Истории

23 апреля — лекция Олега Айзберга «Как обнаружить и лечить депрессию». Видео и тезисы первой встречи про мозг и наркотики — по ссылке

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 115 из 39 468 рублей
Помочь

23 апреля, в понедельник «Имена» приглашают в Корпус на лекцию психиатра Олега Айзберга «Как обнаружить и лечить депрессию». Это вторая встреча в поддержку Клубного дома. Что такое Клубный дом? Это место, где возвращают к нормальной жизни бывших пациентов психбольниц. После медикаментов и больничной изоляции такие люди часто оказываются без работы, учебы, друзей. Палату заменяет каменный мешок квартиры. А в Клубном доме эти люди находят себе обязательное дело и компанию. Они шьют, готовят, фотографируют, занимаются администрирование самого Дома. И общаются. Клубные дома работают во многих странах мира. Их поддерживает бизнес и государство. В Беларуси нет системы помощи людям после психиатрических клиник. Минский Клубный дом часто еле сводит концы с концами. «Имена» собирают деньги на год работы Клубного дома — поддержите этих людей! 

Чтобы попасть на лекцию, сделайте разовый платеж от 7 рублей или оформите подписку на любую сумму на Клубный дом. Она каждый месяц будет списываться с вашей карточки. На входе у администраторов будут списки — называйте имя или электронную почту.

Жмите кнопку «Помочь», чтобы подписаться или заплатить разово!

Кто: про депрессию расскажет психиатр Олег Айзберг, доцент кафедры психиатрии и наркологии Белорусской медицинской академии последипломного образования.

Когда: 23 апреля, понедельник, 20:00–21:45.

Где: Культ. центр Корпус, улица Машерова, 9.


Некоторые тезисы первой лекции Олега Айзберга «Как наркотики действуют на мозг» (2 апреля)

  • Лев Толстой писал в известном эссе «Для чего люди одурманиваются»: «…употребление одурманивающих веществ в больших или малых размерах, периодически или постоянно, в высшем или низшем кругу вызывается одною и тою же причиной — потребностью заглушения голоса совести, чтобы не видать разлада жизни с требованиями сознания». Говоря современным языком, писатель считал, что причина употребления наркотиков — эмоциональный когнитивный диссонанс: разлад между тем, как человек представляет свою жизнь, и тем, как она в реальности протекает.
  • Виктор Пелевин писал: «Если бы кокаин продавался в аптеках по двадцать копеек за грамм как средство для полоскания при зубной боли, его нюхали бы только панки — как это, собственно, и было в начале века. А вот если бы клей „Момент“ стоил тысячу долларов за флакон, его охотно нюхала бы вся московская золотая молодежь и на презентациях и фуршетах считалось бы изысканным распространять вокруг себя летучий химический запах, жаловаться на отмирание нейронов головного мозга и надолго уединяться в туалете».
  • Мода — серьезный фактор в употреблении наркотиков и психоактивных веществ. Мы видим, как одни наркотики сменяют другие, особенно это заметно на примере молодежных субкультур.
  • Термин «наркотики» во врачебной среде считается несколько устаревшим, потому что он отражает чисто юридическое деление на легальные психоактивные вещества и нелегальные. И это предполагает, что нелегальные опасные, а легальные — неопасные. И это идея совершенно не отражает реальность. Легальное психоактивное вещество — алкоголь — по своему воздействию на организм намного хуже, чем нелегальное, например, та же природная конопля.
  • Виды психоактивных веществ: алкоголь, никотин, кофеин, опиоиды, каннабис, галлюциногены, кокаин, психостимуляторы, летучие вещества и седативные средства. Алкоголь, никотин, кофеин — абсолютно легальные. Опиоиды и каннабис — полулегальные, они могут использоваться в медицине. Галлюциногены, кокаин и психостимуляторы нелегальны практически везде. Летучие вещества — это различные клеи, бензин. Особняком стоят снотворные седативные лекарства, которые довольно активно используют в медицине.

Чем ниже человек в социальной иерархии — тем больше он склонен употреблять наркотики

  • Зависимость — сужение возможного репертуара поведения. Зависимые люди на все проблемные ситуации начинают реагировать употреблением. Этим люди с зависимостью отличаются от здоровых людей.
  • Центр удовольствия, на самом деле, никакой не центр, а сложная мозговая система, которая отвечает за процесс получения удовольствия. Это может быть любое удовольствие — от наркотиков, от секса, от пищи, от просмотра интересного фильма. Достаточно сложно описать, как наркотики действуют на «центр» удовольствия. Но большинство исследователей считают ключевым веществом, вызывающим возбуждение нейронов, дофамин. И именно те психоактивные вещества, которые действуют на дофамин, чаще всего вызывают зависимость. Мы видим это на примере кокаина, амфетамина и никотина, длительное воздержание от которого встречается так же редко, как и от героина.
  • Не будем сводить всё к чистой физиологии. Есть известное исследование: обезьянам давали кокаин и смотрели, сколько вещества берут обезьяны, которые занимают высокое положение в иерархии, и сколько вводят подчиненные. Оказалось, что подчиненные вводят кокаина гораздо больше, а «начальники» и «руководители» — гораздо меньше. У них система внутреннего подкрепления (или вознаграждения) и так функционирует неплохо. Всегда спрашиваю у врачей, которые приходят к нам на курсы: «Кто чаще употребляет наркотики: люди, занимающие высокое положение в социальной иерархии, или низкое?». Очень часто отвечают, что высокое, хотя на самом деле это не так. Чем ниже человек в социальной иерархии — тем больше он употребляет.

Я не являюсь ни сторонником, ни противником легализации наркотиков. Но совершенно очевидно, что многие вещества, внесенные в запретительные списки, попали туда зря

  • Факторы риска формирования зависимости. Есть определенная генетическая предрасположенность. В США даже есть фирмы, которые выпускают тесты, предсказывающие вероятность психических заболеваний и зависимостей, но это всё спекуляция. Очень серьезный фактор — воспитание. Физическое и другие виды насилия, перенесенные в детстве, способствуют потреблению. Взрослея, люди «лечат» психологические травмы, принимая наркотики. Как и перенесенные психологические травмы уже во взрослом возрасте. Еще один фактор — биографические кризисы. Для подростков это может быть поступление в институт или окончание. Для пожилых людей — выход на пенсию. Социальное окружение тоже очень влияет на формирование зависимости.
  • Существует три мотивации употребления наркотиков. Культурная — это когда употреблять принято в той или иной культуре. У нас это, конечно же, алкоголь и никотин. Еще две мотивации — снижение тревожности и гедонистическая, получение удовольствия в чистом виде.

В Беларуси нет ни одного нормального исследования по распространенности употребления наркотиков

  • Британский психиатр Дэвид Натт опросил экспертов по поводу вреда от психоактивных веществ — для окружающих и для самого человека. Идея была очень простая: юридическое ранжирование психоактивных веществ абсолютно не совпадает с реальным вредом, который они наносят. Вывод исследования: многие вещества, внесенные в запретительные списки, например, галлюциногенные грибы, оказывают гораздо меньший вред для общества, чем вполне легальный алкоголь. За это Натта сняли с административных должностей. Еще у него была статья, в которой он сравнил последствия употребления экстази с последствиями конного спорта в Англии: сколько людей падают с лошадей, ломают руки-ноги, позвоночники. Оказалось, что конный спорт хуже, чем экстази, но почему-то его не запрещают.
  • Я не являюсь ни сторонником, ни противником легализации наркотиков. Но совершенно очевидно, что многие вещества, внесенные в запретительные списки, попали туда зря.
  • В Беларуси нет ни одного нормального исследования по распространенности употребления наркотиков, к сожалению. У нас есть только данные учета, которые зависят от самых разных факторов и с точки зрения реальной распространенности ничего нам не говорят.
  • Самыми первыми психоактивными веществами, которые начали использовать в медицине, были опиоиды из снотворного мака. В 19 веке опиоидными настойками лечили кашель и простуды. Еще в начале 20-го века героин продавался в аптеках в различных формах: таблетках, инъекциях. Считалось, что от героина не бывает зависимости. Потом оказалось, что героин вызывает тяжелую зависимость еще быстрее, чем морфин, и его постепенно начали запрещать.
  • Что делают при зависимости от опиатов? Есть такой метод, как заместительная терапия метадоном. Первым его описал советский психиатр Николай Канторович в 1936 году. Он взял 125 пациентов, которые находились в зависимости от опиатов, и выдавал им настойки опия и морфина в диспансере. Правда таблица результатов исследования полностью соответствует советской идеологии: основной критерий успешности лечения — может работать человек или не может. Оказалось, что 43% могут работать удовлетворительно или хорошо. Сейчас один из критериев успешности лечения — это трудоустройство пациента. Как будто основная задача врача — это то, что пациент должен быть трудоустроен. Но потом этот метод забыли, и в Советском Союзе он применялся крайне редко.
  • С 2007 года у нас опять есть заместительная терапия. В конце 80-х — начале 90-х годов началась эпидемия ВИЧ-инфекции, и оказалось, что без заместительной терапии справиться с ней невозможно. В России, где таких пациентов отправляют в тюрьму и реабилитационные центры, количество новых случаев ВИЧ в 30-40 раз выше, чем в средней стране Евросоюза, где проводится заместительная терапия.
  • Что еще делают для людей, которые не хотят лечиться? Это создание специальных комнат, где они могут делать себе инъекции. А для тех, кто хочет полностью избавиться от наркотиков, нужны реабилитационные центры. В Беларуси на всю страну четыре серьезных центра: два в Минске, в Гродно и Гомеле. 

К сожалению, все седативные препараты вызывают зависимость

  • Часто пишут: надо легализовать коноплю, никакого вреда от нее нет, зависимость возникает редко. Но оказалось, что люди, заболевшие шизофренией, употребляли коноплю гораздо чаще, чем остальные. Шведское исследование призывников доказывает, что если человек курил траву, то это в три раза повышает риск шизофренических психозов. А если он курил ее в подростковом возрасте, то в пять. Риск начинается с курения хотя бы раз в неделю. Поэтому совсем безобидным наркотиком я бы коноплю не стал называть.
  • Синтетические каннабиоиды. Сначала их синтезировали фармацевтические компании, которые пытались создать обезболивающее. Потом сотни таких веществ появились на черном рынке. Одни запрещали — появлялись другие. Закончилось всё крайне токсичными препаратами, которые вызывают тяжелые психозы, инсульты, повреждения печени, почек. Именно такие препараты, к сожалению, распространились у нас в стране. Описаны смертельные исходы, агрессивное поведение, было несколько случаев убийств и самоубийств под влиянием синтетических каннабиоидов.
  • У нас сейчас в городе употбеляют метамфетамин, мефедрон (жаргонное название — «кристалиус») и такие препараты, как MDPV и a-PVP. Есть риск развития зависимости даже при однократном употреблении. И в отличие от опиоидной зависимости амфетаминовую зависимость лечить нечем. Мы можем рекомендовать только реабилитационные центры и психотерапию. Фармакология бессильна.
Олег Айзберг, психиатр, доцент кафедры психиатрии и наркологии Белорусской медицинской академии последипломного образования. Фото: Александр Васюкович, «Имена»
  • Психотомиметики, или психоделики — это группа веществ, которые вызывают состояние, близкое к психозу. Псилоцибин, ЛСД, кетамин. Галлюциногены использовались в психиатрических исследованиях, потому что состояние человека, который их принял, — модель острого шизофренического психоза. Я участвовал в эксперименте с использованием псилоцибина вместе с 30-ю врачами из Высшей медицинской школы Ганновера. Мне оплатили проезд в Ганновер, поэтому мой товарищ шутил, что я был самой дорогой лабораторной крысой в Европе. Меня взвесили, дали капсулу, печенье и банан закусить. Целью исследования было не столько посмотреть, как у врачей-психиатров протекает психоз (это было известно и раньше), но узнать, насколько сохраняются когнитивные функции: способность к сложному визуальному восприятию. Нам давали собрать что-то из кубиков. Рассказывали, что у врачей была разная реакция. Половина начала хихикать и разбрасывать кубики. После исследования было несколько статей о том, что псилоцибин можно использовать в психиатрии — он малотоксичен и не вызывает рецидива. Психомеметики сейчас используют при лечении депрессии и посттравматического стрессового расстройства.
  • Седативные препараты. Вначале были созданы реланиум, элениум, клоназепам, которые оказывают быстрый противотревожный эффект. К сожалению, все они вызывают зависимость. Потом на их место пришли снотворные, которые также могут вызывать тяжелую зависимость. Хит нашей страны — корвалол. Это спайс для пожилых. Препарат очень токсичный, но при этом популярный и продается без рецепта. В Европе такие настойки запретили еще в 60-70-х годах 20 века. Был известный прецедент, когда любительниц корвалола задержали на границе с Литвой и осудили за контрабанду наркотиков по литовским законам.

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Поддержите проект
Клубный дом
Собрано 13 115 из 39 468 рублей
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Истории

160 читателей и минский Wargaming «скинулись» на отборочные Игры победителей. Сумма собрана — дети, которые пережили рак, вернули уверенность в себе

Помогаем проекту Игры победителей
Сбор средств завершен
Истории

The Guardian: Про экстремально худых детей правительство Беларуси знало еще с 90-х

Истории

Послушайте их! Люди и проекты, которым каждый из вас может помочь до Нового года

Истории

Большая новость! Открываем ежемесячную подписку на «Имена» и все наши проекты

Помогаем проекту Имена
Собрано 185 391 из 420 000 рублей
Истории

Еще больше «ИМЕН»! Как читатели влияют на изменения в Беларуси

Помогаем проекту Имена
Собрано 185 391 из 420 000 рублей
Истории

Давайте делать жизнь в Беларуси лучше. «Имена» приглашают читателей стать инвесторами журнала

Помогаем проекту Имена
Собрано 185 391 из 420 000 рублей
Истории

У нас будет 7 нянь. Как читатели «Имен» и один ИТ-бизнесмен изменили жизнь 700 малышей-сирот

Помогаем проекту Имена
Собрано 185 391 из 420 000 рублей
Истории

Как выживают люди, которым государство отказало в пенсии

Истории

Журнал «Имена» и платежная система WEBPAY запустили новый сервис

Истории

«Я же до сих пор не могу успокоиться!» Что запомнилось людям на выставке «Имен»

Помогаем проекту Имена
Собрано 185 391 из 420 000 рублей