Герои

Десять тысяч помощников. «Имена» открывают уникальную арт-выставку о белорусах

Помогаем проекту Имена
Собрано 150 296 из 174 000 рублей
Помочь

Любимые читатели! Всего за год существования журнала «Имена» через нас и нашего партнера краудплатформу Talaka.by на помощь друг другу пришли 10 000 человек! Вот так вы откликнулись на наше простое предложение «Делать Беларусь лучше». Мы запустили 22 общественно значимых, остросоциальных проекта и собрали в их поддержку (включая и сам проект «Имена») — 283 000 рублей! И этой статьей мы анонсируем наш масштабный и уникальный арт-проект о белорусах, который готовили целых полгода!

10 современных художников на протяжении шести месяцев работали с героями журнала «Имена», представителями местных сообществ, государственными и частными институциями, экспертами, журналистами. Итогом совместной работы стали 10 инсталляций — 10 площадок для встречи, общения, сопереживания, рефлексии, обсуждения, критики. Художники работали не только на основании статей «Имен» — они работали «в поле», взаимодействовали с героями, выходили из зоны комфорта, преодолевали свои стереотипы, выстраивали отношения. Теперь и вы сможете увидеть наших героев, их жизни и самих себя. Мы наблюдали метаморфозы всех участников проекта. А еще визуализировали на большущих экранах каждого, кто помогал через «Имена» и «Именам»! Сейчас приглашаем вас увидеть то, что у нас получилось, своими глазами.

Сделать это можно будет в Минске с 11 по 25 мая c 12.00 до 21.00 (Культ. центр «КОРПУС», пр-т Машерова 9, корпус 8), а летом проект поедет в Брест и Витебск.

Знакомьтесь с участниками проекта:

Андрей Ленкевич, фотограф

Арт-объект «Любовь» Фото: Александр Васюкович, Имена

Герой: Виктор Золотилин (деревня Куписк, расположена на берегу Немана недалеко от Налибокской пущи и Новогрудка)

Статья: Земля Золотилина. Как низкорослый бизнесмен бросил в Минске всё и перебрался в родную деревню

Виктору Золотилину 61 год. Его рост — 1 метр 32 сантиметра. Виктору очень хотелось вырасти, однако его рост так и застыл на этой отметке. Он остался низкорослым человеком, неся в себе физиологическую особенность, с которой появился на свет. Мы увидели в этом герое, одиноко живущем в глухой деревне лишь с псом Вольфом, всю историю белорусского края XX века и трагедию классов и «нацменьшинств» в СССР. Фото: Денис Зеленко, Имена

Всё, о чем говорит этот человек, — это любовь и страсть. Любовь к женщине, которую любил всю жизнь, любовь к месту, где он родился и ради которого от всего отказался. 

Андрей:

— Когда я начал работать над проектом, сразу понял, что хочу показать картины Виктора. В этих картинах всё. И, может быть, даже ответ на название моего проекта — «Любовь». Всё, о чем говорит этот человек, — это любовь и страсть. Любовь к женщине, которую любил всю жизнь, любовь к месту, где он родился и ради которого от всего отказался. В его картинах запечатлено то, что он по-настоящему любит, понимает, чувствует. На них нет людей. Он хочет говорить о любви к природе. Он каждое утро приходит на реку, чтобы поздороваться с Неманом.

Я несколько раз работал с людьми с ограниченными возможностями. Существующая в Беларуси система воспитывает людей, которые становятся заложниками своей болезни. Система работает так, что тебе должны помочь, поддержать, принести, подать и сделать поблажку. Люди попадают в зависимость от этой поддержки и не представляют возможности существования вне такой системы координат. Главный герой моего проекта — полная противоположность, который не замечает трудностей. Он намного больше и шире тех, у кого нет ограничений. Я даже не мог представить, что встречу человека такой силы. Он максималист, открыт к общению, настоящий «спадар» — приглашает, кормит. Все его решения в жизни безоговорочные, но наполнены не только пониманием, зачем он это делает, но и чувством. Эта чувственность меня восхитила. Но самое главное, Виктор - настоящий художник. Когда он рисует, рядом с ним должна царить тотальная тишина, он максимально концентрируется на происходящем. Не нарушает тишины даже его любимая собака. Когда он творит, она спит.

Для меня честь участвовать в этом проекте. «Имена» стоят особняком от других СМИ. Они единственные в Беларуси, кто существует за счет читателей. Если честно, когда мне сказали, что «Именам» год, я очень удивился. Думал, что журналу уже пять лет. Столько за это время уже сделано.

Маша Святогор, художница

Арт-объект «Переход» Фото: Александр Васюкович, Имена

Герой: Саша Зимноха, сирота (Минск)

Статья: Саша и «девки». Как правительство не научило Сашу жить

После выхода из интерната для сирот Саша Зимноха получил бесплатную квартиру от государства, но так и не придумал, как в ней жить. Многие годы в его доме размещалась самая настоящая резервация для ненужных детей, проституток и беспризорных животных, которым пытался помочь даже Совмин, но так и не сумел. Фото: Александр Васюкович, Имена

Саша согласился встретиться и поговорить, однако в назначенный день исчез: или передумал, или забыл — неизвестно. И я его понимаю: изливать душу и делиться подробностями своей жизни он не обязан.

Маша:

— Изучив большинство историй в «Именах», я остановилась на Сашиной. Видимо, я настолько вошла в резонанс с ней, что без колебаний решила работать именно с темой сиротства. Я согласилась участвовать в выставке, потому что это совершенно новый для меня опыт. Но самый главный импульс, и то, что меня вдохновило в первую очередь, — это идея, лежащая в основе проекта-выставки и того, чем занимаются «Имена». Каждый человек и история, которую он рассказывает, заслуживают внимания. Они должны стать видимыми. Мой проект называется «Переход». Это серия коллажей, где центральным героем является ребенок, отправившийся «в свободное плавание». Другими словами, он выходит из закрытого пространства в открытый мир — взрослую, самостоятельную жизнь. И вот этот процесс он не в состоянии осознать, потому что, без преувеличения, переход от жизни в замкнутой системе, которой является детский дом или интернат, к жизни «большой», «взрослой», «самостоятельной» — очень болезненный, переломный.

Саша согласился встретиться и поговорить, однако в назначенный день исчез: или передумал, или забыл — неизвестно. И я его понимаю: изливать душу и делиться подробностями своей жизни он не обязан. Честно говоря, у меня успел сформироваться довольно целостный образ этого человека после знакомства с его историей в журнале. В публикации Саша признался, что ничего в жизни не понимает, не представляет, чем заниматься, где и кем работать, что вообще делать. Выйдя из интернатов и детских домов «на волю», большинство сирот не знают, как самостоятельно строить свою жизнь. Они одни: без проводника и какого-либо фундамента, ориентиров, опыта. Как встроиться в общество и «взрослую» жизнь, где, по словам умудренных опытом интернатовских психологов, «тебя никто не ждет»?

Сергей Шабохин, художник

Арт-объект «Источник света» Фото: Жанна Гладко

Герой: Саша Жидович (Молодечно)

Статья: 18 лет на заводе, зарплата — 62 рубля. История незрячего мужчины, который несет людям свет

Из-за осложнений при воспалении легких в 11 лет Саша Жидович перестал видеть, но не перестал любить свет. Уже 18 лет он работает на заводе, который изготавливает самые разные электрические изделия. Саша работает за сущие копейки (зарплата — чуть больше 60 рублей) и специализируется на розетках и вилках. Фото: Юлия Шабловская, Имена

Я не раз озвучивал, что журнал «Имена» — лучшее, что произошло с гражданским обществом в Беларуси за последний год.

Сергей:

— Специально для выставки я подготовил инсталляцию «Источник света». Эта работа основана на истории Александра Жидовича — жителя Молодечно, который довольно рано потерял зрение. Уже 18 лет он работает на предприятии «Энва», входящем в «Белорусское товарищество инвалидов по зрению» («БелТИЗ»), которое специализируется на изготовлении электрических изделий. Александр, как и многие другие незрячие или слабовидящие работники, ожидает заказы от предприятия, но они появляются нерегулярно и за копейки. Но мой герой любит свою работу, ему нравится собирать розетки и вилки. В своей истории журналу «Имена» Александр рассказал о том, что, когда возвращается домой после работы, он включает свет, который не видит. «Здесь живет человек!» — гордо объясняет Саша свою традицию. После прочтения статьи об Александре я посетил его в Молодечно, где мы проговорили несколько часов о его жизни. Он многое показал, проявив невероятную открытость и гостеприимство.

Меня как художника история Александра заинтересовала именно потому, что визуальная культура, которой я занимаюсь, основана на зрительном восприятии. Герой же лишен возможности воспринимать электромагнитное излучение света, но отдает свет иначе: буквально собирая электрические изделия, включая свет, делясь своим заразительным оптимизмом, несмотря на жизненные перипетии. Я усилил его высказывание в виде изображения пятиэтажного вытянутого блочного дома, где за окнами горит фраза «Здесь живет человек». Изображение светового лозунга помещено на длинную столешницу с лавкой. Перед столешницей располагается огромное изображение розетки.

Я не раз озвучивал, что журнал «Имена» — лучшее, что произошло с гражданским обществом в Беларуси за последний год. Основным стержнем этой инициативы и выставки является понятие инклюзии. Именно практика включения людей с инвалидностью или какими-то другими особенностями в общественную жизнь обогатит эту жизнь всем.

Кирилл Демчев, художник

Арт-объект «135 часов» Фото: Таня Капитонова

Герои: Игорь Цурилов и Юра Кашин (Минск)

Статья: «Как живут люди, ставшие заложниками своего тела»

Игорь Цурилов и Юра Кашин обездвижены. Каждый из них в разных концах Минска засыпает и просыпается в полном одиночестве в обычных панельных многоэтажках — родных людей рядом с ними нет. Так год назад начиналась наша статья о двух минчанах, в прямом смысле слова ставших заложниками своего тела из-за болезней. На фото справа — Юра Кашин вместе с братом милосердия патронажной службы Свято-Елисаветинского монастыря Виктором. После публикации в «Именах» Юра нашел себе друга Степана, тестировщика EPAM, который помогал Юре в качестве волонтера: ухаживал за ним в больнице, включал ему фильмы и общался с ним о жизни. У Юры было много планов на то, как он может улучшить свою жизнь даже в его состоянии. Однако прошлым летом Юра скоропостижно скончался. Фото: Александр Васюкович, Имена

Я думал: как показать эту тему? И понял. Я буду лежать, прикованный к кровати. Приходить с утра перед открытием выставки и лежать до самого вечера. Заложники своего тела не могут даже сходить в кино, потому что кинотеатры не обустроены под инвалидные коляски.

Кирилл:

— Я выбрал тему о заложниках своего тела, потому что она для меня самая понятная и близкая. Недавно умер мой дедушка. У него был рак, и он не мог двигаться последние три недели. Он был мне очень близок, как отец. Я находился рядом с ним, помогал. А потом меня пригласили в этот проект. Всё сошлось.

Я думал: как показать эту тему? Думал, сделать инсталляцию, декорировать ее. Но потом понял, что лучше всего, если я сам буду участвовать в инсталляции и стану ее частью. Я буду лежать, прикованный к кровати. Приходить с утра перед открытием выставки и лежать до самого вечера. Понять проблему можно только тогда, когда ты с ней соприкасаешься, когда ты пропускаешь ее через себя, не даешь себе шанса абстрагироваться, отойти на безопасную дистанцию.

Мы ограничиваемся от этих людей, как будто их не существует. На самом деле они живут в каждом доме. Это общественная, наша общая проблема. Заложники своего тела не могут элементарных вещей. Даже сходить в кино, потому что кинотеатры не обустроены под инвалидные коляски. Их комнаты — это тюрьма повседневности. Я думаю, что просто нужно не забывать об этом. Если каждый задумается, что есть возможность помочь этим людям. Мне понравился этот формат выставки. Ты делаешь два дела в одном: освещаешь свой проект и помогаешь. 

Оля Сосновская, художница

Арт-объект «Ритм 1» Фото: Александр Васюкович, Имена

Герой: Михаил Золотовский, глухой фотограф (Минск)

Статья: «Нас — не уважают». Глухой фотограф из Минска рассказал, как жить в стране, где тебя не хотят слышать

Перспективы глухого человека построить в Беларуси карьеру невелики. Сначала спецшкола, потом училище, а следом, как правило, завод: Гомсельмаш, МАЗ, МТЗ… Глухим зачастую отказывают в найме на работу по формальной причине: мол, а общаться-то с людьми вы как будете? Михаил Золотовский поначалу с таким тезисом не спорил и шесть лет проработал обрубщиком на тракторном заводе. Но однажды Миша все же решил вырваться из этой клетки и стал фотографом. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Он обычно не танцует, а, как и многие, слушает музыку через вибрации

Оля:

— При создании проекта я отталкивалась от истории про неслышащего фотографа Михаила. В интервью меня задел его рассказ о том, как он слушает музыку и посещает дискотеки, которые проводятся для слабослышащих и неслышащих в РДК имени Н. Ф. Шарко. Хотя он обычно не танцует, а, как и многие, слушает музыку через вибрации. Я давно работаю с танцем, и в этих дискотеках для меня важно то, что ключевым является именно физическое, телесное переживание звука, его материальность. Наконец, тишину можно рассматривать политически, как отказ слышать голоса угнетенных групп, как протест через отказ от лозунгов.

Михаил показался мне очень открытым, добрым и чутким, он очень много помогал на разных этапах проекта. Кроме того, он участвовал в нем как фотограф, его фотографии с дискотеки включены в создание арт-объекта, который будет представлен на выставке.

Максим Ясинский, художник

Арт-объект «Различие и повторение» Фото: Александр Васюкович, Имена

Герой: Галина Осипович и ее сын Рома (Бобруйск)

Статья: Право на школу. Родители Ромы и Насти из Бобруйска добились, чтобы их дети с аутизмом могли учиться.

В 2016-м году в Бобруйске открылся первый интегрированный класс для детей с аутизмом. Первый не только в городе, но и во всей Могилевской области. И открылся не благодаря добровольному решению местных властей, а после того, как этого добилась жительница Бобруйска Галина Осипович. Целых два года женщина доказывала врачам и чиновникам, что право на образование у ее сына Ромы есть.  Фото: Денис Зеленко, Имена

Мы знаем мало об аутизме правдивого, а не иллюзорного, как в фильме «Человек дождя». Ситуация реальная намного серьезнее и жестче, чем многие думают

Максим:

— Я готовил работу на основе статьи в «Именах» о мальчике с аутизмом из Бобруйска. Ездил к героине с ее сыном, искал тексты об аутизме и понял, что главное краеугольное преткновение у таких людей — это проблема коммуникации. В первую очередь, родителей с детьми. Травматичным для всей семьи может стать простой выход на детскую площадку или поход в магазин, не говоря уже о посещении врача.

На системе альтернативной коммуникации PECS (обмен карточками с изображениями) основана интерактивная часть проекта. Мне хотелось также вовлечь людей, которые с проблемой незнакомы. Мы знаем мало об аутизме правдивого, а не иллюзорного, как в фильме «Человек дождя». Ситуация реальная намного серьезнее и жестче, чем многие думают. Я хотел найти правильный визуальный образ. И нашел его у американского художника-концептуалиста Сола Левитта. За базу я взял его работу, состоящую из квадратов с прямыми линиями, находящимися в четырех возможных положениях. Это базовые элементы, различные сочетания которых дают огромную вариативность. С одной стороны, в расстройстве аутичного спектра всё именно так — каждый человек индивидуален. С другой стороны — это условный образ структур, лежащих в основе наших ценностей, смыслов, норм. Чья статичность и предзаданность на самом деле иллюзорна. И это дает основание для понимания и принятия.

Я решил участвовать в выставке «Имен», потому что мне кажется, что об этих темах нужно говорить разными способами. Лично мне самому интересно разобраться в них и понять.

