Истории

Как странный мужик хотел, чтобы ИМЕНА дали ему ребенка. И почему взрослых для детей-сирот надо отбирать тщательно. Мнение

Собрано 13 513 из 92 410 руб.
Помочь

В ИМЕНА стали поступать странные звонки от дядечки, который хотел помогать ребенку из детского дома. Поначалу дядечка выглядел как очень добрый человек. Показался сердобольным, дружелюбным, говорил, что одинок и готов забирать к себе ребенка из детского дома на выходные, делиться с ним опытом, учить жизни, поддерживать, делиться своим теплом. С такой мотивации обычно и начинаются истории о том, что какая-то семья или одинокий человек решают взять под опеку или усыновить ребенка. Но не всегда такие помыслы оказываются действительно добрыми.

Основательница ИМЕН, журналистка Катерина Синюк опубликовала в своем Facebook пост, в котором рассказывает, почему взрослых людей к детям-сиротам нужно пускать крайне осторожно. Без тщательного отбора дети в детдомах могут не просто остаться без поддержки — «они могут вляпаться в серьезные неприятности, если к ним придет не тот взрослый и если такого взрослого по неосторожности допустят к ребенку».

— Насторожила именно настойчивость, которая стала похожа на атаку: дайте ребенка! Дайте ребенка!  — продолжает вспоминать Катя историю про серию странных звонков в ИМЕНА.

Публикуем ее пост с некоторыми дополнениями:

— Потом выяснилось, что дядечка у нас на сайте уже какое-то время высматривает все «детские проекты» и пытается выйти к ним напрямую с той же просьбой. Когда мы пару раз его уже откровенно послали, чудак так отчаялся, что начал тарабанить даже Саше Хомичу, который курировал проект STEM-классы для детей в регионах, а в ИМЕНАХ тогда шел на него сбор. История эта случилась года полтора назад, но не отпускает до сих пор.

Мы сопоставили, что такие атаки идут не только на нас, а уже и на партнерские проекты. Я собрала данные, которые были доступны, и поехала в милицию.

Оказалось, сотрудники, которые ведут — по-простому сказав — «педофильские дела» давно наблюдают за этим товарищем. Пересказываю общение, не дословно, всех деталей уже могу не вспомнить — передаю суть. Разговор был в духе:

— Бл*ь. Опять он активизировался. А за яйца все никак взять не можем, — примерно так высказался сотрудник одного из управлений.

Следом он пояснил только то, что дядечка хитрый, есть на него какие-то свидетельские показания (детали называть отказался), но, мол, мужик настолько осторожный, что еще ни разу не получилось взять с поличным, хотя он и его коллеги просто уже много лет его «пасут». В этих делах по нашей практике и законам «просто показания» почти не работают. Должна быть жертва, а лучше — взять с поличным. А до суда так вообще довести такие дела почти нереально, и множеству чудаков с педофильскими наклонностями все так и сходит с рук. Раз, второй, третий.

Поэтому, мол, если вы тоже видите, как и мы, странности у мужичонки, то нам просто надо дождаться жертвы. Вот и все, пожимает плечами видавший виды, кажется, подполковник.

Вот и все, понимаете?

Да и чего вы, говорит, удивляетесь? Вам ли не знать, что сегодня даже отсидевшие педофилы выходят на свободу и за ними нет контроля, как в западных странах (насилие над детьми, в том числе, над сиротами раньше было одной из моих профильных журналистских тем).

Короче, пока жертвы нет, то заранее оградить будущую жертву никак нельзя, развели руками в милиции: «Ну, детские дома предупредим еще раз про этого мужика».

Что в итоге? Мы послали мужика, а меня послали в милиции.

Получается, свои наклонности можно завуалировать как угодно? Изобразить доброту и сердобольность, и любой может задаться целью и заполучить-таки ребенка из детдома?

Если посмотреть чисто на формальные требования к человеку, которому могут отдать ребенка, то они действительно очень даже чисто формальные. Приходит, например, такой товарищ в детдом. Хорошо одет, недурно пахнет. Судимости нет (никто ж не словил). Зарплата и жилплощадь позволяет. Характеристики хорошие. В общении добродушен и приятен.

И все, вроде и ограничений нет, чтобы взять ребенка.

Да и если говорить даже про «махровых» педофилов, которых все-таки словили и посадили, то скажу так: я еще не встречала ни одного педофила, который до того, как его поймали, был бы без хороших характеристик с работы, без хорошей жилплощади, без хорошего заработка, без хорошей репутации и без огромной добродушности на грани с почти святостью. Один, помню, даже иконы вышивал — вся деревня его любила, все хвалили. Лет 15 ему, кажется, дали в итоге после того, как вскрылось, что сирот своих, взявших на опеку, он насиловал долгие годы.

А еще один отсидевший за педофилию больше, чем по 10-ти эпизодам, и многим хорошо известный человек, сейчас гуляет на свободе ровно так же — без контроля. И продолжает заново искать контакты с детьми (в свое время потерпевшими стали именно дети-сироты, которых сотрудники интерната без проблем пускали погостить у этого человека).

И вот это, друзья, — очень-очень страшно.

Я не могу утверждать, что дядька, атаковавший ИМЕНА, — педофил. Просто пересказываю как было. То, что уже несколько лет его «пасет» такое управление, уже пугает.

Но давайте я просто закончу пересказ этой истории на том, как есть. Не пойман — не вор.

Важно просто понять одно. Педофил был этот товарищ или просто чудак с другими странными наклонностями, замаскированными под добродушие, — неважно. Дядька этот потом также резко пропал. Но мне, правда, категорически страшно представить, что вот этому человеку может попасться в руки ребенок. Что он так хитро и ловко может перевоплощаться в разные роли, что по чисто формальным признакам он может «прокатить». И детский дом даже толком не будет иметь оснований ему отказать.

После этой истории я еще раз поняла, что Центр помощи детям-сиротам «Нити Дружбы», который сегодня живет только на пожертвования и на работу которого ИМЕНА собирают деньги еще с 2017-го года, должен стать национальным. Его сотрудников надо всячески поддерживать и помогать им. Без такого проекта, без такого Центра дети в детдомах могут не просто остаться без поддержки — они могут вляпаться в серьезные неприятности, если к ним придет «не тот взрослый» и если такого взрослого по неосторожности допустят к ребенку.

Я буквально прочувствовала, почему взрослых людей к детям надо допускать очень и очень осторожно. Тщательно их отбирать и тестировать.

Не будет серьезной работы с «воронкой» — не будет и никаких гарантий для детей. 

Для того чтобы распознавать человека и его реальную мотивацию, Центр делает серьезную «воронку». Когда нас спрашивают, зачем проекту деньги, ведь в итоге патронатные воспитатели работают бесплатно, я могу сказать только одно. Если не будет вот этой серьезной работы с «воронкой», то не будет и никаких гарантий для детей. 

Именно обученные тестировать на разных уровнях люди, которые работают в Центре, — те специалисты, которых нет в детских домах. Центр — это работа с человеком, желающим взять ребенка на патронат, полного цикла: сотрудники ищут, отбирают и обучают из очереди взрослых тех, кто сможет действительно стать патронатным воспитателем. Чтобы сопровождение для ребенка было действительно полезным и правильным.

Для всех детдомов страны этот Центр — важнейший партнер. Им жизненно необходимо работать в связке. И делать это постоянно и непрерывно. Благодаря деньгам, уже собранным ранее в ИМЕНАХ, сотрудники Центра провели громадную работу и совместно с чиновниками наконец официально утвердили программу работы по отбору патронатных воспитателей. Национальный институт образования одобрил ее. Гигантский камень сдвинули!

Как работает Центр помощи детям-сиротам «Нити Дружбы» Инфографика: Wowmaking

Только вот стабильного финансирования, в отличие от детдомов, у Центра нет: проект живет только на пожертвования. Стабильность, то есть деньги на ежемесячную работу, дают только (!) подписки на проект на ИМЕНАХ.

На год работы Центра нужно собрать 92 454 рубля. Кажется, большая сумма. Но если всего 2 000 человек будет в месяц отправлять на работу центра по 5 рублей — оформят такую подписку, ежемесячное списание с карточки — то Центр сможет работать постоянно. В нынешнем виде, правда, это позволит только оплачивать двух на неполную ставку соцпедагогов и психолога, а также руководителя проекта и самые минимальные хоззатраты в виде офиса, аренду которого, хоть и по сниженной ставке, надо постоянно оплачивать. Но это будет уже постоянная работа Центра!

На самом деле чтобы охватить всех детей по стране, нужно, по нашим подсчетам, 45 соцпедагогов и 20 психологов.

Еще один выпускник детского дома Саша (стоит в центре), который связался «не с теми взрослыми». В этот день Катерина Синюк с коллегой привезли Саше вещи, собранные для него в KaliLaska. Он оказался на улице зимой, но ему даже не во что было одеться.  Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

А на фото выше — тоже яркая история парня-сироты, который по наивности, из-за неподготовленности к самостоятельной жизни вне стен интерната, связался «не с теми взрослыми». Саша в 2013-м был центральным героем моего расследования «Бизнес на детдомовцах», суть которого в том, что некоторые ушлые ребята через шантаж и махинации выгоняли Сашу и его товарищей из квартир, которые те получили от государства, и сдавали их, из чего получался неплохой бизнес. А Саша неоднократно становился бездомным. 

Какое-то время я сама была для него, 27-летнего здоровяка, взрослым-«воспитателем». У Саши небольшая задержка психического развития, ему нужна помощь даже в самых простых бытовых вопросах. Например, объяснить, что макароны нужно варить, чтобы их кушать. А Саша их просто клал в холодную воду и не понимал, почему они твердые (в детдоме им давали уже готовое).

Когда Саша жил в интернате, никаких патронатных воспитателей им не предлагали — Центра «Нити Дружбы» тогда просто не было.

Чем больше подписок, тем больше возможностей у Центра. Тем больше сотрудников будет здесь. Тем больше детей Центр сможет охватить по всей стране. Сейчас Центр помогает детям-подросткам, которые живут в детских домах. Надеюсь, благодаря поддержке общества, у Центра появится возможность помогать и выпускникам, которые давно вышли из интернатов и нуждаются в сопровождении и помощи в решении проблем.     

Пожалуйста, прошу оформить именно подписку — автоматическое списание с вашей карты раз в месяц. 5-10-20 рублей в месяц — для многих из нас это незначительная сумма, почти незаметная. А для Центра это складывается в нужный ежемесячный бюджет. Жмите кнопку ПОМОЧЬ в этом материале!

ИМЕНА работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. ИМЕНА — для читателей, читатели — для ИМЕН. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Уже собрано 13 513 из 92 410 руб.

Raschet@2x
Разовый перевод с помощью системы Расчет ЕРИП       

С помощью интернет-банка, мобильного приложения банка, инфокиоска или банкомата войдите в систему «Расчет» (ЕРИП) и выберите:

  1. Благотворительность, общественные объединения
  2. Помощь детям, взрослым
  3. ИменаМедиа
  4. Пожертвование (на проекты). Код 4678841
  5. Введите код проекта: 12
  6. Введите фамилию, имя, отчество и сумму платежа
  7. Внимательно все проверьте и оплатите

Если вы платите в кассе банка, сообщите кассиру о необходимости проведения платежа через систему «Расчет» (ЕРИП).

При поддержке сервиса «Хуткі Грош»

Ipay@2x
SMS-сообщением с баланса мобильного телефона (для абонентов МТС и life)

Отправьте на номер 553 SMS-сообщение в следующем формате:

820 12 Сумма

Параметры разделите пробелами. Например: 820 12 10

SMS-сообщение не тарифицируется. Комиссия системы iPay для абонентов МТС — 3%, life — 4,5%.

Подробные условия

Юридическим лицам

Если вы хотите помочь от компании — пишите на funds@imenamag.by.

Истории

Закрылся от всех. После теракта в метро Василий Каптюх не научился жить без сына

Истории

«Детям — питание за бюджет. Чиновникам — выговоры». Чем закончились проверки в десяти интернатах

Истории

@Covid19.imena. Здесь можно помочь врачам, соцработникам и фондам во время коронавируса

Помогаем проекту Коронавирус: средства защиты для соцработников и пожилых
Собрано 69 491 из 469 791 руб.
Истории

Саша и «девки». Как правительство не научило Сашу жить

Помогаем проекту Наставничество для подростков-сирот
Собрано 48 706 из 92 454 руб.
Истории

Забрали Любу домой из детдома и чуть не вернули назад. Как «Родные люди» вытаскивают из кризиса семьи с усыновленными детьми

Помогаем проекту Родные люди
Сбор средств завершен
Истории

Счастливчик. История Матвея, которого с рождения растила няня Таня

Помогаем проекту Няня вместо мамы
Собрано 156 471 из 156 500 руб.
Истории

Ждут обещанное жилье и учатся выживать. Семь лет спустя: что стало с детдомовцами после выпускного

Помогаем проекту Наставничество для подростков-сирот
Собрано 48 706 из 92 454 руб.
Истории

Счастливые дворники. Как пятеро человек в семье дворы метут

Истории

Не плачь, Диана! Всю сумму на работу нянь для сирот в больницах читатели собрали всего за месяц

Помогаем проекту Няня вместо мамы
Собрано 156 471 из 156 500 руб.
Истории

«Иногда мне кажется, что я прикладываю подорожник к перелому». Как взрослые становятся опорой для детей, которые выходят из интернатов

Помогаем проекту Наставничество для подростков-сирот
Собрано 48 706 из 92 454 руб.