Герои

«Тебе что, заняться нечем?» Почему Катерина Бриль отказалась от перспективной карьеры в IT и стала помогать детям-сиротам

Сбор средств завершен
Помочь

25-летняя Катя Бриль закончила университет с красным дипломом и начала строить карьеру в сфере IT. Но потом решила отказаться от планов в этой области, чтобы помогать детям-сиротам и работать над проектом YOU CAN. «Я могу, конечно, остаться в IT и хорошо зарабатывать, — говорит Катя. — Но я там буду страдать и плакать, что не вижу миссии и философию». Катя — необычный персонаж в белорусской некоммерческой сфере — и по возрасту, и по своим взглядам на развитие благотворительности она явно человек нового поколения.

«А кто тебе дает деньги? Тебе что, заняться нечем?» — Катя с грустной улыбкой вспоминает вопросы, которые ей часто задают. Люди с трудом верят, что за спиной у хрупкой девушки нет огромных бюджетов и влиятельных людей. Но Катя — не про деньги. Катя — про идею. Работая в IT-компании, часть зарплаты она часто отдавала на расходы своего проекта YOU CAN. Перешла на полставки, чтобы вторую половину дня можно было проводить с юкеновцами. «Я до сих пор часть своей  зарплаты могу команде за работу отдать, — говорит Катя. — Потом думаю — а мне на что жить? Ну, ничего, ладно, я как-нибудь справлюсь». А сейчас девушка решила уволиться, когда закончит текущие проекты, чтобы пойти учиться у российских и европейских специалистов, как сделать белорусский YOU CAN лучше.

«С пяти до семи лет ездила по больницам — разного насмотрелась»

Мы с Катей долго разговаривали, но только под конец она рассказала личную историю, с которой все началось. 

— Мне было пять лет, когда мои родители попали в аварию, — Катя отводит взгляд в сторону, впервые за всю встречу. — У мамы — перелом позвоночника. Она стала инвалидом первой группы. Ходить не может, ездит на коляске. С пяти до семи лет я не ходила в садик, а ездила с мамой по больницам. Младшая сестра оставалась с дедушками-бабушками, а я как старшая была больше с мамой. Я жила в этом два года — разного насмотрелась.

Катя разговаривает бойко и быстро. А когда речь заходит про семью — замедляется.

Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Девушка добавляет, что в юном возрасте взяла на себя многие обязанности по хозяйству. А еще вместе с папой ходила в горисполком, чтобы в их многоквартирном доме поставили пандус. И поняла еще тогда: у каждого человека в трудные времена должна быть поддержка. И человек, который вдохновляет.

— Когда я ездила с мамой по больницам, я познакомилась с 16-летней девушкой, — продолжает Катя. — Ее история меня очень впечатлила.  Как-то зимой после школы она пошла на горку и скатилась на портфеле, как все. Но неудачно — перелом шейного позвонка. Ее парализовало полностью. Но я никогда еще не видела такого жизнерадостного человека. И меня тогда — в шесть лет, в военном госпитале в Евпатории — она впечатлила просто до безумия. Жизнь продолжается несмотря ни на что. А еще понравился врач, который пытался поставить на ноги маму. В перерывах, пока мама страдала — «не хочу, не буду, отстаньте от меня, у меня все болит» — он общался со мной. Спрашивал: «А что ты делаешь? Чем занимаешься?». Мне было очень важно это внимание и поддержка.  С тех пор мне интересно общаться с людьми старше меня. С одногодками я не дружила — из сада же меня вытянули.  Сегодня у меня только одна подруга моего возраста. И молодой человек, потому что мы знакомы со школы.

«Золотую медаль я посвятила бабушке, красный диплом — маме, магистратуру — папе»

В школе Катя была отличницей. Закончила с золотой медалью, а потом поступила в БГУИР на инженерно-экономический факультет, специальность маркетолог-программист. Получила диплом — и продолжила учебу в магистратуре. 

Катя с Арсением — подопечным проекта YOU CAN. Сейчас Арсений учится на программиста в БГУИР — там же, где училась и Катя несколько лет назад Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

— У нас шутка была в семье, — смеется Катя. — Золотую медаль я посвятила бабушке, красный диплом — маме, магистратуру — папе. Был бы дедушка — пришлось бы в аспирантуру идти.

Чтобы не напрягать родителей финансово, Катя работала с первого курса.

— Я очень не хотела жить в общежитии, у меня была цель — жить в квартире. Родители сказали: «Хочешь — работай». Я начала понемножку крутиться-вертеться. На третьем курсе нашла объявление о работе: «нужен фандрайзер-маркетолог в некоммерческую организацию UNIHELP». Кто такой фандрайзер, на тот момент я, конечно же, не знала. Мне кажется, многие не знают, кто это такой. Кто такой маркетолог — я понимала.

Потом Катя станет тем самым фандрайзером и для своего проекта YOU CAN. То есть человеком, который будет привлекать средства и другую поддержку от спонсоров. Но в 20 лет девушка еще об этом даже не задумывалась.

— Третий курс, — продолжает Катя. — Я начала работать в международной благотворительной организации UNIHELP на ставку и одновременно училась на дневном отделении. Три года я у них проработала. После магистратуры стал вопрос распределения — два года обязательные — что выбрать? Куда пойти? В UNIHELP я распределяться не хотела. Было очень трудно эмоционально, потому что это были тяжелобольные дети — ДЦП, рак. 

«Чего вы так мелко мыслите? Давайте детей-сирот соберем и привезем в одно место»

Как раз тогда, когда Катя думала над распределением и искала новую работу, в ее жизни случился YOU CAN. Только в 2018 году этого названия еще не было. Просто у подруги возникла идея съездить в какой-нибудь детский дом в Бресте и рассказать ребятам об IT. В Брест — потому, что Катина подруга оттуда родом. Сама Катя — из Солигорска. 

— Через 2-3 недели она мне звонит: «Я рассказала своим друзьям, и многие откликнулись — давайте все приедем и выступим». Потом один из айтишников предлжил: «Чего вы так мелко мыслите? Давайте детей-сирот соберем и привезем в одно место». Но у ребят крупные бизнесы — большие IT-компании в Литве, России, Америке. Они говорят: «Катя, у нас нет ни сил, ни времени, только финансовый ресурс. Сможешь сама все организовать?» Оставался всего месяц. «Ну, давайте, что делать».

Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

— В финансовые вопросы я вообще не влезала, — говорит Катя.  — Занималась только организацией. У нас со всеми айтишниками договоренность была только на один сезон. Они очень четко очертили: «Если хочешь продолжать, мы можем помочь тебе с отработкой в универе, с какими-то контактами, познакомить с нужными людьми. Но все остальное — на тебе. Это полностью твое решение».

Катя поняла, что одной поездкой детям-сиротам не поможешь. Им нужна системная поддержка. Девушка начала разбираться в проблеме и думать, что можно сделать. В Беларуси около 15 тысяч детей-сирот в возрасте 12-17 лет. И многие выбирают будущие профессии наобум. Действует стандартная схема. Руководство интерната предлагает узкий круг специальностей — повар, продавец, парикмахер. И ребята соглашаются, не зная о существовании других перспективных современных профессий. Более того, по статистике, только шестая часть детей-сирот получает высшее образование. 

Проблемой профориентации сирот никто не занимается — нет ни государственных программ, ни некоммерческих фондов. Решить ее хотя бы частично взялась Катя вместе с командой социально-благотворительного учреждения «Ты можешь» в рамках проекта YOU CAN. Ребята разработали профориентационные тесты для подростков из детских домов, а после их прохождения самых мотивированных юкеновцев приглашают в обучающий лагерь. Связь с подростками поддерживается и дальше, чтобы помочь поступить в ВУЗ.

«И так у меня началась интересная жизнь»

После первой попытки организовать лагерь Катю взяли на полставки в IT-компанию, которая разрабатывает компьютерные игры. Проблема с распределением была решена. Девушка смогла продолжить проект YOU CAN — уже самостоятельно.

Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

— И так у меня началась интересная жизнь. Полдня на работе я погружалась в интересные задачи. Потом занималась своим проектом. Ходила на IT-конференции от работы, думала: «Ой, прикольная штука, забираю для YOU CAN». Просто так я бы на эти конференции не пришла. А так попадаешь в мир айтишников, и с ними можно познакомиться и привести на проект как партнеров. YOU CAN все-таки был на первом месте. Несмотря на то, что денег он не приносил никаких. 

Кате особенно интересно вплетать современные технологии в некоммерческий проект:

— Есть эта проблема в НГО Беларуси. Люди сейчас работают также, как лет 20 назад. «В смысле, таргетинг в социальных сетях? А как создать такую автоматическую рассылку? В смысле, ты зарабатываешь? А как это сделать?» Нужно, чтобы их опыт сочетался с прогрессивными методами работы. Нужен свежий взгляд.

В своем проекте Катя делала упор на техническую сторону — сама писала задание программисту для создания сайта, вместе с дизайнером разрабатывала концепцию его оформления, а потом предложила сделать обучающую онлайн-площадку с роботом-гуру. 

На занятиях в лагере Фото: из архива Катерины Бриль

— У меня есть такая традиция: после всех лагерей я сдаю отчеты, уезжаю в санаторий — и прикидываюсь глухонемой, — Катя смеется. — Врач, который меня курирует, знает про это. Я его прошу — не раскрывайте. Говорю: «Я так устала, что мне нужно реально от всего отдохнуть, чтобы собраться с мыслями». И вот так я наяривала в одиночестве километры по санаторскому лесу — разговаривать не с кем, а мысли в голову лезут. Хожу и думаю — «А что мешает сделать такую площадку?»

Чтобы создать и запустить задуманную онлайн-площадку с роботом-гуру, пришлось искать партнеров. В феврале 2020 откликнулись ИМЕНА. И запустили проект «Будущая профессия для детей-сирот».

На онлайн-площадке подросток пройдет тест и узнает, какие профессии ему подходят. А потом сможет обучиться основам одной или нескольких профессий, которые выберет. Программу обучения — капсулы — составляют эксперты в своей области. Они рассказывают про особенности работы, подбирают необходимые материалы для изучения: книги, видео, дополнительную информацию. Первоначально планировали сделать 25 профессий. Но был такой отклик от экспертов, что сейчас профессий около 90 — археологи, генетики, пиарщики, менеджеры, есть даже шоколатье. Самым способным ребятам многие эксперты готовы предложить стажировку в своих компаниях. 

Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

«Просить постоянно деньги — очень тяжело эмоционально»

Совмещать работу в IT-компании с проектом стало сложнее. Тем более, что Катя хочет развиваться в некоммерческой сфере — и постоянно учится. Поэтому девушка всерьез думает про увольнение.

— Недавно я подала заявку в Варшавский университет на факультет маркетинга и управления в некоммерческой сфере, и ее одобрили. Университет отбирает людей со своими социальными проектами, у которых есть коммерческий потенциал. В конце обучения нужно будет написать исследование, как работают некоммерческие проекты, которые занимаются социальным предпринимательством в Европе, сравнить с проектами из Беларуси. И внедрить хорошие идеи в белорусский YOU CAN. 

Команда YOU CAN решила попробовать перевести свое дело в разряд социального предпринимательства — начать зарабатывать, продолжая помогать сиротам. Для это ребята хотят запустить онлайн-площадку с роботом-гуру для всех детей в Беларуси, но платно. Деньги пойдут на новый сезон профориентационного лагеря для сирот.

— С нашими законами это сложно. Но я хочу хотя бы попытаться. Мы обсуждали возможность монетизации YOU CAN c российскими экспертами из Высшей школы экономики в Москве. Они подтвердили, что мы можем выйти на самообеспечение. Ведь просить постоянно деньги — очень тяжело эмоционально. Тем более у нас в команде нет отдельного фандрайзера. И в Беларуси тонкостям такой работы не учат. 

Я сейчас прохожу годовой онлайн-курс в Академии фандрайзеров в России — выиграла грант. Преподаватели из Академии говорят, что в Беларуси пока не сформировалась полностью культура благотворительности. Люди не понимают, что работники некоммерческих организаций должны зарабатывать. Считают, что у тех, кто занимается благотворительностью, все есть. На моем примере разбирали ситуацию: «Ты работаешь полдня в компании, возвращаешься оттуда вымотанная, а тебе нужно вечером и в выходные закрывать вопросы YOU CAN. Это нехорошо. Ты когда у родителей в Солигорске была?» «Да вот два месяца уже не была» — отвечаю. 

Катя поддерживает связь со всеми подопечными. На фото она разговаривает с Машей. Девочка участвовала в двух сезонах лагеря. А сейчас надеется, что робот-гуру поможет окончательно определиться с профессией. Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Катя говорит, что многих заинтересовала коммерческая идея с роботом-гуру:

— У людей, которые ко мне обращаются, есть возможности и ресурсы все это осуществить. Они интересуются, как я это сделала, предлагают вложиться в проект 50 на 50. «А на благотворительность?» Но нет, их интересует только прибыль. А я хочу и то, и то. 

Я когда в IT-компании видела бюджет на разработку «стрелялок», меня мучил вопрос — почемууу? Почему нельзя маленький кусочек дать мне или еще кому-то — и мы пойдем и сделаем что-то хорошее. Как-то на собеседовании меня спросили: «А как вас можно мотивировать?» Я говорю: «Давайте так. Если я выполняю задачу в срок и при этом сокращаю бюджет, можно вы эти сэкономленные деньги будете отдавать в YOU CAN? Мне не нужна премия, поход в ресторан. Я же не прошу ваших денег — вы же уже выделили бюджет». Ой, нет! Не согласились. Но в каких-то компаниях это может сработать. 

Катя говорит, что хочет развивать YOU CAN и дальше. Но что будет через пять лет  — не знает:

 — В России, хоть это и не идеальная модель, есть такое правило: максимум пять лет человек работает в одной благотворительной организации. Допустим, он занимается экологией — руководит проектом. Через три-пять лет он должен уйти в другую организацию. Условно, пойти заниматься детьми-сиротами. Или тяжелобольными детьми. Это делается, чтобы не было выгорания. Может, и у меня так получится.

Но расстаться с проектом будет трудно, — продолжает Катя. Меня дети после второго сезона лагеря попросили: «Пожалуйста, пообещай нам, что YOU CAN будет существовать». Как тут уйдешь? 

Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Как вы можете помочь?

ИМЕНА собирают средства  на создание профориентационной и обучающей онлайн-площадки с роботом-гуру. Деньги пойдут на оплату работ и услуг разработчика, дизайнера, контент-менеджера, психологов-профориентологов и координатора проекта. Деньги сверх сметы пойдут на оплату расходов по проведению четвертого сезона профориентационного лагеря.

Детям нужна ваша помощь. Если вы поддержите проект, на онлайн-площадке до конца 2020 года смогут обучиться до 2000 детей сирот, а 70 из них поедут в лагерь. У ребят нет родителей, которые бы направили их, наняли репетитора и подсказали, куда можно поступить. Но ваши пять или десять рублей позволят детям получить поддержку взрослых и возможность реализовать себя.

Читайте нас в телеграме https://t.me/imenamag

ИМЕНА работают только на деньги читателей. Вы делаете перевод  5, 10, 20 рублей или оформляете ежемесячную подписку с карточки, а мы готовим новые истории и запускаем социальные проекты, которые помогают не одному, а  тысячам людей. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Герои

«Я могу». Как Юра из интерната в 32 года вернул себе право решать, где жить и кем работать

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Герои

Особенная Ира. Как девочка без будущего доказала белорусским врачам, что будущее у нее есть

Герои

«Последний подарок я получал в школе». Как отметят Новый год минские бездомные

Герои

Полина Всемогущая. Беженка из Украины каждый день принимает роды у коров, чтобы ее семья выжила

Герои

Кинула. После интерната сын приехал к маме познакомиться, но она сбежала

Помогаем проекту Центр помощи детям-сиротам «Нити Дружбы»
Собрано 48 907 из 92 410 руб.
Герои

Многодетная пара из Минска впервые за 17 лет вышла на свидание

Герои

Жизнь после насилия. Насте пришлось уехать от сына, чтобы у него осталась мама.

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 70 181 из 80 387 руб.
Герои

Женькино счастье. Как Имена исполнили мечту беженца из Украины

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Герои

«Я не хочу расстраивать маму». Как живет Влад, у которого не сворачивается кровь

Помогаем проекту Геном
Собрано 30 027 из 84 822 руб.
Герои

«Без рук и в филармонию?» Как детдомовец Андрей Жуков стал одним из лучших звукорежиссеров Беларуси