Истории

«Я посмотрела на стоимость обследования — и мне стало грустно». Центр медпомощи ИМЕН продолжает помогать пострадавшим восстановиться после травм

Елене — пенсионерке — было сложно оплатить дорогостоящее обследование и лечение. Но очень нужно — гематома на груди превратилась в пугающее образование. Евгению не помогло лечение, назначенное в поликлинике, понадобилось дополнительные назначения. А Максим не хотел идти в поликлинику: «Никуда вообще не хотел идти. Терпел. У меня болевой порог высокий».  Все они обратились в ИМЕНА за помощью.

В августе ИМЕНА запустили проект «Центр медицинской помощи и реабилитации для пострадавших во время мирных демонстраций». ИМЕНА организуют и оплачивают исследования, лечение (в том числе психотерапевтическое), реабилитацию, покупку медицинского оборудования. В  проект могут обратиться люди с травмами, полученными во время демонстраций — вне зависимости от политических убеждений.

 Елена Лебединская, пенсионерка, 61 год

Елена Лебединская

Что произошло: Елена заступилась за велосипедистов, которых, по словам женщины, задерживали силовики, — и получила удар в грудь
Повреждения: гематома на груди. которая позже превратилась в уплотнение
Как помогли ИМЕНА: организовали консультации онколога-хирурга, а также бесплатную диагностику — маммографию и УЗИ. После комплексного обследования ИМЕНА оплатили двухнедельное лечение в белорусском частном санатории (грязе- и электролечение для уменьшения образования в груди)

10 августа Елена прогуливалась возле стелы.  Говорит, что хотела посмотреть, что происходит в городе. Было около шести часов вечера, людей собралось немного. Елена уже хотела ехать домой — стояла на остановке — но заметила, как силовики задерживает молодых ребят.

— Я видела, что со стороны Дроздов по велодорожке подъехала группа ребят на велосипедах. Они стояли в растерянности, не знали, куда ехать — были видны кордоны. И тут остановился микроавтобус, и силовики начали хватать ребят. С велосипедов начали сбрасывать — тянуть туда. А там — ну, детки. Не знаю, было ли им 18. И худенькие такие. А с ними девочки, они как начали кричать!

 Елена не выдержала и решила заступиться за молодежь.

— Я туда влезла, они меня отшвырнули. Я давай фотографировать. Тут ко мне подошел один из милиционеров: «Дай телефон!»  Я не дала. Он тогда развернулся — и дубиной со всей дури… не бил, так, скажем, ткнул изо всей силы в грудь. Меня, конечно, выгнуло в обратную сторону. Он забрал телефон, стер фото и видео.

Елену вместе с ребятами посадили в автобус. Но продержали недолго.

— К автобусу подошел старший, наверное. Он посмотрел — тетка, а там дети. Что она тут делает? Мне отдали телефон — и отпустили. С нецензурным напутствием, правда.  

Дома Елена обнаружила на груди большую гематому. Были и синяки на коленях — женщина упала в автобусе. Но это «все ерунда», — говорит Елена, опуская глаза. В разговоре оказалось, что женщине не впервой оказываться в стрессовых ситуациях. В 2011 году Елена была в метро в Минске, когда произошел взрыв.

— После 10 августа грудь была синяя, колени болели. Я не придавала этому значения. Но у меня образовалась  гематома на груди, и она начала расти. Где-то дней через 10 я уже чувствую — беда. Поехала в больницу к маммологу, мне сказали — надо резать, велика вероятность онкологического образования.

Врачи рекомендовали пройти обследование, но на платной основе — маммографию и УЗИ. Елена показывает бумажку, на которой она выписала цены, — и вздыхает.

— Мне как-то грустно стало — такие деньги. И вот тогда я обратилась в Центр медпомощи. Я совершенно случайно в интернете увидела, что можно обратиться. Если честно, не ожидала, что так будет — ответили на следующий день. Меня отправили в частный центр, для меня все обследования были бесплатными, очень хорошо относились врачи. Там сказали не оперировать, а наблюдать. 

После обследований волонтеры предложили Елене продолжить лечение в санатории.

