Истории

Уйти с завода. Как в Беларуси глухие люди ищут работу

Помогаем проекту Работа для глухих
Сбор средств завершен
Помочь

Юра, Витя, Влад, Лера, Женя и Андрей не слышат звуков. У них разный возраст, но их объединяет проблема отсутствия нормальной работы в Беларуси. Как и большинство людей, имеющих проблемы со слухом, единственная перспектива, которая им светит, — это завод. А на нем — до неприличия низкие зарплаты и жизнь на грани выживания. Минская ИT-школа Myfreedom. Connect решила изменить ситуацию людей с нарушением слуха к лучшему. В конце 2016 года она запустила курсы 3D-моделирования для слабослышащих, куда попали восемь человек из Беларуси. Вскоре школа запустит и первые онлайн ИТ-курсы для слабослышащих на русскоязычном пространстве. Более того, у тех, кто лишен возможности слышать, также появится возможность реализовать себя в профессии и выбрать то, что желает душа, а не МРЭК. Семь минских глухих и слабослышащих рассказали «Именам» о том, почему они не хотят работать на заводах, о каком будущем мечтают, и что сегодня может дать им такого ИT-сфера, на что не способно государство.

— В Беларуси люди, имеющие проблемы со слухом, не могут получать высокооплачиваемую или хотя бы нормально оплачиваемую работу, — говорит Елена Динман, руководитель школы Myfreedom. Connect, создатель первых в стране ИT-курсов для слабослышащих. — Поэтому люди вынуждены работать на заводах: получают мало, никакого развития, а многие из них очень талантливы. Они хотели бы просто развиваться, как и все люди в мире. Но не могут — нет такой возможности. Поэтому мы решили, что нужно помочь. Мы дадим им ИT-образование, а потом попробуем помочь реализоваться. Не важно, через фриланс или ИТ-компании. Нужно просто понять, что люди с нарушением слуха не хотят замыкаться.

В компьютерном классе школы Myfreedom. Connect сидят восемь ребят. Молодой преподаватель Максим Молнар включает проектор, и на стене появляется картинка рабочего стола Windows. В комнате тихо, никто не произносит ни звука. Все очень просто: сегодня здесь проходит занятие первого в Беларуси курса 3D-моделирования для людей, которые не слышат либо слышат, но очень плохо. Поэтому вместо слов здесь общаются жестами.

Преподаватель Максим Молнар объясняет людям с нарушением слуха, как работает программа 3d Max Фото: Александр Васюкович, Имена.

Еще совсем недавно Максим Молнар сам осваивал азы ИT. Год назад он пришел в школу Myfreedom. Connect и стал учиться вместе со слышащими без переводчика. К удивлению Елены Динман и преподавателей, Максим быстро прогрессировал и по окончании курса показал отличные результаты в 3D-моделировании. Коллеги из ИT-школы посовещались и решили поддержать парня в его начинаниях. В ноябре 2016 года на базе Myfreedom. Connect запустили уникальный курс 3D-моделирования для людей с инвалидностью по слуху, который не имеет аналогов на постсоветском пространстве.

Бывший выпускник, а теперь преподаватель этой школы Максим Молнар ходит по классу и жестикулирует. Люди с нарушением слуха смотрят на него и запускают программу 3d Max. На первых занятиях группа неслышащих приступила к освоению параметрического моделирования (моделированию простых фигур), а сегодгя уже осваивает полигональное моделирование и работу со сложными трехмерными объектами.

— Перед запуском курса Максим ходил по специальным школам-интернатам для детей с нарушением слуха и рассказывал, что можно обучаться современным профессиям и не обязательно идти на завод, — рассказывает Елена Динман. — Но все относились к нему с опаской: учителя, дети, родители. Не вызвала наша инициатива никакого восторга, родители не отдали детей на обучение. Но Макс записал видеоролик с приглашением на курсы, и многие откликнулись. Мы же, понимая финансовое положение людей с нарушением слуха, решили сделать курсы бесплатными. Люди передавали информацию друг другу, и к нам стали записываться. Так мы набрали на курсы восемь человек. Это все, что можно себе позволить в данную минуту. Мы ограничены помещением и количеством компьютеров. Но зато учеба уже вовсю идет. Занятия проходят два раза в неделю, и каждый раз Максим задает ребятам домашку, а потом ее проверяет. Сегодня ребята делают визуализацию материалов — моделируют снежинку.

