Истории

Сердца трех. Они сплотились в Убежище для женщин и уже три года помогают друг другу бороться за счастье

Собрано 26 880 из 102 242 руб.
Помочь

Оксана приехала к мужу из другой страны. Когда он стал пить и бить, уйти с двумя детьми было некуда. Веронике было стыдно признаться, и она терпела скандалы и удары. Кристина трижды уходила от мужа, но возвращалась. Эти женщины познакомились в Убежище для детей и женщин, пострадавших от насилия. Там стали помогать друг другу сначала делом, потом словом. С тех пор прошло почти три года, но женщины по-прежнему дружат. Оксана с Вероникой даже живут в одной квартире. Говорят, что без помощи Убежища и поддержки друг друга вряд ли смогли бы стать на ноги и изменить свои жизни.

— У Веронички с Оксанкой были одни туфли на двоих. А я Оксанке свою одежду давала.

Женщины уже почти час хохочут, вспоминая события почти трехлетней давности. Как всей компанией собирали и наряжали Оксану в кино; как освоили «тетрис 80 уровня» при упаковке вещей в маленькую легковушку и как таскали трехлитровые банки компотов, которые передала мама Кристины.

Подробно рассказывают про совместные вечерние пикники на улице и ночные посиделки — с фильмами и квасом.

На короткий миг кажется, что история этой дружбы похожа на современную версию фильма «Девчата». Только контекст сильно меняет сюжет.

Речь идет о временах, когда они жили в Убежище для женщин и детей, пострадавших от домашнего насилия. У Оксаны была одна ночь, чтобы забрать свои вещи, пока не вернулся муж. Потому и укладывали все в маленькую легковушку Кристины «тетрисом 80 уровня».

Сначала Вероника селилась у Оксаны, когда болел сын, а потом они решили жить вместе.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Мама Кристины передала огромные сумки с едой после звонка из милиции, когда узнала правду о ситуации дочери. А папа после такого звонка оказался в больнице с инсультом.

Фильмы были хорошим способом на время забыть о переживаниях. И еще одним поводом собраться вместе, чтобы поплакать.

Скоро бывший муж Вероники выйдет из тюрьмы и, скорее всего, придется съезжать. Возможно, быстро.

Сейчас они тоже собрались вместе. Но уже чтобы посмеяться. Сидят за маленьким кухонным столом в квартире Вероники. Последние полтора года здесь пятеро жильцов: Вероника, ее четырехлетний сын и Оксана с двумя детьми трех и пяти лет. Оксана пока не может вернуться домой, а потому Вероника позвала ее жить к себе. Кристина с семилетним сыном регулярно приходит к ним в гости. Раньше о встречах с подругами она и мечтать не смела, а сейчас — в ее новой семье — это норма.

В квартире уютно и просторно. Но некоторые детали выдают особенности жизни женщин. Например, вместо шкафов у них — передвижные напольные вешалки. Их легко разбирать, и они занимают мало места. Скоро бывший муж Вероники выйдет из тюрьмы и, скорее всего, придется съезжать. Возможно, быстро.

А еще в квартире нет межкомнатных дверей. Вероника не успела поставить их после получения квартиры, а теперь нет смысла тратить на это деньги. Да и нет этих денег. В дверной проем я вижу спящих детей.

Женщины смотрят за детьми друг друга, если кому-то нужно поработать или отдохнуть. Смеются, что у них трое детей на двоих. Одинаково ругают, одинаков целуют и вскакивают к ним по ночам.  Фото: Александр Васюкович, Имена

— Мы так шумим, разбудим детей!

— Нет, не разбудим Им в жизни пришлось привыкнуть ко всему. И спать приходилось в разных условиях.

Оксана и одиночество

Оксана оказалась в Убежище первая из троих. С двумя детьми и пакетом, где лежали детские подгузники и пара бутылочек. Убежать еле успела: такси еще выезжало со двора, а муж уже звонил из подъезда.  

