Герои

Эти женщины впервые открыли лица. Чтобы рассказать, как они пережили домашнее насилие

Собрано 39 131 из 45 170 рублей
Помочь

Эти женщины впервые открыли свои лица. Каждая из них подвергалась насилию. Насилию разному, но одинаково страшному. Разные люди причиняли им боль и страдания. Супруги, партнеры, родители. Каждая из этих женщин знает, что есть жизнь «до» и что есть жизнь «после». И знает цену этой разнице. В критичной ситуации они взяли себя в руки и однажды признались сами себе: «Мне нужна помощь». Своим примером они хотят сделать проблему насилия видимой, а также поддержать ту, кто сегодня боится быть обвиненной, непринятой.

Они не расскажут нам жутких подробностей. О них нам, читателям, честно говоря, лучше и не знать. Важно другое в их искренних рассказах: сегодня, уже через время после страшных дней своей жизни, они точно знают, что такое насилие и как его распознать. Насилие — это не только избиения. Насилие может быть таким тонким и таким с виду незаметным для окружающих, что в знакомой вам семье его даже сложно будет заподозрить.

Пострадавшим от домашнего насилия помогает общественное объединение «Радислава». Убежище для женщин и детей, которое работает в Минске, дает женщинам крышу над головой. Часто насилие происходит в семье, где супруги делят одну жилплощадь, а когда у женщины больше недвижимости нет, ей вообще некуда уйти. Писать заявления в милицию женщины часто боятся по этой же причине: ведь всё равно придется вернуться в ту же квартиру. И кто защитит? Именно поэтому «Радислава» — помимо убежища — также дает этим женщинам психолога, юриста. Если нужно отстоять права женщины в суде — адвоката. Ведет для них курсы женской самообороны.

«Выжившая» — это созданная фотографом Дашей Бубен серия фотопортретов женщин, которые пережили насилие. Они рассказывают о том, как попросить о помощи, пережить ту боль, страх, отчаяние, стыд, вину, которые они испытывали или их заставляли испытывать. Это рассказы об обретении себя и возвращении контроля над своей жизнью.

«Насилие… Это было желание слабого человека преобладать над сильным ввиду своих комплексов несостоятельности. В момент насилия насильник желает почувствовать страх жертвы, увидеть его в глазах, позе, жестах. Страх жертвы питает его, делает всемогущим. Таким образом насильник получает признание, к которому стремится. Каждый человек имеет право на жизнь вне насилия» — Наташа, участница съемки. Фото: Изя Тимашпольская, Имена

Агрессоры всегда знают слабые места и страхи своих жертв. Они начинают манипулировать этими страхами.

Диана. Помощь от «Радиславы»: помощь психолога, в том числе, ребенку. Юридические консультации, оплата услуг адвоката, арт-терапия. Сопровождение в учреждения и инстанции, в том числе суд. Фото: Дарья Бубен, Имена

— Еще полтора года назад я слово «насилие» понимала буквально. И совершенно не знала, что домашнее насилие может быть не только сексуальное, но и моральное, психологическое и экономическое. Сегодня я твердо уверена, что домашнее насилие — это невидимая клетка. Ты вроде бы не заперта в четырех стенах: ты гуляешь по улице, ходишь на работу. И в то же время тебе многого нельзя. По сути ты ходишь на работу, гуляешь по улице с ребенком… и всё. Торопишься домой, боишься где-то задержаться, даже в магазине страшно, что будет большая очередь и ты не успеешь прийти вовремя домой… Иначе — скандал.

Клетка, потому что мозг зомбирован, ведь каждый раз, когда ты говоришь, что тебе плохо, муж твердит: «Это нормально, все так живут, не бывает так, как в фильмах». Тебе внушают, навязывают чужое мнение (в моем случае это мнение мужа), ведь всё, что бы ты ни сказала, в конечном итоге обернется против тебя.

Агрессоры всегда знают слабые места и страхи своих жертв. Они начинают манипулировать этими страхами. Если ты перенесла какую-то тяжелую болезнь, тебе потакают этим, говорят, что это повод забрать у тебя ребенка. И ты стараешься быть покорной и «не гневить барина», чтобы тот действительно не забрал у тебя ребенка. Если у тебя есть высшее образование, а у него нет, то в отношении с агрессором это становится твоим недостатком.