39-летний Владислав раньше работал на белорусских заводах, а теперь осваивает новую профессию. А девушка Лера мечтает создавать в будущем мультики. Фото: Александр Васюкович, Имена.

В классе сидят восемь человек разных возрастов. Они смотрят в мониторы и моделируют снежинку. Для многих это занятие является непривычным и даже чужеродным. Ведь некоторым слушателям курса около сорока лет, и они всю сознательную жизнь не общались с компьютерами, а пытались выживать, работая на заводах. Однако все-таки все эти люди являются счастливчиками. Ведь далеко не все желающие смогли попасть на курс 3D-моделирования, и сегодня Елена Динман ежедневно получает письма от детей с нарушением слуха и их родителей. С момента создания ролик Максима на Youtube просмотрела 1 300 человек. Поэтому в связи с повышенным интересом к курсу ИT-школа решила раздвинуть рамки офлайн-занятий и создать отдельный онлайн-курс для всех инвалидов по слуху русскоязычного пространства.

— Люди пишут в наш онлайн-чат и интересуются курсом, — говорит Елена. — Самое интересное, что очень многие пишут из России. Именно поэтому мы решили, что если ограничены офлайн-пространством, можно создать онлайн-курсы, и набрать еще 50 человек из Беларуси, Украины, России и Казахстана. Ведь в этих странах используют один и тот же жестовый язык, а подобных курсов нигде не существует. Макс будет преподавателем, и нам нужно будет записать ролики занятий с сурдопереводом по двум направлениям: веб-дизайн и 3D-моделирование. Еще нам нужно будет собрать деньги на преподавателей и переводчиков, которые будут проверять домашние задания. После обучения слушатели бесплатных онлайн-курсов, которые успешно пройдут испытание, будут работать над своим проектом и портфолио. А мы постараемся помочь с работой. Ведь сегодня в ИT можно работать как фрилансером, так и в штате белорусских и иностранных компаний.

Руководитель ИT-школы Елена Динман. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Сегодня в Минске проживают более трех тысяч инвалидов по слуху, и большинство из них сталкиваются с одной и той же проблемой — проблемой трудоустройства. Глухих не берут на работу, отказывают в равных правах со слышащими. Для них остаются заводы-резервации с маленькими зарплатами и туманными перспективами. Как считает Елена Динман, в наши дни ИT может стать универсальным языком, который свяжет слышащих и неслышащих и отменит трудовую дискриминацию.

— Люди с инвалидностью по слуху более усидчивые, — уверена Елена. — Для исполнителей это очень важное качество. Таких людей не отвлекают никакие внешние факторы. Они очень сконцентрированы на деле и не станут постоянно ходить пить кофе и трындеть в курилке. Я решила сделать этот проект, потому что у меня есть внутренне желание помочь. А еще мне всегда нравились истории, которые выходят за рамки привычных шаблонов. Ведь я и сама иду не по стандартному пути.

Каково это — существовать за рамками шаблонов в Беларуси, «Именам» рассказали участники первых ИT-курсов для людей с нарушением слуха

Юра, 34 года: «Сейчас я реалист. Не верю, что все будет плохо»

Юрий чинит служебные машины в ГУВД. А сейчас осваивает новую профессию, чтобы делать будущее лучше. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Меня зовут Глухов Юрий Андреевич. Да, такая фамилия у меня — так сложилась судьба. В детстве врачи не могли выяснить причину моей болезни. Не могли определить, плохо я слышу или хорошо. Определила это моя бабушка, когда звала меня, а я не оборачивался. Мне тогда примерно два года было, и я еще слышал звуки, но слабо. Вообще в семье у меня все слышащие, так что болезнь у меня не наследственная. Просто чем-то повредили меня. Болел краснухой — говорят, это влияет на слух.

Я помню звуки с детского сада. Помню, как неваляшку качал, слышал громко. Потом тихо стал слышать. А потом только с аппаратом. Помню еще в метро, как громко было. А сейчас уже не совсем громко, как будто волна.

