Герои

Это пенсия, детка! Как минчане за 60 садятся на шпагат и прыгают с парашютом

Тамара Делендик из Минска впервые в жизни села на шпагат в 65. Зоя Семенова на пенсии увлеклась индийскими танцами, а теперь преподает их для пожилых людей, раскрывая в своих ученицах женственность. Евгению Стефановичу — 70. Неделю назад он совершил свой 3 321-й прыжок с парашютом и с нетерпением ждет следующего. 64-летняя Тамара Баранчук всё лето дважды в неделю проводила бесплатные занятия йогой в Лошицком парке в столице, а осенью вернется к волонтерской работе в двух социальных центрах. «Таких как мы — много. Просто о пенсионерах в нашей стране не думают, как об активных людях», — говорят наши герои.

Недавно «Имена» рассказали о бабушке из Пружан, которая в 89 лет летает на тарзанке и ведет занятия по гимнастике. «В Минске пенсионеры тоже ого-го!» — отозвались наши читатели и пригласили посмотреть на свои забавы. Мы не только посмотрели, но и сняли видео.  

Зоя: «В нашей стране большая редкость, чтобы в немолодой женщине окружение видело женщину, а не бабушку»

— Глазки, глазки. А теперь руки гладят потолок. И дождик ловим. Плавненько, — учит 66-летняя Зоя Семенова премудростям индийского танца своих учеников.

Когда-то она водила хороводы с детьми, работала воспитателем в детском саду. А сейчас ее самой младшей ученице — 60, самому старшему — 70. Про улыбки напоминать не надо — лица танцующих и без того сияют от счастья. Неслучайно у их клуба при центре социального обслуживания населения Фрунзенского района Минска название «Позитив».

Посмотрите, как заводные бабушки и дедушка для разминки станцевали три индийских танца. Зажигали невероятно, а дыхание ни у кого даже не сбилось.

— Когда настроение хорошее и энергии много, тело забывает про возраст. А вообще, с тех пор как сюда хожу, старение остановилось. Представляете, даже в транспорте место перестали уступать, зато мужчины улыбаются, дверь передо мной открывают, раскланиваются, — смеется 61-летняя Людмила.

— Этого я и добиваюсь, — включается в разговор руководитель клуба Зоя Ароновна, — а здоровье можно и на ЛФК получить. Моя цель в другом — разбудить женственность. Чтобы наконец женщины почувствовали себя женщинами, а не ломовыми лошадками. Ведь как у нас? Девчонки еще есть сияющие, а потом — кухня, работа, руки сумками заняты. И тухнут глаза.

Участники клуба «Позитив» уже разучили шесть индийских танцев, а осенью приступят к освоению еще нескольких. Занятия, помимо танцевальной программы, включают в себя упражнения для лица, медитацию, элементы йоги. Костюмы для выступлений шьют сами. В клубе есть один мужчина — Валерий. Ему 70. На пенсию он вышел шесть лет назад и начал страдать: скучал, ел, выпивал. Через год случайно встретил знакомую в парке, которая силком притащила его на занятия к Зое Ароновне. Теперь помимо индийских танцев он танцует народые и бальные, даже пробовал арабские, занимается пять дней в неделю, очень много выступает. «Это всё мне дала учительница первая моя — Зоя Ароновна. Здесь я получил такой заряд позитива и энергии, что смог пойти дальше, изменить жизнь и стать счастливым. Я ведь с юности мечтал танцами заниматься. Даже не думал, что мечту свою исполню ближе к 70-ти годам». Фото: Сергей Силивончик, Имена

Сама Зоя танцует с 50 лет. Прежде понемножку занималась ритмикой, ушу, любила ходить на концерты в филармонию, обожала свою работу и семью. Говорит, что всегда была счастлива. Но в 50 лет после смерти мамы впала в депрессию. Дочка позвала ее в клуб индийского танца, в котором танцевала сама. Через несколько месяцев Зоя Ароновна уже выступала на концертах, а через пять лет и сама стала руководителем танцевального клуба в центре социального обслуживания Фрунзенского района.

