Герои

Тест на протест. Как изменилась жизнь белорусов, которые бунтовали против несправедливости

9 июня уборщица гомельской фабрики «Коминтерн» пыталась совершить акт самосожжения прямо на работе. Родственники считают, что на этот поступок ее подтолкнули тяжелое финансовое положение и проблемы с оформлением пенсии. Женщину госпитализировали с ожогами 50% тела. Десять дней врачи боролись за ее жизнь. Сегодня, 19 июня, стало известно, что женщина умерла.

За последние несколько месяцев в белорусских СМИ регулярно появлялись публикации о протестах белорусов, которые через экстраординарные поступки хотели обратить внимание на свои проблемы или вскрыть общественные язвы. Так, например, когда минчанка Галина Игнатович больше не смогла бороться с застройщиком, она взяла государственный флаг и залезла на башенный кран. И это был не первый случай: до нее таким же образом витебчанин Дмитрий Столяров пытался добиться, чтобы ему выплатили задолженность по зарплате. Звукорежиссер Белтелерадикомпании Владимир Жолудь устал получать крохи за свою работу и объявил голодовку. Кричевские милиционеры устали, как они говорят, «платить поборы начальству», написали письмо министру и обратились в СМИ. Пенсионера Валерия Тимошенко схватили на мирной акции в День Воли, но он отказался называть свое имя и заставил поволноваться начальство изолятора. А 59-летняя Наталья и 62-летний Владимир Докуко из Борисова объявили голодовку, потому что не получалось дальше жить на одну пенсию.

Что толкает людей на отчаянные поступки и какие плоды дает протест? «Имена» поговорили с белорусами, которые выступили против несправедливости, и узнали, как изменилась их жизнь после протестов.

Герои протестов Игорь Вусик, Галина Игнатович и Валерий Тимошенко. Фото: kp.by, svaboda.org и личный архив Валерия Тимошенко

Подполковник Вусик: «На работу устраиваться в Беларуси не хочу. Нету здесь работы»

Подполковник Игорь Вусик всегда хотел стать милиционером. Еще мальчишкой в родной деревне Лебедянка он думал о службе и мечтал носить форму. Теперь же с формой подполковнику пришлось распрощаться. Бывшего начальника отдела охраны правопорядка и профилактики Кричевского РОВД и двух его подчиненных уволили из органов внутренних дел после того, как они рассказали в СМИ о несправедливости в рядах милиции.    

Игорю Вусику нравилась его работа. Фото: svoboda.org

— В милиции я с 1996 года, — вспоминает 39-летний Игорь Вусик. — Было желание служить, даже два раза поступал. В первый раз одного балла не хватило, но со второго всё получилось. Когда начал работать, зарплата у меня была 25 долларов. Друзья и бывшие одноклассники в Россию ездили — зарабатывали гораздо больше, машины у них хорошие были. Но я решил стать милиционером, и мне понравилось.

Подполковник вспоминает, что проблемы на работе у него начались после того, как у личного состава отдела охраны правопорядка и профилактики Кричевского РОВД начальство стало забирать, по его словам, часть премий. В феврале 2017 года отдавать свою премию подполковник Вусик отказался. В ответ на это к сотрудникам отдела применили «санкции». По словам подполковника, руководство заставило милиционеров выполнять план по преступлениям. На деле это значило, что сотрудники не могли уйти с работы, пока не выявят правонарушения по статьям «Мелкое хулиганство» и «Распитие алкогольных напитков в общественном месте». Восемь раз их переводили на усиленный режим несения службы. Приходилось работать десять дней без выходных по 12 часов в сутки.

— В декабре 2016 года шесть моих сотрудников были премированы хорошей премией, но необходимо было отдать 2,5 миллиона замполиту Василию Тихоненко, — рассказывает Вусик. — Я выступил против. Поднял скандал, спросил: что вы творите, зачем? Когда в феврале я перестал давать деньги, нас перевели на усиленный вариант несения службы. Доходило до абсурда. Например, у нашего участкового Коношенко жена была в больнице, и он остался смотреть за падчерицей, которая больна сахарным диабетом. Когда Коношенко попросил поменяться в 18.00, чтобы вколоть ребенку инсулин, ему отказали. Он всё равно поехал домой, сделал ребенку укол, а потом ходил с ним вместе по микрорайону, пока не поймал пьяного. Только  после этого его поменяли.  

Мы выступали не как сотрудники милиции, а как граждане для защиты своих прав. А министр  обозвал меня «жалобщиком»

В феврале 2017 года 11 милиционеров из Кричева написали коллективное письмо в МВД с просьбой провести проверку в отношении начальника Кричевского РОВД Станислава Чуприна и замполита Василия Тихоненко. Они обвиняли Чуприна в том, что тот злоупотребляет властью: нецензурно выражается в адрес подчиненных, предвзято относится к участковым и заставляет возвращать часть премий. Могилевское управление собственной безопасности провело проверку, но никакой крамолы в действиях Чуприна и Тихоненко не обнаружило. Вместо этого в МВД поставили на профилактический учет одного из авторов коллективного письма — подполковника Вусика. Кричевские милиционеры не опустили руки и написали письмо министру Игорю Шуневичу. История стала достоянием СМИ, слава о Вусике дошла до больших начальников. В ответ на обращение к министру Вусика и еще двух подписантов скандального письма — лейтенанта Андрея Шашкова и майора Юрия Дюбанова — два месяца назад уволили из органов внутренних дел. Министр Шуневич назвал кричевских милиционеров «жалобщиками», обвинив тех в нарушении милицейской этики.

Кричевский милиционер Игорь Вусик говорит, что ушел с работы с чистой совестью. Фото: из личного архива Игоря Вусика

— Для пресечения коррупционных преступлений — поборов — мы решили обратиться в СМИ, — полемизирует с Шуневичем Вусик. — Мы выступали не как сотрудники милиции, а как граждане для защиты своих прав. За это мы пострадали? Министр  обозвал меня «жалобщиком», уволили Дюбанова и Шашкова. Шашков сейчас проходит службу во внутренних войсках в Бобруйске. После окончания вуза ему было необходимо отработать два года. Он пришел к нам в РОВД, посмотрел, какое безобразие творится: каждый день оскорбления, поборы. Взял и правду рассказал. Его забрали в армию на третий день после увольнения, чтобы жалобы не писал.

Сегодня подполковник Вусик негодует в связи с решением министра Шуневича. Он не удовлетворен результатами служебной проверки МВД и подал иск в суд Центрального района Минска с требованием отменить приказ об увольнении. Однако дожидаться решения суда в Беларуси подполковник не будет. Вусику нужно работать. Как рассказал подполковник «Именам», он уезжает из страны на заработки.

Милиция нужна, только там должны честные люди служить, а не самодуры

— Звонят уволенные сотрудники и предлагают работу, — говорит он. — Все понимают, что творится. После увольнения в Кричеве я даже не собираюсь на работу устраиваться в Беларуси, не хочу. Нету здесь работы. Попробуй куда устроиться — это очень проблематично.

Игорь Вусик говорит, что сегодня многие знакомые уезжают на заработки в Россию. Там, по его словам, заработать можно не меньше, чем в белорусской милиции. Скорее всего, подастся в Россию и он.

— Я с чистой совестью ушел, — анализирует свой поступок Вусик. — Если в милиции был бы толковый руководитель, служить можно, вопросов нет. И служить для людей, народа. А не так — тупо, с оскорблениями. Милиция нужна, только там должны честные люди служить, а не самодуры.

Женщина с крана: «Лучше бы засела в доме с газовым баллоном»

Утром 31 января 2017 года минская пенсионерка Галина Игнатович залезла на башенный кран. В дутой зимней куртке и с красно-зеленым белорусским флагом в руках она сильно удивила и перепугала сотрудников МЧС и привлекла внимание прессы.

Галина Игнатович жалеет, что не пошла на более радикальный протест, и продолжает борьбу. Фото: kp.by

Свой поступок Галина Константиновна мотивировала конфликтом с застройщиком «Тапас». Дом пенсионерки строительная компания решила снести, чтобы построить элитный комплекс «Олимпик Парк». Однако Галину Игнатович не удовлетворила компенсация. В ее доме проживали 11 человек: два сына с семьями и бывший муж с новой супругой. В досудебном порядке пенсионерке предложили компенсацию в виде квартир в комфортабельном жилом комплексе «Браславский» общей площадью 225 кв. м. Однако на суде решение переиграли — три квартиры примерно по 50 кв. м. каждая. Теперь Галина Игнатович должна была жить в одной квартире вместе с бывшим мужем и его новой женой.

Застройщик сообщил, что 31 января дом снесут. В ответ Галина Констаниновна взобралась на башенный кран. Она потребовала, чтобы ей выплатили ее долю деньгами. Ситуация вокруг дома Игнатович дошла до Мингорисполкома и Лукашенко. «Надо договариваться, это дикость какая-то. Это ненормально. Но то, что они на кран ходят, — это я очень плохо воспринимаю, очень плохо», — сказал президент.

В этом доме в Минске на улице Ржавецкой Галина Игнатович жила с момента своего рождения — с 1953 года. В конце марта судебные приставы выселили семью Игнатовичей, а сам дом два месяца назад снесли. Фото: sputnik.by

Однако популярность не помогла Галине Игнатович уйти от неизбежного — в конце марта ее выселили из дома. Решение суда Центрального района тоже осталось без изменения — предоставить семье из 11 человек три двухкомнатные квартиры. Однако на этом пенсионерка и ее родственники решили не прекращать борьбу. Сегодня они обжалуют решение о выселении в Верховном суде и, как признаются, готовы дойти до ООН.

Игнатовичи хотят, чтобы им предоставили денежную компенсацию, а также новый земельный участок взамен старого 

— Суды идут, — рассказывает «Именам» сын Галины Игнатович Константин. — По норме на каждого человека положено 15 «квадратов». Нам же дали на 11 человек 152. А это значит, 13 метров не додали. Сейчас мы взяли ключи от двух квартир, будем проводить экспертизу, соответствуют ли они типовым потребительским качествам. Мы хотим доказать, что решение было неверным.  

Сегодня пенсионерка-бунтарь Галина Игнатович временно живет у друзей. Также у друзей живет и Константин вместе с женой и двумя детьми. Игнатовичи хотят, чтобы их встречные требования удовлетворили: предоставили денежную компенсацию Галине и ее бывшему супругу Ивану, а также новый земельный участок взамен старого. Время идет, пенсионерка подала заявление в прокуратуру об отмене решения суда Центрального района. Но и старый дом уже не вернешь — его снесли. Галина Константиновна печалится, что зря полезла на кран… Сегодня она считает, что нужно было действовать радикальнее.

— Мама говорит: лучше бы я не лезла на кран, а засела в своем доме с газовым баллоном, как мужчина в Казахстане, — рассказывает Константин. — Лучше было бы так.

Пенсионер Тимошенко: «Людям сейчас плевать на все, главное — заработать деньги»

В марте 2017 года Беларусь узнала о новом виде протеста. После массовых задержаний участников мирной акции в День Воли в изоляторе на улице Окрестина появился пожилой человек, который отказался называть милиционерам свое имя и фамилию. Сделал он это в знак протеста против незаконного задержания и избиения. За свое упрямство и упорство в камере неизвестный пенсионер получил кличку «Владимир Ильич».

Инженера Валерия Тимошенко задержали на Дне Воли 25 марта. Он не считает себя оппозиционером, но он за справедливость. Фото: из личного архива Валерия Тимошенко

На самом деле «Владимира Ильича» зовут Валерий, а его фамилия Тимошенко. Ему 63 года, родился в городе Николаеве (Украина), много лет увлекается альпинизмом и работает инженером в частной фирме. Ходит в походы, два раза в неделю пробегает по 10 километров. Называет себя украинским патриотом и ходит с желто-голубой ленточкой, даже когда бывает в командировках в Москве. Именно из-за этой ленты, как считает Валерий Николаевич, его и задержали 25 марта. Впервые после громкого задержания он рассказал «Именам», как пошел против несправедливости.

Я просто нормальный человек,

и меня не устраивает то, что творится здесь 25 лет

— К оппозиции я не имею никакого отношения, — говорит Валерий Николаевич. — Я просто нормальный человек, и меня не устраивает то, что творится здесь 25 лет. Я никогда не молчал. В этот раз вышел и нарвался на произвол. Я пытался пройти сквозь оцепление на улице Платонова, но попал на ГАИшника, который ткнул мне палкой в живот. Сзади наскочили «шакалы»: заломили руки, забросили в автобус, начали прессовать. Я был в очках, не давал им руки, пока не пристроил очки под сиденьем. Поизмывались надо мной: ходили по мне ногами, прыгали. Чтобы связать, надели ленту стяжную электромонтажную, потому что наручников не хватало. Кинули на сидение. У меня сразу была позиция не называть себя. Я сказал им, что всё незаконно: какие ко мне претензии, без адвоката с вами разговаривать не буду. Освободил руки, выключил телефон (а у меня сим-карта на коде), чтобы они не могли меня идентифицировать. Привезли в Ленинское РУВД, продержали там пять часов со связанными руками в зале. Мы сидели на стульях, а те, кому места не хватило, стояли в гараже. Я там тоже успел постоять. В туалет не пускали. Пытались установить мою фамилию, но я сказал, что с ними разговаривать не стану — сплошные нарушения. Начал требовать звонок — ноль внимания. Сопротивлялся откатывать пальцы. В обмен на «откатку» какой-то подполковник дал возможность позвонить. Я быстро позвонил другу и сказал, что в ментовке. Потом повезли на Окрестина.

Валерий Тимошенко занимается альпинизмом, а не политикой. Но права свои знает и отстаивает. Фото: из личного архива Валерия Тимошенко

До 27 марта Валерий Николаевич оставался неопознанным. От всех предложений назвать свое имя отказывался, требовал адвоката. Сотрудники изолятора волновались. Ведь по закону невозможно судить человека, чья личность не установлена. Также его нельзя задерживать для выяснения личности больше, чем на 72 часа.

— Меня закинули в камеру к мигрантам, — вспоминает Валерий Николаевич. — Оказался в приличной компании: перуанец, русский и грузин. Откатали мои пальцы, в базе не нашли, потому что я не проходил массовую дактилоскопию. Но в сумке нашли посадочный талон на самолет из командировки с моими данными. Стали называть меня по имени, но я не откликался. 27 марта во второй половине дня пришел тот же парень, который у меня откатывал пальцы. Я ему сказал: хочешь поговорить, неси очки. Дело в том, что у меня их забрали, а без них я ничего не вижу и плохо чувствую — зрение минус четыре. Полчаса он «мылился», потом принес. Ну, я ему и сказал, что я Тимошенко.

28 марта Валерия Николаевича привезли в суд и обвинили в том, что он нецензурно выражался и оказывал сопротивление милиции. Через 15 суток пенсионер вышел на волю. Первым же делом он отправился в прокуратуру и написал заявления на действия сотрудников милиции.

Что ж вы за народ такой? После того, как побили студентов в Киеве, один мальчик по телевизору сказал: «Нас бити не можна, ми не білоруси». Понимаете, как отличаются соседи?

— Потерял две недели оплаты на работе, за свой счет оформил, — говорит Валерий Николаевич. — Накатал заявление в прокуратуру. Но я понимаю, где живу, и что всё санкционировано сверху. Но я им другое вменяю. Меня почему забрали? Потому что я хохол, везде хожу с украинской лентой? После выхода из СИЗО у меня пропала лента и деньги — две купюры по сто рублей. Сейчас у меня уже порядка 20 писем из переписки с прокуратурой. С 15 апреля я всё время с ними пререкаюсь. Они мне ответ — я им письмо. 

Тимошенко считает, что белорусы, в отличие от украинцев, слишком пассивные. Фото: из личного архива Валерия Тимошенко

Валерий Николаевич собирается доказывать свою правду и дальше и не жалеет, что 25 марта вышел на улицу. Одно его беспокоит: что борются за свои права в стране не белорусы, а он — украинец.

— Людям сейчас абсолютно плевать на всё, главное — заработать деньги, — считает пенсионер. — Что ж вы за народ такой? Как сейчас помню, после того, как побили студентов в Киеве 30 ноября 2013 года, один мальчик по телевизору сказал: «Нас бити не можна, ми не білоруси». Понимаете, как отличаются соседи?

Журнал «Имена» работает на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы ищем новых героев и делаем новые истории. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен». Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Герои

Изгой, меняющий мир. Гейм-дизайнер из Минска создает ИТ-компанию с глухими сотрудниками

Помогаем проекту Работа для глухих Myfreedom. Connect
Собрано 10 228 из 22 422 рубля
Герои

Карцер, избиение, электрошок. Как сейчас живут белорусы, которые за любовь к стране прошли через ГУЛАГ

Герои

Как парень с парализованными руками и ногами зарабатывает на жизнь

Герои

По следам Ника Вуйчича. Как парализованный герой «Имен» помогает жителям интернатов поверить в себя

Герои

«Последний подарок я получал в школе». Как отметят Новый год минские бездомные

Герои

Право на школу. Родители Ромы и Насти из Бобруйска добились, чтобы их дети с аутизмом могли учиться

Герои

«Рискую остаться без работы». Как бывший пациент психиатрической больницы стал соцработником

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 8493 из 39 468 рублей
Герои

«Нас — не уважают». Глухой фотограф из Минска рассказал, как жить в стране, где тебя не хотят слышать

Герои

«Продала телефон, чтобы купить детям одежду». Как выживает в деревне многодетная семья

Герои

Большой маленький Володя. Рожденный в ГУЛАГе минчанин 10 лет склеивает память о репрессированных родителях