Герои

Жизнь после насилия. Насте пришлось уехать от сына, чтобы у него осталась мама.

Собрано 41 245 из 93 238 руб.
Помочь

Муж покупал Насте тональный крем, чтобы замазывать синяки от его побоев. А она каждый раз подбирала «правильные» слова, чтобы он опять не ударил. Настя уходила от него, даже развелась. Но он каждый просил вернуться, а сын говорил «Папа МНЕ обещал, что больше не будет». И все повторялось. Насте казалось, что выхода нет. Пока она не обратилась в Убежище для женщин, пострадавших от насилия, и не сбежала туда с одним паспортом. Девять месяцев изоляции помогли Насте начать новую жизнь. Вернулись силы, Настя окончила курсы по маникюру, которые ей оплатил «Убежище для женщин и детей», и нашла работу. Она перестала плакать, прислушиваться к шагам в подъезде и больше не боится бывшего мужа. 

25 ноября в Беларуси и во всем мире стартовала международная кампания «16 дней активных действий против гендерного насилия». ИМЕНА расскажут истории трех женщин, Тани, Насти и Риты, которые благодаря помощи Убежища встали на ноги и начали новую жизнь — без насилия. 

#2 История Насти*

*имя героини изменено — прим.ред.

Я научилась различать его шаги. Слышала, что это он поднимается по лестнице. Когда он открывал дверь квартиры, я стояла в коридоре, встречала. Он жил то с нами, то с другой женщиной и не скрывал. Приходил и уходил, когда хотел. С порога игриво заявлял: «Соскучилась по мне?» Если не соскучилась, был скандал. 

Часто наутро, после того как ударит, говорил: «Прости, я вчера погорячился, это был последний раз. Но ты же сама меня довела. Давай ты больше не будешь так». И покупал мне тональник, чтобы замазать синяки. А я бесконечно крутила мысли, что сделать и как что сказать, чтобы снова не получить. 

Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

Он разбил мой телефон, и я полгода была полностью отрезана от мира. Он звонил на домашний, и я должна была снимать трубку. Если не отвечала, потом отчитывалась, где была. Иногда втихаря я звонила маме. У меня уже не было подруг, даже просто знакомых: «зачем тебе подруги, тебе что, заняться нечем? — говорил он. — Иди, пыль протри. У ребенка уроки не выучены». Первые годы я думала, что так и должно быть. Я его очень любила, у нас же семья, все крутится вокруг нее. 

А потом уже не думала — просто вытирала пыль. И все время боялась. 

Денег своих у меня не было. Я перестала искать работу. Не знаю, почему. Не помню. Стало все равно. Я много раз устраивалась на работу, а потом он настаивал, чтобы я уволилась. То ему не нравился коллектив, то начальник, да и просто удобнее, когда я дома. Я не выдерживала, увольнялась, хоть на работе все получалось хорошо. А потом думала, что это случайно у меня все получилось. Бывало, накоплю сил, отправлю резюме, позовут на собеседование. А он поставит синяк — и я никуда не шла. «Я тебя обеспечиваю, сиди и не пиликай». Он и правда забивал холодильник едой, давал ребенку на школу. 

Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

А я просто сидела дома и ждала его. Окончательно потеряла веру в себя, что я на что-то способна. Думала про суицид, что без меня всем было бы проще. Состояние было такое, то все время хотела спать, не могла ничего делать, то не могла спать несколько суток подряд. С ребенком только оживала немного. Мы гуляли на улице, муж этому не препятствовал. 

Я могла уйти. Наверное. Но не могла. Два раза пыталась. Он меня находил, стоял на коленях, плакал, говорил, что любит, что все понял. 

Ребенок плакал и говорил мне: «Мама, вернись к папе, он так больше не будет, он МНЕ обещал». 

Я, конечно, не выдерживала. И, конечно, потом все было как всегда: «Ты — моя собственность, я что захочу, то и сделаю». Мы даже развелись, но это ничего не изменило, только бить стал так, чтобы следов не оставалось. 

А потом решила: все, хватит, так больше нельзя! Я раньше все время думала о том, что у ребенка должен быть папа, у них были хорошие отношения. А теперь поняла, что у него может не стать мамы. Все же может случиться: он может меня толкнуть случайно об угол стола или надавить так, что повредит мне что-то внутри. 

Целый день по телефону убеждала его разойтись окончательно. Он согласился, а назавтра сделал вид, что все по-прежнему. Сказал, что едет домой.  

Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

Я схватила паспорт и ушла из дома в никуда.  Ну все, мне некуда деваться. В милиции я уже была, не раз. Там мне говорили: «Вы же сами его выбрали, что вы хотите?». Если вызывала милицию во время разборок, он отвечал: «Это наша семья, мы сами разберемся». Бытовуха, они уходили. Писала заявления, потом мы мирились, и я забирала. Участковый говорил, что мне надо исчезнуть на пару месяцев. А куда? Я не могла пойти к маме — он меня сразу там найдет, еще и ее напугает. Я не могла снять комнату — не на что. А даже если найду деньги на нее — он будет манипулировать, и я сдамся. Я все это уже проходила. Ситуация циклична, она повторяется, и выхода нет. 

Я несколько часов бесцельно ходила по городу. И вспомнила про убежище, рекламу которого видела неделю назад. Я позвонила. Мне сразу предложили приехать, и я поехала: из вещей — только паспорт. Прожила там девять месяцев. Даже за вещами не вернулась в ту квартиру. Все начинала с нуля. 

Сын остался с отцом — он уже подрос, его уже не потащишь за собой силой. Я очень скучала по нему. Первое время мы встречались, но потом перестали. Это было самое сложное. Были мысли вернуться, чтобы убедить его, что я не предаю его, чтобы он не страдал. Но я понимала, что если сделаю это, пропаду. 

И решила: лучше мама на какое-то время исчезнет, зато у ребенка останется мама в принципе. 

Меня все осуждали и тогда, и сейчас. «Почему я не ходила в школу к сыну?» А что я скажу в этой школе? Что я прячусь от его папы? А они скажут, а чего от него прятаться, он же нормальный, он в костюме ходит, вежливый. Никто же не видел, что происходило у нас дома. Бил меня он чаще всего ночью, когда сын спал. Я закрывала рукой рот, чтобы не кричать — не хотела его пугать, да и было стыдно.

Только эта изоляция, длиною в девять месяцев, помогла мне выйти из-под влияния мужа. И, конечно, помощь психолога. Разговаривая с ней, я поняла, что именно происходило в нашей семье и со мной. 

Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

Очень быстро силы стали возвращаться. Я устроилась на работу. Еще через пару месяцев у психолога вспомнила, как в детстве любила красить ногти себе и подругам.  Я замуж вышла сразу после школы, про учебу даже речи не шло. И в ту же минуту мне в убежище предложили оплатить курсы по маникюру. После них я совсем ожила. 

Сейчас работаю. Делаю маникюр в салоне красоты. Работу свою очень люблю, и планы на развитие большие.  Подруги стали возвращаться, с родными отношения налаживаются. С бывшим мужем тоже приходится общаться.

Недавно я перестала его бояться. Не потеют больше ладошки, когда снимаю трубку, не дрожит голос.

С сыном отношения все лучше. Он живет с папой, но меня понимает. А подрастет, надеюсь, еще лучше поймет. Он помнит, какой я была. И видит, какой стала. У меня появились силы, энергия, я стала улыбаться, я иду к своей цели. Лучше такая мама, чем та, которая сидит дома, ничего не может, не хочет и только плачет. А не окажись я тогда в убежище, я была бы именно такой. В лучшем случае. 

Фото: Александр Васюкович, ИМЕНА

Как вы можете помочь

Курсы по маникюру для Насти Убежище оплатило благодаря средствам, которые читатели ИМЕН перечислили в пользу проекта. Без этой помощи Насте было бы намного сложнее начать новую, самостоятельную жизнь. 

Кроме оплаты профессиональных курсов, ИМЕНА собирают средства на оплату услуг юриста и адвоката, зарплату детского психолога, няни, которая будет присматривать за детьми, пока женщины будут учиться и искать работу, а также социального работника, менеджера проекта, аренду помещения, расходные материалы и пр. 

За год благодаря вашей поддержке 100 женщин и детей смогут начать новую жизнь — без насилия. 25 женщин, проживающих в Убежище, пройдут обучающие курсы и освоят новую профессию, а специалисты Убежища помогут им найти работу. Это даст женщинам финансовую возможность начать новую жизнь: самостоятельно оплачивать жилье, содержать детей.

С января по сентябрь 2019 года:

  • в Убежище проживали 39 женщин и 31 ребенок;
  • 88 женщин получили юридическую помощь 
  • психолог провела 257 консультаций для женщин  
  • детский психолог — 104 индивидуальных консультации для детей
  • 194 консультации по телефону провели сотрудницы убежища.

Все это стало возможным благодаря поддержке читателей ИМЕН. Чтобы убежище продолжало работать и помогать женщинам и детям, пострадавшим от насилия, нужна ваша поддержка!

Нажимайте кнопку Помочь и оформляйте подписку (ежемесячное автоматическое списание средств с карточки в пользу проекта) или делайте разовый перевод на любую удобную сумму.

Уже собрано 41 245 из 93 238 руб.

Raschet@2x
Разовый перевод с помощью системы Расчет ЕРИП       

С помощью интернет-банка, мобильного приложения банка, инфокиоска или банкомата войдите в систему «Расчет» (ЕРИП) и выберите:

  1. Благотворительность, общественные объединения
  2. Помощь детям, взрослым
  3. ИменаМедиа
  4. Пожертвование на проекты
  5. Введите код проекта:1
  6. Введите фамилию, имя, отчество и сумму платежа
  7. Внимательно все проверьте и оплатите

Если вы платите в кассе банка, сообщите кассиру о необходимости проведения платежа через систему «Расчет» (ЕРИП).

При поддержке сервиса «Хуткі Грош»
Герои

Рано повзрослели. Как Оля в пять лет стала сиделкой, а Влад в 15 — учителем

Герои

Жизнь после насилия. История Тани, у которой не было 10 рублей на такси, а сегодня она — успешный модельер.

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 39 280 из 93 238 руб.
Герои

100 дней, чтобы выжить. Как подросток Диана спасает младшего брата Сашу от рака, а он ее — от слез

Помогаем проекту Дом для детей с онкологией
Собрано 69 671 из 80 900 руб.
Герои

Найдите моему ребенку маму лучше, чем я. Бывший психолог Центра усыновления о том, как белорусы не готовы усыновлять детей

Помогаем проекту Родные люди
Сбор средств завершен
Герои

Это пенсия, детка! Как минчане за 60 садятся на шпагат и прыгают с парашютом

Герои

«Теперь мне нужно мыть туалеты». Ольга так много работала, что попала в психбольницу и больше не может быть медиком

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 22 799 из 54 119 руб.
Герои

«Он ждет маму каждый день». Как няня в больнице спасает от одиночества брошенных детей

Помогаем проекту Няня вместо мамы
Собрано 156 471 из 156 500 руб.
Герои

Малышка со стальным стержнем. Как Кира добилась лечения для себя и всех хрустальных детей в Беларуси

Помогаем проекту Имена
Собрано 74 671 из 199 522 руб.
Герои

Сила взгляда. У Богдана двигаются только глаза, но он собирает автографы, занимается музыкой и помогает бабушке с компьютером

Помогаем проекту Дистанционное обучение для людей с инвалидностью
Собрано 26 416 из 32 599 руб.
Герои

Молодые учительницы из Светлогорска вытаскивают из темноты 130 незрячих