— Делали очень много процедур, чтобы справиться с уплотнением в груди без операции. В итоге оно уменьшилось в три раза. Я там и колени подлечила, и то, что в 1996-м — тоже на акции — мне по почке дали. Сколько лет прошло — до сих пор иногда потягивает. Тогда митинги тоже достаточно жестко разгоняли, но все-таки не так. Знаете, моей маме 89 лет. Она живет возле «Риги». Она прошла всю оккупацию в Минске, когда подростком была. Но когда у нее под окнами били студентов… Она рассказывала, как они кричали. Я ее откачивала потом неделю.  «Там били — так враги, а тут свои. И детей».

Максим Дерюго, безработный, 32 года

Максим Дерюго

Что произошло: Максима задержали в машине возле дома и отвезли на Окрестина
Повреждения: многочисленные ссадины и синяки, ушиб брюшной стенки (закрытая травма живота)
Как помогли ИМЕНА: организовали консультацию травматолога и гастроэнтеролога. В рамках обследования Максиму бесплатно сделали УЗИ брюшной полости и взяли анализы крови

Максима задержали вечером 10 августа. Парень рассказал, что в тот вечер был в гостях у брата. Засиделись допоздна. Вышли из подъезда, чтобы поехать домой, сели в машину — и заметили силовиков.

— Когда выходили из дома, я уже видел, что по двору идет «чес». Была возможность убежать, но подумал, что это будет подло по отношению к братьям. Мы сели в машину, а рядом шли с фонариками люди в масках и военной экипировке. Начали стучать по авто. Я говорю брату: «Открывай, потому что разобьют». Нас выковыряли оттуда, на землю положили. Град дубинок посыпался, ничего не объясняли. 

Максима вместе с братьями отвезли на Окрестина. По словам парня, там его встретил коридор из милиционеров с дубинками. После начали описывать вещи.

— Крестик заставили снять. Я не хотел, этот момент для меня был самый противный — я человек верующий. Когда его забирали уже после освобождения, он был полностью черный. Почернел за несколько дней.

Максим вспоминает, что его держали в камере на улице до суда. На заседании зачитали протокол и вынесли приговор — 13 суток. Максим с решением не согласился и объявил голодовку в знак протеста.

— Я спросил, хоть на голодовку я имею право? Адвокат за меня вступилась: «Конечно, имеете».

13 августа Максима перевели в слуцкую тюрьму. На следующий день предложили подписать бумагу, где предупреждали об уголовной ответственности, если снова задержат на акции протеста. Всех, кто подписал, отпустили. Максим отказался.

—  Я по жизни человек идейный. Я решил, что ничего подписывать не буду. Пускай ломают, бьют, я сколько выдержу, столько выдержу. Из принципа. И таких еще там 9 человек нашлось. Всех отпустили, мы остались. Девушка моя по этому поводу страшно психовала, потом уже рассказывала, — с улыбкой добавляет Максим.

Парень рассказывает, что его перевели из казармы в камеру, а затем снова отправили на Окрестина. 15 августа Максима отпустили.

— И когда уже вывели за дверь — все напряжение ушло. Я обалдел, что куча людей встречает. Пришли ребята, которые со мной первые сутки сидели. Друг с женой пришли. Непередаваемо, внутри прямо дрожь была. Любимая кинулась меня обнимать. Разревелась. Я сам чуть не разревелся.

За время, что Максим пробыл на Окрестина и в Слуцке, почти все синяки сошли. Парень шутит, что повезло с генетикой — он худой, поэтому так быстро. Но сильно болела область в районе печени.

— В поликлинику я бы не пошел. Я бы вообще никуда не пошел, если честно, — смеется Максим. — Это моя девушка или сестра отправили заявку в Центр медицинской помощи ИМЕН. Со мной связалась волонтер. Я сразу с недоверием отнесся. Трудно было довериться. Но потом понял, что все нормально. Волонтер — молодец, организовала быстро мне обследование в частном центре. После УЗИ внутренних органов мне сказали, что все цело. Тем не менее, поставили диагноз — ушиб брюшной стенки. Я потом месяца полтора-два отходил, было больно. На турнике даже не мог повиснуть. Доктор, кстати, в центре такой приятный был, интеллигентный. Он узнал, что я с Окрестина, и прямо вот «расскажи-расскажи». Он со мной, как с другом общался. Было очень приятно. Чувствовалось, что народ сплотился.

