Истории

Домик у озера. Как минский архитектор Галина Боярина помогает сиротам искать смысл жизни

Собрано 4573 из 4500 рублей

Восемь лет назад архитектор Галина Боярина решила стать волонтером и отправилась в Станьковскую школу-интернат. Считалось, что там живут «неисправимые ужасные дети», которых уже усыновляли, но потом отдали обратно. Приехав в интернат, Галина Петровна заметила: дети дикие, воруют, ругаются матом, могут разбрасывать еду и вещи. Но виной этому, считает женщина, не сами дети, а то, что в наших интернатах нет условий для их нормального воспитания. С этой поездки у Галины Петровны вообще началась совсем другая жизнь, в которой ей уже не раз приходилось доказывать: любой брошенный ребенок, оказавшийся в детском доме, — «не изверг, а душа, к которой надо искать подход». Несмотря на долгое сопротивление чиновников и руководства интерната, Галина взяла на патронат 10 детей. А вместе с ними — несколько кредитов, чтобы купить недалеко от Минска для них целый дом. Там она решила воспитывать сирот по-своему. Теперь дети довольны, Галина Петровна — тоже. И вместе с тем озадачена: почему ее желание помогать до сих пор встречает то непонимание, то сопротивление со стороны окружающих.

Галина Петровна, Андрей, Вовочка, Дима и Богдан. Сзади — соседский парень Лёша. Еще восемь лет назад женщина и подумать не могла, что развернет большую деятельность и станет практически мамой для десяти чужих ей детей. За время поездок по детским домам ей стало понятно, почему в обществе детдомовцев считают неуправляемыми и невоспитанными. Оказавшись в сложной ситуации, эти дети часто остаются предоставленными сами себе. А это значит, что после выпуска общество на самом деле часто получает самых настоящих беспризорников, обиженных на весь мир. Фото: Александр Васюкович, Имена

Как всё начиналось

Галина Петровна Боярина — невысокая хрупкая женщина. Ей 58 лет, хотя по внешнему виду сложно определить ее возраст: лицо и руки усыпаны тоненькими морщинками, но большие светло-зеленые глаза и несходящая улыбка горят жизнелюбием и энергией, какое свойственно обычно двадцатилетним. Архитектор по образованию, она преподает в университете градостроительство и ландшафтную архитектуру, руководит церковным хором, возглавляет волонтерскую группу «Отрада», которая помогает взрослым и детям с инвалидностью, проживающим в интернатах, и занимается воспитанием детей-сирот.

Галина Боярина. Фото: Александр Васюкович, Имена

С сиротами Галину Петровну связала работа. Будучи руководителем церковного хора, однаждыт она решила организовать детский хор в Воскресной школе при Свято-Троицком приходе. В хор постепенно стали приходить и молодежь, и люди постарше. Так в 2005 образовалась «Отрада». Группа с годами пополнялась новыми членами, которые давали концерты в больницах и в интернатах для детей-инвалидов, помогали организовывать для них летние лагеря. Восемь лет назад группа решила отправиться в Станьковскую школу-интернат. К тому моменту Галина Петровна уже слышала много негативных отзывов про ее воспитанников.

Просто так туда почему-то было не попасть, вспоминает женщина. Узнав, что «Отрада» — православная группа, руководство интерната пыталось убедить Галину Петровну, что дети их не примут и ехать к ним бесполезно. Женщина доказывала обратное. Она была уверена, что контакт с ними можно найти. Так и случилось.

— Мы подружились с детьми и стали туда ездить регулярно, делали пикники, играли в футбол, концерты давали, в игры играли, организовывали поездки в монастыри, — говорит Галина Петровна.

Через три года Станьковский интернат расформировали и детей распределили в два других учреждения: в Грозово (Копыльский район) и в Радошковичи (Молодеченский район). К тому моменту Галина Петровна вместе с другими волонтерами уже прикипели душой к сиротам и стали посещать уже два интерната. В какой-то момент дети из Грозовского интерната стали просить Галину Петровну забирать их на выходные домой, как это делают другие волонтеры.