Он мной откровенно манипулировал, запугивал, постоянно контролировал, запрещал общаться с подругами, сестрой, родителями, не пускал в кино. У меня не было своего мнения и Личной Независимости (именно с большой буквы). В своей семье я теряла свою индивидуальность. И самое страшное то, что я думала, что все так живут. И чтобы начать думать по-другому, мне с ребенком пришлось сбежать от мужа, скрываться от него, поменять телефоны.

«Агрессор стремится понизить самооценку и вселить неуверенность в собственный силы. Насилия сейчас нет. Я понята и любима. Я могу быть сама собой, не нужно играть роли и надевать „маски“, чтобы угодить другому человеку». Марина. Помощь «Радиславы»: жизнь в убежище, юридические консультации, помощь психолога, содействие в трудоустройстве. Помощь в съеме жилья. Женская самооборона Wen-Do. Фото: Изя Тимашпольская, Имена

Сейчас я совершенно точно знаю, что я независима, свободна. Мне не нужно бояться, что я задерживаюсь в магазине в очереди. Я могу делать то, что хочу. Я могу ходить, куда хочу. Я могу общаться, с кем хочу. И мне за это ничего не будет! Нам с сыном теперь комфортно и спокойно. Нет криков, скандалов.

Чтобы это все осознать, чтобы выйти из невидимой клетки, мне понадобился психолог. Спасибо «Радиславе». Сама я не справилась бы, сама я не поняла бы, что если плохо — это не норма. Если живешь в постоянном страхе — это не норма. Если боишься сказать лишнего, потому как это потом будет использовано против тебя, — это тоже не норма.

Долго-долго думала, что надо было быть еще более ласковой, еще более уничтожиться. Надо было чтобы меня в живых не было. И нет человека, который скажет, что это — преступление, что надо писать заявление.

Алла. Помощь от «Радиславы»: психолог, юридические консультации. Организация волонтерской группы поддержки: сопровождение в суд, присутствие на встречах с агрессором. Женская самооборона Wen-Do. Фото: Дарья Бубен, Имена

— Мне всегда казалось, что жертва домашнего насилия — это не про меня. Но вот сегодня я сижу и рассказываю свою историю. Как долго я скрывала от всех и всеми возможными методами.

В самом начале я не обратила внимания на самые первые признаки, очаровывалась. К примеру, у него резко менялось настроение и у меня было ощущение, что он от меня отгораживался. За что-то меня наказывал. Только я всё не могла понять, за что. Или ревность была на пустом месте. Повстречайся с ним еще каких полгода, мне бы точно хватило по горло и просто разошлись. А тут я всё больше и больше втягивалась.

Сама по себе атмосфера была не стрессовая, а адская какая-то. Поле, в котором я находилась. Ему нравилось ощущение власти надо мной, даже если это была простая бытовая мелочь. Он только кричал. У него было агрессивное лицо. И это могла быть просто вспышка на ровном месте, я даже не понимала, почему. Он это объяснял, что он такой экспрессивный, и «если ты меня любишь, то должна видеть за этой агрессией меня нуждающегося в любви, и неважно, что я кричу». А я боюсь, что у меня к тому времени заикания начались.

В этой своей нужде, зависимости, я дошла до того, что страхи меня обездвижили, … когда просто просыпаешься и боишься жить. Дошла до того, что мне необходим был рядом хоть кто-то, хоть враг, но чтобы рядом. И я за него держалась.

Наталья: «Сначала это происходило совсем незаметно. В некотором роде своеобразная забота, опека. Спустя какое-то время эта мнимая забота переросла в тотальный контроль, который лишал меня свободы, общения с родственниками, друзьями, возможности самореализации в творчестве, карьере, ведь агрессор хотел, чтобы я всё свое время посвящала только ему. Помимо всего навязывалось чувство вины: „Я всё для тебя делаю, ни в чем не отказываю, а ты выбираешь не меня, проводишь время с другими“. Постепенно он загонял меня в „яму“ зависимости от него как психологической, так и финансовой. Я нашла в себе силы сопротивляться». Фото: Изя Тимашпольская, Имена

Родителей, подруг у меня не было как поддержки. Это о том, как я оказалась в такой ловушке. Вид страшный, анорексия, угробленная самооценка. Лет десять я работала, тренинги, общение. И в отношениях была с человеком, который умер от рака, но с которым у нас была любовь. И вот этот наработанный багаж в одночасье рухнул, провалился. Никогда не ожидала, что окажусь в таком аду, ниже плинтуса. В самом страшном сне не могло привидеться.

Всегда казалось, что у меня такой внутренний стержень крепкий, и чтобы со мной в жизни ни случилось, я выстою. Сейчас я ничего не берусь утверждать, можно какой угодно наработать багаж, никогда не знаешь, в какую ловушку угодишь, где споткнешься.

Долго-долго была вина, думала, что я что-то не так делала. Что надо было быть еще более ласковой, еще более уничтожиться. Надо было чтобы меня в живых не было. И нет поддержки, помощи, человека, который скажет, что это — преступление, что надо писать заявление. Здесь нужны конкретные указания, что делать.

Извинения, подарки, обещания исправиться… Да чушь это всё. Закрыть глаза, уши. И бежать.

Алина. Прожила в убежище несколько месяцев. Жилье, питание, психолог, психотерапевтическая группа, арт-терапия, помощь в приобретении лекарств, когда была такая необходимость и не было средств, также кое-что из одежды. Сейчас посещает психотерапевтическую группу, психолога. Женская самооборона Wen-Do. Фото: Дарья Бубен, Имена

— С какими последствиями я столкнулась, пережив насилие? Я никогда не была большой оптимисткой, но у меня были цели, конкретные планы на жизнь и собственные желания. Но прожив длительное время в постоянном ежедневном, ежечасном стрессе, насилии, моя жизнь потеряла те светлые краски в жизни, которые были. Цели перестали казаться мне достижимыми, жизнь потеряла смысл, всё стало видеться в черном цвете. Частые слезы, панический страх опоздать куда-то, неважно куда: на работу, в институт или встречу.

«Каждый из нас хоть раз, но испытал на себе чужую силу, чужую власть. В детстве это были родители, которые наказывали тебя за твой проступок, а уже во взрослой жизни, это может быть твой самый близкий человек». Юлия. Помощь «Радиславы»: Жизнь в убежище, помощь взрослого и детского психолога, терапевтическая психологическая группа, помощь юриста. Фото: Изя Тимашпольская, Имена

Я спокойный человек по природе, но у меня начинались приступы сильной агрессии, что в принципе было обосновано, как ответ на давление и избиения. Начались приступы самоагрессии: я начала резать тело и кусать руки, царапать лицо, которые становились чаще, а потом и вовсе стали привычкой.

Внешне я совсем обычная, но видела себя уродом. Смотрела в зеркало и плакала. Вздрагивала от каждого шороха, много плакала. Мое неумение защищать себя наложило отпечаток в отношениях в социуме: при необходимости я была просто не в состоянии защищать себя. Голос дрожал, тело сковывало, коленки дрожали, и я не решалась за себя постоять. Соглашалась на то, что не хотела делать в принципе. Я стала заботиться о других, посвящать много времени им, то есть чужим людям, но только не себе. О себе не заботились, не умела и не хотела… Пережила попытку самоубийства.

Только честная, долгая работа со специалистами, периодические госпитализации в стационар, огромное желание себе помочь дает результат.

«У меня есть пожелание всем женщинам, которые пережили или переживают насилие. Желаю уверенности в собственных силах. Неуверенность мешает действовать, неуверенность и страх вселил в вас агрессор. Не бойтесь протестовать, не бойтесь обращаться за помощью. Вы не одни!» - Марина, клиентка Убежища.   Фото: Изя Тимашпольская, Имена

Извинения, подарки, обещания исправиться… Да чушь это всё. Закрыть глаза, уши. И бежать. Поведение насильника непредсказуемо, последствия разрушительны. И только сбежав, ты сможешь сохранить жизнь и здоровье себе и своим детям. Другого выхода нет.

Когда ты живешь в насилии, кажется, что твоя проблема уникальна. Только ты живешь в этой грязи и так стыдно просить помощи. Но просить помощи, уходить от насилия — еще раз повторюсь — надо! Когда ты открываешься, оказывается, что ты не одна, кто живет в насилии. Конечно, это чудовищно, но стыд притупляется. Важно понять, что не ты должна стыдиться, а агрессор.