Зоя Ароновна не просто учит танцевать, а стремится изменить внутреннее состояние воспитанниц, подход к жизни: разжечь в них чувство счастья, ощущение собственной красоты и исключительности. Фото: Сергей Силивончик, Имена

Четыре года назад у Зои Ароновны начались проблемы с тазобедренными суставами. Через год невыносимая боль сопровождала ее каждую секунду: больно было стоять, сидеть и двигаться. Выступать на сцене она перестала, но преподавание не бросила: ни разу — даже в сильнейший снегопад, когда надо было пробираться сквозь высокие сугробы — занятия не отменяла и, хоть и почерневшая от боли, приходила.

— Девчонки же ждали. Я была им нужна. Наши занятия были для них отдушиной, я это видела. Я видела, как постепенно загораются их глаза, как женщины начинают расцветать. И я не могла их оставить на полпути, — говорит она.

В юности Зоя Ароновна превосходно рисовала, а внешность идеально вписывалась в параметры модели. Ей и пророчили карьеру модели или модельера, но она выбрала для себя профессию воспитателя в детском саду. Детей обожала: постоянно выискивала для них новые методики развития, пособия для которых закупали за границей, а на прогулку никогда не выводила строем («они же не солдаты»). До сих пор (!) ее уже немолодые воспитанники радостно приветствуют свою воспитательницу при случайной встрече — так они ее любили. «У вас в группе дети — самые счастливые», — говорили ей окружающие. Теперь она делает счастливыми пенсионеров. «Люблю я делать людей счастливыми, — улыбается героиня. — Поэтому и клуб назвала «Позитив». Фото: Сергей Силивончик, Имена

Теперь оба сустава у Зои искусственные. Но они не мешают ставить новые танцы, шить новые костюмы, ходить по театрам, интересоваться культурной жизнью города и путешествовать по миру: она побывала на Кубе, в Индии, на Гоа, в Европе. Не помешал этому и рак: в начале весны Зое Ароновне удалили опухоль.

Наша героиня с горечью отмечает, что в нашей стране большая редкость, чтобы в немолодой женщине окружение видело женщину, а не бабушку. И удивляется, почему только во время путешествия по Европе она слышала комплименты и ловила на себе восхищенные взгляды.

— Но всё поправимо. Я всегда хотела организовать женский клуб, чтобы у женщин была отдушина, чтобы в любом возрасте женщины чувствовали себя женщинами. А со временем и общество изменит угол зрения на пожилых женщин, — уверена Зоя Ароновна.

Евгений: «3 321 прыжок — в 70 лет. И всё мало».

— Копаемся с женой в огороде, и тут слышу — загудел самолет. Наши прыгают! И всё. Какой огород?! Хочу туда, к ним, прыжок выполнить. В тот день не прыгнул, сегодня наверстаю, — улыбается Евгений Петрович.

Евгений Стефанович в детстве мечтал стать летчиком. В 17 лет пришел в аэроклуб, чтобы записаться на кружок, но опоздал — набор завершили. Зато остались места в парашютное звено. 28 лет Евгений отслужил в десантных войсках, стал инструктором парашютной подготовки, выполнил нормативы мастера спорта, прыгал сам, учил прыгать солдат, возглавлял парашютную мастерскую. «Даже не представляю, чем бы я занимался, если бы не прыгал». Фото: Сергей Силивончик, Имена

Он не скрывает радостного возбуждения перед прыжком: всматривается в небо, с нетерпением поглядывает на самолет, обсуждает с молодыми «прыгунами» новые модели парашютов, вспоминает старые. А вспомнить есть что. Впервые он прыгнул 52 года назад — здесь же, на Боровой. Говорит, что самое сложное было — побороть свой инстинкт самосохранения и шагнуть в небо. Он шагнул.

— Поток воздуха ударил, что-то мелькнуло, я ничего не понял. Парашют раскрылся. И пришло состояние эйфории. Будто что-то сложное осталось позади. Будто сделал что-то хорошее. И каждый следующий прыжок я чувствовал то же самое, — говорит Евгений.

Четыре раза парашют Евгения Петровича не раскрывался, спасал запасной. Причину одного такого происшествия он до сих пор не прояснил: видимо, просто не повезло. Но о том, чтобы оставить прыжки и мысли не было. Более того, он заразил своей любовью к парашютам всю семью. Его жена 15 раз прыгнула с парашютом, пока не призналась, что ужасно этого боится. Старший сын Евгения Петровича Юрий (на фото слева) свой первый прыжок выполнил в 14 лет, стал инструктором в Минском аэроклубе, сейчас у него более 4800 прыжков. Даже внучка и внук Евгения Петровича благодаря папе выполнили свои первые прыжки на парашюте-тандеме. Фото: Лариса Малахова, Имена

Сегодня Евгений Петрович работает охранником, ведет размеренную жизнь, но при первой возможности рвется в небо. Каждый год в день ВДВ участвует в показательных выступлениях, говорит, что без прыжка в этот день праздника не будет. И еще два-три раза в год — когда становится совсем невмоготу — прыгает в аэроклубе. Чаще себе это не может позволить: удовольствие не из дешевых.

Старший сын Евгения Петровича Юрий помогал снимать на камеру своего отца в воздухе на высоте 2000 метров. Нашему оператору прыгать не разрешили. 

О парашютах, их устройстве и правилах управления Евгений Петрович готов говорить часами. Убежден, что прыгнуть с парашютом может каждый: в любом возрасте, с любым уровнем физической подготовки. Только для этого нужно особое внутреннее состояние: человек либо рожден для этого, либо нет.

70-летний мужчина поддерживает не только моральный дух, но и физическую форму: почти каждый день пробегает 1-3 км, занимается на турниках, делает зарядку. Не потому, что так надо. А потому, что не может иначе — привычка. До старших классов школы он был самым мелким и слабым в классе: стоял последним в шеренге и еле-еле сдавал нормативы. Физрук однажды пошутил, что на лопатки парня уложит даже девчонка. И одноклассница-баскетболистка за считанные секунды подтвердила слова учителя. Все ребята в классе тогда ополчились против него, а Евгения эта ситуация так задела, что он занимался всё лето, и осенью с легкостью сдал все нормативы, и даже в армии был одним из лучших. Фото: Лариса Малахова, Имена

 — Я хорошо выгляжу не потому, что занимаюсь и продолжаю работать, а потому что оптимист и отношусь к людям по-доброму. А старость начинается тогда, когда человек для себя решает, что она пришла. Я для себя так не решил, — сказал Евгений и ушел в самолет, прыгать с парашютом с высоты 2000 метров.

Тамара: «Пришла пенсия, и понесло бабку»

Тамаре Делендик 67, и она складывается пополам и садиться на шпагат с такой легкостью, будто с детских лет только этим и занимается. На самом деле впервые на шпагат она села два года назад.

Ее детство и юность прошли за учебой, взрослая жизнь — в семейных заботах и работе: работала техником связи, воспитывали с мужем двоих детей. А потом пришла пенсия.

— И понесло бабку, — смеется Тамара Григорьевна.

Сидеть дома  она не хотела. Стала искать себе занятие, узнала, что в центре социального обслуживания есть разные кружки и выбрала для себя индийские танцы. Те самые, которые ведет Зоя Ароновна (об этом совпадении мы узнали уже во время интервью). Через год занятий в «Позитиве» перешла в другой танцевальный ансамбль, потом в третий.

Еще до пенсии у Тамары Григорьевны была травма позвоночника, и теперь у нее остеохондроз четвертой степени. Вместо того, чтобы ходить по врачам, Тамара решила семь лет назад заняться йогой. Занимается четыре раза в неделю, говорит, не может без нее уже жить. Сама не заметила, как от простейших асан перешла к более сложным, а два года назад преподаватель показал, как садиться на шпагат. Она попробовала — и села. Фото: Лариса Малахова, Имена

Тамара серьезно заинтересовалась индийской культурой, и когда руководитель ансамбля предложила поехать в Индию — не раздумывала ни минуты. Тамаре Григорьевне на тот момент был 61 год, а в 60 у нашей героини случился гипертонический криз, после которого постоянно прыгало давление, кардиограмма всегда заставляла желать лучшего.

У Тамары Григорьевны очень плотный график: четыре раза в неделю йога, два раза в неделю она учит видеомонтажу пенсионеров в Университете третьего возраста, дважды в неделю учится ему сама там же. А еще семья, дача, внуки. Из-за такой нагрузки год назад пришлось уйти с индийских танцев, которыми она занималась 11 лет. Фото: Лариса Малахова, Имена

Врач был категорически против поездки, но Тамара Григорьевна решила рискнуть, на всякий случай сократила количество дней пребывания — с 30 до 15. По приезду женщина пришла в поликлинику — сдаваться. Впервые за очень долгое время у нее были идеальные анализы и хорошая кардиограмма. Врач не поверила. Сказала: это не ваши анализы, не ваша кардиограмма. Ушла перепроверять. И вернулась со словами «Ошибки нет. Значит, это вообще не вы».

— А это благодаря позитиву. Мы с девчонками каждый день там хохотали до икоты. Мне внук сказал — оторвись, бабушка, в Индии на всю катушку. И я оторвалась! — смеется Тамара.

«В любом возрасте человек может научиться чему угодно и как угодно хорошо. Конечно, в детстве это было намного проще, но если упорно идти к цели, то всё получится», — говорит Тамара. Фото: Лариса Малахова, Имена

Про поездку в Индию Тамара Григорьевна сняла видеоролик. Вообще, видеороликов у нее масса: про все поры года, про дачу, про любимого кота, про социальный центр Фрунзенского района, а на праздники родные и друзья уже привыкли к видеоподарками. Видеомонтажом она стала заниматься почти в 60. Сначала самостоятельно освоила программу Moovi Maker, а теперь сама ведет курс по видеомонтажу для начинающих в Университете третьего возраста (это социально-образовательный проект для пожилых жителей Минска, где они могут изучать языки, осваивать новые технологии и профессии). И сама продолжает обучение у другого преподавателя на курсе «для продвинутых».

За последний год Тамара сделала более 50 видеороликов. Теперь уже в программе ProProfessional под руководством преподавателя, а свои первые шаги в видеомонтаже делала самостоятельно. С одним роликом даже съездила на конкурс в Санкт-Петербург (об этой поездке у нее тоже есть видеоролик). Место не заняла, зато поняла, к чему надо стремиться. Это по ее просьбе в Университете третьего возраста открыли курс для продвинутых. Теперь команда из шести пожилых людей снимает ролики и ведет свой канал на Youtube. Фото: Лариса Малахова, Имена

Попутно, чтобы ролики получались качественнее, осовоила фотошоп и программу Adobe Premiere . Техники для этого увлечения у нее хватает: два ноутбука, стационарный компьютер, видеокамера, планшет. Файлы хранит не на компьютере, а на яндекс-диске, а результаты своего труда периодически постит в социальных сетях: она активна во всех.

Вот такой клип получился у Тамары Делендик на гимн студентов Университета третьего возраста.

— Когда я пошла на пенсию, всё изменилось, — говорит Тамара. — Вообще всё. Начиная с меня самой и заканчивая всем моим окружением. Я очень довольна своей жизнью, своей деятельностью, своим окружением. Очень интересно жить, когда тебе за 60!

Тамара: «В 64 года здоровее, чем в 25. И других этому бесплатно учу»

По первому образованию Тамара Баранчук из Минска — учитель музыки, до 30-ти лет учила детей в музыкальной школе играть на домре, фортепиано и цимбалах. В 30 решила всё поменять — получила второе образование, психологическое, и до выхода на пенсию преподавала педагогику и психологию в Минском институте управления. А сегодня эта стройная эффектная женщина — учитель йоги в международной организации «Искусство жизни». Йогой Тамара занимается полжизни — с 32-х лет. Говорит, что увлеклась ею по двум причинам: просила душа, требовало тело. Еще в школе Тамаре было интересно это направление, она выискивала книжки с упражнениями, по крупицам собирала знания. А потом стала много болеть, занялась йогой всерьез и незаметно для себя стала учителем, хотя занималась всегда в первую очередь для себя. 

Профессионалов ее уровня в нашей стране не так уж и много, и за свои занятия Тамара могла бы получать немалые деньги. Но она работает волонтером в двух центрах социального обслуживания в Минске — в Октябрьском и Ленинском районах, а дважды в неделю проводит занятия по йоге в Лошицком парке — тоже бесплатно.