За день до этого он разгромил всю квартиру, требуя у нее 20 рублей. Это были последние деньги, на которые Оксана собиралась кормить детей еще две недели — до следующего пособия. Половину денег пришлось отдать, а самой бежать. Сначала — к соседям, потом — в Убежище, о котором в тот день и узнала.  

Уйти хотела и раньше. Но снять квартиру, находясь в декрете с двумя маленькими детьми, было невозможно. А родных и друзей в Беларуси у женщины не было: все они остались в ее родной стране.

— Он был против того, чтобы я с кем-то общалась. Говорил: «Ты только моя, я так тебя люблю». Я тогда думала, это забота.  

Но все же муж был добр и нежен, много работал, мечтал о детях. Оксана работу найти не смогла, зато родила сына, через год забеременела дочкой. Но в этом время друг за другом умерли его родители. И он стал пить.

Вероника и Оксана не ведут подсчетов: у кого есть деньги, тот и покупает продукты.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Когда напивался, становился страшным. Крошил мебель, двери, бил в стены, кричал, что выкинет Оксану из окна. Она боялась, но надеялась все наладить. Не получилось: не помогли ни разговоры, ни угрозы, ни рождение дочери, ни три кодировки. Муж перестал работать, пропадал неделями, а когда приходил — кричал и громил все. Однажды Оксана не пустила его пьяного в детскую, и он ее чуть не задушил. Остановился, когда она во второй раз потеряла сознание. Тогда она убежала в первый раз, но крышу над головой нашла всего на неделю. Сейчас ей повезло больше — в Убежище можно жить долго.

Первые два месяца в Убежище была будто замороженная. Почти не плакала и мало с кем общалась. С ней много работал психолог, другие женщины были приветливыми и постепенно Оксана стала оживать.

— Но все равно было очень тяжело. Я мрачная ходила.

С двумя детьми на руках и без работы выхода, казалось, нет. Отвлечься от тяжелых мыслей тоже не получалось: выйти можно только на детскую площадку. Звонить было некому, говорить не с кем. Думать о будущем — страшно.

Вероника и «стало легче»

Оксана была первой, кого увидела Вероника в Убежище. Она еще на пороге предложила помочь разгрузить вещи. А потом вызвалась помочь с ребенком.

— Я же знаю, как трудно с детьми одной.

Но Вероника — как и Оксана в свои первые дни — общаться ни с кем не хотела: ей было тяжело принять новую реальность. Зато дети-погодки быстро нашли общий язык. И мамы волей-неволей объединились. Вместе гуляли во дворе, искали детские площадки, чтобы развлечь детей. По очереди ходили за продуктами и в аптеку.

— Стали разговаривать, и я поняла, что у нас одинаковые истории. Такое ощущение, что мы говорили за одного человека.

Подруги создали чат в Вайбере и постоянно общались. О фильмах и смешных историях, о детях, о разводе, судах и насилии. Фото: Александр Васюкович, Имена

У Вероники все тоже начиналось с большой любви. Она много работала, он перебивался мелкими заработками, зато всегда был рядом, поддерживал морально. Все шло по плану: построили квартиру, Вероника ушла в декрет. Но муж начал пить. Когда напивался, кричал, унижал и запугивал. Она боялась. Подносила ему суп, лишь бы не было скандала, спала на полу, если требовал, старалась не появляться дома: до ночи гуляла на детской площадке. Денег не было. 70 копеек стоили детские влажные салфетки — для Вероники это была роскошь.

Потом стал бить. Однажды — как и Оксану — душил и пытался выбросить из окна. Бежать было не к кому — у родственников найдет и будет еще хуже. Признаваться чужим людям было стыдно. Нашла телефон Убежища, и там ей помогли: дали четкие инструкции. Пять заявлений в милицию — и мужа посадили на 10 суток. Тогда Вероника смогла собрать вещи и уехать в Убежище.

— Легче стало, когда мы начали с Оксанкой делиться своими историями, рассказывать, поддерживать, сопереживать.

Кристина и «все — за одного»

Кристина приехала в Убежище через два месяца после Вероники. С зубной щеткой, ноутбуком и маленьким сыном. И уже знакомой историей: красивое начало, ребенок, а потом — пьянки, скандалы, угрозы и страх. Уходила от него трижды — везде находил и возвращал. Угрожал, что заберет ребенка из-за ее болезни.

Рассказать было некому, потому что всех подруг потеряла: муж запрещал с ними видеться. После очередного пьяного звонка с угрозами Кристина убежала.

— Убежище для меня было настоящим укрытием. Я боялась выходить на улицу, только там мне было спокойнее.

Фото: Александр Васюкович, Имена

Дружба началась с первых минут. Кристина умилилась при виде младшей дочки Оксаны, а ее сын мгновенно влился в компанию к мальчишкам. А уже на следующее утро она организовала совместный завтрак.

— Она потом всегда приходила с работы, готовила огромные кастрюли еды и звала нас к столу. Это было необычно, до нее питались поодиночке. Но очень приятно!

Потом Оксана с Вероникой расскажут, как экономили, придумывали «каши из топора» и покупали мясо только детям.

Помогали и Кристине. Оксана сразу же поделилась своим жизненным опытом и настояла, чтобы подруга вернулась домой и забрала свои вещи. Ей не удалось это сделать вовремя, и когда вернулась, забирать было почти нечего — все исчезло. И всю ночь — пока не было дома мужа Кристины — помогала их перевозить.

Истории у подруг похожие: красивое начало, ребенок, а потом — пьянки, скандалы, угрозы и страх. Фото: Александр Васюкович, Имена

Кристина сменила номер телефона, телефонный аппарат и работу. Сына в детский сад не водила, чтобы не нашел муж. С кем оставить ребенка на весь рабочий день было не ясно. Решение нашлось неожиданно: Оксана с Вероникой смотрели за ним несколько месяцев.

Потом был развод и суды по определению порядка общения с ребенком. С мужем пришлось встречаться каждые две недели. Ни на одну встречу она не приходила одна: всегда сопровождала кто-то из подруг — стояла в сторонке с телефоном наготове, чтобы в случае чего вызывать милицию.

— А как ее отпустишь одну? Это же опасно!

Незаметно для себя, они все время были вместе. Если не физически, то онлайн — в вайбере был общий чат. И что важно — много и откровенно говорили. О фильмах и смешных историях, о детях, о разводе, судах и насилии.

— Никому же другому не скажешь. Во-первых, было очень стыдно. Даже психологу было стыдно сказать. Во-вторых, тот, кто это не переживал, не поймет никогда. От судей, милиции и даже психологов в детских садах каждая из нас уже наслушалась: «Сама виновата, раньше надо было думать». А мы втроем всегда понимали друг друга. Придешь, поревешь, тебя выслушают, напоят, накормят, успокоят, с ребенком посидят. И легчает. И сидим уже втроем, хохочем.

На короткий миг кажется, что история этой дружбы похожа на современную версию фильма «Девчата». Только познакомились подруги в Убежище для женщин и детей, пострадавших от насилия.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Вместе они и сейчас. Вероника обижается на Кристину за то, что не в курсе, когда та купила новые сапоги. Кристина «припоминает», как подруги без нее пошли в клуб отмечать 8 марта. И главное — их способ общения с нами. В разговоре участвуют все втроем, а кажется, что говорит один человек: не перебивают, а заканчивают друг за друга предложения и дополняют мысли.

Жизнь налаживается

Через несколько месяцев в Убежище из зажатых и несчастных женщин стали проявляться они настоящие. Оксана вспомнила, что умеет давать отпор и когда-то занималась борьбой. Это помогло унять панику, которая накатила при возвращении домой за документами и даже выдержать там встречу с друзьями мужа. Потом мужа забрали в ЛТП, и она вернулась домой. 

А Вероника вспомнила, что когда-то была активной и смогла заработать на квартиру. Выстояла 28 судов по разделу имущества. Вышла на работу. Из Убежища, где провела девять месяцев, уехала после Оксаны.  

Кристина все больше открывалась внешнему миру. Поняла окончательно, что скандалы — это не норма, и муж, который внушал, что все так живут, был не прав. Развелась. Было семь судов по определению права общения с ребенком. Потом почувствовала, что больше не боится, и прятаться не нужно. Сняла квартиру и уехала из Убежища, в котором прожила 10 месяцев.

Тут мы бы рады поставить точку, и сказать, что дальше все у них получилось легко и просто. Но дальше была не сказка — жизнь.

Фото: Александр Васюкович, Имена

Двухлетний сын Вероники заболел через две недели после того, как она вышла из декретного отпуска на работу. Руководство ее предупредило, что больничные не приветствуются, и если она хочет сохранить место — нужно работать. Оставить ребенка было не с кем. Вероника была в панике, написала в общий чат подругам.

— И тут Оксанка говорит: «Так вези ко мне, в чем проблема».  

Оксану не испугало подозрение на ветрянку и что ее дети тоже могут заразиться. Только пожала плечами и сказала, что рано или поздно они все равно заболеют.

С этого момента вопрос с больничными был закрыт: на время болезни сына Вероника с ним селилась у Оксаны. Маленький сын Вероники мог по несколько дней не видеть маму: утром, когда она уходила на работу, он еще спал, а вечером, когда она возвращалась, он уже спал. Но Вероника была спокойна — Оксана о нем заботилась как о родном.

Легче стало и Оксане.

— Одной с двумя маленькими детьми даже за лекарством не сходишь: дома их не оставишь, а тащить за собой тяжело. А так Вероничка покупала по дороге домой все, что нужно. И веселее стало.

— Она так обо мне заботилась. Говорила: «Дети, тише, Вероничка с работы пришла, дайте ей отдохнуть».

Первое время в Убежище женщины не могли ни с кем общаться. Но потом поняли, что вместе намного легче.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Кто у кого жил потом, как долго это длилось, женщины вспоминают с трудом. Переездов было так много и часто они были совершенно спонтанные: заезжали друг к другу в гости на денек, а оставались на неделю, две или на месяц.

Часто собирались втроем, чтобы как прежде вместе поплакать, посмеяться и рассказать новости — не всегда приятные. И снова очень похожие: Оксане и Веронике пришлось искать деньги на уплату огромных долгов по коммунальным платежам за те месяцы, что они жили в Убежище. Кристина и Вероника судились с мужьями и делали все, чтобы не попасть на СОП.  

А потом Оксана снова оказалась в критической ситуации. Муж вышел из ЛТП, и ей пришлось возвращаться в Убежище. Только теперь она вызвала не такси, а Кристину, которая бросила все и тут же приехала. А через несколько дней всю ночь помогала подруге перевозить вещи.

Возвращение в Убежище Оксана переживала тяжело. Младшая дочка пошла в детский сад, она нашла работу, но зарплаты не хватало на оплату съемного жилья. Ситуация казалась безвыходной. И Вероника позвала ее к себе.

— Я приехала ей помогать с очередным переездом, а она сказала: «Мы с сыном хотим, чтобы вы переехали с нами».

Уже полтора года они так и живут впятером. Сначала — на съемном жилье, потом переехали к Веронике, когда ее мужа посадили.

Живут дружно. Не ведут подсчет финансов: у кого получается, тот и покупает еду. Меняются одеждой и обувью. И смотрят за детьми друг друга, если кому-то нужно поработать или отдохнуть. Смеются, что у них трое детей на двоих. Одинаково ругают, одинаков целуют и вскакивают к ним по ночам. Малыши называют их «мама Оксана и мама Вероника».

— Когда вместе — намного легче и морально. Мы это быстро поняли. — поясняет Вероника.

Личную жизнь Кристины уже устроили. Оксана сидела с сыном Кристины, когда та познакомилась со своим мужчиной. А потом не раз отпускала на свидания.

Оксана, Вероника и Кристина не знают, что их ждет в будущем, но уверены, что вместе они справятся со всеми проблемами.  Фото: Александр Васюкович, Имена

Про будущее говорить не хотят. Ни у одной из них ситуация окончательно не закончилась, и оставить в прошлом ее пока нельзя. Бывший муж Кристины настраивает сына против нее, продолжает ей угрожать и недавно напал на нее. Вероника не знает, когда ее бывший муж выйдет из тюрьмы, и что последует за этим. А Оксана даже не представляет, где ее муж и сможет ли она когда-нибудь вернуться домой.

— Вообще непонятно, что дальше будет. Но ясно одно — мы теперь другие и мы — вместе. А значит, справимся.

Как вы можете помочь

Наши героини получили поддержку в Убежище в самый критический момент: жилье, помощь юристов и психологов. Без этого они бы не смогли наладить свою жизнь.

Убежище для женщин и детей, пострадавших от домашнего насилия, существует только на пожертвования. Уже собрана почти полная сумма, необходимая на работу проекта: не хватает менее 400 рублей. Давайте поднажмем и завершим этот сбор до нового года! Благодаря вам другие женщины — как и наши героини — смогут почувствовать в себе силы для решения жизненных проблем, начать жить по-новому, а их дети будут в безопасности.

Каждый ваш рубль — это поддержка команды, которая в любое время суток принимает звонки пострадавших от насилия, ходят с ними в суды, оказывают юридическую и психологическую помощь.  

Пожалуйста, нажимайте кнопку «Помочь» в этой статье и оформляйте подписку на любую доступную сумму! Именно ежемесячные пожертвования — 3-5-10-20 рублей или любая другая сумма — это возможность для Убежища помогать постоянно. Каждый месяц. Каждый день. Тем людям, которые без нашей с вами помощи могут не справиться.

Имена работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Имена — для читателей, читатели — для Имен. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Уже собрано 26 880 из 102 242 руб.
Истории

«Я не знаю, как выдержать это давление». Татьяну и ее детей насиловал муж, теперь не дает покоя соцслужба

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 51 259 рублей
Истории

Счастливые дворники. Как пятеро человек в семье дворы метут

Истории

Укладывают спать за два часа до уроков и привязывают шарфами к сиденьям. Как дети-инвалиды из деревень ездят на учебу

Истории

Мог бы купить яхту, но отливает Дедов Морозов. Философ с MBA пытается наладить «игрушечный» бизнес с инвалидами

Истории

«Его мозг работает так, как нам и не снилось». Саша из Мозыря поет на 6 языках, хотя много лет не разговаривал вообще

Помогаем проекту Театр для детей с аутизмом
Собрано 33 954 из 58 979 рублей
Истории

«А вы пробовали с ними общаться, их открывать? А вы попробуйте!» Сотрудники театра для детей с аутизмом показали закулисье

Помогаем проекту Театр для детей с аутизмом
Собрано 39 456 из 58 979 рублей
Истории

Где Максим Мархалюк? Сначала была надежда на то, что его удастся спасти, потом — хотя бы найти… Вспоминает руководитель «Ангела»

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 11 155 из 96 180 рублей
Истории

(Не)Вясёлка. Как детский музыкальный коллектив и чиновники от культуры не поняли друг друга, а страдают все равно дети

Помогаем проекту Имена
Собрано 279 085 из 241 753 руб.
Истории

«Победить ступеньки в учебных корпусах не давала болезнь». Сейчас Нина растит сына и мечтает добираться на работу на электроколяске

Помогаем проекту Геном
Собрано 19 195 из 108 890 рублей
Истории

Жить было негде, а вы так помогли! Как папа Валера из Лиды спасал сына от рака, а читатели «Имен» — папу и всю семью

Помогаем проекту Дом для детей с онкологией
Собрано 18 199 из 88 149 рублей