Истории

«Конечно, мне страшно. А что делать?» Сотни волонтеров помогают пострадавшим и друг другу, а ИМЕНА организовали денежный фонд для оплаты медицинской помощи

Игорь — автоволонтер, развозит тех, кого освободили из центра изоляции на Окрестина. Сегодня он отвозил домой  «коллегу» — тоже автоволонтера, которого задержали, когда тот возвращался домой. «Конечно, мне страшно. А что делать?» — говорит Игорь.  Андрей — адвокат. Последние два месяца он помогает людям, которые пострадали во время мирных акций. Понимал, что рискует потерять лицензию, но в борьбе за правду не обидно. Саша — айтишник. В свой рабочий день он с семи утра раздает еду волонтерам и родственникам задержанных. На работе ему сказали: «Дерзай!». Сотни медиков,  юристов, психологов и просто неравнодушных людей сплотились, чтобы помогать тем, кто пострадал в последние дни. У всех их — свои мотивы, свои истории. Но всех объединяет одно — желание помочь. 

 ИМЕНА помогают раненым и травмированным людям во время мирных демонстраций. Если вы или ваши родственники, близкие получили травмы различной степени тяжести во время мирных демонстраций и вам нужны лекарства, лечение, реабилитация, вы можете обратиться к нам. Для этого вам нужно заполнить вот эту заявку здесь.

 Вы также можете позвонить на КРУГЛОСУТОЧНУЮ горячую линию по номеру +375 44 709-79-11 и вам подскажут весь алгоритм действий (Звонки принимают наши партнеры Probono.by, которые организовали специальную линию).

Волонтеры возле центра изоляции на Окрестина, Минск Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Мы организовали денежный фонд, из которого уже готовы оплачивать медицинскую помощь пострадавшим людям во время мирных протестов. Лекарства. Лечение. Реабилитацию. Столько времени, сколько потребуется. Мы уже собрали команду волонтеров, партнеров в медучреждениях, волонтеров-медиков, координаторов. Мы рядом!

Вы также можете подать заявку нашим партнерам из инициативы BY_HELP на получение единовременной материальной помощи, которую собрали неравнодушные люди. Для этого вам надо заполнить вот эту заявку на помощь можно подать по ссылке

Список волонтерских инициатив вы также можете найти здесь и здесь

Психологическая помощь

Паша, руководитель Клубного дома: «Я просто не могу не быть здесь»

Паша, руководитель Клубного дома, координирует волонтеров-психологов Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Наша команда помогает людям с психическими расстройствами. Но сегодня мы дежурим здесь, на Окрестина, и оказываем психологическую помощь всем, кому нужно. 

Больше всего здесь в психологической помощи нуждаются близкие задержанных. Многие из них уже несколько дней дежурят здесь. Они находятся в сильном стрессе, многие — в истерике, кто-то в панике. Дальше у них могут развиться острый психоз, невроз, депрессии. Поэтому наша главная задача сейчас — снять острое состояние, нормализовать их, помочь людям прийти в себя. Кто-то за помощью обращается сам, кто-то стесняется, либо уже просто не может попросить о помощи. Таких людей видно, мы подходим к ним сами. 

Помогаем и волонтерам. Эти ребята — настоящие герои, многие дежурят здесь сутки напролет, работают наизнос. Они выдыхаются, им тоже нужна поддержка. Мы стараемся помочь и им. 

Родные ждут задержанных возле центра изоляции на Окрестина, Минск Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

У меня — биполярное расстройство.  С самого начала этих событий ловлю симптомы депрессии. Но я знаю, как помочь себе, чтобы болезнь не обострилась. И я понимаю, что сейчас в первую очередь я — руководитель службы реабилитации, и наша основная задача — помочь пострадавшим людям. Я просто не могу не быть здесь. Завтра мы опять приедем сюда дежурить. А еще будем очно консультировать людей по выходным в помещении Клубного дома — на Кнорина, 3. 

Мы помогаем не только тем, кто пострадал в акциях. Сейчас люди по всей стране очень встревожены, а постоянный стресс, невроз и депрессия не пройдут бесследно для психики. Чтобы это не допустить, мы создали телеграм-канал и реорганизовали вайбер-чат, который работал со времен коронавируса. Там наши специалисты консультируют людей, как снизить тревогу в сложившейся ситуации. 

Список психологов, которые бесплатно оказывают экстренную психологическую помощь: здесь здесьздесь.
Еще информация о психологической помощи здесь и здесь
Вы можете прийти на очную консультацию в Клубный дом по адресу: г. Минск, ул. Кнорина, 3. Предварительно позвоните Павлу Лотвину: + 375 25 768 71 24 
Телеграм-канал, в котором психологи помогают справиться с тревогой — здесь.  
Вайбер-чат «ТревоGO”/Мир внутри», в котором психологи помогают справиться с ситуацией людям с повышенной тревожностью — здесь

Наташа, студентка 4 курса психологического факультета БГУ: «Чтобы избежать последствий, человек должен рассказывать, что с ним происходило. Поэтому я здесь»

Слева — Наташа, волонтер-психолог Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Я приехала сюда как только узнала, что здесь нужны психологи. Сегодня мы помогли уже многим людям. Одна женщина рассказывала, что ее сына забрали прямо из квартиры за ужином, он не участвовал в протестах. У второй женщины забрали сына, который первый раз пришел голосовать и сфотографировался на фоне комиссии. Третья осталась без двух сыновей. Одного отпустили сразу, а старшего ждет до сих пор. Младший сын теперь не ест и не спит, ему страшно за тех, кто там остался. Еще одна женщина работает учительницей, она показала коллегам снимки избитого сына, а ее никто не поддержал, теперь она не может смотреть в глаза этим людям.

Нам рассказали о девушке, которая пыталась там пройти через стены. По симптомам у нее обостренная шизофрения и ей нужна серьезная помощь, но вряд ли ее окажут. 

То, что происходит, обернется огромной психологической травмой для пострадавших, их родственников и даже просто неравнодушных людей. Пострадавшие не могут сразу рассказать, что с ними произошло. У них шок. Они хотят домой. Наша главная задача сейчас — объяснить, что обязательно нужно обратиться к специалисту позже. Такие травмы бесследно не проходят, даже у эмоционально сильных людей.

Последствия могут быть разные для родственников и пострадавших. Кто-то может замкнуться, у кого-то появится тревожность, проблемы со сном и питанием, со стулом, кто-то будет бояться выйти на улицу. Чтобы избежать последствий, изначально человеку нужно максимально открыться, рассказывать, что с ним происходило, проговорить чувства и эмоции. Тогда будет положено начало терапии. Поэтому я здесь. 

 Юридическая помощь 

 Здесь и здесь можете найти бесплатную юридическую помощь. 

 Андрей, адвокат: «Обидно потерять лицензию за ошибку, но не за борьбу за правду»

Андрей, адвокат, оказывает юридическую помощь Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Я начал помогать еще два месяца назад, когда людей задерживали за то, что они носили «не те» майки, хлопали в ладоши, стояли в очередях. Ни одно из этих дел ни я, ни мои коллеги не выиграли, насколько мне известно. Но я не опускал руки. Наоборот, злился, эта злость меня подстегивала работать дальше и больше.  

Две недели назад я постарался закрыть всю текущую работу и переключился только на помощь, связанную с ситуацией вокруг выборов. Если бы меня лишили лицензии за работу над такими делами, я бы не переживал. Обидно потерять лицензию за действительно допущенную ошибку, но не за борьбу за правду. 

Сразу после выборов ко мне обращались родственники задержанных. Я пытался попасть на встречу с задержанными, на суд. Чаще всего это — без результата. Где находятся некоторые люди мы не знаем до сих пор. В центр изоляции правонарушителей или в изолятор временного содержания г. Минска адвокатам в последнее время вход закрыт в принципе. Только сегодня один мой коллега впервые смог попасть к своему подзащитному. Но все эти проигранные дела и нарушения мы фиксируем. Будем систематизировать правонарушения, передавать эту информацию правозащитникам, подавать жалобы.  

Близкие задержанных — рядом с центром изоляции на Окрестина, Минск.  Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Теперь, когда людей стали выпускать, ко мне обращаются пострадавшие. Пострадавших непосредственно на акциях не так много: люди чаще всего пострадали в РУВД и ИВС, либо где-то на окраинах города, во дворах, внутри автозаков. Люди не знают, что делать — я объясняю порядок действий. Чтобы зафиксировать побои, недостаточно справки из поликлиники. Нужно идти к следователю, чтобы тот дал направление на судмедэкспертизу. Люди боятся это делать. Одно слово «милиция» вызывает у многих сильный страх. Со мной им спокойнее. Я сопровождаю людей к следователю, помогаю сформулировать требование.  Сегодня ко мне обратились за консультацией родственники одного молодого человека. После освобождения из изолятора временного содержания г. Минска его госпитализировали в психиатрическую больницу:  каждый раз, когда он видел человека в черной одежде, у него начиналась сильнейшая паническая атака.   У другого парня после освобождения из ИВС г. Минска начался неконтролируемый бред на фоне пережитой жестокости. Про физические пытки и издевательства можно говорить отдельно и долго.

Бывает сложно и мне. Вчера я был в реанимации больницы скорой помощи у одного из потерпевших. Он попал туда после часа в автозаке с несколькими сотрудниками ОМОН. Я выходил от него чуть ли ни со слезами — тяжело было видеть его страдания, а то, что он рассказывал, напомнило истории про концлагеря. 

До недавних пор адвокатам было сложно работать полностью бесплатно — брал минимальную символическую плату.  Несколько дней назад коллегия адвокатов дала нам разъяснение по этому вопросу, и теперь я бесплатно работаю с пострадавшими. Я делаю это по моральным убеждениям: не могу не помочь тем, кто не сделал ничего плохого, а пострадал от бесчеловечной жестокости.

 Медицинская помощь 

 Здесь,  здесь и здесь  можете найти врачей, готовых бесплатно помочь. 

 Настя, студентка 2 курса медуниверситета: «Я очень переживаю, что меня могут отчислить, но мой долг —  помогать людям»

Настя, волонтер, оказывает медицинскую помощь Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

В день выборов я была в родных Барановичах. Приехала, чтобы проголосовать. Уже вечером я вышла на улицу с водой и респираторами, чтобы помочь пострадавшим, которые вышли на улицу.  На следующий день я выходила на улицу с аптечкой на случай, если людям понадобится помощь. Знакомая подсказала, что здесь нужны любые свободные руки. И я приехала в пять утра. Делаю, что умею: уколы, перевязки, обрабатываю ссадины, осматриваю на переломы и черепно-мозговые травмы.    

В нашем полевом госпитале уже 20 врачей и 15 фельдшеров. Пострадавших много, травмы — совершенно разные: подозрения на переломы и вывихи, много ушибов и ссадин — на всю ягодицу и ноги, гематомы возле глаз, кровоизлияния в глазное яблоко, разбитые губы и брови. Одного мужчину увезли с перелом костей черепа. Сотрясения мозга хотя бы в легкой степени получил практически каждый. Многих увозят потом скорые. Некоторые люди с травматическим шоком просто разбегаются отсюда. 

Конечно, я очень переживаю, что меня могут отчислить, но с другой стороны мой долг помогать людям. Мой молодой человек работает врачом на скорой помощи. Слышала от него, что один фельдшер уже успел получить палкой по спине со словами: «Кому вы помогаете, черти». 

Я была в шоке, когда узнала, что ОМОН передвигается на каретах скорой помощи. Они просто берут белую газель и наклеивают на нее нашу символику. Будьте внимательными, скорые у нас курсируют только четырех марок — рено, пежо, изредка форды и мерседесы.   

 Другая помощь

 Помощь водителей здесь 

 Игорь, водитель: «Конечно, мне страшно. А что делать?»

Игорь, автоволонтер Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Сегодня я здесь — на Окрестина — первый день. Увидел, что требуются волонтеры, и приехал. Мой друг развозил ребят, которых выпустили ночью, а сейчас я его подменил. Отвез в деревню под Минском «коллегу», который тоже был автоволонтером два дня назад. На лбу, локтях и коленях у него были гематомы. Говорил, что на Окрестина пару раз получил по спине, но долго приходилось стоять на коленях, упершись лбом в бетонную стену. Его задержали, когда возвращался домой после того, как развез людей. 

Конечно, мне страшно. А что делать? Мне просто хочется поменять жизнь белорусов в лучшую сторону и поскорее прекратить этот беспредел. 

 Бесплатно готовят еду для пострадавших здесь

 Саша, приносил пауэрбанки, а сейчас раздает еду: «Увидел, что не хватает свободных рук и начал раздавать еду»

Саша, айтишник, помогает раздавать еду возле центра изоляции на Окрестина Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Вчера увидел объявление в интернете, что на Окрестина нужны пауэрбанки. А я айтишник, живу рядом, откликнулся, принес и побыл тут немного. Люди попользовались, сегодня позвонили, сказали, что можно забрать. Пришел в семь утра, так тут и остался. Увидел, что не хватает свободных рук, стал к столику и начал раздавать еду. 

Все эти пиццы, печенье, пироги и напитки принесли совершенно разные люди. Мы никогда до этого не были знакомы, но нас сплотила общая беда. У меня друг попал в СИЗО, выпустили через два дня со штрафом. Подругу забрали в день выборов. Где она — не знаю. Еще два товарища у меня пропали сегодня ночью. 

Здесь целый волонтерский лагерь и здесь все стихийно. Этот стол привез парень из Ратомки, стулья — не знаю откуда, пирожки сами испекли и принесли монахини. Каждый приходит с пакетом.

С работой у меня проблем нет. Позвонил начальнику в частную компанию, сказал, что я на Окрестина, а он в ответ: «Дерзай!». Адекватные люди все понимают.

 Ищут пропавших людей — здесь, здесь и здесь

 Светлана, помогает искать пропавших людей: «Не хочу даром терять время. Муж и дети не знают, что я здесь»

Светлана, помогает искать людей  Фото: Юлия Волчёк для ИМЕН

Мы с девочками повторно составляем списки пострадавших и отдаем их туда, за проволоку в центр содержания на Окрестина. Они сверяют их со своими данными и отмечают тех, кто сидит на Окрестина. Вчера они шли нам навстречу, поэтому здесь все тихо, спокойно и аккуратно. 

Но многих пропавших ребят до сих пор нет в списках. Они могут быть не только здесь, но и в Жодино или Слуцке. Вот у меня в списке сегодня 345 человек — и родственники не знают, где эти ребята.  

Как я здесь оказалась? Сама я белоруска, но давно живу в Москве. Приехала сюда на две недели, чтобы похоронить родственницу, а потом закрыли границы. Вчера увидела новости, что здесь происходит и что нужна помощь. Я и приехала — не хочу даром терять время. Муж и дети не знают, что я здесь. 

 Как вы можете помочь

 Сотни людей по всей стране получили травмы и ранения различной степени тяжести в результате чрезмерно жестких действий силовиков. Они находятся сейчас в больницах, кого-то уже выписали, а кого-то еще будут госпитализировать. Им нужна реабилитация в центрах и/или санаториях, необходимо лечение и лекарства. Помощь нужна сейчас и будет нужна еще долгое время.

ИМЕНА запустили экстренный сбор средств на лечение и реабилитацию людям, пострадавшим во время мирных демонстраций. Мы открыли сбор средств в фонд, из которого будем оплачивать медицинскую помощь пострадавшим людям — лекарства, лечение и реабилитацию. По состоянию на 11:00 16 августа в волонтерской базе уже более 300 заявок от пострадавших. 

Ознакомиться с проектом и поддержать его можно здесь.  

Истории

The Guardian: Про экстремально худых детей правительство Беларуси знало еще с 90-х

Истории

ИМЕНА vs коронавирус. Главное на сегодня 06.05.2020

Помогаем проекту Коронавирус: средства защиты для соцработников и пожилых
Собрано 427 494 из 469 791 руб.
Истории

Послушайте их! Люди и проекты, которым каждый из вас может помочь до Нового года

Истории

Большая новость! Открываем ежемесячную подписку на «Имена» и все наши проекты

Помогаем проекту Имена
Собрано 74 671 из 199 522 руб.
Истории

Еще больше «ИМЕН»! Как читатели влияют на изменения в Беларуси

Помогаем проекту Имена
Собрано 74 671 из 199 522 руб.
Истории

Авторы, фотографы, координаторы, бухгалтеры! Мы ищем новых людей в команду ИМЕН

Истории

ИМЕНА vs коронавирус. Главное на сегодня 08.05.2020

Помогаем проекту Средства защиты для учителей во время коронавируса
Собрано 32 843 из 103 168 руб.
Истории

Давайте делать жизнь в Беларуси лучше. «Имена» приглашают читателей стать инвесторами журнала

Помогаем проекту Имена
Собрано 74 671 из 199 522 руб.
Истории

ИМЕНА vs коронавирус. Главное на сегодня 20.04.2020

Помогаем проекту Коронавирус: средства защиты для соцработников и пожилых
Собрано 398 608 из 469 791 руб.
Истории

У нас будет 7 нянь. Как читатели «Имен» и один ИТ-бизнесмен изменили жизнь 700 малышей-сирот

Помогаем проекту Имена
Собрано 74 671 из 199 522 руб.