— Я понимаю все прямо: раз просят — надо вопрос решать, — говорит женщина. Дома у Галины Петровны на тот момент еще не было, и дети временно жили в квартире ее помощника.

— Оказалось, что дети настолько плохо себя ведут в квартире, что, если бы там все время находиться, на нас бы каждый день милицию вызывали. Дети были неуправляемые: все время ссорились, могли подраться, выбегали курить, оставляя двери нараспашку, или курили на балконе и бросали вниз окурки. Это невозможно. Поэтому я делала так: вставала очень рано, готовила завтрак, паковала по пакетам, клала термос с собой, воду. Потом будила детей, они за пять минут умывались-собирались, выходили на остановку, и мы ехали на Минское море или на Ислочь. Вот там простор. И дети не так дерутся. Играют на реке, купаются, ягоды собирают.

Это было их первое лето. Потом дети уехали. И, как признается Галина Петровна, сначала ей казалось, что надежды на их исправление очень мало. Думала, зря всё затеяла и ничего не получилось.

— Но когда дети впервые приехали к нам на осенние каникулы и все стали говорить, что это нормальные городские дети, я поняла, что у нас все получилось, — вспоминает Галина Петровна.

Тогда женщина поняла, что этим ребятам нужен свой дом. Место, где они смогут окружить заботой себя, близких и почувствуют, наконец, свою нужность.

Новая жизнь

Небольшой бревенчатый дом, куда уже сегодня часто приезжают пожить 10 мальчишек-сирот, расположился на просторном зеленом участке и подсматривает маленьким белым окном на центральную улицу деревни Октябрь, что в часе езды от Минска. Дом Галина Петровна купила только в этом году — за 130 еще неденоминированных миллионов. Деньги на него частично собрали за счет пожертвований, что-то взяли взаймы у знакомых, а на оставшуюся сумму Галина Петровна взяла кредиты в двух банках.

Галина Петровна Боярина купила этот дом специально для детей-сирот, которых она и другие воспитатели «Отрады», взяли под свой патронат. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Патронат — это гостевая семья, — объясняет Галина Петровна. — Патронатный воспитатель не становится родителем ребенку в полном смысле этого слова — законным представителем остается руководитель учреждения, где воспитывается ребенок.

Но воспитатель может забирать его на выходные и каникулы и помогать ребенку подготовиться к самостоятельной жизни.

— Вот знаете, ведь в послевоенных интернатах дети должны были сами трудиться, ребенок был все время занят. А сейчас что? — задает риторический вопрос Галина Петровна, пока мы рассматриваем участок, и начинает рассказывать об их с ребятами деревенском быте. — Тут они сами стирают в стиральной машине, вешают, сушат все. Сами поехали, купили, чем стирать, абсолютно все сами. То, что готовим на костре и в печке, так это я, честно говоря, специально, чтобы дети трудились непрерывно. Зачем облегчать жизнь? Чтобы они готовили быстро на газу? Зачем? Так они дрова колют, заготавливают. Они заняты. Вчера вот участок косили с утра до вечера, так я сначала за бензином на заправку на велосипедах с ними ездила, потом в Чистик (соседний поселок) — за леской.

Богдан и Дима пилят дрова для костра, где будет готовиться обед. Фото: Александр Васюкович, Имена

Еще дети вместе с Галиной Петровной ходят в лес собирать ягоды и грибы, чтобы сделать потом запасы на зиму.

— Летом дети у меня собирают грибы и ягоды ведрами. Такие чудесные дети, просто сказка. Раньше они могли их только в рот собирать, эти ягоды, — смеется Галина Петровна. — А сейчас Димочка научился чернику собирать так же быстро, как и я.

Это наши дети навсегда

— Пойдемте в дом пить чай, — приглашает нас Богдан. Пока мы разговаривали о деревенских буднях, ребята накрыли на стол.

Купленный домик — небольшой, всего две комнаты. С улицы сразу попадаем на кухню, справа — раковина, рядом приставлен шкафчик для кухонной утвари, в центре — обычный четвероногий стол. За ним — самодельная деревянная лестница, ведущая на чердак. Ее ребята сделали сами с небольшой помощью дяди Вани, волонтера «Отрады», и его инструментов.

— Такие лестницы стоят 2 миллиона, а у нас получилась за 300 тысяч, — с гордостью за ребят рассказывает Галина Петровна, все еще оперируя неденоминированной лексикой.

Во второй комнате справа у входа — небольшая печка. В середине — невысокий кофейный столик с горячим чаем и сладостями. По периметру стен расставлены четыре кровати, две из которых ребята тоже сделали своими руками. Под белым деревянным потолком нависли две громадные балки, на которых развешаны аккуратные венички из сухих трав: малина, полынь, мята, мелисса.

Перед обедом Галина Петровна читает молитву вместе с ребятами. Фото: Александр Васюкович, Имена

Мы садимся за стол и знакомимся с ребятами поближе. Младшему Вовочке — 11. Он любопытный и непоседливый, с большими карими, почти черными глазами. Дима перешел в девятый класс и еще не знает, куда будет поступать после окончания школы. Двое старших ребят — Богдан и Андрей — дружат, как сами признаются, с пеленок.

Богдану 17. В детском доме он примерно с года.

— Все из-за матери, она пила. А папа нормальный был… Но он инвалид, поэтому нельзя было с ним оставаться, — рассказывает Богдан. С отцом он никогда не виделся, но тот писал ему и присылал фотографии. Пять лет назад папа умер. До шести лет, вспоминает парень, ему пришлось жить в Жодинском детском доме, там он и познакомился с Андреем. Позже обоих мальчишек перевели в Станьковскую школу-интернат, где они учились вместе до 8-го класса. Когда интернат в Станьково расформировали, Богдана направили в Грозово, а Андрея — в Радошковичи. По выходным и на каникулах они виделись, когда приезжали к Галине Петровне в гости. Как признается Богдан, Андрей и Галина Петровна — два самых близких в его жизни человека.

Андрей — любитель сладкого. В чай кладет семь ложек сахара. «Просто кружка большая», — смеется он. В детский дом, говорит, попал сразу после рождения. Почему, не знает: со своими родителями вообще никогда не общался. Знает, что папа жив, но они не видятся. Мама умерла. Есть брат и сестра, с ними старается поддерживать связь, но главной опорой в его жизни, признается парень, стала Галина Петровна. Сейчас Андрею 18. Из интерната уже выпустился, учится в Слуцке на сыродела. По-прежнему приезжает к Галине Петровне на выходные и каникулы. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Мы приезжаем к ней в гости, ходим в музеи, по городу гуляем. Летом в Парк Челюскинцев, зимой — на каток на Немиге, — рассказывает Андрей и, пока мы пьем чай, просит рассказать для всех их любимую историю.

— Хорошо! — смеется Галина Петровна. — Это было еще до того, как я вас взяла. Я тогда еще сильно растолстела. У дочки на даче ехала на велосипеде по проселочной дороге. И у меня в правой руке был мобильник, я разговаривала, а левой резко нажала на тормоз перед лужей. И такое крушение, такая боль! Я говорю, Тамара, стой, я тут разбилась. Выключаю телефон и лежу, прихожу в себя от боли. Открываю глаза — передо мной куст смородины. Я начинаю быстренько есть эту смородину, потому что она хорошо обезболивает. Потихонечку встаю, у меня разорвана нога. От жира треснула! Как я тогда перепугалась! Я похудела за 10 дней. Это ужас, какой жир! А уже темнело, я приехала домой, обработала рану, положила стерильную салфетку, села на велосипед и поехала за девять километров в больницу. Нашла в Бешенковичах эту больницу, они в шоке были, мол, чего вы не вызвали скорую помощь?! Короче, мне рану зашили, молодой хирург Дима. И все мне говорят: «Нельзя ехать вам, нельзя!» А хирург говорит: «Она все равно поедет». И я поехала домой в абсолютно черной темноте. И в пять утра уже отправилась за ягодами. Ну как их не собирать, когда столько много ягод?!»

Ребята слушают эту историю так, будто Галина Петровна рассказывает ее впервые. А затем и сами начинают наперебой рассказывать о деревенской жизни, которая так непохожа на интернатовскую. О том, как они строили шалаш из веток ивы за домом, а для навеса от дождя изнутри использовали клеенку и отрез первой попавшейся ткани, оказавшейся шелком Галины Петровны. О том, что рядом с деревней есть много озер, куда они ходят купаться. А еще вчера в лесу они видели двух волков, говорит Андрей.

— Это я ему сказал, — смеется Богдан. — Мы просто вечером поехали на великах по лесу, а мне так надоело педали крутить! Говорю ему: «Вон там что-то мелькнуло, похоже, волки!» Ну, мы развернулись и поехали назад. А если б я просто сказал, что надоело ехать, этот бы (кивает на Андрея) не согласился возвращаться, начал бы уговаривать еще проехать.

Соседский парень Леша проводит много времени с ребятами и помогает усмирять самого младшего — Вовочку. Он под патронатом Галины Петровны всего два месяца, и, как признается женщина, он хоть и трудный, но золотой мальчишка. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Это наши дети навсегда. Они нам как родные. Дети могут от нас отказаться, мы от них — никогда, — мягко улыбается Галина Петровна, глядя на ребят, и начинает говорить о планах. — Хотим вот веранду сделать обязательно, без нее невозможно жить. Это все быстро делается, они это за один день справятся. Потом на чердак надо купить вагонку. Оборудуем три спальных места для девочек. Можно еще дверь небольшую там сделать.

— Нет, дверь там будет лишней! Лучше штору повесить, — предлагает Богдан.

— Лишней, да? Ну вот, они все решают сами, — снова улыбается Галина Петровна. — Я когда сказала им, что родственница моя, девочка, приедет, они ей выгородили такое место красивое! Ой, как там было уютно!

После чаепития двое старших парней вместе с вернувшимся из леса дядей Ваней, волонтером «Отрады», отправились на машине в соседний поселок за деталями для дверей. А Димка собрался на велосипеде в ближайший магазин. За спичками, объяснил он Галине Петровне. Ведь они закончились.

«Хорошо, что эти дети адаптированы к плохому отношению»

За время работы с сиротами Галина Петровна постоянно сталкивается с мнением людей, что сироты — это плохие дети. Неисправимые, ничего не хотят, кроме как пить, курить и принимать наркотики.

— Хорошо, что эти дети адаптированы к плохому отношению, они не так сильно это переживают, — замечает Галина Петровна.

С негативным отношением к сиротам приходится сталкиваться и в некоторых учебных заведениях, куда поступают ребята после интерната. Там педагоги то ли не умеют, то ли не хотят находить подход к таким детям, что в итоге приводит к конфликту. И хотя Галина Петровна не является ни мамой этим детям, ни официальным опекуном, она защищает их как родных. Ведь кроме нее, считает женщина, это сделать некому.

В 90-е Галина Петровна успела поработать в Федерации конного спорта. Она занималась его развитием, когда это направление спорта было в упадке и не хватало финансирования. Сейчас она много работает с сиротами, потому что считает, что у общества сегодня не хватает понимания того, как с этими детьми нужно обращаться. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Богдан — золотой мальчик, его только нужно понимать. Ну, а в училище он самый плохой. Значит, так относятся, — уверена Галина Петровна. — Вот что-то сделал не так, будут наказывать. И милицию, и то, и сё, и в психушке проверять. До конца будут добивать этого ребенка. Ужасно просто.

Вспоминает Галина Петровна, например, такой эпизод.

— Когда Богдан жил в интернате, ему очень нравились столярные работы. Там и руководитель хороший был, и станки. А в лицее, где он учится на столяра, он к этим работам интерес потерял: то ли из-за слишком простых заданий, то ли навыка трудолюбия у него пока нет. Когда он пошел в училище, начались скандалы. Я вообще не понимала, почему они происходят, у меня никогда не было такого, — недоумевает Галина Петровна. — На него, бывает, кричишь 15–20 минут, а он в ответ ни слова. Это как надо относиться к ребенку, чтобы он на тебя матом?

