Герои

«Продала телефон, чтобы купить детям одежду». Как выживает в деревне многодетная семья

Несколько месяцев назад Наталья Лазовская продала свой мобильный телефон, чтобы купить на вырученные деньги теплую одежду детям. Всю жизнь женщина провела в деревне, где работала, не покладая рук. Каждое утро она просыпается в пять утра, чтобы успеть на автобус, который везет ее из деревни Дусаевщина (Минская область) за 10 километров в телятник на работу. Многодетная семья — Наталья, ее муж Александр и четверо детей  (Вика, Леша, Толя и Саша) — вынуждены выживать на одну зарплату в 350 рублей. Спит женщина мало, а зарплаты хватает только на день — оплатить коммуналку и рассчитаться с долгами. И пока чиновники утверждают, что работа в регионах есть, а декрет № 3 о «тунеядстве» совершит в Беларуси экономическое чудо, многодетная семья думает, как ей жить дальше. Здесь уже давно перестали надеяться, что в деревне что-то изменится к лучшему, и питаются картошкой, отказавшись от мяса.

День рождения в долгах

В день приезда журналистов из «Имен», 14 марта, Наталье Лазовской исполнилось 37 лет. Встретила День рождения эта женщина в своей родной деревне Дусаевщина, что в ста километрах от Минска (Копыльский район). Сварила картошку, сделала салат с зеленым горошком и поджарила сало, которое ей передала мама. Мяса на столе не было, потому что у семьи, говорит Наталья, на него попросту нет денег.  

У Натальи четверо детей. Младшей дочке шесть лет, а старшей — 17. Еще есть два мальчика: 14-летний Леша и 12-летний Толя. И муж, с которым она неразлучна больше десяти лет. До недавнего времени все они ютились в деревне Кель — в крохотном доме на 30 квадратных метров. В хате было так тесно, что шесть человек просто не могли найти себе места. Тогда Наталья вместе с мужем и решила поменять жилье. Свой новый дом многодетная семья нашла в октябре 2016 года в деревне, где когда-то и родилась Наталья, — в Дусаевщине. Так как многодетная семья нуждалась в улучшении жилищных условий, Копыльский исполком выделил ей субсидии.

Переезд прошел хорошо, но одна беда ждала их на месте — в Дусаевщине не оказалось работы. Не смог ее найти и муж Саша, сорок дней искала Наталья. Женщине помогла ее мама — нашла вакантное место в телятнике на племенном заводе «Дусаевщина», который находится в соседней деревне Низковичи. Но оказалось, что на одну зарплату многодетной семье совершенно невозможно существовать. Наталья и Александр стали жить одним днем и обрастать долгами.  

Готовить праздничный стол Наталье помогает старшая дочь Вика. Фото: Александр Васюкович, Имена.

В День рождения у Натальи выдался выходной. Вместе со старшей дочерью Викой она делает на кухне салат из горошка, жарит сало, варит картошку и признается, что жить в деревне за существующие зарплаты сегодня просто нереально.

— Если в бригаде работаешь разнорабочим, то получаешь два с чем-то миллиона, — женщина считает белорусские деньги по-прежнему в миллионах, как до деноминации. — Прожиточный минимум получается. Но так как я работаю телятницей, то зарплата зависит чисто от привеса телят. Я кормлю их и в конце месяца сдаю. Они подросли большие, от этого привеса мне зарплата. Вот как я сразу пришла на работу, мне зарплата была четыре миллиона. А цяпер ухудшается. На сегодняшний день тры пяццот. А как за них прожить?

Как прожить за такую зарплату, женщина и вся ее семья не знает уже несколько месяцев. Зимой, например, было совсем тяжело. Денег на жизнь не хватало, и многодетная мама думала, как одеть сыновей и младшую дочку. С наступлением морозов Наталья продала свой телефон-раскладушку знакомой. За эти деньги купила одежду шестилетней Саше.

Живем мы на молоке и картошке. Где косточка будет, с нее супчик сваришь.

— Со мной вместе работала женщина, я ей продала этот телефон за 500 тысяч, — говорит Наталья. — Потому что мне надо было детей одевать и обувать. Не было денег.

По словам Натальи, жить в деревне можно, если зарплата не меньше семиста рублей. Из своей последней зарплаты в 350 рублей она получила на руки чистыми 290. Объясняет, что 30 рублей брала авансом, а на остальные деньги в течение месяца выписывала в телятнике молоко.  

Зарплата на один день

— Честно говоря, на один день всей этой зарплаты хватает, — продолжает Наталья, пока готовит праздничный стол. — Я плачу за ЖКХ, мусор, воду, свет, газ, домашний телефон, на мобильные кладу, Zala, интернет. Миллион сто выходит. Еще детям в школу даем, покупаем им что-то. Ну и долги. Практически не остается даже на хлеб.

Долги у многодетной семьи не иссякают никогда. Когда Александр и Наталья в конце прошлого года перебрались в Дусаевщину, из-за проблемы с работой они стали покупать продукты в рассрочку у частника «с машины». Со временем такой способ закупки превратился для многодетной семьи в норму. Теперь они берут у частника еду каждую неделю, а в конце месяца возвращают долг — 150 рублей. Вот и получается, что, как говорит Наталья, зарплаты хватает на один день. «Отдашь, и снова сидишь, ничего не остается», — объясняет женщина.

Александр, муж Натальи, несет ведро картошки. Многодетная семья практически никогда не ест мяса. Картофель — основной продукт в рационе. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Муж Александр после переезда в Дусаевщину вообще долго сидел без работы. Недавно он нашел себе место сторожем в местных мастерских, где хранится сельхозтехника, но семье от этого не стало легче. Ведь хоть Александру и назначили зарплату в 302 рубля, но половина этой суммы будет вычитаться каждый месяц. Всё дело в том, что Александр брал кредит на пластиковые окна для старого дома в деревне, где семья жила раньше, и не погасил его. Суд обязал его выплатить сумму в три тысячи рублей. Получается, что почти два года мужчине придется платить 50% от своей зарплаты за окна в доме, который ему уже не принадлежит.

А потом к нам разные проверки приезжали — соцопека та же. Вот, говорили, ты не работаешь, надо документальное подтверждение.

— Живем мы на молоке и картошке, — признается Наталья. — Где косточка будет, с нее супчик сваришь. Макарон на "машине" беру, соус, майонез. Сырчик, масло — беру ўсё. Картошку — пюре делаю. А мясо не купляю никогда. За что? Куры у нас есть, яйца. Как сюда приехали, свинью и кабанчика закололи. Надо было что-то кушать.

Наталья Лазовская работает всю жизнь, с шестого класса, но за всё время ей так и не удалось жить безбедно. Фото: Александр Васюкович, Имена

Руки у Натальи сильные, пальцы черные от труда. Работает женщина практически каждый день. И так с раннего детства. Наталья была старшей в детстве, у нее есть два брата и две сестры. А это значит, что по деревенским традициям с малых лет она играла роль второй мамы. Помогала отцу-трактористу и матери-свинарке, следила за братьями и сестрами.

— Родители работали, а мы им помогали, — вспоминает Наталья. — Мама свинаркой была, ходили к ней, рабілі уборку. Помогать я начала еще в школе, классе в шестом. Мы учились до трех-четырех, а после этого шли к маме. Уборку сделали, шли на обед. Потом мама вечером в свинарник отправлялась, а я ей помогала с чисткой свиней. Приходилось ж помогать, где ты денешься. Дома малЫх глядела, одевала — в деревне старшие всегда помогают. Вот у меня девка старшая, она мне всё время помогала раньше. Я на работе, она утром встает, детям чай сделала, одела, обула и в школу отправила. И сама в школу, и ўсё.

А вот муж Натальи, 34-летний Александр, хоть и отучился в слуцком ПТУ на каменщика, но навыки свои применить ему было негде. Когда 12 лет назад вместе с Натальей они стали жить в деревне Кель, то там попросту не было работы по его специальности. Да и вообще никакой работы не было. Как и другие жители деревни, Александр трудился в соседнем колхозе в деревне Скабин.  

Большинство друзей Александра живут сейчас в городах. Александр же остался в деревне. Раньше он мечтал служить в ВДВ и стать военным, но его не взяли в армию из-за болезни кожи. Фото: Александр Васюкович, Имена.

— Работал полеводом-разнорабочим, — вспоминает Александр. — Бураки пололи летом, на камни ходили, убирать по полях, чтобы могла нормально сеялка проехать, не забиваться.

Одно время Александр работал у «коммерсанта» — туда его пристроил знакомый. Этот отрезок времени многодетный отец вспоминает как самый лучший в своей жизни.

— Ездили, закупали свиней, — рассказывает он. — Смолили, мыли, коммерсант их на базар в Солигорск отвозил. Если в колхозе 200 рублей получал, то у него 400-500 прыблізна. Больш за два гады так работал. А потом к нам как к многодетной семье разные проверки приезжали — соцопека та же. Вот, говорили, ты не работаешь, надо документальное подтверждение. Я говорю, что работаю у коммерсанта, он мне платит. А ты покажи бумагу, что работаешь, отвечают. И пришлось мне ізноў ісці в колхоз.   

«На сяле кусок сала — эта празнік»

Сейчас в новом доме Александра и Натальи три комнаты. Просторно по сравнению с тем, что было раньше.

— Мы переехали, сначала порядок наводили, тут завал был, — вспоминает Наталья. — Пока не было работы вообще никакой, родители тогда немного помогали продуктами. Так и жили.  

Наталья признается, что работает с утра до вечера. В редкий выходной она занимается детьми и стряпает на кухне. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Ремонт в доме Натальи и Александра не сделан по сей день. Потолок покрыт паутинкой трещин, обои старые, выцветшие. Однако денег на ремонт нет. 

Хоть Дусаевщина и очень большая деревня, но все вакантные места заняты, а денег не платят.

Раньше в Дусаевщине была крупная свиноферма, но после того, как по Беларуси прокатилась африканская чума свиней, поголовье вырезали. Пока Наталья искала, где бы трудоустроиться, Александр ездил в соседний колхоз на своем любимом средстве передвижения — на мотоцикле.  

Сейчас оба мотоцикла Александра сломались, и он пытается их починить. Мотоциклы — самое главное средство передвижения для его семьи. На мотоцикле Александр ездит по поселку и вместе с женой выезжает в близлежащие города за продуктами и одеждой. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Александр признается, что испытывал слабость к мотоциклам всю жизнь. Вот и сейчас он возится в гараже вместе с другом Василием, пытаясь починить старый чехославацкий Cezet 1985 года. Рядом стоит разобранный мотоцикл «Минск», на котором еще недавно Александр проезжал каждое утро 15 километров до места своей работы — в Скабин. Но всё это он делал до наступления зимы. А когда пошел снег, его «Минск» не смог пробираться по запорошенным дорогам. Так Александр оказался безработным.

— На работу никто не возил, — вспоминает он. — Ездил на мотоцикле, а с месяц — на школьном автобусе. Но потом водитель сказал: не могу брать, не положено. Видимо, кто-то нажаловался ему, что взрослый человек в детском автобусе ездит.

Как признается друг Александра, 53-летний Василий, с работой в Дусаевщине проблемы сегодня у всех. Работать за копейки молодежь не хочет. Сам Василий говорит, что жить можно только если крутишься. Так, как делает он, зарабатывая у частника забойщиком скота. Ведь хоть Дусаевщина и очень большая деревня, но все вакантные места заняты, а денег не платят.

Сегодня вся работа сконцентрирована вокруг племенного завода «Дусаевщина», где и трудится Наталья. Племзавод находится в Низковичах, и свозят туда людей с близлежащих деревень. Ваканский немного, зарплаты небольшие. Например, 300 рублей за должность животновода.

Василий, сосед семьи, родился и вырос в Дусаевщине. Он 30 лет проработал забойщиком на бойне. А сейчас говорит, что с работой в деревне трудно. О декрете № 3 о социальном иждивенчестве он отзывается так: «Это просто плата за воздух. Если б была тая работа, но дзе яе ўзяць?» Фото: Александр Васюкович, Имена.

— С работой цяжка у нас, — делится Василий. — Вот я рабіл дворнікам у школе. Чысты аклад 110 рублей. Первый месяц яго палучыў, гавару: люді, вы іздзеваецеся, ці што? Ну так добра, што я езжу яшчэ да камерсанта біць скот. Не паследні чалавек. У меня свая стаўка: 30 рублей — галава. І сам дзяржу яшчэ дома жыўнасць: куры, індыкі, гусі, козы. Жывём, сражаемся.

Памянялася вапшчэ ўсё. Еслі ў нас сейчас на сяле кусок сала — эта празнік, то эта ж, бляха, не жызнь.  

У нас самае аснаўное сейчас, што не п’е чалавек. Не п’ешь — ідзі рабі. А за капейкі не хочацца рабіць. Сустрэў даярку, спрашываю: «Сцяпанаўна, ты курыш? Усю жызнь не курыла». А ана: «Васілёк, я ад этай жызні і зап’ю зараз». Ну, действіцельна, у людзей ужэ лопают нервы. Раньше пенсіанеры хвалілі эта ўсё. А шчас грошы ануліравалісь. Пенсіі палучаюць, ходзяць к камерсанту на работу.

А маладым няма тут работы. Маладыя не пайдут за эці капейкі рабіць. Хто пойдзе? А па целевізару абышто паказывают, смеху варта. Эта смехапанарама.

— 500 долараў зарплаты, — улыбается Александр.

— Ну, я ў школе на дзерэктрысу гавару: «Пайшоў я сваі 500 доларау адрабляць» (отрабатывать — прим. авт.). Яна: «Ішчо раз так скажаце, я вас уволю». «Ну ўволіш, я буду богу благадаран, што тут не раблю». Памянялася вапшчэ ўсё. Еслі ў нас сейчас на сяле кусок сала — эта празнік, то эта ж, бляха, не жызнь.  

Будни доярки Натальи

Наталья работает практически каждый день. Раньше был один выходной — во вторник. Но потом ей подсказали, что многодетной матери полагается еще и второй.

Даже по выходным Наталье есть, чем заняться. Часто женщину вызывают на работу, а если остается дома, то убирает, готовит еду, стирает. А когда дети приходят из школы, занимается их воспитанием.

Даже в свой День рождения она продолжает думать о работе, и пока дети на учебе, Наталья предлагает нам посетить ее телятник. Мы садимся в машину и едем в соседнюю деревню Низковичи.

— Я любила физкультуру, — вспоминает Наталья по пути в телятник. — Была спортивная, всех валила на руку мальчиков и девочек. В училище качалась, поднимала гири. Если б не семья, хотела в армию пойти (смеется). Но вышла замуж, и ўсё. А так я сильная — могу одна целя тягнуть. А он весит 40 килограммов. Могу так несці, могу на плечо закінуць. Мешки с картошкай цягаць. Когда даяркай работала, муку, што каровкам рассыпалі, тожэ цягалі.

Мы приезжаем на племзавод, пробираемся по грязи и заходим в телятник. Наталья рассказывает, как каждое утро просыпается в пять утра, чтобы собраться и успеть на автобус, который везет людей из Дусаевщины за 10 километров на работу. Признается, что очень устает. И, говорит, спит совсем мало.

— Цёп-цёп-цёп, — подзывает Наталья телят. К чужим телята не идут, пятятся назад, а Наталью узнают. И не удивительно, ведь женщина практически живет в телятнике. Фото: Александр Васюкович, Имена.

— У меня маленькие телята, — говорит Наталья. — Утром встаю в пять, надо собраться. А если надо еду сварить, то в три встаю. В начале шестого у нас уже машина. Приезжаю на работу в шесть утра, женщины в телятнике доят молоко, я выхожу на улицу, с каждой клеточки достаю ведро, чтобы напоить телят. Там много их стоит, в два ряда. Мне надо их накормить, напоить, подстелить, воду налить. Подастаю ведра, потом разливаю каждому молоко. Меньшим телятам два литра, большим — по три. Маленьких кормлю с сосочки. Пройдет часа два, я маленьких пою водой кипяченой, глюкозу даю, чтобы не было поносов. Между утром и обедом даю овес, кукурузу и комбикорм. Подстилаю сено. В полтретьего домой приезжаю, до пяти дома. В начале шестого обратно на работу, и до полдесятого там. И так каждый день. 

Женщина зовет телят, и они подходят к ней поближе — узнают. А нас сторонятся, пятятся в загоны. Наталья проверяет ведра и кормушки. Вздыхает и говорит, что уже и не знает, как ей зарабатывать больше. Вроде бы и телят нормально кормит, как положено по нормативам, а все равно получает 350 рублей.

— Думаю, где подработки какие найти. Я уже и своей заведующей говорю: а почему такая маленькая зарплата у меня? «Нет привеса телят», скажет мне, наверное.

Забыли, когда отдыхали

Когда мы возвращаемся в Дусаевщину, в четыре часа дня из школы приезжают дети Натальи: первоклассница Саша и шестиклассник Толик. Школьный автобус привозит их из Копыля и высаживает на окраине деревни. Встречает их старшая сестра Вика, которая, как и ее мама в детстве, присматривает за братьями и сестрами.

Вика встречает со школы младшего брата Толю и сестру Сашу. Каждый день дети ездят в школу в Копыль, а домой их привозит школьный автобус. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Девятиклассник Леша обычно приезжает домой раньше — добирается из школы своим путем. По приезду он погружается в ноутбук, который взял у своей родной тети. Играет в игры, слушает музыку и переписывается с друзьями в соцсетях.

А в теплое время года берет спиннинг и отправляется на рыбалку.

Леше 14 лет. Он учится в девятом классе и уже совсем самостоятельный. Домой из школы он возвращается сам, на попутках. А иногда приходится восемь километров идти пешком. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Средний сын Толя после школы встречается с друзьями, играет в футбол, сидит в интернете, а когда просят родители, помогает им по хозяйству.

В школе, как говорит мальчик, он учится «средне». Больше всего любит биологию и даже считает, что в будущем станет биологом.

Толя, средний сын Александры и Натальи. Фото: Александр Васюкович, Имена.

А первоклассница Саша сразу после школы хватается за учебники и делает домашнее задание. Наталья признается, что не знает, в кого дочь уродилась. Любит читать, просится в сельскую библиотеку, отличница и очень активная.

Саша постоянно смеется и уверенно заявляет, что уже определилась с будущей профессией.

— У магазіне буду работаць, потому что там много денег, — говорит она.

Шестилетняя Саша после школы садится за уроки, при этом ее об этом никто не просит. Отец приходит помочь девочке. Фото: Александр Васюкович, Имена.

И только старшая 17-летняя дочь Вика, которая заканчивает учиться на парикмахера, смотрит на жизнь прагматично.

— Все мои знакомые уже в Слуцке живут, — рассказывает девушка. — А мы собираемся в Дзержинске жить. Там работу предлагают парню моему — на птицефабрике. Зарплата у него будет 10 миллионов, а тут на ферме он получает четыре. Я же буду работать парикмахером.

Вика мечтает уехать из деревни в город. Недавно она съехала от родителей, живет в той же Дусаевщине, но в другой хате вместе с парнем. В деревне взрослеют рано. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Наталья говорит, что, «как и любая мама, хочет, чтобы дети были рядом», но выбор будущего останется за ними. Пока же она думает о том, как выжить и разобраться в настоящем: жить не в долг и откладывать деньги на будущее детей. 

Новый сотовый телефон после проданной «раскладушки» Наталья все-таки купила. Хотя, вернее сказать, взяла в рассрочку — повесила на себя еще один кредит. Но в семье Лазовских еще остается много нерешенных проблем. Одна из них — где взять деньги на газовый котел, чтобы не мерзнуть и не тратить деньги на торф.

Даже в теплую погоду в хате зябко.

— У нас в Кели была печка русская — очень хорошо, можно было три дня не топить, — рассказывает женщина. — А сейчас у нас паровое отопление. С вечера топим, а днем остывают батареи, холодно. Нам просто надо газовый котел. Всё подведено, но нет денег его купить. А он стоит больше за 12 міліонаў. Поставили б — хорошо, тепло было бы в хате. А так отапливаем торфом, вся пыль в ванну летит, осыпается черным. Когда холодно, топим целый день. Очень много идет на паровое отопление у нас. Три тонны до Нового года и три после купили. Тонна стоит миллион двести. Плюс дрова идуць.

На четверых детей в новом доме Лазовских три кровати. Когда Вика еще жила у родителей, она спала с младшей сестрой. Теперь она съехала, и у Саши появилась собственная кровать. Фото: Александр Васюкович, Имена.

Александр переоделся в рабочую одежду и собирается на смену. Наталья в свой день рождения остается одна с детьми. Она говорит, что давно уже не отдыхала, да и вообще ее семья не знает досуга, кроме как иногда, в редкие дни, выехать в Копыль или Слуцк за продуктами и одеждой.

Всю свою жизнь, говорит женщина, она работала, но так и не смогла заработать столько, чтобы жить в деревне достойно. Нет времени даже на врачей. Во время последней беременности врачи сказали, что один из сердечных клапанов у Натальи не до конца закрывается, и призвали ее следить за здоровьем.

— А что врачи? — пожимает плечами Наталья. — Это надо очень тщательное обследование проходить. Мне сказали записываться на УЗИ, делать кардиограмму сердца. Я здесь проходила комиссию, выписали таблеточки попить. Но я так и не обращалась, не ездила, потому что надо работать. Если ты на больничном, сейчас это невыгодно, мало оплачивается. Не заробіш, чтобы прожить. Да і няма калі. Я целый день, с утра до вечера, на работе.

От редакции

В ближайшее время жизнь многодетной семьи из Дусаевщины вряд ли кардинально изменится в лучшую сторону. Над обещаниями государства о 500-долларовой зарплате Александр и Наталья смеются, не верят. Опираются на себя и на помощь близких — то родители сала передадут, то сосед Василий "халтуру" подкинет.

Но мы думаем, что решить кое-какие проблемы деревенской семьи можно здесь и сейчас. Например, помочь им с погашением кредита за окна или купить газовый котел. Если вы захотите помочь семье Натальи и Александра, то можно перечислить им деньги вот сюда:

  • Номер договора счета: 916102003048, номер транзитного счета 3812100280015. (РКЦ №28 г. Копыля, филиал ОАО "Белагропромбанк" — Минское областное управление, код банка 942, УНП: 600013158). Счет открыт на имя: Лазовская Наталья Валентиновна.
  • Владельцы карточки Белагропромбанка могут перевести деньги на счет 6705 2300 3040 3933, срок действия 04/19
  • Можно привезти необходимое лично в семью. Для этого звоните по телефону +375 44 499 63 78 Наталье. Правда, если не дозвонитесь с первого раза, то будьте настойчивее. Наталья не всегда отвечает сразу, потому что действительно много работает. И зачастую не может перезвонить, ведь на ее счету не всегда есть деньги. 
Герои

Большой маленький Володя. Рожденный в ГУЛАГе минчанин 10 лет склеивает память о репрессированных родителях

Герои

Как парень с парализованными руками и ногами зарабатывает на жизнь

Герои

«Без рук и в филармонию?» Как детдомовец Андрей Жуков стал одним из лучших звукорежиссеров Беларуси

Герои

Карцер, избиение, электрошок. Как сейчас живут белорусы, которые за любовь к стране прошли через ГУЛАГ

Герои

Изгой, меняющий мир. Гейм-дизайнер из Минска создает ИТ-компанию с глухими сотрудниками

Помогаем проекту Работа для глухих
Собрано 12 427 из 24 595 рублей
Герои

Земля Золотилина. Как низкорослый бизнесмен бросил в Минске все и перебрался в родную деревню

Герои

«Соню нужно было просто накормить». Экс-директор J: МОРС бросил карьеру, чтобы спасти дочь

Герои

«Особенных убивали так же, как евреев». История женщины, научившей Германию ценить людей с психическими расстройствами

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей
Герои

«Рискую остаться без работы». Как бывший пациент психиатрической больницы стал соцработником

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей
Герои

Право на школу. Родители Ромы и Насти из Бобруйска добились, чтобы их дети с аутизмом могли учиться