Герои

«После пандемии жизнь уже не будет прежней». Минчанин оставил накатанный бизнес и с нуля начал делать респираторы

Собрано 449 073 из 469 791 руб.
Помочь

Минчанин Андрей Сабалевский в условиях приближающегося глобального кризиса поставил на паузу свой бизнес и стал разрабатывать защитные маски и респираторы, которые будут доступны каждому. «У меня нет даже в мыслях „хайпануть“ на трагедии  планетарного масштаба или по-быстрому срубить денег — мы работаем в долгую, — говорит он. — Пандемия показала, что мир уже не будет прежним. Сейчас во главу угла ставится жизнь как таковая.  Вспышка covid–19 заставила выбирать людей между „жить“ и „не жить“. И все что „не жить“ — до свидания». 

Андрей считает, что в нынешних реалиях у людей появились новые потребности: нам нужны новые товары, новая инфраструктура. И он — один из тех, кто начал заниматься этим уже сейчас. 

Андрею Сабалевскому 33 года. По образованию — техник-программист. Предпринимательством занимается с 18 лет. Десять лет назад открыл фирму по оказанию рекламных, полиграфических и маркетинговых услуг. Недавно переориентировал свой бизнес, сейчас его компания называется «Сэтми» (аббревиатура от «спасем этот мир»). Женат. Есть дочь. Фото: Александр Васюкович ждя Имен.

— Андрей, прежде чем мы начнем разговор, не могу не спросить: почему такое странное написание фамилии — через «а»? 

— Да, она так и пишется — Сабалевский. В 80-х годах, когда моему отцу делали паспорт, написали фамилию по-русски и по-белорусски одинаково. С тех пор так и осталось. С одной стороны, все переспрашивают, правильно ли написана моя фамилия, а с другой — получилась такая уникальность. Несмотря на множество однофамильцев, меня легко отыскать в соцсетях, там я один такой. 

Человек не хочет лишний раз браться за ручку двери: в подсознании начинает вырабатываться принцип «чистая рука и грязная рука»: грязной я берусь и дезинфицирую ее, а чистой могу потрогать лицо

— У вас была совсем другая сфера деятельности, а тут — респираторы. Это очень далеко от полиграфии и маркетинга. Откуда вдруг такая идея? 

— Знаете, у меня много разных идей. Еще полтора года назад я предложил своему приятелю, который занимается домофонами, разработать домофон, который будет автоматически открывать дверь, чтобы можно было ногой ее приоткрыть. Он тогда покрутил пальцем у виска: «Ты что? Это никому не надо, успокойся». А время показало, что во время коронавируса такие двери как раз пришлись бы кстати. Теперь все мы знаем, что путь распространения вирусной инфекции с поверхностей — достаточно распространенный. 

Как думаете, почему  люди скупают сейчас по всему миру туалетную бумагу? Потому что в условиях пандемии, выходя на улицу, они берут с собой рулон этой бумаги, и всякий раз, открывая двери, наматывают ее на руку, а затем выбрасывают. Только сейчас мы по достоинству оценили автоматические двери.

Андрей у себя в мастерской. Фото: Александр Васюкович для Имен.

И если есть кофейня или магазинчик с бесконтактным входом, скорее всего мы  пойдем в эти заведения, чем в те, где двери обычные. Человек уже не хочет лишний раз браться за ручку двери, потому что в подсознании начинает вырабатываться принцип «чистая рука и грязная рука»: грязной я берусь и дезинфицирую ее, а чистой рукой могу потрогать лицо. 

Есть у меня и другие идеи: проект по дистанционному управлению лифтом, что позволит пользоваться им без прикосновений. Еще мечтаю создать дезинфектор для продуктов. Понаблюдал, как моя супруга, возвращаясь из магазина, моет каждый пакетик и подумал: вообще трэш — столько времени на это тратить! Представьте, стоит у вас дома такой обеззараживающий ящик. Вы пришли из магазина, кинули туда пакет с покупками, помыли руки, позанимались своими делами и через полчаса содержимое пакета продезинфицировалось. Именно такие девайсы будут востребованы в будущем. Так что идея создавать респираторы не такая уж и странная для меня — из того же разряда. 

— Вы уже давно в предпринимательстве, пережили не один кризис. Никогда не возникала мысль закрыть бизнес и пойти работать на какое–нибудь государственное предприятие? 

—  Таких мыслей вообще не было. Лет в 17 я попробовал работать по найму, понял — не мое. Мне нравится самому выстраивать свою работу. В этом плане у меня хороший пример в жизни — бабушка. Она живет в Могилеве. Бабушка долго проработала в стройтресте, потом стала заниматься предпринимательством: тюльпаны продавала, лук выращивала, пирожки пекла — что только ни делала! Наверное, я в нее пошел. Много чего взял и от своего дедули Владимира Савельевича. Ему сейчас 90 лет. Он — второй супруг моей бабушки. Они уже около 30 лет вместе. Последние 25 лет бабушка выращивает розы на продажу. Так вот дед когда-то покорил ее тем, что своими руками сделал 50 ведер из оцинкованной жести, в которые она могла ставить срезанные цветы. 

«Когда Владимир Савельевич появился в нашей семье, мне было лет восемь. С этого возраста я видел, как он в столярке мастерит что-то. У него подход такой: если чего-то нет — иди и сделай. Когда дедушка узнал, что надо носить маски, а в аптеках их нет, сел и начал шить сам» Фото: Из архива героя.

— Андрей, а желание производить защитные маски зрело у вас постепенно или это был какой-то внезапный щелчок, кардинально изменивший сознание? 

— Щелчок. Я даже дату помню. Наша фирма оказывает маркетинговые услуги по застройке частных домов. 18 марта я обзванивал людей, оставивших заявки на строительство, и 95 процентов из них стали отказываться даже от мысли о доме, потому что в этой неопределенной ситуации они не понимают, что будет дальше. Я подумал — отчего так? Начал задавать им вопросы и понял, сейчас во главу угла ставится жизнь как таковая.  Вспышка covid–19 заставила выбирать людей между «жить» и «не жить». И все что «не жить» — до свидания. Вот тогда и произошел этот щелчок. 

— Перед тем, как вы решили разрабатывать и производить респираторы,  мониторили рынок? В Беларуси уже есть предприятия, которые занимаются этим?

— Может, они и есть. Но хороших средств защиты не купишь или купишь по завышенным ценам. Это я говорю не только про белорусский рынок, а в целом –про мировой. Респираторы, которые защищают хорошо, стоят дорого, при этом они неудобны для повседневной жизни: недружелюбны для окружающих: идешь по улице в такой химзащите, будто апокалипсис наступил, на тебя все люди косятся. К тому же, в Беларуси нет такого производства респираторов, которое бы покрывало потребности здравоохранения. Недавно я прочел о том, что 700 тысяч респираторов высокого класса защиты для наших медиков доставили в Беларусь благодаря совместным усилиям EPAM, Wargaming, представительствам компании 3М*, платформам ИМЕНА и Melsoft Games. Прекрасная новость! Но будет еще лучше, если бы мы такое количество защитных масок выпустим в Беларуси сами, поднимая экономику своей страны. Тем более, что сейчас многие люди лишились работы, а мы планируем создать 100-200 новых рабочих мест. 

Фото: Александр Васюкович для Имен.

— Что, по-вашему,  не так с респираторами, которые уже производят белорусские и зарубежные предприятия? 

— Есть две противоположности. Первая. Это одноразовые респираторы, предназначенные на время от 2 до 10 часов. Обычно они недорогие, но никакие в плане красоты и функционала — элементарная защита органов дыхания. И вторая группа — суперкрутые полнолицевые маски с большими фильтрами. Их делают для профессиональных людей. Зарубежные компании, их производящие, бравируют одним из главных достоинств: «наши фильтры работают дольше других — до двух или трех недель». Эти фильтры стоят по 10–30 долларов комплект. Как выяснилось, в рамках той ситуации, в которой мы все оказались сейчас, такие фильтры нам ни к чему, достаточно чтобы они работали 12 часов, тогда и стоить будут гораздо дешевле. Мы будем разрабатывать такие и продавать с минимальной наценкой.  

