Герои

«Не хотим быть иждивенцами». Парализованный предприниматель об отношении государства к людям с инвалидностью

Сегодня в рубрике «Дать Грету» — Александр Макарчук. Полностью парализованный Саша управляет компьютером с помощью голоса, работает индивидуальным предпринимателем и подбирает персонал для IT-компании. Он организовал школу дистанционного обучения для людей с инвалидностью — этот проект активно поддерживали читатели ИМЕН. Саша — пример того, что для человека нет ничего невозможного. Сегодня он рассуждает о том, что мешает людям с инвалидностью брать на себя ответственность, работать и достойно жить. 

Буквально вчера я получил два письма. Одно — от 27-летнего парня с нейромышечным заболеванием. Он полностью прикован к постели, еле разговаривает и в любой момент может захлебнуться собственной мокротой. Каждую минуту жизни с ним проводит мама, но в последнее время ее стало подводить здоровье. Молодой человек одумался: что будет, когда мамы не станет и он попадет в интернат? Сейчас просит помочь ему наверстать школьную программу, получить аттестат и найти работу.

Второе письмо — от 43-летней женщины, которая передвигается на коляске. Большую часть жизни она провела в интернате для престарелых и инвалидов бок о бок со стариками. Сейчас она просит найти семью, которая могла бы забрать ее из интерната к себе домой навсегда. 

Какой выход из ситуации видят эти люди? Они надеются не на самих себя, а на кого-то — на престарелых родителей, пока те живы, либо на приемную семью, которая, согласитесь, навряд ли обратит внимание на взрослого человека. Где они были раньше — не понятно. И в Беларуси далеко не два таких человека. У нас в стране как минимум 15 000 людей, которые парализованы и передвигаются на коляске.

Дело в том, что родительская гиперопека притупляет инстинкт самосохранения людей с инвалидностью. Родители всячески оберегают своего больного ребенка, не дают ему развиваться и познавать этот мир. А когда умирают, дети оказываются в интернатах, хотя до этого времени уже могли бы отучиться, завести полезные знакомства, набраться опыта, заработать денег, нанять сиделку и отложить копейку на старость. Тем более, что у парализованных людей не такие большие запросы, как у здоровых. Им не надо ездить на отдых каждый год или ежемесячно покупать новые шмотки, они склонны экономить. Но для всего этого должна быть сильная мотивация.

Я мог сесть и ныть, но решил выжать из отведенного мне срока все по максимуму

Эти ребята вырастают домашними растениями, которым по началу удобно жить на социальном обеспечении государства. Государство само их прикармливает маленькой пенсией по инвалидности, которая не дает умереть с голоду и, в то же время, не мотивирует на достойную жизнь. В итоге люди с инвалидностью живут сегодняшним днем — от пенсии до пенсии. Так государство само порождает иждивенчество людей с инвалидностью.

И у меня тоже был такой период, когда ничего не хотелось и было удобно жить на пособие. Но инстинкт самосохранения не дал мне полностью погрузиться в это состояние. В детстве, когда папа нас бросил, а мама запила, мы с братом зарабатывали на вкусняшки, открывая ворота на автостоянки. До отравления я успел побыть дорожным рабочим, санитаром в больнице и продавцом мороженого. Потом заболел, мне сказали, что протяну максимум до 25 лет. Я мог сесть и ныть, но решил выжать из отведенного мне срока все по максимуму.

Начал с написания курсовых работ на заказ. Между прочим, они выходили показательными, не смотря на мое образование — восемь классов школы. Потом с отличием закончил старшие классы, прошел курсы по программированию, зарегистрировался индивидуальным предпринимателем. 

С ИП было много трудностей. Меня не хотели регистрировать по генеральной доверенности и пришлось расписываться в документах зубами. И это — в век цифровой информации! Как только стал предпринимателем, меня лишили возможности отдыхать в санаториях. Это очень обидно: неработающие люди с инвалидностью, которые не приносят денег в бюджет и не развиваются, имеют право на отдых, а я вдруг резко выздоровел. Спасибо, что пока не отобрали пенсию, хотя я наслышан, что многие работающие люди с инвалидностью лишились группы.

Чтобы побороть иждивенчество, нужно создать целую систему, которая бы мотивировала людей с инвалидностью и учила их жить. 

Для этого нужно обеспечить полноценное базовое образование для них. Очень показателен опыт Германии. Там любой родитель может прийти в школу и сказать, что его ребенок с инвалидностью будет здесь учиться. Задача школы — обеспечить безбарьерную среду, организовать сопровождение помощника или тьютера, создать нормальную атмосферу в классе. А учеников с инвалидностью учат развивать элементарные навыки выживания в зависимости от их способностей — сходить в магазин и самостоятельно расплатиться, разложить вещи по коробкам или что-то еще. 

Когда там человек устраивается на работу, ему не нужно быть универсальным специалистом и уметь все на свете — читать, писать, считать. Работодатель смотрит на навыки, которыми он владеет. К примеру, упаковать коробки и расфасовать товар. На основе этого и берет на работу. 

Человек, который получил травму на производстве, не останется без работы. Грубо говоря, если тебе оторвало ногу, то государство предложит новое занятие, бесплатно отправить на учебу и поможет переквалифицироваться — только иди и работай.

Иллюстрация: Евгения Богданович для Имен 

В Германии при техникумах всегда есть свои производства — автослесарки, столярки, предприятия печатной продукции. Уже со студенческих лет люди с инвалидностью пробуют работать, выбирают что-то свое и нарабатывают портфолио. Затем их трудоустраивают компании, которые сотрудничают с этими техникумами. 

Первые три месяца зарплату им выплачивает агентство по трудоустройству, а работодатель смотрит, подходит им этот человек или нет. Причем это агентство помогает найти работу не только людям с инвалидностью, а всем нуждающимся. Наши социальные службы, к сожалению, не ориентированы на такую поддержку людей с инвалидностью. 

Что касается родительской гиперопеки, к примеру, в Англии по достижению человека с инвалидностью совершеннолетия государство предоставляет ему жилье и сопровождающего, который мотивирует его учиться, жить самостоятельно и зарабатывать деньги.

Нам для начала нужно решить проблему с дистанционным обучением и обеспечить доступ людей с инвалидностью к образованию на всех уровнях. Как только стал доступен расширенный интернет, Россия тут же закрепила дистанционное образование на законодательном уровне. Что мы видим у нас? До сих пор люди с инвалидностью обязаны присутствовать на сессиях, госэкзаменах и защитах дипломов в аудитории. 

Усредненная пенсия по инвалидности — это не то, что может спасти этих людей от иждивенчества

Как только будет решена проблема образования, можно переходить к трудоустройству людей с инвалидностью. На рынке труда конкуренция среди людей с инвалидностью гораздо выше, чем у здоровых. Здоровый человек без проблем может переквалифицироваться. А человек с инвалидностью старается выбрать удобную ему нишу и развиваться в ней. Тем не менее, 80% успеха всегда зависит от правильно составленного резюме и умения себя продавать.  

Совсем недавно я запустил пилотный проект «Ищу работу». Пока он рассчитан на 10 человек с инвалидностью. Мы будем общаться в чате и направлять друг друга при трудоустройстве. Будем сбрасывать туда подходящие вакансии, специалист поможет ребятам составить резюме и подготовиться к собеседованию. Как только человек найдет работу, его место станет доступным новичку. Это элементарный вариант помощи, пока государство бездействует. 

На мой взгляд, государство может мотивировать наших людей с инвалидностью к развитию. К примеру, введением системы льгот при поступлении в вуз, переезде от родителей или устройстве на работу. Усредненная пенсия по инвалидности — это не то, что может спасти этих людей от иждивенчества.

ИМЕНА работают только на деньги читателей. Вы делаете перевод  5, 10, 20 рублей или оформляете ежемесячную подписку с карточки, а мы готовим новые истории и запускаем социальные проекты, которые помогают не одному, а  тысячам людей. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Герои

«Хочется, чтобы нас, докторов, в этой ситуации защитили». Власти отреагировали на расследование «Имен»

Герои

Десять тысяч помощников. «Имена» открывают уникальную арт-выставку о белорусах

Помогаем проекту Имена
Собрано 74 671 из 199 522 руб.
Герои

«Не выкидыши, а дети!» Как в Беларуси врачи и родители вместе выхаживают детей весом 1,5 килограмма

Помогаем проекту Рожденные РАНО
Сбор средств завершен
Герои

«Мы на сваёй зямлі». Почему дедушка с тростью не боится автозаков

Герои

855 тысяч рублей в поддержку Имен и проектов! Посмотрите, чьи жизни мы изменили в 2018-м. Мы с вами

Помогаем проекту Имена
Собрано 74 671 из 199 522 руб.
Герои

Мы не иждивенцы! Как бесплатная IT-школа дает шанс инвалидам заработать

Помогаем проекту Дистанционное обучение для людей с инвалидностью
Собрано 26 416 из 32 599 руб.
Герои

Ник Вуйчич и наши люди. Фоторепортаж о доброте

Герои

Пять лет со дня теракта. Как изменились люди, попавшие в эпицентр взрыва в метро

Герои

«Вы подарили нам надежду!» Главные герои «Имен» рассказали, как люди изменили их жизнь

Герои

Люди, которым мы нужны в 2017-м. Чтобы «Имена» развивались — открываем сбор средств

Помогаем проекту Имена
Собрано 74 671 из 199 522 руб.