых денег. Но главную проблему Екатерина видит в другом — это нехватка волонтеров и профессионалов, которые помогли бы ей реализовать этот проект.

«Этими вафельными рожками бывшие хозяева Жанны баловали ее между холодником, котлетами и прочими отходами из детского садика», — пишет у себя на странице Вконтакте Катя. Кормить лошадь такой едой нельзя. Жанна худела, пока не попала к волонтерам. Фото из личного архива Кати

— Должна быть команда, и каждый должен заниматься своим делом. Кто-то бухгалтерией, кто-то информационной рассылкой, рекламой, кто-то организационными вопросами. Но как таковой основы нет. А без основы, без земли невозможно посадить дерево.

Если Вы хотите стать членом Команды помощи лошадям или вы знаете лошадь, которая попала в беду, обращайтесь к Екатерине Любомировой и ее коллегам через интернет вот сюда. Или звоните +375 29 339 96 14.

Герои

Четвероногие врачи. Как в Беларуси работают собаки-терапевты

Помогаем проекту «КОРСА» канис-терапия в Минске
Помоги проекту делом
Герои

Шесть животных Минска, которые помогают человеку чувствовать себя лучше

Герои

«Годами не знали, что такое компьютер». Как ИТ-технологии меняют жизнь десятков обездвиженных людей

Помогаем проекту Дистанционное обучение инвалидов
Собрано...
Герои

Айтишник из Минска спасает ветерана, которую хотят отправить в психушку

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано...
Герои

«Они все время одни в кроватках». Как работает единственная в Беларуси больничная няня для малышей-сирот

Помогаем проекту Няня вместо мамы
Собрано...
Герои

Многодетная пара из Минска впервые за 17 лет вышла на свидание

Помогаем проекту Свята ў кожнае сэрца
Помоги проекту делом
Герои

Как живут люди, ставшие заложниками своего тела

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано...
Герои

Мечтатели с завода. Как люди строят копию Кревского замка в глухой деревне

Герои

Мальчишки из детдомов Минска рассказали о том, что для них на самом деле важно

Герои

Девятое отделение. Как санитары Саша и Гена меняют систему в интернате для престарелых и инвалидов

Помогаем проекту Дело девятого отделения
Собрано...