Истории

«Я не буду сводить эти шрамы — я не хочу забывать». Центр медпомощи ИМЕН продолжает помогать пострадавшим

Кира после ранения резиновой пулей не хочет убирать шрамы на плече лазером. Это память о случившемся на «Пушкинской», о раздробленной ключице, об операциях по ее восстановлению. А Ян хочет, чтобы воспоминания об августе 2020 года исчезли вместе с синяками на руках и ногах. Он боится выйти на улицу в темное время суток. А ночью засыпает только при включенном свете. Виталий к травме колена относится философски. Если бы не она, его бы били в ЦИП на Окрестина больше. В августе был запущен проект «Центр медицинской помощи и реабилитации для пострадавших во время мирных демонстраций». ИМЕНА организуют и оплачивают исследования, лечение (в том числе психотерапевтическое), реабилитацию, покупку медицинского оборудования. В  проект могут обратиться люди с травмами, полученными во время демонстраций, вне зависимости от их политических убеждений. 

Кира Карлович, журналист, 31 год

Кира Карлович Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Что произошло: была ранена резиновой пулей возле станции метро «Пушкинская»
Повреждения: огнестрельный оскольчатый перелом левой ключицы, посттравматический левосторонний пневмоторакс (скопление воздуха в плевральной полости)
Кто и как помог: ИМЕНА помогли оплатить лекарства, договорились об операции в Польше. Но Кира решила лечь в минскую больницу для установки металлических пластин. После операции ИМЕНА оплатили двухнедельную реабилитацию в белорусском частном санатории. С 13 октября Кира восстанавливается там

10 августа Кира решила прогуляться по Минску и посмотреть, что происходит. У станции метро «Пушкинская» девушка увидела колонну ОМОНа со щитами.

 — Сегодня интернет полон ужасных хроник того вечера, но в эпицентре события воспринимаются иначе. Например, я не видела убитых или раненных. Я была уверена, что все происходящее — спецэффекты, нас просто пугают, чтобы разогнать, и мне не было страшно. По журналистской привычке, я наблюдала. А потом меня подстрелили. Я почувствовала сильный удар в плечо, именно удар, как будто здоровый мужик врезал мне кулачищем. Но никого рядом не было, и стало ясно, что прилетело каким-то предметом.

Кире повезло: в соседнем дворе дежурила бригада «скорой». Девушке оказали первую помощь и отвезли в военный госпиталь. Выяснилось, что пуля попала в плечо, разбив ключицу на осколки.

Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

— У меня получилась контузия на полтуловища (стоило чуть напрячь мышцы — и сразу была боль до самого черепа), гематома на спине, которая и через месяц до конца не сошла, и открытый перелом с раной более 10 см в длину и несколько сантиметров в ширину. Мне в плечо каждый день закладывали по два тампона, чтобы хоть как-то останавливать кровь. 

Кире пришлось перенести три операции подряд. Во время второй под местной анестезией девушка слушала, как врачи пилят ее ключицу. Как пальцами перебирают мышцы и вставляют железные спицы в обломки кости. 

Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

— С конца августа я поддерживаю связь с волонтером от ИМЕН. С самого начала мне помогли оплатить таблетки. Потом долго обсуждали возможность реабилитации в Польше или Чехии. Но к тому моменту выяснилось, что кость не срослась — и нужна еще одна операция по установке металлической пластины. Мы думали сделать эту операцию в Польше. ИМЕНА договорились, и в Варшаве уже были готовы принять меня. Но я все-таки выбрала сделать операцию у минских врачей. И после нее волонтер предложил мне реабилитацию в белорусском частном санатории. Это оказалось супер кстати. Ведь с 10 августа рука обездвижена, не работает. Мне в госпитале врачи говорили, что ничего серьезного. Но в итоге — четыре операции, и так и не срослась кость. Я больше не задаю вопросы о прогнозах на будущее. На плече у меня два огромных шрама. Я не буду лазером сводить их. Я не хочу забывать.

Виталий Павлюченко, инженер-строитель, 41 год

Виталий Павлюченко Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Что произошло: задержали недалеко от дома, отвезли в ЦИП на Окрестина, а затем в Слуцкое ЛТП
Повреждения: повреждение правого коленного сустава, ушибы в области  плеча и лопатки
Кто и как помог: ИМЕНА оплатили дорогостоящие лекарства, помогли купить бандаж на колено, организовали бесплатную МРТ

10 августа вечером Виталий собирался поехать после работы домой. Жена попросила задержаться, потому что возле дома было  небезопасно — слышны взрывы и крики. 

— Решили с коллегой, что съездим пока на строительный объект. Потом все-таки поехали ко мне. Катались, катались до часиков одиннадцати — всюду перекрыто. Ну что делать, нигде не пускают машины. Водителя отпустили, сами решили, пешком пойдем, может, через дворы проберемся.

Идем до моста по проспекту Машерова. Автозак стоит. И из автозака выбегает, наверно, шесть милиционеров. Подбегают двое — и давай нас бить. Потом еще два подбежали — и мне как дали. Смотрят, наверное, что большой. Дали в колено берцем. Нога согнулась в другую сторону, представляете. Связки все порваны. Я сразу упал.

Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Виталия посадили в автозак и отвезли на Окрестина.

— Туда приезжала «скорая», посмотрели ногу, сказали, что растяжение. Меня посадили в беседку, с опущенной головой и руками сзади. Позже развели по камерам. Милиционер даже сказал: «Ребята, положите этого парня, у него с коленом проблемы». В итоге я спал на кровати. Остальные ребята под кроватью, на полу. 

3 дня Виталий провел на Окрестина. Потом мужчину перевезли в Слуцкое ЛТП. 14 августа освободили, несмотря на назначенные в суде 13 суток.

— Выходил почти последний. Далеко по бетонке идешь, а там волонтеры ждут. Голову опустил, и так стыдно. Может, из-за того, что слезы были на глазах. И что хромал, здоровый мужик, а хромает. А мне колено помазали, забинтовали, укол сделали, поесть дали, чай, кофе. 

Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

После уже в Минске Виталий обратился к травматологу. Врач рекомендовал Виталию дорогое, но хорошее лекарство. Его стоимость подтолкнула мужчину обратиться в проект Центр медпомощи для пострадавших во время демонстраций. ИМЕНА оплатили  лекарства. Без них Виталию грозила инвалидность.

— Сейчас есть такая проблема, что не могу на колено стать. А так… чуть-чуть прихрамываешь, что-то тянет. На машине пока езжу, проблем нет. Мне еще повезло, что у меня колено: они смотрели, что я хромаю, что майка порвана, и уже более лояльно относились.

Ян Бобр, студент, 21 год

Ян Бобр Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Что произошло: задержали по пути домой и отвезли в ЦИП на Окрестина, где Ян провел 38 часов
Повреждения: ушиб грудной клетки, кровоподтеки на руках и ногах, ОРВИ 
Кто и как помог: ИМЕНА организовали консультацию психотерапевта, помогли оплатить лекарства.

11 августа Ян вместе с другом возвращался вечером домой. По пути его окликнули милиционеры. Парень испугался и хотел убежать. Но его скрутили и отвели в автозак. Там он провел 3,5 часа, доказывая, что шел домой, а не участвовал в митинге. Позже еще 38 часов Ян провел в ЦИП на Окрестина.

— Большую часть времени там я, как и другие, провел под открытым небом, на коленях и лицом в пол. То есть у тебя три точки опоры: два колена и лоб. Меняешь положение ног — тебя бьют, поворачиваешь влево-вправо, голову — тебя бьют. Через час уже это невозможно выдержать, потому что у тебя нету ног. Как будто ножи, иголки…

После выхода из ЦИП Яна встретили волонтеры, которые довезли домой. Ключи от съемной квартиры, телефон, паспорт и рюкзак — все осталось за забором. Поесть впервые за двое суток ему удалось у соседки. Она же помогла связаться с хозяйкой квартиры, которую снимает Ян. Тогда же парень впервые сообщил родителям, что он жив. 

Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Побои Ян снял только в частной клинике: множественные кровоподтеки рук и ног, ушиб грудной клетки. Необходимые обследования парень прошел в местной больнице в Мозыре. А психологическую помощь Яну предложили волонтеры из Центра медпомощи для пострадавших.

— Я не могу выйти на улицу в вечернее время суток. Просто не могу, меня охватывает панический страх. Боюсь завернуть за угол и увидеть этих же «людей»… Ночью я не могу спокойно засыпать, только при включенном свете, когда измотаю себя прочтением книг либо просмотром телевизора.

Истории

В СИЗО сказали «поболит и перестанет». Как пострадавшие на мирных демонстрациях восстанавливаются после травм

Помогаем проекту Центр медпомощи для пострадавших во время мирных демонстраций
Сбор средств завершен
Истории

«Экстрасенс сказал, что Ваня будет обычным здоровым ребенком». Почему семьи в регионах не верят в медицину

Помогаем проекту Выездная служба Белорусского детского хосписа
Собрано 59 974 из 106 869 руб.
Истории

ИМЕНА vs коронавирус. Главное на сегодня 02.07.2020

Помогаем проекту Имена
Собрано 221 957 из 511 767 руб.
Истории

«10 лет участвовал в задержаниях. Больше не хочу». Бывший ОМОНовец рассказал, почему белорусов спасет только солидарность

Истории

Помогаем медработникам в борьбе с COVID-19. Новый проект ИМЕН

Помогаем проекту Помощь медработникам в борьбе с COVID-19
Собрано 1335 из 103 888 руб.
Истории

Беларусь в ТОП-20 стран по пересадке органов. Но пациенты после трансплантации не знают, как жить дальше

Помогаем проекту Школа пациентов, переживших трансплантацию
Сбор средств завершен
Истории

Помощь для 1 500 человек и начало борьбы с коронавирусом. Главные результаты ИМЕН и проектов за 1 квартал 2020

Помогаем проекту Имена
Собрано 223 897 из 511 767 руб.
Истории

Как «белорусский Хокинг» научил парализованного парня из Минска управлять компьютером без рук

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Сбор средств завершен
Истории

Бывших не бывает. В Гомеле отчаявшихся алкоголиков возвращают к жизни с помощью йоги и любви

Истории

Выживший. Как парень с последней стадией рака удивил онкологов