Герои

Изгой, меняющий мир. Гейм-дизайнер из Минска создает ИТ-компанию с глухими сотрудниками

Помогаем проекту Работа для глухих
Собрано 13 223 из 24 595 рублей
Помочь

Когда Максим учился в школе, он был изгоем. Глухой мальчик мало с кем общался, грезил конструировать роботов и часто в одиночестве мечтал о том, что однажды сконструирует что-нибудь глобальное. Сегодня ему 22, и мечты мальчика выросли вместе с ним. Макс теперь делает всё, чтобы создать собственную компанию из глухих айтишников, которые смогут работать и зарабатывать не хуже слышащих. Несмотря на то что в Беларуси большинство не знает жестов глухих людей, Максим уже выучился на веб-дизайнера без помощи переводчика, получил свой первый заказ и первый гонорар от американской ИТ-компании. А сейчас взялся обучать компьютерной грамотности и других глухих. Макс уверен: даже если в Беларуси нет работы, то технологии позволят находить ее на других рынках. И ни кризис, ни отсутствие слуха не сможет этому помешать, если у человека есть желание достойно жить.

Вячеслав Корсак встретился с молодым веб-дизайнером и узнал, что у него общего с доктором Ксавье и откуда вообще появилось это желание — изменить жизнь белорусских неслышащих до неузнаваемости.

Мечтатель

Максим живет в съемной квартире в спальном районе Минска. Делит жилье со слышащим парнем Димой, с которым общается «на пальцах». Несмотря на то что Дима и Максим живут вместе, они практически не знакомы. Дима разговаривает с помощью слов, а Максим — жестов. Парни просто стали вместе снимать квартиру, но толком ничего друг о друге не знают и редко беседуют. Поэтому ничего странного, что, когда я звонмаю в домофон, с другой стороны аппарата удивленный мужской голос спрашивает:

— К Максиму? А вы в курсе, что он глухой?

Объясняю, что в курсе, и вскоре Максим встречает меня в коридоре. Проводит в комнату, где из его личных вещей самое ценное — это ноутбук, книга Карнеги про умение располагать к себе людей и сертификат об окончании курса профессиональной 3D-графики. Максим берет книгу Карнеги и открывает ее на странице, на которой остановился. Поднимает большой палец вверх, улыбается, а потом пишет в Вайбере, что читает восьмую главу. О том, как отказывать человеку, не проявляя недоброжелательность. Всё наше интервью с Максом будет через Вайбер, потому что буквы — это то, что делает нас максимально понятными друг другу. Я ему пишу, а он отвечает.

Борисовчанин Максим Молнар живет в Минске и снимает квартиру вместе со слышащим парнем. Фото: Егор Бабий, Имена

Максим признается, что любит читать литературу о человеческих отношениях. Но главная его страсть все последние годы — это компьютеры. Главная мечта — изменить жизнь глухих в Беларуси, чтобы те перестали прозябать на заводах, а ставили перед собой иные, высокие цели.

— Я родился в Борисове, там живет моя родня, это мой родной город, — рассказывает Максим. — У меня слышащая семья, и я тоже родился слышащим. Но потом в три месяца заболел пневмонией, и мне прописали антибиотики. Сначала не помогли, а потом антибиотики прокололи второй раз. Может быть, из-за них я и потерял слух. Во всяком случае, когда мне было два года, мама заметила, что я не слышу. Я начинал разговаривать, но потом разучился. А звуки вообще не помню. Сейчас слышу лишь немного… Только крик, машину, метро, мотор у байка.

Мы находили старые поломанные двигатели на улице, тащили в дом запчасти и пытались сделать робота своими руками.

Максим ходил в садик для глухих и в раннем возрасте пристрастился к рисованию. Первый его рисунок, как вспоминает молодой человек, был обычным кругом. И он был неровный и неаккуратный. Со временем рисовать у Максима получалось всё лучше и лучше, и он стал развивать свой талант уже в Минске — в школе № 14 для детей с нарушением слуха. Но главной страстью Максима с детства было не искусство само по себе, а инженерия.

 — Я разбирал машинки на пульте управления, смотрел, что там внутри крутится и мигает, — вспоминает Макс. — С братом старшим разбирали телевизор, хотели сделать наушники (смеется). А еще я мечтал сделать робота. Я купил книгу «Робототехник», в которой были инструкции, как это сделать. Мы находили старые поломанные двигатели на улице, тащили в дом запчасти, которые покупали на рынке, и пытались сделать робота своими руками. И однажды у меня это получилось. Мой робот умел даже поднимать руку, и для этого нужно было нажать только на одну кнопку. Это было здорово.

Максим вспоминает, что, когда учился в школе, был изгоем. Он мало с кем общался, и одноклассники его не понимали. Пока другие неслышащие дети играли в машинки и готовились в будущем, как и их родители, пойти работать на завод, Макс грезил механикой и роботами, которые будоражили его воображение.

В школе Максим увлекся рисунком. Но он не рисовал банальные портреты и пейзажи. Юношу больше увлекало абстрактное искусство. Фото: Егор Бабий, Имена

— У меня был собственный мир, который не понимали люди, — говорит парень. — Это была инженерия будущего. Я думал о том, что может произойти в скором времени и проектировал новые открытия. Хотел быть инженером, но в школе не было такого кружка. Поэтому всё свое желание я переносил в написание картин. Через картины я делился тем, что хотел сказать. Для меня рисование не было серьезным занятием.

Я развил этот навык, но в душе все равно оставался инженером. Я рисовал не просто людей и пейзажи, а что-то другое. Рисовал свою вселенную: дома, роботов, сложные образы, абстракцию. В школе восхищался Леонардо Да Винчи, ведь он тоже был «инженером». Мне нравилось, что в его картинах много тайн и загадок, но при этом в них нет ответа. Чтобы разгадать тайну, тебе нужно внимательно изучить картину и самому ее найти. Ты сам выбираешь путь, по которому развиваешь мысль.

Макс в школе восхищался Леонардо Да Винчи: «Ведь он тоже был „инженером“. Мне нравилось, что в его картинах много тайн и загадок, но при этом в них нет ответа» Фото: Егор Бабий, Имена

Глухой мальчик жил в минской школе для детей с нарушением слуха, а домой в Борисов приезжал лишь на выходные. С возрастом мечты о затерянных мирах часто исчезают, но Максим не собирался отказываться от грез. На смену первым опытам с механикой пришел компьютер, и Макс увлекся миром онлайна.

Вуз — это как в школьной столовой. Тебе дают определенное меню, и ты не можешь выбирать — что дали, то и ешь. Я устал откладывать мечты на потом.

— В детстве в моей комнате был сплошной беспорядок, все было разбросано, — вспоминает Макс. — Я просил, чтобы родители ничего не убирали, но однажды папа вспылил и сказал, что если я не наведу порядок, то он все выбросит. Я отца не послушался, а на следующий день он выкинул все важные для меня механические и электронные предметы. Я плакал. Но потом мне купили новый компьютер, и я забросил робототехнику, переключившись на компьютеры. Тогда был еще телефонный интернет, медленный. Я играл в онлайн-игры: в Lineage2 и первую Dota. Но проводил время не только за играми. Со временем стал я изучать программы, а потом компьютер меня затянул.

Побег

Когда Макс заканчивал школу, он задумался над тем, кем хочет стать. Так получилось, что выбирать будущее глухим в Беларуси не приходится. Государство в лице медико-реабилитационной экспертной комиссии ограничивает их деятельность и определяет, кем и где может учиться и работать человек с нарушением слуха. Чаще всего глухие получают рабочие специальности и устраиваются на заводы. Например, на тракторный или моторный. Либо на специальные предприятия Общества глухих, где производят пружины, скрепки и матрасы. Зарплаты низкие. Поэтому предприимчивые глухие идут в коммерцию — продают на улицах и в электричках брелоки, отвертки, газеты. Макс не хотел для себя такого пути.

После школы Максим не захотел идти на завод и решил поступать в академию искусств в Москву. Фото: Егор Бабий, Имена

— Родственники хотели, чтобы я поступил в Гомельский колледж искусств, но я мечтал о качественном образовании, — вспоминает Макс. — Решил поступить в Питер или Москву. Однако мои родители были категорически против, говорили — не надо, это опасно, куда ты поедешь. В то время один мой друг решил поехать в Москву работать. Я взял свои пенсионные деньги и в тайне от родителей купил билет на поезд. Доехал сначала до Витебска, а оттуда — в Москву. Там я пошел в Российскую государственную специализированную академию искусств (РГСАИ) и решил поступать на графику.

Как признается Максим, в российской академии ему понравилось то, что там были созданы специальные условия для обучения людей с нарушением слуха. Глухие учились вместе со слышащими, а слышащие хорошо общались на жестовом языке. На всех лекциях были переводчики, а всего в институте их насчитывалось 15. Как вспоминает Максим, он походил по зданию академии, и ему показалось, что «там учатся люди-икс». «Все было каким-то футуристическим, непохожим на наше. Там были люди с нарушением слуха, и я этим очень впечатлился», — вспоминает парень.

Максим отнес заявление к декану, а потом три дня сдавал экзамены: портрет, рисунок на вольную тему, графику, русский язык и литературу. На четвертый день он узнал, что поступил. После пятидневного обучения в Москве Максим вернулся домой и рассказал всё родителям. Вспоминает, что вместо осуждения он, что радует, встретил поддержку. «Мама сказала, что я молодец», — улыбается Макс.

Портрет, написанный Максом во время обучения в академии искусств. Фото: из архивов Максима Молнара

— В Москве все было хорошо, за исключением того, что вся образовательная программа была старой, — признается Максим. — Я отучился полтора года, но мне хотелось чего-то нового. Не было никакого желания идти по истоптанному пути, мне было интересно делать что-то свое, с самого нуля. Мне не нравится, когда люди заставляют меня учиться. В академии нужно было постоянно спрашивать «можно или нельзя», и мне это надоело. Нас обучали по шаблону, ничего нового не давая. Когда я осознал, что могу сам читать много разной информации, решил всего добиться с помощью саморазвития.

Максим бросил академию, в которую так рвался, но не жалеет. Ни капли.

— Вуз — это как школьная столовая, где тебе дают определенное меню, и ты не можешь выбирать — что дали, то и ешь. Нужен ресторан. Там ты открываешь меню и выбираешь. Я устал откладывать мечты на потом. Душа звала меня дальше, и я не мог больше терпеть.

Белорусский доктор Ксавье

Максим вернулся в Минск с созревшим планом. Он нашел в интернете адрес ИT-школы Myfreedom и приехал туда вместе с мамой. Директор школы и преподаватели удивились, когда в их стенах появилась женщина и сказала, что ее неслышаший сын хочет обучаться курсу 3D-графики. Преподаватели переглянулись и лишь пожали плечами. Как можно учить человека, который не слышит, если основа обучения — слово. Однако директор школы — Елена Динман — всё же рискнула. Максима взяли на курс при условии, что он должен учиться наравне со всеми — без переводчика жестового языка и всяких поблажек.

В моем мире люди, у которых, например, нет ног, смогут научиться ходить.

— Я был единственным человеком на курсах с нарушением слуха, а учили нас слышащие. Они читали предмет, но я их не слышал. Но при этом все время подходили и какие-то важные слова просто мне записывали. А я потом все это гуглил и учился сам. Так прошло девять месяцев. Я прошел этап обучения и получил сертификат.

Максим уехал из Москвы и решил кардинально изменить свою жизнь и идти по собственному пути. Он выбрал путь айтишника. Фото: Егор Бабий, Имена

А после первых успехов захотелось делать ИT-курсы и для всех остальных глухих. Самому.

— Как профессору Ксавье (персонаж комиксов Marvel, создатель школы супергероев «Люди Икс» — прим. авт.) мне хотелось создать свой мир, вселенную, — улыбается Максим. — Создать свою Землю, как бог! (смеется).

Максим уверен, что сегодня любой неслышащий человек, освоив компьютер, может запросто влиться в мир, полный возможностей.

— Я хочу сделать компанию неслышащих айтишников «Всевидящее око», — улыбается Макс. — Да, это пересекается с масонской символикой, но в этом и суть — это создатель, который за всеми наблюдает. Я много читал о духовном мире. Моя мама верующая, но я не понимал с детства, откуда бог, и искал ответ на этот вопрос. Так я пришел к мысли, что хочу стать творцом виртуального мира. Ведь, если подумать, духовный мир создал нас — материальный мир. В моем мире люди, у которых, например, нет ног, смогут научиться ходить. Они будут надевать очки, как в фильме «Аватар», и ходить учиться в ИT-школе в виртуальном мире. Но в этом мире будет не только школа. Это будет самый настоящий город, где все равны. В нем люди с инвалидностью смогут управлять своими руками и ногами. Я хочу быть Богом такого мира! (смеется).

Сидя за ноутбуком, Максим показывает свои рисунки, которые он создал во время обучения, — героев компьютерных игр, анимацию, элементы графики. Обращает внимание отличная проработка деталей. Как говорит директор школы Елена Динман, Максим стал одним из лучших выпускников. Когда же он предложил создать специальный курс для глухих, Елена ни капельки не сомневалась в ответе и согласилась.

Недавно ИT-школа Myfreedom запустила первые на постсоветском пространстве онлайн-курсы для обучению глухих основам программирования и 3D-графики. Их и ведет Макс. Дальше школа собирается обучить и помочь в трудоустройстве еще 50 людям с нарушением слуха. Школа предоставила Максиму помещение и компьютеры, а сам Макс начал набор на курс с того, что записал видеобращение для людей с нарушением слуха. Сарафанное радио быстро распространилось по сообществу глухих, и так пришли первые ученики. В итоге в первый состав курсов попали 10 студентов. Взять большее количество пока не позволили ни помещение, ни техника. Курс для неслышащих белорусов Елена Динман и Макс решили сделать бесплатным. Ведь потом ребята смогут зарабатывать на себя сами.

Первые неслышащие ученики Макса. 39-летний Владислав раньше работал на белорусских заводах, а теперь осваивает новую профессию. Потому что, говорит, это шанс. А 18-летняя Лера мечтает создавать в будущем мультики. Фото: Александр Васюкович, Имена

Известный белорусский бизнесмен Леонид Лознер минувшей осенью уже покрыл значимую часть расходов проекта в рамках ежегодного конкурса социальных проектов Social Weekend. Проект Макса вышел в финал. Лознер проспонсировал создание и адаптацию видеороликов для слабослышащих для онлайн-курса. Выделил деньги школе, за счет которых наняли профессиональную компанию, записавшую все видеуроки (отдельно уже сняли и сурдоперевод). Ролики уже смонтированы и адаптированы для глухих и слабослышащих.

Докричаться до глухих

Максим предлагает перекусить. «Поехали в Мак?» — пишет он мне в Вайбере. А потом признается, что «Мак» хоть и любит, но может его себе позволить не каждый день, а лишь тогда, когда есть деньги. Основной доход Максима сегодня — это пенсия по инвалидности, которая в валютном эквиваленте составляет 60 долларов США. Помогают Максиму финансово и родители. Они дают ему деньги и ежемесячно оплачивают квартиру.

По дороге в МакДональдс Максим рассказывает, что сейчас, благодаря школе Myfreedom, у него самого уже появились первые заказы. Елена Динман нашла американскую ИT-компанию, которая и сделала у парня первый заказ. Максим проработал для компании персонажа для компьютерной игры и получил свой первый гонорар — 150 долларов. Но дальше, признается Макс, он хочет работать все же на себя. Вместе с другими ребятами, которые не слышат. Ведь даже если их так сразу в городе не видно, на самом деле глухих много. Только в одном Минске их — около трех тысяч человек.

Максим редко ходит в общепит, потому что у него не всегда есть деньги. Сегодня он обучает слабослышащих студентов бесплатно. Фото: Егор Бабий, Имена

У кассы в общепите Максим протягивает кассирше свой смартфон с названиями фастфуда, и вскоре на подносе перед ним появляется еда. Мы сидим за столиком и переписываемся. Максим рассказывает мне о проблеме того, что развиваться, учиться и пробовать что-то новое хотят далеко не все глухие. И это — большая проблема. В разгар переписки к нашему столику подходит пожилой мужчина и кладет на стол иконку. И мы оба понимаем, что этот мужчина тоже глухой. Максим смотрит на него сухо, не выражая никаких эмоций.

— Что ты об думаешь? — спрашиваю Максима в мессенджере, когда мужчина отходил от нашего столика.

— Ну… если честно, я не люблю таких.

— Почему?

— Конечно, их жизнь нелегка. Но я с детства ненавидел общество глухих. Потому что люди обычно не знают, что для успеха нужно добиваться чего-то большего. Сейчас понимаю, это была не их вина. Просто так устроен мир. В их время им было труднее, чем нам. Вот они и остались такими. Выживают.

Одно из главных желаний Максима — создать свою виртуальную вселенную, в которой все люди будут равны. А глухие люди будут в этой вселенной работать, расти и развиваться. Чего нельзя сказать о многих глухих сейчас. Фото: Егор Бабий, Имена

Мужчина возвращается к столику, смотрит на нас и, увидев, что мы не собираемся ничего у него покупать, забирает иконку и уходит. Максим смотрит ему вслед и говорит, что мечтает поменять отношение к глухим в Беларуси и взбодрить самих инвалидов по слуху.

— Это уходящее поколение? Сдля ейчас глухие другие?

— Да, можно и так сказать. Но сейчас все еще многие работают за границей. Друзья моего возраста работают в Израиле, кто-то в Европе. Там хорошо зарабатывают, продают вещи типа брелоков и офигенно наслаждаются своей жизнью. Но можно делать больше и развиваться по-другому. Я хочу создать свою компанию, пусть это даже займет у меня десять лет. Я хочу, чтобы глухие люди жаловались не государству, а самим себе. Чтобы они меняли свою мотивацию и были активными. Я хочу, чтобы люди с нарушением слуха научились справляться со своими проблемами самостоятельно, а не постоянно пеняли на жизнь. Ведь многие проблемы глухих появляются из-за отсутствия мотивации, точно вам говорю. Вот я и пытаюсь достучаться до них.

Максим возле дома Фото: Егор Бабий, Имена

Как вы можете помочь

Для того чтобы занятия для 50-ти глухих учеников этого года оставались бесплатными, сегодня необходимо собрать деньги на зарплаты преподавателей (в том числе, на зарплату Максима) и других специалистов, которые будут знакомить неслышащих или слабослышащих людей с новыми технологиями, а также сопровождать их в трудоустройстве. В дальнейшем ребята смогут зарабатывать на себя тем, что будут делать заказы для компаний как внутри Беларуси, так и в других странах.

Собрать нужно не так и много, если подключимся все мы — 15 975 рублей. Смета — на странице проекта, размещенном на платформе Talaka.by. Нажав на кнопку «Помочь» в этом материале вы можете выбрать удобный способ для перевода на любую доступную вам сумму. Так вы сможете открыть для людей, которых сегодня многие не слышат, новые возможности, которых многие лишены. Сегодня оплатить такие курсы самостоятельно не сможет практически ни один человек с нарушением слуха — их пенсии, как и зарплаты (если работа есть), — крайне низкие. 1024 рубля уже собрано!

«Имена» работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен». Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Поддержите проект
Работа для глухих
Собрано 13 223 из 24 595 рублей
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Герои

Большой маленький Володя. Рожденный в ГУЛАГе минчанин 10 лет склеивает память о репрессированных родителях

Герои

«Рискую остаться без работы». Как бывший пациент психиатрической больницы стал соцработником

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей
Герои

Право на школу. Родители Ромы и Насти из Бобруйска добились, чтобы их дети с аутизмом могли учиться

Герои

«Нас — не уважают». Глухой фотограф из Минска рассказал, как жить в стране, где тебя не хотят слышать

Герои

Как парень с парализованными руками и ногами зарабатывает на жизнь

Герои

По следам Ника Вуйчича. Как парализованный герой «Имен» помогает жителям интернатов поверить в себя

Герои

«Без рук и в филармонию?» Как детдомовец Андрей Жуков стал одним из лучших звукорежиссеров Беларуси

Герои

Карцер, избиение, электрошок. Как сейчас живут белорусы, которые за любовь к стране прошли через ГУЛАГ

Герои

«Продала телефон, чтобы купить детям одежду». Как выживает в деревне многодетная семья

Герои

«Особенных убивали так же, как евреев». История женщины, научившей Германию ценить людей с психическими расстройствами

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей