Герои

«Без нас сотни людей ни поесть, ни помыться не смогут». Истории пятерых женщин, о работе которых мы не знали

Собрано 25 632 из 20 000 рублей

Журналист Полина Шандрак записала истории пяти женщин разных профессий, которые работают в Минске и делают самую тяжелую, но для многих невидимую работу. Они бесплатно и регулярно ухаживают за тяжелобольными людьми, с которыми рядом нет близких и у которых нет возможности оплачивать частных сиделок. Каждая из этих женщин прошла в жизни непростые испытания, а сегодня они помогают достойно проходить испытания другим — тем, кто самостоятельно не справится.

Существует миф о том, что если в стране есть социальные работники, значит, у любого человека, которому нужна помощь, всегда есть поддержка. Но это не так. Есть категория людей, с которыми по разным причинам рядом нет близких и при этом они не попали в интернат. Это люди, часто неспособные не только ходить, но даже самостоятельно питаться, остаются дома в одиночестве. Такие больные есть сегодня на каждой улице, практически в каждом доме. Но помощи им ждать практически неоткуда. Им выделяются социальные работники, но те не в силах обеспечить помощь всем. Да и та, которая оказывается, в основном сводится только к покупке продуктов и уборке квартиры. Какой выход может быть у людей, которые остались одни и нуждаются в помощи, не имея денег на оплату услуг частных сиделок? Таким людям нужен патронаж, то есть уход регулярный, но в Беларуси на государственном уровне такой службы нет. Функцию патронажных работников выполняют либо частные сиделки (но они не по карману большинству инвалидов), либо добровольцы. Такие сегодня есть — в патронажной службе, которая организуют этот уход. Он стоит денег. И чтобы служба могла взять на уход больше малоимущих, им самим сегодня нужна наша помощь.

Ирина, 59 лет, инженер, волонтер патронажной службы

Пришла помогать людям два года назад, когда служба только начинала свою деятельность. По образованию инженер, но им никогда не работала, потому что приходилось ухаживать за близкими родственниками.

Фото: Виктория Герасимова, Имена

-Первой моей подопечной было 90 лет. У бабушки был тяжелый и запущенный случай. У женщины были трофические язвы в разных частях тела и недержание мочи. Я была единственным человеком, который ухаживал за ней. Необходимо было соблюдать тщательный санитарно-гигиенический уход, а также обрабатывать все ее раны. Всем этим занималась только я.

По специальности я инженер, но работать инженером не могла — смотрела своих детей. У меня их двое: девочка и мальчик. Дочь долго болела: одно заболевание переходило в другое, потом были осложнения. Пришлось пережить весь этот ужас. Я пришла в патронажную службу два года назад, когда служба только начинала свою деятельность. Моя знакомая, зная мою жизненную историю, зная, какой опыт я получила, ухаживая за папой, бабушкой, детьми, записала меня сюда. Вот так я здесь и оказалась.

Игорь Цурилов живет один на проспекте Независимости. У него врожденный церебральный паралич (ДЦП). Нужна помощь в реабилитации и уходе, приготовлении еды. Уже восемь лет живет один в квартире на проспекте Независимости. За ним ухаживают сотрудники патронажной службы. Фото: Александр Васюкович, Имена

Сразу поступила заявка о тяжело больной бабушке. Я взялась. Люди, за которыми мы ухаживаем, — это не только люди старые. Была у меня и молодая подопечная, которая болела онкологией.

Однажды одна женщина умерла фактически у нас на руках. Мужу и сыну-алкоголику не было до нее дела.

Руководитель службы Анна Ковалевская: В Беларуси для людей, которые не могут сами за собой ухаживать, предусмотрены интернаты. Но на качество ухода очень многие жалуются: в госучреждениях не всегда удается оказать внимание каждому. И если такие люди остаются дома, то уход им нужен постоянный. Они либо платят сами со своей небольшой пенсии, либо их родственники, если такие есть. У многих подопечных патронажной службы нет близких либо они далеко.

Раиса, 58 лет, художник-прикладник, художник-оформитель, сейчас на пенсии

15 лет работала в цирке. В патронажной службе уже два года. Сейчас Раиса ухаживает за тяжелобольным пенсионером Константином Васильевичем.

Фото: Виктория Герасимова, Имена

У меня история очень простая. Работала раньше в цирке, а после выхода на пенсию решила начать помогать людям. Начала с ухода за пожилой женщиной, у которой была болезнь Паркинсона. За женщиной ухаживала ее дочь, но это сложная болезнь, и нужен был человек, который бы помогал с уходом. Поэтому дочь обратилась в патронажную службу.

Сегодня ухаживаю за пенсионером Константином Васильевичем, который тоже один.

Константину Васильевичу Фомиченко 92 года. Он живет в Минске на проспекте Независимости, возле Академии наук. С тяжелейшим онкологическим заболеваниям его выписали домой. Близких у него нет. Каждый день к нему приходят сестры патронажной службы, которые оказывают помощь пенсионеру. О его бедственном положении узнал сосед и обратился в патронажную службу. Эту историю «Имена» расскажут подробней. Фото: Егор Бабий, Имена

Вера, 59 лет, сотрудница службы, на пенсии, по образованию — педагог начальных классов

В патронажную службу пришла помогать случайно: перепутала дорогу. Но осталась.

Фото: Виктория Герасимова, Имена

— В патронажную службу попала случайно. Мне нужно было на 68 троллейбус, а я села на 68 автобус. Вышла в Новинках, смотрю — купола. Мне очень понравилось это место.

Опыт ухода за тяжелыми людьми у меня был с детства: я ухаживала за младшими, так как нас было девять детей в семье. С шести лет пришлось заниматься и стиркой, и уборкой. А потом я ухаживала семь лет за мамой. У нее был перелом шейки бедра.

Когда я пришла в патронажную службу, сразу же поступила заявка на уход за бабушкой. Интересным было то, что дорога от моего и до ее дома занимала всего лишь 10 минут. Анна Иосифовна была хирургической медсестрой. Прошла всю войну. После войны возглавляла хирургическое отделение в Осиповичах. Ей было 94 года. Жила она одна, полностью сама себя обслуживала. Ее навещали близкие, привозили продукты. Но уход ей требовался постоянный.

Я приходила к ней каждый день, кроме воскресенья. Я приходила к ней шесть дней в неделю к девяти утра и уходила в шесть вечера. Иногда оставалась и подольше.

Каждое утро у нас начиналось с гигиены. Потом я занималась уборкой квартиры. Например, если на постели небольшое пятнышко, то это всё необходимо было сразу же поменять. За три месяца поста мы очень подружились с Анной Иосифовной. Я пишу о каждой своей подопечной. Когда-нибудь, возможно, выйдет книга с моими записями.

Денису Неверко 34 года. И он тоже — подпечиный патронажной службы. Денис живет в столичном микрорайоне Малиновка. Раньше был активным парнем с большими планами на жизнь. Его парализовало после того, как он неудачно нырнул летом на речке. За Денисом ухаживают родственники. Сотрудники патронажной службы им помогают. В первую очередь, Денису, по его словам, важно то, что они приходят к нему беседовать и говорить о жизни. Фото: Ольга Шукайло, Имена

Жанна, 42 года, бывшая шансонье, сейчас — сотрудница патронажной службы

Выросла в семье верующих. О том, что в прошлом была певицей русского шансона, рассказывать не любит, — стыдится. Первый опыт ухаживания за тяжелобольными получила после того, как заболела ее мама, а потом онкологией — тетя. В патронажной службе работает четыре месяца.

Фото: Виктория Герасимова, Имена

— Жизнь до монастыря у меня была неплохая, но с годами я уже стыжусь об этом говорить. Раньше я была певица русского шансона. Начиналось все со двора, потом выступления в ресторанах.

Выросла я в семье верующих. Постоянно видела мамино отношение к своим родителям, к другим людям. У нее всегда было желание помочь. Всегда спрашивала у мамы: «Ты куда?» Мне просто хотелось пойти с ней. К одной бабушке придем, к другой. У меня эти картинки с трех лет. Помню, как мы заходили в магазин. Мама покупала много продуктов, а я всё время не понимала, почему она покупает так много продуктов, но не приносит их домой. Мы приходили к бабушкам, и я видела, что делает моя мама: она приносила продукты, мыла пол, ухаживала за ними.

Если раньше она только лежала, то сейчас может сама дойти до кресла.

За четыре месяца в патронажной службе у меня было двое подопечных. Это полностью лежачие люди, которые не могут себя обслужить. С июля месяца я назначена ухаживать за 85- летней бабушкой. У нее — левосторонний инсульт. В обязанности входит санитарная гигиена, бытовая и духовная помощь, массаж, а также обязательные упражнения, которые прописал реаниматолог. Я нахожусь с ней каждый день с 9 утра до 5 вечера. За три месяца ухода вижу, что бабушка идет на поправку: если раньше она только лежала, то сейчас может сама дойти до кресла.

Снежана, 39 лет, сотрудница патронажной службы

Воспитывалась в доме-интернате в городе Пинске. Работала поваром, санитаркой. Уже 15 лет — постоянный сотрудник Свято-Елисаветинского монастыря. Снежана перенесла два тяжелых заболевания: пневмонию и рак второй степени, поэтому как никто другой знает, что такое болезнь и как с ней бороться.

Фото: Виктория Герасимова, Имена

— Я сирота. Мне 39 лет, 18 октября будет 40. Где я родилась — не знаю. Воспитывалась в доме-интернате в городе Пинске. Позже меня отправили в Россию в международную школу-интернат, поэтому на белорусском языке я не разговариваю.

В детстве, когда меня спрашивали, кем я хочу стать, отвечала: хочу ухаживать за больными и брошенными людьми. Так и получилось. С 17 лет я начала работать. Сначала поваром, потом санитаркой в доме-интернате в городе Чаусы Могилевской области. Устроилась туда совершенно случайно. Я знала, что там предоставляют молодым сотрудникам общежитие — решила поехать. Пришла туда, вижу, стоит какой-то дед и лущит фасоль. Поинтересовалась у него, как можно на работу устроиться. Он спросил: «Что ты хочешь?» Я ему сказала, что мне есть нечего: «Деньги не нужны, мне бы только кушать». И он меня взял. Именно там я поняла, что очень сильная. Например, старички, когда между собой дерутся, за кусок хлеба или бычок, их ведь разнять надо, кого-то на кровати повернуть нужно, кому-то помочь подняться — все это физически для меня было легко.

Снежана пережила опасную пневмонию и рак второй степени, поэтому как никто другой знает, что такое болезнь и как с ней бороться Фото: Виктория Герасимова, Имена

В самом монастыре я работаю уже три года. Кем я только тут не была: и оптовиком, и маляром-штукатуром, и за больными людьми ухаживала. Потом только пришла в патронажную службу. Самое главное в моей работе — это санитарно-гигиенический уход. Кому-то необходима профилактика пролежней, кому-то массаж надо сделать, раны обработать. На первом месте всегда должна быть гигиена. Ну и, конечно же, хозяйственная помощь, беседа.

В действительности никто даже толком не знает, где прямо сейчас, может быть, заживо сгнивает какой-то человек.

У меня была подопечная, которую звали Нонна Семеновна. Она была больна раком. Я понимала, что женщина скоро умрет. И она была одинока. Одно время я работала в реанимации, и после работы в реанимации появился опыт в таких вещах: ты видишь, сколько человеку осталось жить.

Юра Кашин (справа) — один из подопечных патронажной службы, который умер несколько месяцев назад. Мужчина стал «заложником своего тела» после укуса клеща в 1979-м году. Тело Юры парализовало, в таком состоянии он жил более 30-ти лет. Еще год назад за ним ухаживал лишь старенький отец, но прошлой зимой он умер, и Юра остался один. Кроме патронажной службы, регулярного ухода ему никто не оказывал. Сотрудники патронажной службы были рядом: мыли, кормили, читали ему книгу, вывозили на прогулки. Организацией похорон занималась также служба. Мужчина слева — Виктор, брат милосердия службы. Таких добровольцев, как Юра, в службе очень не хватает. Фото: Александр Васюкович, Имена

Еще была замечательная бабушка Анастасия. В советское время она занимала высокую должность: ходила все время с проверками на мясокомбинат, хладокомбинат. В 78 лет бабушка сломала коленку. Год она сидела одна в квартире в Минске с переломом. Все ее родственники жили в Воронеже, поэтому смотреть за ней было некому. На дом к ней мы не ходили, но она согласилась переехать к нам в монастырь, и ухаживали мы за ней регулярно. Ей иначе было нельзя. Бабушка Анастасия уже была на инвалидной коляске. Помню, как очень часто ее катала с ветерком (смеется). Я ей всегда говорила: «Бабушка, мы с тобой встанем и пойдем». Я люблю, когда меня благодарят, когда мне говорят: «Спасибо тебе, сестра». Для меня важно знать, что я нужна.

А часто бывает, что даже при живых родственниках люди умирают в своих квартирах, потому что оказываются никому не нужны.

Как вы можете помочь

Патронажная служба при Свято-Елисаветинском монастыре существует только два года. Сегодня здесь работают 17 патронажных братьев и сестер, а также волонтеры, которые в свое свободное время приходят ухаживать за людьми. Сейчас на уходе у службы — около 50 человек.

Служба существует только на пожертвования. Журнал «Имена» совместно с платформой Talaka.by собирают средства на реализацию проекта «Патронажная помощь: Шаг навстречу» — нужно собрать 20 тысяч рублей. Уже собрано почти 8 тысяч. Эти деньги нужны для того, чтобы служба имела возможность помочь большему количеству тяжелобольных малообеспеченных людей, оказать бесплатные консультации на дому медицинскими специалистами, обучить родственников попавших в беду людей правильному уходу за ними. В эту сумму также входят транспортные расходы сестер милосердия и оплата работы координатора проекта.

Помочь проекту вы можете и просто став волонтером службы. Или сестрой/братом милосердия.

Если вы щелкнете на кнопку «Помочь» в статье, то сможете не только перевести пожертвование, но и связаться с руководителем службы Анной Ковалевской, чтобы предложить свою нематериальную помощь.

Герои

Циля и Маша. Как живут девочки, «расстрелянные» 76 лет назад

Герои

Молодые учительницы из Светлогорска вытаскивают из темноты 130 незрячих

Герои

Как юный Паваротти. Фотоистория о жизни незрячего мальчика, покорившего «Минск-Арену» на ЧМ по хоккею

Герои

Особенная Ира. Как девочка без будущего доказала белорусским врачам, что будущее у нее есть

Герои

Семь минчан-инвалидов доказали, что работу можно найти даже в кризис

Герои

«Рискую остаться без работы». Как бывший пациент психиатрической больницы стал соцработником

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 7660 из 29 300 рублей
Герои

Большой маленький Володя. Рожденный в ГУЛАГе минчанин 10 лет склеивает память о репрессированных родителях

Герои

Доктора, прокуроры и Саша Герасименя! Около полутысячи человек уже посетили выставку «Имен»

Помогаем проекту Журнал «Имена»
Собрано 76 325 из 174 000 рублей
Герои

Право на школу. Родители Ромы и Насти из Бобруйска добились, чтобы их дети с аутизмом могли учиться

Герои

«Нас — не уважают». Глухой фотограф из Минска рассказал, как жить в стране, где тебя не хотят слышать