Мы не делаем это прямо сейчас, чтобы хайпануть и срубить быстрых денег. Мы хотим сделать продукт, который корпорация 3М* или захочет купить, или вынуждена будет купить

— Но ведь наверняка уже есть крупные корпорации, которые могут наладить производство любых защитных масок в огромных масштабах. 

— Как выяснилось, как раз-таки крупные компании оказались не готовы к развитию событий, происходящих в мире. Да, у нас пока небольшое предприятие. Но наше преимущество в том, что нам не надо перестраивать какие-то процессы, мы создаем производство с нуля. Чем крупнее корпорация, тем сложнее ей сделать новый продукт, который будет соответствовать нуждам потребителя. Потому что чем крупнее корпорация, тем меньше она потребителя слушает. 

И когда они будут обращаться к аудитории: «Мы поняли ваши проблемы! Мы сделаем для вас продукт!», люди им скажут: «Стоп, ребята, вы коммерсы, которые на нас зарабатывают последние NN лет. И на наши проблемы вы плевать хотели. А тут пацаны классные взяли и сделали для нас офигенный продукт». Вот в чем суть, понимаете? Мы в любом случае найдем свою аудиторию. И через эту аудиторию мы будем дальше жить и расти в рамках нашего продукта. 

Наше преимущество в том, что мы делаем очень узкий продукт. Для того, чтобы корпорации сделать такой же маневр, им нужен очень большой рычаг по времени и по бюджетам. 

Пятый по счёту прототип многоразового респиратора. Фото: из Архива героя.

Сейчас мы активно интересуемся, сколько нужно респираторов нашей медицине в день, чтобы мы могли спланировать свою работу. Мы прекрасно понимаем, что можем работать здесь, в Беларуси, на рынки ЕАС. Даже когда эта волна спадет, когда все закончится, все равно будет спрос на нашу продукцию. В данный момент мы выступаем за то, чтобы в первую очередь поддерживать отечественное здравоохранение, а только потом уже работать на экспорт. 

 — Недавно я читала в новостях о том, что Беларусь обеспечена респираторами второго и третьего классов и медицинскими масками. Не боитесь, что этот рынок уже занят и ваш бизнес может прогореть? 

— Может, на данный момент и обеспечена, но вопрос в том, обеспечен ли только Минздрав или все население? При этом довольно большое количество защитных изделий мы вынуждены закупать за рубежом. 

Фото: Александр Васюкович для Имен

— Вы собираетесь производить респираторы только для медиков?  

— Одноразовые респираторы будем делать для профессионалов. Что касается многоразовых масок, то они будут для всех и для каждого. Мы постараемся сделать их красивыми, функциональными и удобными, чтобы люди не стеснялись в них ходить при необходимости. И чтобы они были доступны по деньгам.  К примеру, когда сезонная вспышка гриппа или просто экология в городе плохая — чик, одел маску и пошел. Эта маска будет максимально компактной. К тому же мы продумали специальную вентиляцию, чтобы очки, которые могут быть в комплекте к маске, не запотевали.  

У нас ведь многие считают, что стыдно идти в магазин в маске. А вот когда маски будут такие, в которых не стыдно — вот тогда бы выходили

Когда мы были в Минздраве, нам сказали: «Было бы круто, если бы вы сделали маску, в которой можно к ИВЛ подключать». И мы сейчас конструируем ее таким образом, чтобы это стало возможным. Там будут клапаны, которые будут разделять потоки входящего и выходящего воздуха. То есть мы создаем больше чем многоразовый респиратор — мы создаем универсальную платформу. 

Прототип многоразового респиратора. Фото: Александр Васюкович для Имен.

К тому же мы сможем наносить любой принт на одноразовые респираторы и даже делать любую форму накладок на многоразовый респиратор по желанию покупателя или заказчика. Мы можем и корпоративные маски выпустить с логотипами компаний. Детям можно делать маски с собачками или котиками, молодежи — с другими картинками и формами. Им это будет интереснее, чем просто белые. Обычно ведь такую продукцию выпускают только для профессионалов, а профессионалу по барабану — зеленый этот респиратор, красный или фиолетовый. А простому человеку — небезразлично, потому что он будет выходить в общество и его волнует, что люди скажут. Причем, это работает во всем мире — важность общественного мнения учитывают везде. В ближайшем будущем защитные маски станут модным аксессуаром. У нас ведь многие считают, что стыдно идти в магазин в маске. А вот когда маски будут такие, в которых не стыдно — тогда бы выходили. 

6 апреля 2020 на встречу с Минздравом пришли больше 10 предпринимателей с идеями и предложениями по запуску производства средств защиты. Фото: Андрей Ткачев

— К слову, о посещении Минздрава. Как там отнеслись к вашей инициативе? 

— Когда мы были там впервые, а это было 6 апреля, нас пригласила туда на запланированную встречу Катерина Синюк, основатель платформы «Имена» (прим. редакции. Катерина Синюк входит в группу «Красного Креста» по оперативному реагированию на эпидемию коронавируса). Там мы озвучили, что планируем выпускать три вида масок/респираторов: два одноразовых и один — многоразовых. Как только мы выпустим первую партию одноразовых масок второй и третьей степени защиты (это будет в ближайшие неделю-две), мы тут же отдадим ее на сертификацию в Министерство здравоохранения. Без сертификации наша продукция будет иметь название «бытовая повязка». Потом сразу же отдадим образцы на сертификацию в лаборатории России и Европы. Причем, в  Германии это можно сделать быстрее, чем в России.

— В одном из постов в фейсбуке вы делитесь своим социальным проектом по борьбе с коронавирусом. Какой основной месседж вашей работы?

— Идея нашего послания в том, чтобы не доставлять радость вирусу. Что вирусу — счастье, людям — смерть. Коронавирус торжествует победу над человечеством, но у нас есть способы противостоять ему. Мы сделали этот проект, чтобы выразить нашу социальную позицию по отношению к людям, которые несерьезно относятся к проблеме с Сovid–19. Приурочили его к печальной дате, когда было зафиксировано 100 тысяч смертей от коронавируса по всему миру. Сейчас их гораздо больше.  

— Мы — это кто? Вы выполняли чей-то социальный заказ?

— Нет, сделали это по собственной инициативе. Это была моя идея, которую мы реализовали вместе с командой. Концепция пришла сама. Нашел классных фотографов — Евгения Канаплёва и Юлию Лейдик. Искал модели для сьемки, никто не соглашался, пришлось самому сниматься со своей семьей. Ну и получилось привлечь супер крутого постпродакшен специалиста из Украины Алексея Попова.

Социальная реклама Фото: Евгений Канаплев и Юлия Лейдик

— Вам удалось этой рекламой достучаться до умов людей? Какой была реакция на нее?

— Мы столкнулись с абсолютно разной реакцией. Кому-то она нравится, кому-то — нет. Кто-то проходит мимо, игнорируя. Я считаю, что безразличие — это плохо, а все остальное хорошо, потому что уже есть рефлексия на то, что мы сделали. Некоторые даже обвиняли нас в том, что мы хотим нажиться на коронавирусе. И это при том, что мы все сделали за свой счет, потратив свои средства и свое время. 

— Не обидно?

— Нет. Может, на кого-то эта реклама подействует. И если кто-то один, благодаря ей, останется дома или начнет соблюдать дистанцию и принимать другие меры безопасности, о которых говорится в нашей рекламе, я буду доволен. 

Та же история с масками. Мы хотим, чтобы они были доступны каждому. У нас маржа заложена 15 процентов. Нам потенциальные инвесторы, которые хотят быстро прибыль получить, говорят: «Вы что? Надо 200 закладывать!». Но мы против лютых наценок. Я очень надеюсь, что инвесторами выступят наши потребители, которые начнут покупать не зарубежный, а отечественный продукт с хорошим соотношением «цена — качество». Потому что своего материального ресурса у нас хватает на производство 2-3 тысяч штук в день. То есть только при поддержке конечного потребителя мы сможем запустить крупную серию по адекватной цене. 

— Насколько мне известно, социальная реклама — не единственный ваш порыв сделать что-то для других. Вы помогали в сборе средств на проект Имен «Няня вместо мамы». Посещали школу–интернат в Вилейке, участвовали в других благотворительных проектах. У вас это вызывает какие-то эмоции?

— Конечно! Три года назад я разработал конструктор из картона для детей. Это маски супергероев, которые они могли сложить и раскрасить сами по своему желанию. Мы взяли его и поехали в Вилейку. Дети были настолько рады, я сам был с ними как ребенок: мы вместе собирали конструктор, я наблюдал, как они все это разрисовывали. 

Больше всего мне запомнилась одна девочка, у нее были дефекты на лице, но при этом она была такая позитивная, прямо супер позитивная! Оказалось, что она еще и рисует классно. Все дети разрисовали маски, и ее рисунок мне особенно запомнился: она нарисовала классного робота, похожего на человека, у него от глаз вниз идут две синих полосы. Не знаю, как это прочитают психологи, но я подумал, что она нарисовала реки слез. Думаю, девочка отразила свой внутренний мир — снаружи она такая веселая, а внутри ее реально разрывает на куски. 

И вот это осознание меня там прямо накрыло. Всю обратную дорогу я ехал молча, обдумывал это, понимаете? 

Модель формы для одноразовых респираторов. Фото: Александр Васюкович для Имен.

— С какого возраста к вам пришло желание помогать другим людям?

— Даже не знаю. Наверное, лет с четырех. Я тогда был в детском саду на прогулке (это был февраль–март) и увидел возле деревянной беседки двух ребят, которые были на «первом курсе», я уже был второй год в саду. Они играли с оранжевым свистком и не могли его поделить. В итоге свисток вылетел у них из рук и упал в снег. Я оглянулся вокруг и понял, что я единственный, кто может им помочь его достать, потому что только я видел, куда он улетел. И я полез в этот снег, а под ним оказался тонкий лед и вода. Нога моя мгновенно промокла. Я помню, как посмотрел на ребят, на свисток, на ногу… И решил, что надо идти до конца. Добрался до свистка, как ледокол, достал его и отдал мелким. Они были довольны, улыбались. Вот, наверное, в тот момент и осознал впервые, что сделал доброе дело (смеется). Потом пришел домой и заболел на неделю. 

Коронавирус проявляет людей как лакмусовая бумажка. Те люди, о которых ты думал одно, по факту оказались совсем другими: кто-то паникер, кто-то — фаталист, кто-то  — негативщик или оптимист

— Вы уже задумывались, каким будет сценарий постпандемического мира? 

—  Думаю, люди, столкнувшись с Covid-19, начинают осознавать свою жизнь по минутам или даже секундам. То есть стали задумываться над действиями, которые раньше делали на автомате. Например, «за несколько минут, я 20 раз потрогал лицо», или «я сажусь в машину, берусь за ручку дверцы, мне надо взять чистой рукой антисептик, нанести его на грязную руку и только после этого я могу браться за руль». Все это заставит людей задуматься, а насколько эффективно они тратят свое время. 

Фото: Александр Васюкович для Имен.

Думаю, изменится отношение людей к жизни, они перестанут жить сегодняшним днем, начнут больше задумываться о последствиях своих поступков и действий. Сейчас ходит много разговоров об общемировом тренде на чипирование людей. О том, что будет введен тотальный контроль, а за ним последует сопротивление ограничению свобод. Люди будут объединяться в группы, проявлять активность в плане социальных коммуникаций внутри каких-то сообществ. 

Что касается бизнеса, на мой взгляд, кризис отсеет неэффективные компании, выпускающие плохой продукт.  Возрастет роль бизнесов, которые предусматривают модель услуги не там, КУДА человек должен прийти или приехать, а там ГДЕ человек находится. 

Все мы прекрасно понимаем, что вся эта история с пандемией не закончится ни завтра, ни через месяц или через два. Пройдет первая волна, вторая, третья. Потом будет что-нибудь другое, но мир уже не будет прежним.

Примечание. *3M. По данным Википедии, Американская химическая корпорация, работающая в области промышленности, безопасности работников, здравоохранения и товаров народного потребления. Общий объем продаж компании в мире в 2018 году составил 32,8 млрд долларов. 

Как вы можете помочь

На ИМЕНАХ прямо сейчас идут сборы на покупку средств защиты:

  • для медсестер милосердия Красного Креста, соцработников и волонтеров, которые помогают пожилым людям на дому во время коронавируса. Поддержать проект можно по ссылке https://imenamag.by/projects/corona-protection 
  • для учителей белорусских школ. Поддержите проект здесь https://imenamag.by/projects/protect-teachers, нажав кнопку Помочь и сделав перевод через нашу платформу или систему ЕРИП.

ИМЕНА работают только на деньги людей. Вы делаете перевод  5, 10, 20 рублей или оформляете ежемесячную подписку с карточки, а мы готовим новые истории и запускаем социальные проекты, которые помогают не одному, а  тысячам людей. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Уже собрано 449 073 из 469 791 руб.

Raschet@2x
Разовый перевод с помощью системы Расчет ЕРИП       

С помощью интернет-банка, мобильного приложения банка, инфокиоска или банкомата войдите в систему «Расчет» (ЕРИП) и выберите:

  1. Благотворительность, общественные объединения
  2. Помощь детям, взрослым
  3. ИменаМедиа
  4. Пожертвование (на проекты). Код 4678841
  5. Введите код проекта: 15
  6. Введите фамилию, имя, отчество и сумму платежа
  7. Внимательно все проверьте и оплатите

Если вы платите в кассе банка, сообщите кассиру о необходимости проведения платежа через систему «Расчет» (ЕРИП).

При поддержке сервиса «Хуткі Грош»

Ipay@2x
SMS-сообщением с баланса мобильного телефона (для абонентов МТС и life)

Отправьте на номер 553 SMS-сообщение в следующем формате:

820 15 Сумма

Параметры разделите пробелами. Например: 820 15 10

SMS-сообщение не тарифицируется. Комиссия системы iPay для абонентов МТС — 3%, life — 4,5%.

Подробные условия

Абоненты A1 могут поддержать все проекты одним из способов

  1. Отправьте USSD-запрос *222*2# и выберите сумму пожертвования из предложенных: 2, 5 или 10 рублей.
  2. Отправьте SMS на короткий номер 2222. На благотворительный счёт платформы ИМЕНА будет зачислено 2 рубля с абонентского счёта А1.
  3. В приложении A1 banking в разделе «Добро»: банковской картой или с баланса абонентского счёта (без комиссии).
    Подробная информация на сайте А1

В начале каждого месяца все средства, поступившие на благотворительный счёт платформы ИМЕНА от абонентов А1, распределяются между всеми активными проектами.

Юридическим лицам

Если вы хотите помочь от компании — пишите на funds@imenamag.by.

Герои

«Обидно, когда пишут: наживаешься на ребенке». Наталья 24 года борется за дочь, которой врачи давали пару месяцев

Герои

Не жизнь, а песня. Почему 22-летний рэпер из Быхова записал трек про тунеядцев

Герои

Человек-революция. Как Саша Авдевич разбился на байке и избавился от всех ограничений

Герои

«Я сижу в окопе на передовой и надеюсь, что в генеральном штабе кто-то думает». Реаниматолог из Витебска о работе во время коронавируса

Герои

Пожизненный карантин. Люди, которые годами не выходят из дома, делятся секретами выживания в четырех стенах

Помогаем проекту Коронавирус: средства защиты для соцработников и пожилых
Собрано 404 643 из 469 791 руб.
Герои

Ешь. Молись. Люби. Бывший шеф-повар каждый день готовит обеды для 100 минских бездомных

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 48 908 из 73 232 руб.
Герои

Куда уходят дети? В другие детдома. 11 сирот в Жодино пакуют чемоданы

Герои

Богатые тоже пьют. Как богатые белорусы сначала пьют, а потом лечатся в отделении доктора Иванова

Герои

No pasarán! Как пенсионерка в Минске пять лет не дает уплотнить свой квартал

Герои

Ник Вуйчич и наши люди. Фоторепортаж о доброте