Школу я нормально закончил, но потом… Негде было учиться слабослышащим. Кто возьмет? Никто ж не будет повторять то, что я не услышал. Мне нравилось руками работать, физически. После школы попытался резчиком по дереву пойти — на один год, сокращенное обучение в колледже говорящих. Я единственный был, кто не слышал. Отучился год, потом теорию не сдал, но хорошо сдал практику. А потом не увидел смысла в том, чтобы быть резчиком по дереву — работа низкозарплатная. Решил столяром переходить. Мама пыталась меня устроить на работу, но зря. Не разрешил МРЭК. Как-то странно: учиться на столяра можно слабослышащему, а работать нельзя, потому что на производстве шумно.

Мне не хотелось работать нелегально — без налогов. Считай тунеядец, как сейчас говорят. Пошел учиться ремонту легковых машин. Устроился в фирму, но там меня почти сразу уволили, потому что машины были элитные, например, Audi A6. Боялись мне инструмент в руки давать. Так я и устроился в ГУВД машины служебные чинить. Пять лет там уже проработал, получил опыт. Вообще люди на предыдущих работах относились ко мне эгоистично, только в МВД нормально. Обзывали даже меня «глухой».

Работать с кузовами непросто. Экзему получил из-за вредных условий: шпатлевка в кожу впитывается, аллергия идет, пятна появляются. А у меня повышенная чувствительность, люблю чистоту. Я думал о том, чтобы начать зарабатывать. Вот и решил на курсы компьютерные пойти, научиться рисовать в 3d Max. Просто хочу поменять себя. Хочу сменить образ жизни и начать все сначала, чтобы нормально зарабатывать попытаться.

На курсах мы рисуем объекты, моделируем их, растягиваем. Я учусь всего лишь пятую неделю, но мне нравится. Хочу сделать этот мир лучше. Не знаю, кем смогу работать в будущем, потому что пока ищу свое место. Я не оптимист и не пессимист. Был в прошлом пессимистом — это когда желания не имеешь никакого. Не верил в будущее, заразился, можно сказать. Пессимизм же заразный. Сейчас я реалист. Не верю, что все будет плохо. Эволюция идет, и от нее никуда не денешься.

Витя, 39 лет: «Хочется, чтобы нормальная работа была. Чтобы не думать о работе, как о тяжелой повинности»

У Виктора есть жена и две дочки, и он хочет хорошо зарабатывать. Раньше он продавал иконы и брошюры в электричках, а теперь пошел на ИT-курсы. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Родился я слышащим, но в полтора года заболел менингитом. Стал слышать совсем немного — на полметра без слухового аппарата. А потом начал носить постоянно слуховой аппарат, и слух ухудшился. Это как очки: если постоянно их носить, то будешь плохо видеть.

Я учился в школе в классе для слабослышащих, а потом пошел учиться на зубного техника. Четыре года проучился, проработал год по распределению, а после этого уволился. Поработал на заводах, но там мало платили. Начал продавать газеты, брелки и иконы в электричках. 20–30 лет назад глухие продавали эротические фотографии, но все поменялось. Перешли на иконы. Их нам давали «старшие», которые называли себя «бригадирами». «Бригадиры» платили налоги тем, кто еще постарше. А вообще в Беларуси есть один главный человек в этом бизнесе, который подчиняет «заместителей». За то, чтобы работать в поездах, нужно платить что-то вроде налога старшему. В ответ он смотрит за порядком, чтобы никто на твою территорию не полез. В 2000 году я зарабатывал на этом деле 150 долларов в месяц. А на заводе до этого — 80. Поработал так в электричках 3–4 года. А потом спрос на брошюры упал, и я перестал этим заниматься. В 2003 году пошел работать на Тракторный завод обрубщиком литья. Но зарплата была маленькая, работать было холодно.

Сейчас я работаю контролером на Минском заводе отопительного оборудования. Проверяю батареи на герметичность, протечку. Беру батареи и опускаю их в воду, смотрю, чтобы не протекали. Если протечка, то их бракуют. Зарплата около пяти миллионов, если работать полный день.

Об ИT-курсах я узнал в фейсбуке. Увидел видеозапись Максима, решил попробовать. Сейчас мне нравится заниматься. После окончания курсов дадут сертификат, и школа поможет трудоустроиться. Я спрашивал у Максима: сколько платят за такую работу. Он сказал, что самый тупой работник получает семь миллионов. А если выше уровень, то еще лучше. Можно попробовать и фрилансером. Но я думаю, что работать лучше в штате. Фрилансер работает сам на себя, без пенсии может остаться. А работать на фирме лучше, и точно куда лучше, чем на заводе. Хочется, чтобы нормальная работа была. Чтобы не думать о работе, как о тяжелой повинности, и можно было недвижимость купить или куда-нибудь поехать по путевке. Это хорошо.