После ухода на пенсию на короткое время Тамара вошла в то состояние, в котором годами живут многие пожилые люди: стало казаться, что она никому не нужна, что и ей никуда и ничего не надо. Усилием воли вытянула себя из этого состояния. И решила сама предложить свои услуги другим. Долго ждать не пришлось: в центре социального обслуживания Октябрьского района, где она занималась лоскутным шитьем, не хватало спортивных кружков. Через пару недель у нее было маленькое помещение для занятий йогой и пять учеников, а через год — огромный зал и 50 учеников.

— Волонтерские занятия я люблю больше. Когда нет денежно-товарных энергий, результат куда лучше. Я получаю от этих встреч огромное вдохновение, невероятный прилив сил. А мои ученики более расслаблены, спокойны, и всё у них лучше получается, — говорит Тамара.

Про йогу Тамара говорит с восторгом. Вообще, восторгается она многим: тому, какое изобилие новых возможностей в современном мире; тому, как красив Лошицкий парк, тому, какие чудеса можно создать своими руками. И всё это — не пустые восторги. Из яблок, выросших в Лошицком парке, Тамара варит компоты. Последние полгода увлеклась вязанием крючком и уже обновила свой гардероб. Фото: Сергей Силивончик, Имена

Теперь — в 64 — она чувствует себя намного лучше, чем когда-то в 25.

— А это очень хорошо, когда в таком возрасте у тебя хорошо работает мозг, хорошо работает тело, ты — как хороший автомобиль, на котором можешь опять отправиться в далекое путешествие, — улыбается Тамара.

Работу с пенсионерами Тамара Григорьевна выбрала осознанно. Не понаслышке знает, как сильно им нужна поддержка, ощущение своей важности и ценности для других. Фото: Сергей Силивончик, Имена

Тамара — вегетарианка. Много лет назад она полностью отказалась от алкоголя. Обходится без чая и кофе. Говорит, для поднятия уровня энергии у нее есть более эффективные приемы: медитации, дыхательные упражнения, работа с пальцами рук.

На занятиях Тамара не стремится научить своих подопечных акробатическим номерам, а наполняет их гармонией и покоем. Потому что от внутреннего состояния пожилых людей, считает она, зависит будущее всего общества.

На первое занятия в Лошицкий парк пришел один человек. Теперь их 30. Тамара уверена, что лучшего места, чем парк, для занятий йогой просто нет. А кроме того, это отличный пример для молодежи. «Чтобы они понимали, что в парках можно не только шашлыки есть, но и проводить время с пользой для здоровья». Фото: Сергей Силивончик, Имена

— Дети находятся в невежестве. Их надо учить. Молодежь находится в страсти. Им надо бегом, вперед, скорее, побольше и лучше — вчера. Они, набрав скорость, могут лететь, как табун лошадей к пропасти. И именно пожилые люди могут направить и одну, и вторую группу в нужное русло. Только они, — говорит Тамара. — И если у нас люди пожилого возраста будут красивыми, стройными, подтянутыми и улыбающимися, то молодежь решит для себя, что хочет дожить до таких лет, и будет брать с нас пример.

«Имена» работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен». Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Герои

Рано повзрослели. Как Оля в пять лет стала сиделкой, а Влад в 15 — учителем

Герои

Найдите моему ребенку маму лучше, чем я. Бывший психолог Центра усыновления о том, как белорусы не готовы усыновлять детей

Помогаем проекту Родные люди
Собрано 1800 из 46 662 рубля
Герои

Циля и Маша. Как живут девочки, «расстрелянные» 76 лет назад

Герои

Молодые учительницы из Светлогорска вытаскивают из темноты 130 незрячих

Герои

Как юный Паваротти. Фотоистория о жизни незрячего мальчика, покорившего «Минск-Арену» на ЧМ по хоккею

Герои

«Без нас сотни людей ни поесть, ни помыться не смогут». Истории пятерых женщин, о работе которых мы не знали

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Сбор средств завершен
Герои

Особенная Ира. Как девочка без будущего доказала белорусским врачам, что будущее у нее есть

Герои

Хозяйки плюшевых клумб. Зачем минчане украшают свои дворы игрушками

Герои

«Последний подарок я получал в школе». Как отметят Новый год минские бездомные

Герои

«Рискую остаться без работы». Как бывший пациент психиатрической больницы стал соцработником

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей