Герои

Четвероногие врачи. Как в Беларуси работают собаки-терапевты

Уже почти два года в Беларуси работают необычные врачи — собаки-терапевты. Сегодня таких докторов шесть. Трое из них — Корса, Герда и Эмир — уже имеют диплом врача. Еще трое — Гэри, Бэлла и Габи — сейчас проходят практику и готовятся к экзаменам. Все эти собаки — разных пород, у некоторых за плечами — не самая легкая собачья жизнь. Но сегодня они занимаются важным делом: помогают лечить и реабилитировать людей с разными диагнозами и состояниями. Они помогают людям с ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна или просто депрессией и страхами.

«Имена» встретились с собаками-терапевтами, расспросили их (а не только хозяев) о новом опыте, а также понаблюдали за их работой с воспитанниками 7-й вспомогательной школы-интерната.

Юля со своими питомцами: слева — Корса, справа — Полетте. Чтобы стать терапевтом, собаке недостаточно быть просто доброй и хорошей. Она еще должна пройти тестирование и сдать настоящий экзамен, чтобы получить свой собачий диплом врача. Корса — первый дипломированный пёс-терапевт. Полетте еще предстоит сдать экзамен, когда ей исполнится год. Фото: Денис Зеленко, Имена

Канис-терапия в Беларуси только начинает свое развитие. Юлия Алтунюва, руководитель первой и пока единственной инициативной группы по канис-терапии «Корса», занимается этим направлением два года. Сегодня в ее группе работает шесть собак-терапевтов. Они проводят занятия в частном развивающем центре для детей, посещают массовые развлекательные мероприятия. А еще регулярно приезжают заниматься с детьми с особенностями психофизического развития в 7-ю вспомогательную школу-интернат Минска. Эта школа — пока основной объект группы, где занятия с детьми проходят регулярно. Иногда волонтеры ездят в «Республиканский реабилитационный центр для детей-инвалидов».

Юля объясняет эффективность канис-терапии тем, что собака не оценивает людей, для нее все равны. Собаке все равно, есть ли у вас машина, сколько вы зарабатываете и как выглядите. Собака любит человека в любом состоянии и виде. А человек подсознательно чувствует это и расслабляется, раскрывается перед собакой. Именно поэтому канис-терапия (проще говоря лечение с помощью собак) — это эффективный метод лечения и реабилитации, подходящий для людей с различными диагнозами и состояниями. На фото — собаки Гэри и Бэлла на занятиях с детьми. Фото: Денис Зеленко, Имена.

Все собаки обязательно проходят тестирование перед тем, как их допускают к людям. Юля рассказывает, что чаще всего домашняя собака в обычной жизни редко сталкивается с людьми с особенностями поведения. Поэтому на тестировании проверяют реакцию собак на необычные для нее, особые, условия, в которых ей потом придется работать. Например, громко разговаривают или роняют костыли возле нее, хватают за морду, лапы, хвост, рассыпают корм (который она не должна брать), проверяют навыки апортировки, когда собака должна принести предмет и отдать обязательно в руки (это важно при работе с людьми с нарушением координации).

Самое главное, чтобы собака не проявляла агрессию и вела себя сдержанно в любых нестандартных ситуациях, не лаяла (что может напугать пациентов) и выполняла команды хозяина. Фото: Денис Зеленко, Имена

— В канис-терапии неважно, какой породы будет собака. Мы оцениваем не породу, а характер собаки, ее отношение к людям, к нестандартным манипуляциям, — объясняет Юля. Сегодня в «Корсу» привлекают волонтеров только с собаками (в отличие от России, где обучают волонтеров и без собак). Тестирование и допуск к людям они получают, как правило, в Беларуси, а за дипломом едут в Россию или в Литву, потому что в Беларуси таких дипломов не выдают.

О том, как собаки становятся врачами и через что им приходится проходить, «Именам» рассказывают сами собаки.

Корса и Юля

Одно из направлений канис-терапии — приобщение детей к чтению. Ребенку может быть неинтересно читать книги просто так, а вот прочитать историю для собаки — радость. На фото — Корса и сын Юли, Джан, который читает Корсе сказку. Фото: из архива группы «Корса»

Меня зовут Корса. Если быть точнее, Алимея Корса Вланти Делимар. Мне 3,5 года. За это время я успела пройти много тренировок, участвовала в выставках и становилась чемпионом Беларуси и чемпионом породы «золотистый ретривер», выигрывала соревнования по фрисби и аджилити. У меня отличный чуткий нос, и я помогаю МЧС искать пропавших людей. А еще я стала первой собакой-терапевтом в Беларуси. И все мои достижения случились благодаря моей хозяйке Юле, которая очень меня любит и много со мной занимается с самого моего детства. Она и организовала первую белорусскую группу по канис-терапии и назвала ее в честь меня — «Корса».

Началось все с волонтерской работы в МЧС, куда Юля привела меня, чтобы я помогала искать людей. Иногда мы с министерскими собаками и белорусским обществом «Красный крест» ездили в гости к детям в реабилитационный центр. Мы привозили им подарки и играли с ними. Я очень люблю детей. У Юли большая семья, двое детей и много племянников.

Со временем Юля стала изучать новое для нас направление — канис-терапию. Юля много училась, сдавала экзамены в России, ездила на конференции. А потом мы с ней поехали в Санкт-Петербург, чтобы свой экзамен сдала я и стала уже сертифицированным терапевтом.

Корса — первая в Беларуси собака-терапевт. Корса выдержала экзамен в Санкт-Петербурге очень достойно. Обучение волонтера тоже проходит в Питере — в четыре этапа. Чтобы быть просто волонтером, достаточно пройти первый уровень. Это можно сделать дистанционно и совершенно бесплатно. Последующие уровни подразумевают практику на месте, что потребует определенных денежных затрат. Фото: из архива группы «Корса»

Мы не знали точно, что там будет происходить и как меня будут испытывать. Но ничего очень сложного для меня там не было. Я оказалась собакой дрессированной и воспитанной. Шума и громких криков не боялась, на дергания за хвост и уши, крепкие объятия реагировала спокойно (еще бы, у меня ведь такой ежедневный опыт общения с детьми!). Инвалидные коляски, костыли меня не испугали, а с другими собаками я всегда нахожу общий язык. В общем строгие экзаменаторы вынесли свой вердикт: для канис-терапии подхожу. Так я стала терапевтом.

Юля начала искать других собак, которые бы вместе с нами помогали людям с физическими или психическими особенностями. Сегодня в нашей команде всего шесть собак. Но мы надеемся, что постепенно нас станет больше, и мы сможем приезжать в гости и заниматься с еще большим количеством детей и взрослых.

В команду мы принимаем собак, которые прошли тестирование. И только после него волонтера с собакой приглашают поприсутствовать на занятиях без активного участия, чтобы посмотреть и понять, как и с кем нужно будет работать, проследить за реакцией собаки на происходящее. Собаку привлекают к активному участию в занятиях постепенно.

Первой экзамены всегда сдает хозяин/волонтер. И только после этого к экзамену допускается и его собака. В случае успешного прохождения испытания она получает сертификат на три года. На фото — дипломированные собаки-терапевты: миттельшнауцер Герда с хозяйкой Татьяной Жишкевич и Черный Русский терьер Эмир с хозяйкой Вероникой Осиповой. Фото: из архива группы «Корса»

Гэри и Даша

Фото: Денис Зеленко, Имена

Привет! Меня зовут Гэри. Моя хозяйка Даша назвала меня в честь сообразительной улитки из мультфильма про губку Боба. Мне семь или восемь лет. Точно мы не знаем. С Дашей мы знакомы четыре года. А до этого несколько лет у меня был другой хозяин. Он был хороший и добрый. Правда, долго и тяжело болел. Мы жили вдвоем, никуда не ходили. И однажды его не стало. Если бы не Даша, не стало бы и меня. Но у Даши добрая работа — спасать бультерьеров, оказавшихся потерянными, брошенными, никому не нужными. Она забрала меня к себе. И я была рада. Только мне было страшно: у Даши муж, еще мопс, и к ним постоянно приходили гости. Я не привыкла к такому количеству людей и внимания к себе. Я стояла как вкопанная, поджав хвост, а сердце стучало быстро-быстро. Но постепенно я поняла, как это здорово, когда тебя любят, гладят, жалеют и радуются тому, что ты просто есть. Теперь мы с Дашей лучшие друзья, мы любим гулять в парках и в лесу, знакомиться с новыми людьми и собаками.

Порода «бультерьер» приравнена к потенциально опасным породам собак. Но сама Гэри не считает себя опасной. Фото: Денис Зеленко, Имена

Этой весной Даша решила отвести меня на какое-то тестирование. Рассказала, что если я пройду, то смогу помогать детям и взрослым выздоравливать, то есть стану почти доктором, только без белого халата и фонендоскопа. Сначала я испугалась, что там будут какие-то сложные задания. А оказалось, надо быть просто собой. Меня обнимали, дергали за уши и лапы, громко кричали, бросали рядом со мной костыли и ключи, разбрасывали корм, который нельзя было есть. Они ждали, что меня это может разозлить. Но нет, я привыкла слушаться Дашу, и если она рядом, значит, все хорошо. Тестирование я прошла. И теперь езжу играть с детьми. Я помогаю им учиться считать, читать, ухаживать и заботиться обо мне. Но самое главное, дети чувствуют себя рядом со мной спокойными и расслабленными. Вот, например, один мальчик сильно заикается. А когда он гладит меня и рассказывает, как прошел его день, что нового произошло, он говорит спокойно, совсем не заикается и не волнуется.

Гэри во время занятий ведет себя спокойно и уравновешенно Фото: Денис Зеленко, Имена

Если вас смутила моя порода — бультерьер — и вы считаете ее бойцовой, вынуждена вас разочаровать: бойцовых пород не бывает, бывают бойцовые собаки, то есть такие, которых специально для боев готовят. А меня готовили быть другом, компаньоном и помощником.

Кстати, в день тестирования из 15-ти собак испытания прошли только я и моя подруга Бэлла.

Бэлла и Паша

Фото: Денис Зеленко, Имена

Я — лабрадор Бэлла. Мне три года. Я активная и подвижная и совсем не люблю сидеть на месте. С Пашей я живу почти два года. Еще щенком меня взяли в большую семью, где было трое детей. Я думала, нам будет вместе весело и хорошо. Но хозяева не смогли меня полюбить. Они меня били, я жила на балконе и не выходила гулять. Я помню, что мне было одиноко, страшно и все время хотелось есть. Но однажды Паша пришел, заплатил моим прежним хозяевам и забрал меня к себе. Сначала я боялась, что и он будет меня бить. Я думала, что все хозяева бьют своих собак. Но Паша оказался другим, добрым и заботливым. Он кормил меня, ухаживал, все время повторял «Не бойся». И вскоре я перестала бояться.

Теперь я знаю, что хороших людей больше и они меня любят. Я люблю приезжать к детям на занятия. Они меня гладят, обнимают. Мы играем в разные игры. Например, мы ходим в магазин покупать продукты. Понарошку. Дети помогают мне разобраться, где какие фрукты-овощи, сколько они стоят и сколько сдачи мне даст продавец. Или вот еще. Дети из букв составляют команды, а я потом их выполняю.

На одно из наших занятий приехали «Имена», и теперь вы можете посмотреть, как мы работаем.

Занятия

Мы приехали к воспитанникам 7 школы-интерната. Кто-то из ребят увидел нас первым еще у ворот и пошел скорее разносить новость о нашем приезде другим детям. И пока мы за пять минут приблизились к корпусу лагеря, нас уже встречала орава улыбающихся и шумящих ребят. Всем хотелось поздороваться с нами лично, пожать лапу, потеребить шерсть. Все были рады нашему приезду. Смотрите сами.

Вот мы заходим в актовый зал. Первая группа детей ждала нас с таким нетерпением, что некоторые ребята были не в силах усидеть на местах. Мы тоже рады этой встрече, хотя встречаемся не впервые. Фото: Денис Зеленко, Имена

— Это Полетте, можно просто Поля, — Юля представляет ребятам собаку, повязывая на юную именинницу праздничный красный бант. — Сегодня ей исполнилось полгода. И к ней на день рождения пришли ее друзья: Гэри с Дашей и Бэлла с Пашей.

Ребята здороваются с нами, по очереди одевая разноцветные колечки и считая их хором. Юля объясняет, что так дети тренируют счет, учатся коммуникации с животным и друг с другом.