Евгений Якубец, инженер-энергетик, 29 лет

Евгений Якубец

Что произошло: по словам парня, его вытащили из машины силовики, посадили в автозак и отвезли на Окрестина
Повреждения: ушибы, синяки, перелом носа, ЧМТ, травма колена
Кто и как помог: ИМЕНА организовали консультации травматолога и физиотерапевта, который назначил процедуры для лечения колена. Также ИМЕНА помогли оплатить необходимые лекарства 

Евгений рассказывает, что его с друзьями остановили и вытащили из машины милиционеры вечером 11 августа. Посмотрели личные вещи, попросили разблокировать телефон — и задержали.

—  Нас отвели к торговому центру. У меня были длинные волосы — примерно по плечи, но сверху надета кепка. Милиционеры сняли ее — и там же на газоне отрезали волосы ножом. Потом затянули руки стяжками и кинули в автозак, но 2 раза позже пересаживали в другие машины. При первой пересадке меня ударили и сломали нос.

Евгения отвезли на Окрестина. По словам парня, там его и других задержанных почти все время держали в прогулочном дворике. Выпустили Евгения уже на следующий день после задержания — вечером 12 августа.

— Когда освободился, на следующий день я поехал в БСМП (Больница скорой медицинской помощи). Кроме сломанного носа и ушибов была серьезная травма колена.  В одной из пересадок из автозака в автозак меня толкнули. На руках были стяжки, поэтому я упал. Очень неудачно — острие ступеньки попало прямо в колено. В результате там собралась какая-то жидкость. Поэтому меня сразу госпитализировали, и я пробыл в больнице неделю.

Чтобы продолжить лечение, Евгений обратился в поликлинику. Там продлили больничный и прописали мазь для колена. Но она не помогала.

— Никаких изменений не было — и я решил обратиться в Центр медпомощи ИМЕН. Просто сообщение в соцсетях увидел о такой возможности и написал. Меня отправили к специалистам, назначили физиопроцедуры. Волонтер также предложила помощь психолога. В первые дни я не придавал значение психологическому состоянию. А потом начали сниться кошмары по ночам.

Евгений говорит тихо, видно, что разговор о событиях августа дается ему с трудом.

—  Мне было страшно, что это повториться. Я и сейчас не чувствую себя в безопасности. Бывает, когда я начинаю задумываться на эту тему, потом трудно успокоиться. Хотя я не замечал за собой такое раньше.

Помощь

Если вы получили травмы во время демонстраций, и вам нужны лекарства, лечение, реабилитация, вы можете обратиться к нам. Для этого нужно заполнить заявку здесь.

Вы также можете позвонить на КРУГЛОСУТОЧНУЮ «горячую» линию по номеру +375 44 709-79-11 и вам подскажут, как получить юридическую, медицинскую или психологическую помощь.  Наши медицинские кураторы и волонтеры подберут клинику или нужный пострадавшему медицинский/реабилитационный центр в Беларуси или за рубежом. Помощь можно получить абсолютно бесплатно.

Истории

ИМЕНА vs коронавирус. Главное на сегодня 02.07.2020

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

Помогаем медработникам в борьбе с COVID-19. Новый проект ИМЕН

Помогаем проекту Помощь медработникам в борьбе с COVID-19
Сбор средств завершен
Истории

Десять суток трактористу и лекарство для Влада. Постскриптум недели

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

Такого еще не было! Альфа-Банк будет переводить 0,5% от покупок клиентов в поддержку проектов платформы «Имена»

Истории

«Пора добра» теперь на карте № 1 Альфа-Банка. Пора подключаться!

Истории

Что за сведения просила милиция у ИМЕН? Рассказываем

Помогаем проекту Имена
Собрано 633 421 из 511 767 руб.
Истории

У нас будет 7 нянь. Как читатели «Имен» и один ИТ-бизнесмен изменили жизнь 700 малышей-сирот

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

Благотворительный магазин KaliLaska нашел склад и снова принимает вещи

Помогаем проекту Благотворительный магазин KaliLaska
Сбор средств завершен
Истории

В СИЗО сказали «поболит и перестанет». Как пострадавшие на мирных демонстрациях восстанавливаются после травм

Помогаем проекту Центр медпомощи для пострадавших во время мирных демонстраций
Сбор средств завершен
Истории

Лучшие фотографии «Имен» 2017-го