Уйти непросто, но надо, чтобы спасти себе жизнь, сохранить здоровье, психическое и физическое, обрести независимость, научить своих детей выстраивать отношения безопасные, основанные на уважении, доверии, а как можно научить детей, если сам в опасности? И чтобы восстановить себя, свои внутренние ресурсы, которые есть у каждого! Уж поверьте, я точно теперь это знаю.

Я до сих пор борюсь с последствиями пережитого насилия и только длительная, сложная, честная работа со специалистами и огромное желание излечиться, дает возможность помочь себе.

«Где есть идиллия, понимание и уважение друг к другу, там нет насилия». Юлия. Помощь «Радиславы»: жизнь в убежище, помощь взрослого и детского психолога, терапевтическая психологическая группа, помощь юриста. Фото: Изя Тимашпольская, Имена

Нет ни одной причины, чтобы мужчина смог позволить себе оскорбить, ударить или изнасиловать женщину. Это преступление. И единственный выход из ситуации насилия — бежать. И обращаться в правоохранительные органы.

В «Радиславе» помогли мне созданными условиями для комфортного временного проживания в безопасности, где я знаю, что сегодня меня не будут бить, унижать, оскорблять. Делать вещи, которые не хочу. Мне помогли с питанием, когда я ушла совсем без денег, а до зарплаты нужно было дотянуть. Я могу работать со специалистками: психологиней, юристкой, и посещать психотерапевтическую группу, чтобы восстановить силы, ресурсы после пережитого насилия. И понять, как действовать дальше. Меня приняли в безопасные условия временного проживания, отогрели, накормили, вылечили.

Я не могу сказать, что я исцелилась. Нет. Я все еще впадаю в регресс, периодически в отчаяние, но мне значительно легче. Потому что я ушла! Потому что нашла помощь. Я в окружении очень светлых, заботливых, интересных людей. Я нашла друзей, начала заботиться о себе, развиваться, изучать английский, точно знать, чего хочу и достигать цели.

Благодарю всех сотрудников за помощь в моем становлении и вхождении в новую жизнь без насилия и унижения.

Елена. Жила в убежище 7 месяцев. Дважды. Безопасное место для проживания. Психологическая помощь, юридические консультации. Содействие в трудоустройстве. Фото: Дарья Бубен, Имена

— Насилие очень незаметно начиналось. Придавливал, смотрел на мою реакцию. Когда, например, прикрикнет на сына или меня оскорбит. Я сперва не позволяла ему на детей наезжать. Выкидывал еду, которая ему не нравилась. Дети дров не принесли: «Пошли вон, будете на улице мерзнуть». Долбил, долбил. А я старалась сглаживать, чтобы дети не видели, не слышали всего этого.

Первый удар был вроде оплеухи, то ли шутка, то ли всерьез. Но такой удар, сильный, был когда я неправильно ответила по телефону. А дальше было больше. Бил в основном по голове, но не по лицу, чтобы синяков не было. По голове кулаком. Бил по телу. Говорил мне: «Я умею бить так, что следов не останется». И так и было. Ноги выкручивал так, что суставы ломал.

«Когда я ушла с детьми от мужа, мне было очень страшно, но каждый день я себе повторяла: „То, что я сейчас в такой ситуации, это результат моих действий (выбора) в прошлом. Значит то, что я делаю, сейчас будет влиять на мое будущее. Я хочу жить хорошо, я хочу жить и у меня всё получится. Каждый день маленький шаг навстречу новой жизни“. И это сработало». Ольга. Помощь «Радиславы»: длительное юридическое сопровождение в судах, предоставление адвоката. Юридические консультации. Помощь психолога, посещение психотерапевтической группы и группы взаимоподдержки, арт-терапия. Участие в рекреационных лагерях. Женская самооборона Wen-Do. Фото: Изя Тимашпольская, Имена

И безысходность такая была. Ребенок в школе — учиться ему надо. И терпела, такая ситуация была, что никуда не денешься. И у самой работа. И знаешь, что, когда придешь с работы, то что-то будет. Страшно, конечно, было. Угрожал. Один раз у подруги тогда пожила, он пообещал, что больше так не будет.  Поехала, вернулась. Поверила, что не повторится. Через месяца три стало всё повторятся. Как только устраивалась на работу, сразу начиналось.

Сейчас я научилась любить себя. Хорошая работа сейчас, хорошие люди вокруг. Хожу, учусь, развиваюсь. Планы остаться в столице. Уже не можется назад — уже привыкла.

Сынок поступил в минский лицей, учится хорошо, ему тоже понравилось в Минске. Возвращение невозможно, здесь хорошо. Всегда можно заработать — главное не лениться. Ну и очень хочу, чтобы у сына было хорошее будущее, с перспективами. Когда нет насилия — дышится совсем по-другому. Теперь всё легко, можно и горы свернуть.

Особая благодарность моей «Радиславе»! Оказали наивеличайшую помощь. Я была окружена вниманием и заботой. Меня возили на обследование в больницу, со мной работал психолог. Мне помогли снова поверить в себя, почувствовать себя нужной. Не обошли стороной и моего сына. Благодарю всех сотрудников за помощь в моем становлении и вхождении в новую жизнь без насилия и унижения.

«Найдите и ищите помощников, которые обязательно вам помогут справиться с бедой. Мир не без добрых людей. Любите себя и будьте счастливы» — Ксения. Фото: Изя Тимашпольская, Имена

Как вы можете помочь

Убежище для женщин и детей, пострадавших от домашнего насилия, существует только на пожертвования. Друзья, нужно собрать 45 170 рублей на стабильную работу убежища. Мы с вами уже собрали больше 29 тысяч рублей!

Каждый ваш рубль — это возможность помогать еще большему количеству женщин. Ведь несмотря на то, что каждая третья женщина в нашей стране подвергается насилию, обращаются за помощью только 29,2% из них. Многие пытаются это пережить самостоятельно. А большинство просто боятся. Убежище для них — тот самый мостик и опора, которой как раз и не хватает женщинам для того, чтобы начать жить совершенно по-другому.

Каждый ваш рубль — это еще и большая поддержка команды, которая ведет продолжительную работу с госорганами. Уже много лет специалистки «Радиславы» помогают чиновникам лучше понимать механизмы защиты от насилия, чтобы в Беларуси, наконец, появился закон против домашнего насилия.

Пожалуйста, нажимайте кнопку «Помочь» в этой статье и оформляйте подписку на любую доступную сумму! Именно ежемесячные пожертвования — 3-5-10-20 рублей или любая другая сумма — это возможность для Убежища помогать постоянно. Каждый месяц. Каждый день. Тем людям, которые без нашей с вами помощи просто могут не справиться.

«Имена» тоже работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 5, 10, 15 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Поддержите проект
Убежище для женщин и детей
Собрано 39 131 из 45 170 рублей
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Герои

Бесперспективные. Почему детям-«геномовцам» не помогают государство и благотворительные фонды

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 47 072 рубля
Герои

«Мы есть». Как выглядят дети, которым врачи не давали шансов дожить до школы

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 47 072 рубля
Герои

«У меня сломался ген». Яна и ее мама рассказали, как без помощи государства живут дети с редкими болезнями

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 47 072 рубля
Герои

Девятое отделение. Как санитары Саша и Гена меняют систему в интернате для престарелых и инвалидов

Помогаем проекту Дело девятого отделения
Сбор средств завершен
Герои

Как маленькая мыловарня в Микашевичах борется с безработицей

Герои

БАС не слышно. Пока умирающий Александр ждал от государства поручни, у него отказали руки

Помогаем проекту Служба помощи людям с БАС
Собрано 11 270 из 49 166 рублей
Герои

Циля и Маша. Как живут девочки, «расстрелянные» 76 лет назад

Герои

Как юный Паваротти. Фотоистория о жизни незрячего мальчика, покорившего «Минск-Арену» на ЧМ по хоккею

Герои

«Без нас сотни людей ни поесть, ни помыться не смогут». Истории пятерых женщин, о работе которых мы не знали

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Сбор средств завершен
Герои

«Рискую остаться без работы». Как бывший пациент психиатрической больницы стал соцработником

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей