Истории

Крылья Ангелов. Почему взрослые занятые люди бегают с детьми на инвалидных колясках

В сентябре 2015 года отец девочки с тяжелой инвалидностью Дмитрий Тимашков пробежал Минский полумарафон с коляской, в которой находилась его дочь Лиля. Эта отчаянная попытка одного отца вырваться из жесткой социальной изоляции породила феномен, наблюдать который сегодня можно в Лошицком парке Минска. Взрослые, занятые, порой сетующие на безумный ритм жизни люди съезжаются дважды в неделю в парк на тренировки. «Крылья Ангелов», которую создал Дмитрий Тимашков, — команда детей с тяжелой инвалидностью и любителей бега. В совместных тренировках принимают участие уже 11 детей-"Ангелов» и больше 30 бегунов-"Крыльев».

Сейчас «Крылья» готовятся к большому взлету — к Минскому полумарафону 2016. Журналист, мама ребенка с аутизмом Ирина Дергач узнала, что приводит в Лошицкий парк людей, далеких от проблемы инвалидности, и почему совместная победа сейчас для них важнее собственного результата.

Врач-стоматолог Владимир: «Моя профессия позволила получить желаемое и подумать о том, чего же на самом деле хочу, ради чего стоит жить»

Фото со страницы команды «Крылья Ангелов» в Facebook

Врач-стоматолог Владимир Слепченко, сам того не зная, стал первым из «Крыльев»: это он помогал Дмитрию толкать коляску с Лилькой на Минском полумарафоне-2015. Команды тогда не было даже в замыслах.

— Я не знал, что это Дима и Лиля. Сначала просто обогнал бегущего с коляской мужчину. Потом снизил темп — тот меня обошел и опять оказался перед глазами. Вижу, тяжело ему бежать. Думаю, вот подтолкну коляску, он переведет дыхание, ему легче будет. Потом на горке помог, на второй…

Мужчина, видимо, собрался с силами, убежал вперед. А я, наоборот, на последнем участке перешел на шаг, едва не сошел с дистанции, но заставил себя добежать до финиша.

Владимир шел на полумарафон за личным результатом. До тех пор бегал, но на серьезные дистанции не посягал. Увидел объявление о регистрации — подумал, хорошая возможность что-то себе доказать.

— Не знаю сам, что заставило махнуть рукой на личное время. Со мной бывает такое, словно кто-то толкает в спину: ты же можешь помочь! В последнее время часто бывает, потому что жизненные обстоятельства вынуждают пересмотреть ценности. Когда был помоложе, о ценностях не задумывался: сначала обустраивал быт, затем дети родились, надо было обеспечить достойное материальное положение семьи. Моя профессия позволила получить желаемое и подумать о том, чего же на самом деле хочу, ради чего стоит жить.

Приглашение стать участником спортивной команды из физически здоровых бегунов и детей с тяжелой инвалидностью показалось логичным продолжением этих поисков. Через некоторое время после полумарафона Дмитрий нашел Владимира через Facebook-сообщество по вот этой самой фотографии Евгения Ерчака, опубликованной на tut.by.

Дмитрий с Лилькой и Владимир на полумарафоне. Фото: Евгений Ерчак, tut.by

— Команда — мой первый опыт общения с семьями детей с инвалидностью. Сначала было тяжело видеть детей, которые самостоятельно не могут почти ничего. А потом я перестал воспринимать их состояние как болезнь. Я увидел, что дети-"Ангелы» не «страдают ДЦП», а живут, как и обычные дети. И что они не меньше ровесников нуждаются в самых разных эмоциях. Во время соревнований особенно заметно, как ярко воспринимает происходящее и как радуется победе каждый ребенок. Пообщавшись с родителями этих детей, я увидел, что и они не «горюют», а стараются жить активно и интересно, принимая особенности своих детей. И у них это получается. Благодаря участию в команде что-то меняется и во мне. Я переключаюсь, оставляя во вчерашнем дне свои личные проблемы. Каждый раз осознаю, что мое маленькое участие было полезно, и я могу своими действиями и поддержкой помочь другим. На самом деле вся наша суета по поводу быта и достатка — ерунда, важно прожить жизнь не зря.

Преподаватель вуза Николай: «Я знаю, что такое трудное детство, и каково быть ребенком в особых условиях».

Фото со страницы команды «Крылья Ангелов» в Facebook

Преподаватель Минского лингвистического университета Николай Федорович пришел в команду из проруби на Комсомольском озере. Именно там он познакомился с людьми, которые любили бег и пригласили его бегать с ними по выходным.

— Сама команда — коллектив замечательных людей, которые любят своих детей, и я счастлив с ними общаться. У меня к детям тоже особое отношение, связанное с тем, что я свое детство провел в интернате. Я знаю, что такое трудное детство, знаю, каково быть ребенком в особых условиях. И я человек советской формации, всю жизнь в коллективах. Чувство локтя, поддержка товарища для меня не пустые слова.

»Ангел» Николая — девочка Маргаритка. Она не говорит, но, похоже, разбирается в людях, и ей не надо объяснять, что такое доверие.

Фото со страницы команды «Крылья Ангелов» в Facebook

— Мы бежим, Маргоша крутит головкой, смотрит, кто ее толкает. Видит лицо незнакомого человека. Почему-то она меня сразу приняла, не плакала и не капризничала. Я ей протянул руку — ухватила за палец, подержала, посмотрела в глаза. Я это воспринял как добрый жест, желание установить контакт. После пробежек мы с ней любим походить по парку, погулять. Что хочет сказать такой ребенок, объяснить нельзя, можно только почувствовать сердцем.

Проблема инвалидности пугает людей: многие стараются сделать вид, что они этого не замечают. Я тоже сначала избегал этой темы. Но когда пообщался с детьми-"Ангелами», отторжение, страх и опасения ушли. Более того, с некоторыми детьми я уже сросся и породнился душой, несу за них внутреннюю моральную ответственность. Соскочить, оставить их на полпути было бы непозволительно.

Фото со страницы команды «Крылья Ангелов» в Facebook

Николай говорит, что до сих пор не может найти подходящие слова, чтобы рассказать, зачем он побежал с коляской и почему продолжает это делать.

— Я пытаюсь это себе объяснить, но все время сбиваюсь на какие-то клише: сделал добро — получишь добро и так далее. Это все так, но все равно — не так. И я пришел к выводу, что все настоящие чувства просто не могут иметь какого-то рационального начала. Это позывы, идущие от сердца.

Дети, участвуя в таких пробежках, получают колоссальный заряд эмоций и впечатлений, ведь вырваться из четырех стен в этот прекрасный большой мир для них — огромный позитивный стресс. Я тоже получаю бонусы: бег без коляски — это один вид бега, бег с коляской — совсем другое, движения с отягощением, это укрепляет мою физическую силу и выносливость.

Фото со страницы команды «Крылья Ангелов» в Facebook

Мне бы хотелось, чтобы другие люди видели нас с детьми как можно чаще, привыкали к нам, и, возможно, включались. Чтобы мы бегали составом не 30–40 человек, а 100–150, организовывали массовые пробеги с участием детей. Эти мысли уже вылились в намерения. Осенью, когда студенты соберутся на занятия, хочу создать — впервые в истории иностранного отделения переводческого факультета МГЛУ — группу любителей бега. Думаю, 5–7 человек я возьму на короткие дистанции уже в сентябре. Они пойдут за мной, я воспользуюсь своим авторитетом. Затем мы расширим состав и постепенно будем стыковать свои пробежки с воскресными тренировками «Крыльев Ангелов» в Лошице. Постараюсь привлечь иностранную аудиторию нашего университета к пробежкам с «Ангелами».

Психолог Иван: «Нам до их удивительного мира надо дорасти»

Фото со страницы команды «Крылья Ангелов» в Facebook

С психологом Иваном Камищенко мы встретились во дворе школы № 187. Иван шел на встречу с родителями учеников с аутизмом, я — забирала младшего сына. Мой сын с аутизмом, сам того не подозревая, и привел в команду бегуна со знанием психологии. Полгода назад Иван выставил лот в пользу нашего проекта на аукционе встреч «МаеСэнс». Я сделала ставку и выиграла консультацию за чаем.

Чай обернулся тренировкой с «Крыльями Ангелов», во время которой выяснилось, что Иван когда-то бегал с колясками.

— Я тогда учился в университете, координировал и участвовал в волонтерских проектах для студентов. Один из проектов касался детей с особенностями: мы усаживали их в коляски и выходили на прогулки, пробежки. Обмениваться эмоциями очень приятно, особенно если видишь определенные результаты этого взаимодействия. Дети оживают, просыпается их интерес к движению и общению… Это ведь ненормально, когда особенного ребенка стараются изолировать. Нормально — когда каждый может быть включенным в коммуникацию. Меня это общение тронуло. Хотелось найти какие-то способы помочь этим детям и их родителям, потому что семья — это единая система.

Благодаря детям из интернатов, Иван сменил первоначальную специализацию. Сегодня он обучает коммуникации родителей детей с аутизмом и помогает подросткам с зависимым поведением и их родителям, работая с семьями.

— Многие люди стараются чего-то не замечать. Жить, не замечая, намного спокойнее. Я понял, что этих детей нельзя называть обидным словом инвалиды. У них многому можно поучиться. Если не навешивать ярлыков, а попробовать поговорить на их языке — мы же за границей говорим на языке другой страны! — осознаешь, что в чем-то они понимают больше тебя. Они глубоко мыслят, имеют свой взгляд. Они очень развиты в своем удивительном мире, до которого нам, «обычным», еще нужно дорасти.

Иван не знает, кто кому в команде больше нужен: «Крылья» — детям в колясках, или маленькие «Ангелы» — взрослым любителям бега.

— Думаю, это взаимные отношения. Бегуну важно бежать не просто так, а во имя чего-то. Исследования показали, что чем ярче и полнее представляет человек желаемое действие, тем легче и точнее оно затем воспроизводится в реальности. А наши дети не только видят, но и переживают бег, включаясь в него каждой мышцей своего тела, испытывая целый спектр эмоций.

Отец троих детей Дмитрий: «Сейчас я словно вернулся в жизнь. Снова загорелись глаза, мне постоянно чего-то хочется, планы сами собой складываются и накапливаются»

В отличие от большинства «Крыльев», Дмитрий Казак — сам отец ребенка с тяжелой инвалидностью. На тренировки Дмитрий ездит из Ракова. Оттуда до минской улицы Калиновского, где проходят занятия, — около 45 км. Туда и обратно — это 90. И так у Дмитрия — дважды в неделю. Мотивация у Дмитрия одна:

— Делаю это не столько ради полуторачасовой тренировки, сколько ради общения — мне надо было ожить самому.

Арсений — средний из его троих детей — появился на свет преждевременно. Родители прошли все круги ада, в котором оказываются такие семьи: долгие месяцы между жизнью и смертью, гнетущие чувства несправедливости и вины, попытки получить от врачей хоть какую-то информацию вместо доброжелательных советов подумать о следующем ребенке. Дмитрий, как и все родители детей с инвалидностью уже успел прочувствовать: быть родителем тяжело больного ребенка — все равно что носить некую позорную отметину: прохожие оборачиваются или опускают глаза, и не знают, как отвечать на вопросы своих детей.

Арсению, как и другим детям- «Ангелам», очень нравится движение, активные игры, прогулки. Он даже научился ползать, играя в мяч, хотя врачи не верили, что ребенок сможет сам двигаться. Пока Сеня не владеет речью, но он всех понимает. Даже семью научил понимать придуманные им слова.

— Я всю жизнь занимаюсь различными видами спорта, люблю походы, сплавы, велопрогулки, — рассказывает его отец Дмитрий. — Ходил с Сеней в бассейн, мы катались на плоту, ездили на велосипедах. Пытался как-то ввести сына в общество, но все время ломал себя и злился на Сеньку — за то, что я пытаюсь жить с ним как все, а у нас не выходит.

В интернете увидел материал про человека, который пробежал Минский полумарафон с дочерью в коляске, про Дмитрия Тимашкова. Впечатлило, зауважал его за то, что не деньги на лечение собирает, а делает то, что я сам боюсь делать. Потом видео в интернете нашел, затем — информацию о том, что клюшка с президентским автографом выставлена на аукцион в пользу команды… Прочитал, что «Крылья Ангелов» тренируются в манеже на Калиновского. Буквально на следующий день я зарегистрировался на Facebook, нашел там Дмитрия Тимашкова и пришел на тренировку.

Фото со страницы команды «Крылья Ангелов» в Facebook
Фото со страницы команды «Крылья Ангелов» в Facebook

— Оказалось, мы нужны обществу. Это понимаешь, когда бежишь со своим ребенком, и люди смотрят на тебя не с сожалением, а с каким-то уважением. Наше участие в массовых забегах, публичные мероприятия — это праздник, к которому долго готовишься и от которого долго отходишь, но эти эмоции того стоят.

Девять из десяти мужчин, оказавшись в ситуации Дмитрия Казака, уходят: в лучшем случае в работу или увлечения, в худшем — из семьи.

— Я уходил и в работу, и в хобби, но совесть постоянно догоняла. А пришел в команду — Сенька стал мне другом, перестал раздражать. Когда это произошло, меня перестала мучить совесть. Это на самом деле очень здорово — жить в ладу со своей совестью. Сразу повышается самооценка, появляется уверенность. С женой отношения стали другими, более серьезными и глубокими. Старший сын Костя примеряет роль «Крыла»: наравне со взрослыми бежит «пятерку» в команде.

Раньше я жил с ощущением, что наблюдаю себя со стороны. Как будто кто-то живет за меня, а меня все это не трогает. Со стороны вижу семью, работу, часы тикают, листки календаря переворачиваются… А сейчас словно вернулся в жизнь: снова загорелись глаза, мне постоянно чего-то хочется, планы сами собой складываются и накапливаются.

Моя нынешняя цель — Минский полумарафон 2016, хочу его пробежать с Сеней. Последний раз я бегал 20 км на третьем курсе, мне было 19 лет. Сейчас Мне 36, но спортивная форма быстро наверстывается благодаря Сеньке.


Команда «Крылья Ангелов» — некоммерческое социально-благотворительное учреждение.

Вы можете помочь ее деятельности личным участием в качестве Крыла, волонтера или оказать благотворительную (спонсорскую) помощь.

Деньги можно отправлять на благотворительный счет 3135212175005 в ЗАО «Альфа-Банк», г. Минск, код 270. Или через ЕРИП (Система «Расчет» — Раздел «Пожертвования, благотворительность» — «Команда Крылья Ангелов»). Получатель платежа — учреждение «Команда «Крылья Ангелов», УНП691802664. Назначение платежа — на развитие учреждения.

Страница команды «Крылья Ангелов» в сети Facebook.
Страница команды «Крылья Ангелов» на платформе Talaka.by

Истории

The Guardian: Про экстремально худых детей правительство Беларуси знало еще с 90-х

Истории

Такого в тюрьмах еще не было. Как один актер изменил жизнь 70 осужденных женщин

Истории

Терпи, но бери белорусское. Как детям-инвалидам выписывают бесплатное, но бесполезное оборудование

Истории

Айтишница из Линово. Как живет и работает девушка, которую не может вылечить ни один врач

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 36 909 из 42 536 рублей
Истории

«Мы тут все уже на грани». Как в Минске спасают людей с психическими заболеваниями

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 8445 из 39 468 рублей
Истории

БОМЖИзнь. Истории бездомных белорусов, живущих на свалке и в столице

Истории

«Государство всё время наказывает». Как сироте Богдану запретили тратить деньги

Помогаем проекту Детская агроусадьба «Отрада»
Собрано 4573 из 4500 рублей
Истории

Последнее интервью. Как жил и умирал онкологически больной человек, который в старости остался один

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано 25 632 из 20 000 рублей
Истории

Уйти с завода. Как в Беларуси глухие люди ищут работу

Помогаем проекту Работа для глухих Myfreedom. Connect
Собрано 10 225 из 22 422 рубля
Истории

Еще больше «ИМЕН»! Как читатели влияют на изменения в Беларуси

Помогаем проекту «Имена»
Собрано 131 000 из 174 000 рублей