Герои

Жизнь после насилия. История Тани, у которой не было 10 рублей на такси, а сегодня она — успешный модельер.

Собрано 41 245 из 93 238 руб.
Помочь

Таня мечтала стать модельером, но из-за постоянных издевательств мужа она не могла выполнять заказы и теряла клиентов. А куда деться от такой жизни, Таня не знала. Милиция помочь не могла. Денег на съемное жилье не было. Силы, чтобы бороться, закончились. И сама Таня как будто закончилась. 

Коллеги подсказали ей телефон Убежища — места, где женщин спасают от домашнего насилия, помогают встать на ноги и начать новую жизнь. Таня переехала туда с детьми. И уже через месяц у нее появились силы жить дальше и идти за своей мечтой.

Татьяна показывает наряды из созданной ею коллекции. Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

От автора

Когда мне было 10, у двух ребят из моей школы папа убил маму. Все, конечно, были в шоке. Это была обычная семья. Ну да, не первая драка у них, но у кого этих драк не было. Многие женщины в нашей деревне приходили на работу с синяками, ночевали у соседей, убегали в тапочках на мороз. Таких историй было так много, что они стали нормой.

Через пару месяцев про эту трагедию уже не говорили. Взрослые обсуждали видики, которые только появились, дети — приставки и Супер-Марио. Разговаривали по стационарному дисковому телефону. 

Во время работы над историями ТаниНасти и Риты я постоянно вспоминала то время. Подумать только, как много изменилось с тех пор! Супер-Марио, видик, дисковый телефон — уже архаизмы. Но понять не могу, почему синяки, ночевки на работе и «случайные» убийства — все еще актуальны? Почему такие же истории, которые я видела и слышала в далеком детстве, я вижу и слышу сейчас? Почему в Беларуси до сих пор нет закона против домашнего насилия?

25 ноября в Беларуси и во всем мире стартовала международная кампания «16 дней активных действий против гендерного насилия». ИМЕНА расскажут истории трех женщин, которым удалось встать на ноги и начать новую жизнь — без насилия. 

Я надеюсь, что однажды домашнее насилие наконец-то станет архаизмом.

#1 История Тани 

Я переехала в Минск больше 10 лет назад вместе с маленькой дочкой, чтобы исполнить свою большую мечту — стать модельером. Представляла, как буду создавать наряды для спортивных бальных танцев. Быстро росла в профессии, энергия била ключом. Вышла замуж, родила еще одного ребенка.

Успевала все: делала заказы, занималась детьми, следила за огромным огородом на даче, ухаживала за больным свекром. Поступила на бюджет на модельера, диплом защитила на 10. Сняла помещение, открыла свое ИП: шила вечерние платья, перешивала свадебные. За первый же месяц отбила стоимость аренды. 

Подгонка свадебного платья. Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

Но муж стал сильно пить. Я пыталась его вытянуть: отпрашивала с работы, водила по врачам, ходила в группы помощи, много уговаривала, плакала. Но ничего не помогло. Скандалы и драки случались все чаще.

Однажды он разбил дочке тарелку о голову, потому что она не помыла посуду. У нее было сотрясение мозга.

Нас поставили на СОП (семья, находящаяся в социально опасном положении — прим.ред.), а ему через несколько месяцев выдали предписание — на 15 дней запретили к нам приближаться.

Через 15 дней он вернулся домой — и все продолжилось. Потом было еще одно предписание — уже на 30 дней. Но кроме короткой передышки оно не изменило ничего. И даже в тот месяц мы все время боялись, что он вернется. Во время драк я часто вызывала милицию. Приезжал наряд, муж делал вид, что спит, и они уходили. Я писала заявления. На суды муж не являлся, и дела закрывали. 

Комментарий сотрудницы Убежища Дарьи Царик: «На практике защитное предписание дает слабый эффект. Очень сложно добиться, чтобы его выдали. Но даже если это происходит, оно не гарантирует, что обидчик будет его выполнять. У участкового не всегда хватает времени или возможности отследить, где находится агрессор. Так что он может в любой момент открыть дверь своим ключом и вернуться домой. Максимальный срок действия защитного предписания — 30 дней. В это время с агрессором редко работают психологи или милиция. Обычно агрессор просто через месяц возвращается в семью». 