По мнению Галины Петровны, воспитатели в училище часто хотят, чтобы сироты сразу были хорошими. А так бывает очень редко.

— И что делать с ним? Изолировать от общества? Чтоб он скорее умер? Знаете, у кого нет никого, быстро умирают: одного убили, другой наркотики принимал, третий под машину попал, — раздосадована Галина Петровна. — А если б не было меня? И добили бы. Сколько угодно таких детей. У них нет защиты никакой. А этим детям нужно давать возможность реализовать себя, чтобы они делали что-то для других, старались и трудились для кого-то, чтобы они не чувствовали себя одинокими. А еще нужно постоянно восполнять в них ресурс добра, счастья, любви, радости, жизнеспособности, чтобы перевесить ту травму, которую они получили, оказавшись брошенными родными родителями.

Пока Галина Петровна варит суп, Богдан и Андрей занимаются приготовлением теста для картофельных оладий к ужину. Фото: Александр Васюкович, Имена

Своим успехом Галина Петровна считает то, когда удается ребенка привязать к себе. И хотя звучит это немного странно, но у женщины своя философия:

— Должна быть эта четкая привязанность. Ребенок должен понимать, что я всегда буду рядом. Ты меня любишь, я тебя люблю, и что бы ни происходило, я буду всегда с тобой и поддержу.

Постоянные препятствия

Свою философию Галина Петровна защищает именно потому, что уже на практике проверила, работает она или нет. За время, пока воспитывает сирот, увидела, как из неуправляемых беспризорников они на глазах превращаются в ответственных и благодарных. Хотя препятствий на пути к цели у Галины Петровны уже было немало. Этого дома вместе с Богданом, Андреем, Димой, Вовочкой и другими ребятами по сути могло и не быть. Потому что благородная идея сначала встретила сопротивление и непонимание со стороны чиновников и руководства интерната.

— В интернате нам все равно говорили: зачем вы будете это делать? «Меньше ответственности», «Просто приезжайте в гости», «Зачем же вы будете брать этих детей домой? Не надо этого».

Галина Петровна до сих пор помнит, как чиновники районного отдела образования не хотели брать на себя дополнительную ответственность и оформлять патронат. С документами возились полгода.

Мальчишки готовятся с ветерком проехать по проселочной дороге Фото: Александр Васюкович, Имена

Испытания в жизни Галины Петровны и ребят продолжились и после того, как дом они обжили. Летом кто-то из жителей деревни пожаловался в сельсовет на то, что здесь «беспризорные дети», которые «попрошайничают», ходят «вечно голодные», а в доме царит антисанитария. К ним с проверкой приходила комиссия из сельсовета. Милиция опрашивала соседей о том, кто и как здесь живет. Но за Галину Петровну заступились.

— Одна соседка вообще сказала милиционерам: «Да вы что! Деревенским надо поучиться у этих детей. Это дети замечательные, никогда никаких претензий не было. Никогда ничего не испортили, ничего плохого не сделали, хорошо себя ведут, не кричат, не ругаются, никогда мата никто не слышал от них. Совсем другие дети!»

Здесь в деревне ребята любят играть с мячом. Когда приезжают девочки, они постоянно играют в волейбол, рассказывает Галина Петровна. А еще по вечерам приезжают мальчишки из соседней деревни и играют с местными в футбол на большом поле. Фото: Александр Васюкович, Имена

Звонила комиссия даже местному батюшке. И он заступился за Галину Петровну.

— Он говорит: «Турпоход же. Палатку взяли, крупу, сало. Какие там санитарные условия? Это нормальный летний отдых». Так и здесь: они могут жить хоть в палатке, и никто не может им запретить, — рассказывает женщина. В итоге местная комиссия заключила, что написанное в жалобе не соответствует действительности, и проблема решилась. Галина Петровна говорит, что старается на людей зла не держать. Всё больше думает о планах. А их много: построить баню, выкопать пруд среди плакучих ив и высадить плодовые деревья вдоль всего участка.

Шалаш из веток и шелка. Большая мечта любого ребенка — иметь свой тайный домик. У этих ребят она исполнилась. Сегодня, несмотря на то, что дом для детей изначально планировался как летний отдых, дети продолжают приезжать в гости круглый год: и на выходные, и на каникулы. Воспитывать ребят Галине Петровне помогают другие волонтеры «Отрады». Фото: Александр Васюкович, Имена

Галина Петровна говорит, что если другие дети сами захотят к ним приезжать или интернат предложит кого-то забирать, то будут воспитывать и их. Уже теперь в интернате к затее Галины Петровны относятся с пониманием и предлагают заниматься с трудными детьми, с которыми не могут справиться.

— Интересно, что дети, когда приезжают к нам первый раз, не могут жить сегодняшним днем. «А завтра мы поедем в зоопарк?», «а вечером что будет?», «а что будет послезавтра?», «а что будет через неделю?»… И вот научить ребенка, что сегодня — хорошо, это огромная проблема. Ему сегодня плохо. Они вообще не умеют жить. А те, которые давно с нами, уже умеют жить и радоваться жизни. Это все с опытом приходит. Я всегда говорю, я не знаю, что будет завтра, я не знаю, что будет через час, может, пойти дождь или еще что. Но все будет хорошо.

Младших мальчиков прохладная погода не испугала, и они полезли купаться. Старшие оказались померзлявей и нашли себе другое развлечение на озере: обрызгать друг друга водой, отлетающей от ударов веревок по воде. Фото: Александр Васюкович, Имена

Как помочь

За первое лето ребята построили себе мастерскую, веранду, проделали большие столярные и плотницкие работы. Как отмечает Галина Петровна, дети стали более самостоятельными и трудолюбивыми, открытыми для общения с окружающими людьми. Но есть несколько проблем, которые Галина Петровна с ребятами пока не в силах решить самостоятельно. И мы можем им помочь. Первая и главная задача — рассчитаться с долгами и кредитами по дому. На сегодня этот долг у Галины составляет 4 500 рублей.

Также Галине и ребятам нужна помощь в посадке деревьев, строительстве бани и обустройстве участка. Связаться с женщиной можно также кликнув кнопку «Помочь» в этом материале.

Материал создан в рамках совместной инициативы Офиса европейской экспертизы и коммуникаций, онлайн-журнала «Имена», краудплатформы Talaka.by, CityDog.by и 34mag.net

Истории

«Государство всё время наказывает». Как сироте Богдану запретили тратить деньги

Помогаем проекту Детская агроусадьба «Отрада»
Собрано 4573 из 4500 рублей
Истории

«Я еще боюсь верить, что мне дадут пенсию». Освободит ли белорусов из пенсионной ловушки новый указ?

Истории

«Отворачиваются даже друзья». Пять минчан показали, как возвращаются к жизни после психбольниц

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 7865 из 29 300 рублей
Истории

«Из ног текло так, что я подставляла тазики». Бывшая балетмейстер ставит на ноги больного старика

Помогаем проекту Патронажная служба
Собрано 1029 из 49 185 рублей
Истории

Айтишница из Линово. Как живет и работает девушка, которую не может вылечить ни один врач

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 29 886 из 47 700 рублей
Истории

Как выживают люди, которым государство отказало в пенсии

Истории

Рожденные рано. Как растут дети, которые поспешили появиться на свет раньше срока

Помогаем проекту Рожденные РАНО
Собрано 3399 из 33 960 рублей
Истории

Кому руку? Минский программист создает бесплатные протезы для нуждающихся

Истории

Еще больше «ИМЕН»! Как читатели влияют на изменения в Беларуси

Помогаем проекту Журнал «Имена»
Собрано 81 616 из 174 000 рублей
Истории

Как «белорусский Хокинг» научил парализованного парня из Минска управлять компьютером без рук

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано 25 632 из 20 000 рублей