Арт-группа Hutkasmachnа

Андрей Бусел, участник арт-группы. Арт-объект «Sanctuary» (с англ.) — убежище, святилище. Фото: CityDog.by

Герои: Бездомные Минска

Статья: БОМЖИзнь. Истории бездомных белорусов, живущих на свалке и в столице

Статья: «Последний подарок я получал в школе». Как отметят Новый год минские бездомные

По словам Сергея (на фото), он оказался на улице после того, как лишился прав на жилплощадь из-за судебных разбирательств с детьми. Живет на улице 12 лет. Каждый вторник минские бездомные собираются в центре Минска — у стен санпропускника по улице Петруся Бровки. Здесь они принимают баню, бреются и дезинфицирует от вшей свою одежду. Официально в Минске зарегистрировано всего лишь 300 бездомных, которые живут в государственной ночлежке. Еще небольшая группа бездомных обитает в частном доме на ул. Школьникова. Остальные бездомные прячутся от милиции по подвалам и теплотрасам. Многие давно привыкли к кочевому образу жизни, а другие сетуют, что государство считает их изгоями и не помогает социализироваться, несмотря на то, что в Беларуси действует акция «Социальный патруль». Фото: Алексей Сипачев, Имена

Герои «Имен» произвели впечатление своим спокойствием, принятием своего положения, показывая как бы другую сторону жизни на собственном примере.

Андрей Бусел, Сергей Кравченко:

— Мы работали с темой бездомных, встречались с героями на свалке и в общественной бане. Эта тема интересна нам по нескольким причинам. Во-первых, это напрямую связано с улицей, с городом, с обществом и его правилами, которые подразумевают плату за встроенность в его жизнь, плату от каждого. А за невстроенность ты платишь еще больше. Это в некотором роде параллель с паблик-артом и его мытарствами в условиях Беларуси.

Во-вторых, герои «Имен» произвели впечатление своим спокойствием, принятием своего положения, показывая как бы другую сторону той самой встроенности, возможность другой жизни на собственном примере. Причем, если привычное возникающее в таких историях чувство — это сострадание, сочувствие или даже жалость, то здесь мы столкнулись с другим. Скорее, с интересом и ощущением, что изначально заложенный поиск свободы, убежища, своего места, может реализовываться и по-другому: через утрату статуса, через выживание вопреки правилам. Так что иногда непонятно, кто счастливее — человек, который имеет всё, или человек, который не имеет ничего, но научился с этим справляться.

Александр Васюкович, фотограф. Дарья Царик, журналист

Арт-объект «За закрытыми дверями»

Герои: общественная организация «Радислава»

Статья: «Это происходит за закрытыми дверями с сотнями тысяч белорусок». Честный фильм о домашнем насилии в Беларуси

Тамара Д., одна из клиенток Убежища для женщин, пострадавших от насилия. Это история женщины, которую около двадцати лет оскорбляли, унижали, обесценивали. Тамара говорит о том, что с ней не считались. Можно сказать, что дома по сути у нее не было. В квартире она исправно готовила, убирала, вечерами выгуливала собаку, а на работе вкалывала сверх нормы. Фото: Александр Васюкович, Имена

Проблема в том, что обычно насилие происходит за закрытыми дверями. И если кто-то догадывается о том, что происходит у соседей, то, скорее, предпочтет не встревать. 

Даша, Саша:

— Вместе мы работаем над темой домашнего насилия более трех лет. И для нас стало открытием, что инструмент журналистики конкретно в этой теме решает очень много и действительно может менять жизни. Наша работа будет называться «За закрытыми дверями». Это видеоинсталляция, посвященная теме домашнего насилия. Она добавляет еще больше интерактива. У человека, который отрицал проблему или ее не замечал, будет возможность в нее вовлечься. Если ты молчишь, тебя не видно. Но чтобы увидеть какую-либо проблему, ее надо сперва обозначить. Проблема в том, что обычно насилие происходит за закрытыми дверями. И если кто-то догадывается о том, что происходит у соседей, то, скорее, предпочтет не встревать. 

Сергей Гудилин, фотограф

Инсталляция «Как прекрасны они…» Фото: Александр Васюкович, Имена

Герой: Павел Ращинский, художник с ДЦП (Минск)

Павел Ращинский, художник с ДЦП, который рисует ногами. Фото: Сергей Гудилин

Это попытка встать в позицию героя, пережить его опыт и сделать для себя усилие по преодолению границы.

Сергей:

— Моего героя зовут Павел Ращинский, ему 25 лет, у него детский церебральный паралич (ДЦП). Инсталляция основана на фотографиях, которые я делал на протяжении шести лет. Павел научился ногами набирать текст, в интернете работать, рисовать. Он рисует пальцами левой ноги в лежачем положении. Его рисунки также будут представлены на выставке, чтобы отразить его внутренний мир и взгляд на жизнь и то, как он понимает цвет. Инсталляция — это подиум и кровать. Мне было сложно перейти эту границу: познакомиться, прийти к нему домой, сидеть с ним рядом. Точно такие же эмоции я испытывал, когда начинал эту историю. Как журналист я хотел показать жизнь человека в других условиях, который стеснен какими-то обстоятельствами — физическими и психологическими.

Это было очень сложное чувство и его можно экстраполировать на общество, когда люди пытаются принять жизнь героя с особенностями.

Антонина Слободчикова, художница

Инсталляция «Ее голос» Фото: Ольга Борушко

Герои: Арфист с аутизмом Глеб Попов и его мама (Минск)

Статья: Арфист из Чижовки. Одна отважная женщина борется за сына с аутизмом уже 48 лет

В Советском Союзе не существовало понятия «человек с особенностями развития». Непохожих, иных прятали от мира здоровых и полноценных в интернатах и «инвалидных» домах. Такая судьба была уготована и минчанину с аутизмом Глебу Попову. Когда его мама стала подозревать, что с сыном что-то не так, советские врачи предложили сдать четырехлетнего Глеба в «инвалидный» дом. Мама не послушалась. Она обнаружила у сына музыкальный дар и принялась обучать его игре на арфе. У Глеба нет среднего образования. Ему не разрешили окончить минское музыкальное училище из-за плохой успеваемости по математике. Теперь он дает концерты только маме и соседям — в пятиэтажной панельке Чижовки. Александр Лычавко, Имена

Женщина вынуждена жить в этой ситуации — быть в изоляции, заботиться о ребенке и свою жизнь в него встраивать. Очень нелегкая жизнь, но, когда ты подчиняешься таким условиям, и в них можно найти гармонию.

Антонина:

— Меня сегодня интересует тема художественного высказывания, аскетичности, лаконичности  жеста — такого «абсолютного молчания», в основе моих размышлений лежат слова Пазолини, самое чистое искусство — это полное молчание поэта.

По сути, каждый человек изначально изолирован и одинок. Ты можешь заниматься семьёй, политикой, наукой, чем угодно. Общество предлагает много шаблонов поведения, чтобы не чувствовать себя одиноким. Но все равно наступают минуты экзистенциального страха, когда человек понимает, что он один на один сам с собой.

Второй год я работаю над проектом «Полное молчание», это серия инсталляций, основой которых являются реальные истории людей. Первую инсталляцию я реализовала в прошлом году в проекте «Всё было по-другому» — она была связана с историей очень близкого мне человека, который умер несколько лет назад.

Вторая часть этой работы называется «Ее голос». В этой работе я продолжаю тему изоляции и одиночества, но отталкиваюсь от другой истории. Когда меня пригласили участвовать в проекте «Имена», я прочитала много статей журнала, посвятила этому несколько дней. Искала то, на что смогу откликнуться. Одна из первых историй, которая меня заинтересовала, была история про арфиста из Чижовки. И я к ней вернулась.

Сначала я думала, что моя история будет про удивительного арфиста Глеба. Но когда я позвонила и услышала его маму, я поняла, что меня больше интересует она сама. Глеб живет гармоничной жизнью: рано встает, бегает, занимается спортом, кушает, играет. Его образ жизни для меня практически идеален. Но мама… когда я её услышала по телефону, она смеялась. Такой красивый, переливающийся смех меня очень заинтриговал.

Она рассказала  о себе, о своей  жизни, о том, как потеряла мужа, это до такой степени невыносимо трагично. Посмотрев на этого человека, я поняла, что хочу сделать работу именно о  ней. Ведь это она вынуждена жить в этой ситуации — быть в изоляции, заботиться о ребенке, и свою жизнь в него встраивать. Это очень нелегкая жизнь, но, наверное, когда ты подчиняешься таким условиям, вынужденным условиям, в них можно найти гармонию.

Меня как художницу всегда интересует возможность создания работы. Это чрезвычайно важно, потому что не так часто у нас делают такие масштабные проекты. А как для человека чувствительного мне важно реагировать на такие истории.  Самый продуктивный метод общения между людьми — это помощь и участие. Наверное, единственное, что мы можем предложить — свое ухо, чтобы послушать, и свою руку, чтобы обнять.

Антонина Стебур, Анна Карпенко, кураторы выставки

Анна (слева), Антонина (справа) Фото: Александр Васюкович, Имена

— Когда мы приступали к работе над выставочным проектом, мы отталкивались прежде всего от самого журнала «Имена», от его духа, целей, влияния. Мы задавали себе вопросы. Что объединяет людей? И что их разъединяет? Как нам кажется, «Имена» — это журнал о формировании сообщества, которое можно охарактеризовать как сообщество небезразличных людей. Это люди, которые объединены не просто тем, что, скажем, едут в одном общественном транспорте. Связи между героями, читателями, командой журнала гораздо сильнее, они строятся на взаимодействии и взаимопомощи. «Имена» демонстрируют нам, что подобного рода связи формируются не вертикально, а горизонтально. Вся выставка построена на трех идеях — это идеи взаимодействия, взаимопомощи и сообщества.

«Имена» — это медиа, которое финансируется самими читателями. На выставке будет действовать система билета-пожертвования (стоимость от 3-х рублей и до бесконечности). Вся сумма от проданных билетов будет направлена на развитие журнала «Имена».

Приходите, друзья. Приходите, чтобы окончательно осознать, что будущее нашей страны зависит только от нас с вами.

#намнужныимена

1year.imenamag.by

Выставка пройдет при поддержке:

Следите за обновлениями!  

Поддержите проект
Имена
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:

Вы также можете сделать разовый перевод «Именам» c помощью системы «Расчет» ЕРИП

  1. Cистема «Расчет» (ЕРИП)

  2. Общественные объединения
  3. Помощь детям, взрослым
  4. ИменаМедиа

  5. Введите Фамилию Имя Отчество

  6. Введите адрес для связи с вами

Если вы платите в кассе банка, сообщите кассиру о необходимости проведения платежа через систему «Расчет» (ЕРИП).

SMS-сообщением (для абонентов МТС и life)

Отправьте на номер 553 SMS-сообщение в следующем формате:
821 Фамилия.И.О. Сумма

Фамилию и инициалы вводите слитно, с точкой после фамилии.
Например: 821 Иванов.А.А. 10

Комиссия системы iPay для абонентов МТС — 3%, life — 3,5%.

USSD-запросом (для абонентов МТС)

Введите USSD-запрос *222*12# и с вашего баланса на наш счёт будет переведено 2 рубля. Если вы хотите перевести больше — повторите запрос. Стоимость подтверждающей SMS — 0,04 руб.

На благотворительный счёт в банке

Учреждение «ИменаМедиа», BY68 PJCB 3135 0500 5200 1000 0933, Приорбанк, код 749, Минск, ЦБУ 102, УНП 192683195. Обязательно укажите назначение платежа: «Пожертвование на функционирование учреждения».

Герои

Доктора, прокуроры и Саша Герасименя! Около полутысячи человек уже посетили выставку «Имен»

Помогаем проекту Имена
Собрано 139 900 из 174 000 рублей
Герои

«Хочется, чтобы нас, докторов, в этой ситуации защитили». Власти отреагировали на расследование «Имен»

Герои

Люди, которым мы нужны в 2017-м. Чтобы «Имена» развивались — открываем сбор средств

Помогаем проекту Имена
Собрано 139 900 из 174 000 рублей
Герои

«Вы подарили нам надежду!» Главные герои «Имен» рассказали, как люди изменили их жизнь

Герои

«Это забыть невозможно, потому что осталась рана». Истории людей, переживших теракт, стали пьесой

Герои

«Не выкидыши, а дети!» Как в Беларуси врачи и родители вместе выхаживают детей весом 1,5 килограмма

Помогаем проекту Рожденные РАНО
Собрано 7770 из 33 960 рублей
Герои

Смотрите, сколько жизней мы с вами изменили. Всего за год!

Помогаем проекту Имена
Собрано 139 900 из 174 000 рублей
Герои

«Мы на сваёй зямлі». Почему дедушка с тростью не боится автозаков

Герои

«Это происходит за закрытыми дверями с сотнями тысяч белорусок». Честный фильм о домашнем насилии в Беларуси

Герои

Мальчишки из детдомов Минска рассказали о том, что для них на самом деле важно