Андрей, 23 года: «Мы хотим найти работу, но государство говорит, что мест нет, и нас не берут»

Андрей учится в Белорусской академии искусства и мечтает работать в IT-компании вместе с другими людьми с нарушением слуха. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Я родился в Гомеле, но в 2003 году вместе с семьей переехал в Минск. Учился в школе № 14. Вместе со мной на год младше учился Максим Молнар — парень, который создал ИT-курсы. Мы познакомились, подружились и стали вместе рисовать. А потом Максим уехал поступать в Москву, а я — в Гомель.

Я начал рисовать в раннем возврасте. А в 8–9 лет стал учиться в художественной школе. Не помню, нравилось тогда мне рисование или нет, но сегодня уже привык (улыбается). После школы я поступил в гомельский колледж искусств и продолжил там заниматься творчеством. А через три года вернулся в Минск и поступил в Белорусскую государственную академию искусств, где учусь на втором курсе. В гомельском колледже у нас был переводчик жестового языка, а в БГАИ — нет. Пишу задания, которые нужно выполнять, приношу и показываю преподавателям. Все меня понимают. А еще сейчас я работаю в Доме культуры глухих, где учу детей рисовать.

Мой любимый художник — Босх. Мне нравится характер его картин. Это что-то сюрреалистичное, связанное с психологией. Нравится его картина «Страшный суд», впечатляют его детали. Искусство — это то, что нравится твоему сердцу, что близко тебе именно сейчас. Раньше, когда еще не появилась фотография, живопись выставляли на продажу, она была болеее коммерческой. Сейчас же мы рисуем больше «для сердца». Рисуем то, что хотим, и то, что нам нравится.

Моя мечта — после ИT-курсов работать в компании глухих. У слышащих и так много работы, а у нас — нет. На курсах мне нравится анимация, я хорошо рисую. Если понимаешь теорию, то все получается легко. Хочу все усвоить и не идти работать на завод, где тяжелый труд. Глухие работают на заводах, потому что у них нет нормального образования и они не хотят развиваться. И к тому же, когда мы хотим найти работу, государство говорит, что мест нет, и нас не берут. Поэтому я и мечтаю работать в одной ИT-команде с людьми с нарушением слуха. А еще мечтаю о большой зарплате.

Женя, 22 года: «Занимаюсь 3D-моделированием и хочу стать разработчиком компьютерных игр»

В детстве Евгений занимался паркуром, а когда вырос, стал работать на заводах за мизерные зарплаты. Сегодня парень пытается построить карьеру с чистого листа. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Я родился в России, а оказался в Беларуси, когда родители развелись, и мы перебрались в Марьину Горку вместе с мамой и сестрой. Когда я учился в школе, у меня было ужасное поведение. Был хулиганом, все ломал: столы, двери, рвал книги. Учился плохо, но в 9–10 классах стал выравниваться. А потом поступил в колледж радиоэлектроники и проучился там до третьего курса, потом ушел. Все дело в том, что нашу специальность постоянно меняли. Я начинал обучение как программист, а на третьем курс предложили учиться на фотографа. Ушел, потому что хотел быть программистом.

С 8 до 14 лет я увлекался паркуром. Занимался им в Марьиной Горке вместе со слышащими. Тренировались в заброшенных домах, прыгали со второго этажа, убегали от милиции. Однажды за нами погналась милиция в заброшенном доме, туда же ходить нельзя. Побежали, но не догнали. Я был один с нарушением слуха, а все остальные были слышащими. Но общий язык со всеми находил без проблем.

После школы я работал на предприятии от Белорусского общества глухих. Делал пружины. Зарплата была страшная — 200 рублей новыми. Денег хватало только на еду и на то, чтобы оплатить общежитие, в котором жил в Минске. Недавно я ушел из общежития, потому что подорожала коммуналка, и я не смог платить такие деньги. Теперь живу в Марьиной Горке вместе с мамой.

Еше я работал на Тракторном заводе, но недавно оттуда уволился. Зарплата там была 150 рублей. Не знаю, почему такая маленькая, я даже приходил к начальнику, но он сказал, что нормальная. Зарплата у слышащих и неслышащих на заводе разная. Например, у маляра без нарушения слуха зарплата 700 рублей, а у нас 150. Грязными деньгами с ночными сменами можно заработать и 300.

Я узнал об ИT-курсах от Максима, но сначала думал, что не пойду, потому что говорили, что они будут платными. А оказалось, что бесплатные. И теперь я занимаюсь 3D-моделированием и мечтаю стать разработчиком компьютерных игр. Давно мечтал делать игры, пробовал, но никак не получалось. Сейчас уже рисую 3D. Конечно, только учусь, но получается. После курсов надеюсь, что у нас получится создать свою компанию ИT, где будут работать неслышащие. Хочется начать нормально зарабатывать.

Лера, 18 лет: «Мне нравится, как относятся к людям с нарушением слуха за границей»

В этом году Лера заканчивает 12 класс школы. Девушка хочет уехать из Беларуси туда, где у нее будут все шансы для самореализации. Фото: Александр Васюкович, Имена.

В детстве я любила рисовать: дома и в студии. Рисую и сейчас. Люблю рисовать карандашом людей, добавлять им одежду, макияж. Еще люблю рисовать море. Недавно увлеклась фотографией, увидела в интернете много красивых снимков и решила поучиться этому делу. Сама пошла на курсы в ИT-школу Myfreedom. Connect. А потом мама узнала про ИТ-курсы для неслышащих и стала меня уговаривать туда пойти. Сначала я не хотела, боялась, что будет очень сложно. А когда пришла, оказалось, что интересно.

Сейчас я заканчиваю 12 класс школы. А что будет потом, пока не знаю. Но я не хочу жить в Беларуси и мечтаю уехать за границу. После 9-го класса даже ездила в Лондон и пыталась поступить в колледж, но не получилось. Не берут белорусов с нарушением слуха. Только если ты из России.

Мне нравится, как относятся к людям с нарушением слуха за границей. В Беларуси ты не устроишься на работу, ничего не получится. Например, пытаешься устроиться, а тебе говорят: «Нельзя. Ты глухой». А в США, если я хочу работать в больнице, мне скажут: «Хорошо, иди». Здесь же наоборот: ты глухой, это опасно… МРЭК мне разрешит учиться только в швейном колледже. А я этого не хочу. Мне интересны ИT, фотография и мода.

Я хотела бы в будущем создавать мультики или игры. Компьютер дает пользу человеку. Например, если я сделаю игру, то дам ее в интернете большому количеству людей, и они будут ее использовать. Но все-таки в будущем я хотела бы жить за границей, например, в Германии, и заниматься там компьютером или фотографией.

Влад, 39 лет: «И ничего я так и не заработал. Шагал, шагал, очень много шагал»

Владислав объездил много стран, где торговал значками и ручками. Когда он посмотрел на свою жизнь, понял, что не нажил добра и ничего не приобрел. Решил вернуться в Беларусь и искать счастье здесь. Фото: Александр Васюкович, Имена.

В детстве я учился в 13-й школе. Поступал в медучищие и провалил. Пошел в 91-ю школу. А потом устроился на Автозавод. На заводе я сначала работал маляром, потом плотником и слесарем. Работал в две смены, начальник уговаривал в третью пойти. Я все время работал-работал. Мало получал вообще, ужас. Это был 1997 год. Устроился на предприятие «Виток» закройщиком. Потом уволился, потому что зарплата на заводе 100 долларов была. Пошел на работу нелегальную — покупал товары, чтобы их продавать. Различные отвертки, брелки. Все это продавал в поездах. Зарабатывал 200 долларов. Во!

Продавал в поездах я много, с утра до вечера. Потом уехал в Германию продавать брелки. Не хочу говорить о том, кто меня туда пригласил. Глухие хотели заработать, поэтому ездили в Германию и другие страны Европы торговать. Я везде побывал. Был в Германии, Голландии, Австрии, Турции, Италии… Везде там я работал. Продавал в день по 200–300 ручек. Тяжело было. Осторожно работали, торговали на разных точках, в городских электричках. Нормально зарабатывал. Один раз за две недели 400 долларов заработал даже. А потом меня поймали несколько раз, арестовали и депортировали в Беларусь.

Я вернулся в Беларусь и перестал торговать, потому что устал. Всюду ездить туда-сюда — тяжело. И ничего я так и не заработал. Шагал, шагал, очень много шагал. Все время продавал. А потом такая грусть на душе появилась, одиночество. Посмотрел, что дома нет, родителей рядом нет, родни нет, только эти иностранцы. Нет прописки, женщины. Понял, что нужно возвращаться к родителям, семье.

Сейчас я живу с мамой. Не женат, не завел семью, не сделал детей. Все шел-шел… Вот вы работаете корреспондентом, а я все время думал, что нужна нормальная работа, искал, трудно было. Работал на Автозаводе, на стройке. Сейчас работаю на заводе «Виток». Но все равно думаю о будущей профессии, потому и пошел на компьютерные курсы. Не нужно быть рабочим за 50 копеек. Нужна такая профессия, чтобы видеть будущее. Не знаю, как получится, ведь у меня много лени. Необходимо набраться терпения. Хочу заниматься 3D-моделированием: создавать новинки, получать свежие навыки. Мечтаю хорошо зарабатывать. Хочется нормальную зарплату: не тысячу, но и не 50 долларов. 350 долларов — это нормально. Ни больше и ни меньше. 150 на питание и вещи можно потратить, а двести на будущее откладывать. Но мечтать не вредно, нужно работать и смотреть в будущее.

Как вы можете помочь

Для того, чтобы все эти люди смогли приблизиться к своей мечте, чтобы у людей с нарушением слуха в Беларуси появились иные пути, кроме завода, сегодня нужна наша с вами помощь. Мы можем помочь ИT-школе Myfreedom. Connect обучить и помочь в трудоустройстве еще 50 человек, и сделать так, чтобы занятия для них оставались бесплатными. В течение года школа продолжит набор на курсы, а также запустит уникальный онлайн-курс для людей с нарушение слуха.

Пройти дистанционное обучение смогут не только жители Беларуси, но также соседних стран. Тем, кто успешно закончит курсы, школа поможет с поиском работы и заказов в сфере ИТ. Сегодня у неслышащих в Беларуси появилась по-настоящему редкая возможность вырваться за рамки заводских стен. Осталось лишь услышать их проблему.

Для того, чтобы проект заработал полноценно, ИT-школе нужны деньги на оплату труда преподаваталей и других специалистов, которые будут знакомить людей с нарушением слуха с новыми технологиями в течение этого года, а также помогать в трудоустройстве.

Известный белорусский бизнесмен Леонид Лознер уже покрыл значимую часть расходов проекта. Проспонсировал создание и адаптацию видеороликов для слабослышащих для онлайн-курса. Выделил деньги школе, за счет которых наняли профессиональную компанию, записавшую все видеуроки (отдельно уже сняли и сурдоперевод). Ролики уже смонтированы с учетом адаптации ролика для глухих и слабослышащих. Осталось помочь и нам с вами — собрать 15 975 рублей. Смета — на странице проекта, размещенном на платформе Talaka.by

Истории

Будущие миллионеры? Белорусские школьники имеют все шансы разбогатеть на своих изобретениях

Истории

«Мы тут все уже на грани». Как в Минске спасают людей с психическими заболеваниями

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей
Истории

«Это просто космос!» Как Ника Сандрос рисовала картины с одинокими художниками психоневрологического интерната

Помогаем проекту Дело девятого отделения
Сбор средств завершен
Истории

Гена и героин. Как минский дворник и вчерашний школьник избавились от наркомании

Истории

Последнее интервью. Как жил и умирал онкологически больной человек, который в старости остался один

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Сбор средств завершен
Истории

Пять лет в заточении. Как белорусская пенсионерка в одиночку вытягивает дочку из комы

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Сбор средств завершен
Истории

Айтишница из Линово. Как живет и работает девушка, которую не может вылечить ни один врач

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 47 072 рубля
Истории

Как «белорусский Хокинг» научил парализованного парня из Минска управлять компьютером без рук

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Сбор средств завершен
Истории

Жизнь в ауте

Истории

На особом контроле. Минчане с инвалидностью 10 лет доказывают государству, что имеют право быть родителями