Дети надевают на Бэллу кольца Фото: Денис Зеленко, Имена

Света (с красным кольцом в руках на фото ниже) — как маленькая Амели: открытая, эмоциональная, с широкой улыбкой и большими карими глазами. После двухмесячного перерыва в занятиях она немного боится нас, прикасается с осторожностью и слегка отстраняется, но продолжает улыбаться и радоваться. За получасовое занятие страх исчез. Остались только улыбка и горящие глаза.

Света, воспитанница 7-й вспомогательной школы-интерната, через полчаса забыла о своих страхах напрочь Фото: Денис Зеленко, Имена

Ожерелье из колец переодевают на Гэри, и теперь дети снимают свои колечки и считают в обратном порядке.

Фото: Денис Зеленко, Имена.

Детям объявили, что в честь прадниздника — дня Рождения Полетте — нам всем надо нарядиться. И поскольку на празднике все должны быть красивыми, дети принялись по очереди причесывать нас.

Воспитанник школы-интерната расчесывает Бэллу Фото: Денис Зеленко, Имена
Марафет Гэрри наводят сразу две девочки Фото: Денис Зеленко, Имена

А вот ниже на фото — Леночка. Она не видит с рождения. Ее глаза — это руки. Она знакомится с нами, внимательно ощупывая шерсть, морду, уши, хвост. Ей очень жаль, что нельзя потрогать, какие у нас глаза.

Лена не видит с рождения. Волонтеры говорят, что ей особенно нравится общение с собаками. «Собака замещает сенсорную комнату, которые сейчас стали очень популярны, — поясняет Юля, руководитель „Корсы“. — Потому что у нее шерсть где-то пушистая, где-то жесткая, нос холодный, язык шершавый, дыхание теплое, она движется. Работает и звуковая сенсорика, и тактильная, которые запускают активную мозговую деятельность». Фото: Денис Зеленко, Имена

Гладить нас и расчесывать — это не только приятная, но и полезная часть канис-терапии.

Лене очень полюбилась Гэри. «А почему у нее нос холодный?», «Гэри, погавкай!», «Дай лапу!» Прощаясь после сеанса, Лена расскажет, что ей очень понравилось кормить Гэри и надевать на нее колечки. «Спасибо, Гэри!» Фото: Денис Зеленко, Имена

После сеанса Лена вышла из комнаты в слезах, прижавшись к Анастасии, организатору поездки, и долго плакала. Так много разных эмоций наконец-то нашли свой выход. И радость от встречи с собаками, и волнение перед переездом в новый интернат в Гродно.

— Мы будем скучать по тебе, — сказала Анастасия, обнимая эту хрупкую девочку.

— Помолись за меня! — попросила Леночка.

Мальчишки тоже нас любят. Ребята кидали мяч, стараясь попасть в кольцо определенного цвета. Какое именно — выбирали сами.

Воспитанники школы-интерната играют с собаками-терапевтами в мяч Фото: Денис Зеленко, Имена

А я приносила мяч следующему ребенку.

Фото: Денис Зеленко, Имена.

Мы и сами уезжали в восторженном настроении. Напоследок дети организовали в честь нашего приезда и дня Рождения Полетте торт! Вот какой.

Такие угощения для собак-терапевтов смастерили сами воспитанники интерната. «Казалось бы, что здесь такого, — говорит Юля. — Но взять эту кормилку, одну большую, вторую поменьше, сложить пирамидку пальчиками и держать на ровной ладошке. Для этих детей это сложно». Фото: Денис Зеленко, Имена

После каждого занятия дети нас еще долго не могли отпустить. У нас даже церемония прощания есть. Например, перед тем, как уехать, ребята надевали кольца на понравившуюся больше всего собаку, говорили ей спасибо и рассказывали, что им понравилось больше всего на занятиях.

«Спасибо, что приехала!» Фото: Денис Зеленко, Имена

Свете понравилась именинница Поля. Поле тоже понравилась Света. И перед тем, как девочка подарила ей свое кольцо, Поля улеглась на спину, выставив свой лохматый живот, чтобы Света немного погладила ее.

«Спасибо, Поля! Мне сегодня понравилось играть в мячик» Фото: Женис Зеленко, Имена
Волонтеры подарили гипсовые фигурки йоркширских терьеров, которые можно будет разукрасить, как захочется. И у каждого останется на память свой маленький терапевт. Фото: Денис Зеленко, Имена

Ребята провожали нас до самой машины, и потом долго махали в след.

«До встречи, ребята! Мы скоро еще приедем к вам в гости!» Фото: Денис Зеленко, Имена

Планы на будущее

Юля не спешит набирать в «Корсу» всех желающих, подходя к отбору собак внимательно и осторожно. На тестировании, вспоминает Юля, некоторым хозяевам она предлагала еще позаниматься с собакой, больше социализировать, и попробовать пройти тестирование еще раз. Кому-то приходилось просто отказывать. Люди обижались.

— Это серьезная работа. Не хочется, чтобы все похватали своих собак и шли друг друга лечить. Сразу может пойти негативная волна. Потому что если кто-то кого-то укусит, то сразу вся наша деятельность накроется. Поэтому мы все делаем постепенно, аккуратно, стараясь избежать ошибок, от которых нас предостерегают более опытные коллеги.

Сегодня инициативная группа «Корса» официально зарегистрирована в российском Сообществе поддержки и развития канис-терапии. В Беларуси такого сообщества нет, и, по предположению Юли, в ближайшие годы едва ли появится.

— Если мы говорим про терапию, то это уже медицина. Значит, все серьезно, — объясняет Юля. — Нужна поддержка медиков, которым это будет интересно, которые возьмут это направление под свое крыло и будут контролировать. Которые будут вести какую-то статистику, писать научные работы.

Этого пока в нашей стране нет.

А у российских коллег, тем временем, достижения в развитии канис-терапии уже существенные: сегодня канис-терапия преподается в вузах в качестве дополнительного образования, а в скором времени в реестре профессий свое место займет «канис-терапевт». Но на это у россиян ушло 13 лет. Юля надеется, что и в нашей стране это направление получит широкое развитие, пусть и постепенно.

Как вы можете помочь

Сегодня главная проблема — это нехватка собак и волонтеров для того, чтобы охватить большее количество учреждений для терапии. Поэтому Юля приглашает желающих присоединиться к их группе и вместе развивать канис-терапию в Беларуси.

В планах на ближайший год — привлечь и обучить хотя бы еще 10 волонтеров с собаками. Хотелось бы иметь большую команду, которую можно было бы поделить на группы, и за каждой закрепить свой район Минска. Но это планы на далекую перспективу.

Также волонтерам и терапевтам нужна помощь товаром. Вы можете помочь покупкой амуниции для собак и средств гигиены, поскольку на занятия четвероногие терапевты должны приходить чистыми и опрятными для безопасности пациентов.

Подробней о том, в выполнении каких задач вы можете помочь «Корсе», можно ознакомиться на странице проекта на платформе Talaka.by. Там же вы найдете контакты Юли.

Герои

Взаперти. 30 лет монахиня Ольга жила в монастырях, а сейчас оказалась в четырех стенах минской квартиры

Помогаем проекту Патронажная служба
Собрано 4919 из 49 288 рублей
Герои

Шесть животных Минска, которые помогают человеку чувствовать себя лучше

Герои

«Годами не знали, что такое компьютер». Как ИТ-технологии меняют жизнь десятков обездвиженных людей

Помогаем проекту Дистанционное обучение инвалидов
Собрано 5428 из 5115 рублей
Герои

«Просто купите у нас это». Известные личности Минска продадут ценные вещи в поддержку людей с ментальными расстройствами

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 8445 из 39 468 рублей
Герои

«Они заслужили старость». Как бывшая спортсменка спасает лошадей-трудяг от мясокомбинатов

Герои

Рано повзрослели. Как Оля в пять лет стала сиделкой, а Влад в 15 — учителем

Герои

Циля и Маша. Как живут девочки, «расстрелянные» 76 лет назад

Герои

Молодые учительницы из Светлогорска вытаскивают из темноты 130 незрячих

Герои

Как юный Паваротти. Фотоистория о жизни незрячего мальчика, покорившего «Минск-Арену» на ЧМ по хоккею

Герои

«Без нас сотни людей ни поесть, ни помыться не смогут». Истории пятерых женщин, о работе которых мы не знали

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано 25 632 из 20 000 рублей