Татьяна выполняет раскрой ткани на брюки. Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

Из-за всех этих проблем я постоянно переносила встречи с клиентами, и они уходили к другим мастерам. Портила изделия: могла укоротить брюки, вместо того, чтобы удлинить, отложить платье не в ту сторону. На какое-то время я вообще забыла о себе, о том, как я выгляжу, что говорю и делаю — я все время думала о проблемах с мужем.  Клиентов становилось все меньше, все чаще я просто сидела одна в пустом помещении, рассматривая письма из экономических судов, подсчитывая штрафы и пени за неуплату аренды. В итоге снова ушла наемным сотрудником. 

С мужем мы развелись, я с детьми уехала. Встретила другого мужчину, но все закончилось тиранией. Однажды я пришла на работу, но не смогла выйти к клиентам.

Я сидела за шторкой, слушала, как коллеги обслуживают моих клиентов, и поняла, что больше не могу. Идеи, силы закончились. И я сама тоже будто закончилась. 

У меня не было денег на съемное жилье. Один выход — вернуться в квартиру к бывшему мужу, где нам с детьми полагались одна комната. Но нас туда не пускали, несколько раз меняли замки. Я уже четыре раза пыталась добиться этого права через суд, но ничего не вышло. 

Коллеги дали мне номер телефона убежища. Через несколько дней ночью мы приехали туда с детьми. Я всю дорогу тряслась, что придется платить таксисту: у меня не было даже этих десяти рублей. Переживала напрасно: сотрудницы оплатили нашу поездку и заселили в одну из комнат убежища. 

Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

Там дочка-подросток закатила истерику. Я слушала ее, смотрела на растерянного маленького сына. Пошла в душ.

Стояла и думала: ну все, я не справилась с жизнью, не смогла обеспечить своих детей, у нас нет денег, нам даже жить негде.

Эмоций не было, были просто мысли. Мысли о том, каким способом лучше уйти из жизни прямо здесь, в этом душе. Но никаких подручных средств там не нашлось. Как теперь уже знаю, к счастью не нашлось.

Я не знаю, выдержала ли я бы этот период без помощи. И не хочу знать. Со мной много работала психолог убежища, помогали и другие женщины — я ходила на терапевтическую группу поддержки. 

Всего за месяц я пришла в себя. Вспомнила, ради чего приехала в этот город. Поняла, что я так долго и упорно шла к своей мечте не для того, чтобы все перечеркнуть. Я снова дала объявление о том, что готова брать заказы. С трясущимися руками садилась за машинку, но продолжала шить — днями и ночами. 

Адвокат убежища составила исковое заявление в суд, чтобы добиться нашего возвращения в квартиру.  В день суда меня — всегда бойкую и смелую — трясло, я не могла вымолвить ни слова. Адвокат все взяла на себя. Заседание длилось семь минут, мы выиграли. 

Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

Скоро мы с детьми вернулись в это жилье. Жили в проходной комнате, бывший муж  продолжал пить. Но нас это больше не касалось. А я снова стала собой — активной и сильной. 

С тех пор прошло чуть больше двух лет. Я исполнила свою мечту. Я — модельер. Создаю в основном вечерние и свадебные платья, как и мечтала когда-то. В этом году участвовала в Мельнице моды и прошла в финал. Шила свою коллекцию с температурой 39 и гайморитом, но сделала все идеально. Когда детки перешептывались за кулисами, с восторгом рассматривая свои наряды, когда они радостно шли по подиуму, мне хотелось и плакать, и смеяться. Я смогла, я справилась. Сейчас моя цель — показы в России. 

Пару месяцев назад мы переехали с детьми на съемную квартиру. Теперь я могу выбирать, где жить. Для работы у меня есть помещение, а недавно у меня появилась своя помощница: я не успеваю справляться со всеми заказами в одиночку.

Подумать только — еще несколько лет назад у меня не было денег даже на такси, а теперь я могу платить зарплату другому человеку! 

Иногда я вспоминаю тот момент в душе в первую ночь в убежище. И понимаю, что порой не просто важно, а жизненно важно, чтобы помощь пришла вовремя. 

Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

Как вы можете помочь

Убежище — безопасное место, где женщина может получить временный приют. Его организовала «Радислава», которая вот уже 17 лет помогает женщинам и детям, пострадавшим от домашнего насилия.

ИМЕНА собирают средства на работу Убежища.

За год благодаря вашей поддержке 100 женщин и детей смогут начать новую жизнь — без насилия. 25 женщин, проживающих в Убежище, пройдут обучающие курсы и освоят новую профессию, а специалисты Убежища помогут им найти работу. Это даст женщинам финансовую возможность начать новую жизнь: самостоятельно оплачивать жилье, содержать детей.

Все женщины и дети получат необходимую юридическую и психологическую помощь и сопровождение по решению социальных и бытовых вопросов.

С января по сентябрь 2019 года:

  • в Убежище проживали 39 женщин и 31 ребенок;
  • 88 женщин получили юридическую помощь 
  • психолог провела 257 консультаций для женщин  
  • детский психолог — 104 индивидуальных консультации для детей
  • 194 консультации по телефону провели сотрудницы убежища.

Все это стало возможным благодаря поддержке читателей ИМЕН. Чтобы убежище продолжало работать и помогать женщинам и детям, пострадавшим от насилия, нужна ваша поддержка!

Нажимайте кнопку Помочь и оформляйте подписку (ежемесячное автоматическое списание средств с карточки в пользу проекта) или делайте разовый перевод на любую удобную сумму.

Уже собрано 41 245 из 93 238 руб.

Raschet@2x
Разовый перевод с помощью системы Расчет ЕРИП       

С помощью интернет-банка, мобильного приложения банка, инфокиоска или банкомата войдите в систему «Расчет» (ЕРИП) и выберите:

  1. Благотворительность, общественные объединения
  2. Помощь детям, взрослым
  3. ИменаМедиа
  4. Пожертвование на проекты
  5. Введите код проекта:1
  6. Введите фамилию, имя, отчество и сумму платежа
  7. Внимательно все проверьте и оплатите

Если вы платите в кассе банка, сообщите кассиру о необходимости проведения платежа через систему «Расчет» (ЕРИП).

При поддержке сервиса «Хуткі Грош»
Герои

Рано повзрослели. Как Оля в пять лет стала сиделкой, а Влад в 15 — учителем

Герои

Жизнь после насилия. Насте пришлось уехать от сына, чтобы у него осталась мама.

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 39 391 из 93 238 руб.
Герои

100 дней, чтобы выжить. Как подросток Диана спасает младшего брата Сашу от рака, а он ее — от слез

Помогаем проекту Дом для детей с онкологией
Собрано 69 671 из 80 900 руб.
Герои

Найдите моему ребенку маму лучше, чем я. Бывший психолог Центра усыновления о том, как белорусы не готовы усыновлять детей

Помогаем проекту Родные люди
Сбор средств завершен
Герои

Это пенсия, детка! Как минчане за 60 садятся на шпагат и прыгают с парашютом

Герои

«Теперь мне нужно мыть туалеты». Ольга так много работала, что попала в психбольницу и больше не может быть медиком

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 22 799 из 54 119 руб.
Герои

«Он ждет маму каждый день». Как няня в больнице спасает от одиночества брошенных детей

Помогаем проекту Няня вместо мамы
Собрано 156 471 из 156 500 руб.
Герои

Малышка со стальным стержнем. Как Кира добилась лечения для себя и всех хрустальных детей в Беларуси

Помогаем проекту Имена
Собрано 74 671 из 199 522 руб.
Герои

Сила взгляда. У Богдана двигаются только глаза, но он собирает автографы, занимается музыкой и помогает бабушке с компьютером

Помогаем проекту Дистанционное обучение для людей с инвалидностью
Собрано 26 416 из 32 599 руб.
Герои

Молодые учительницы из Светлогорска вытаскивают из темноты 130 незрячих