Герои

Как маленькая мыловарня в Микашевичах борется с безработицей

У минской предпринимательницы Юлии Шарейко и ее коллег по компании Анастасии Шаульской и Павла Лещенко однажды оказалось достаточно осознанности и денег, чтобы ввязаться в борьбу с безработицей в небольшом белорусском городе Микашевичи. О том, как молодые люди интерпретируют расхожее сегодня словосочетание «социально ответственный бизнес», организуя мыловарню Sammy’s в городе с населением чуть более 12 000 человек, — в репортаже «Имен».

Локация:

Дорога Р23 — автомобильная дорога республиканского значения в Беларуси, соединяющая город Минск и Микашевичи.

Мыловарня Sammy’s в здании социального центра филиала госучреждения «Лунинецкий территориальный центр социального обслуживания населения» (ГУ «ЛТЦСОН» г. Микашевичи).

Действующие лица, причастные к созданию и развитию Sammy’s:

Юлия Шарейко, владелица бизнеса по производству пакетов из полимерных материалов, предпринимательница, 28 лет. Родилась в городе Микашевичи, уехала в Минск. Образование — юридическое.

Анастасия Шаульская, коллега Юлии Шарейко, 20 лет. Технолог-энтузиаст органического мыловарения.

Павел Лещенко, коллега Юлии и Анастасии. Участвует в спонсировании и развитии мыловарни.

8 мыловаров и мыловарок: Оля, Руслан, Катя, Игорь, Андрей, Коля, Владимир, Алеся.

Контекст:

В январе—сентябре 2016-го (это последние данные, известные нам) в Брестской области на вновь созданные рабочие места за счет создания новых предприятий и производств трудоустроены 6,1 тысячи человек. Однако в качестве безработных на конец октября в области зарегистрированы пока больше людей, чем создано рабочих мест для них: 6,2 тысячи человек. При этом у людей с инвалидностями помимо экономических ограничений, существенную роль в вопросах трудоустройства играют препятствия в передвижении (отсутствие безбарьерной среды) и стеретипном восприятии их работодателями как пассивных и неспособных к труду.

Анастасия Шаульская, технолог-энтузиаст, и мыловары Руслан и Егор. Фото: Александр Васюкович, Имена

Рецепт создания рабочих мест в маленьком городе для двадцати молодых людей с инвалидностями условно прост, как прост и рецепт органического мыла ручной работы, которое под брендом «Sammy’s» варят эти же самые молодые люди. Необходимы рентабельный бизнес, 28-летняя владелица такого бизнеса (Юлия), инициативная группа из небезразличных коллег (Анастасия и Павел) и видавший виды фордик, на котором мы все вместе утром выехали из Минска в Микашевичи на производство ограниченной, шоколадной партии в 43 куска. Бренд «Sammy’s» позиционирует себя как продолжение идеи организовать молодым инвалидам в Микашевичах занятие, которое поможет им не только занять досуг, но и получить возможность заработать средства на жизнь своими руками.

Мы увидели, что у реальных женщин и мужчин есть реальная потребность быть занятыми в городе и зарабатывать деньги.

— «Делать хорошее мыло с хорошим сервисом» — так вы определяете цель «Sammy’s»? — вопрос адресован Юлии Шарейко.

— Все верно. Мы хотим, чтобы люди покупали это мыло, потому что оно классное, а не из жалости, или потому что инвалиды делают. Это честно. Я даже из шапки в описании (на странице «Sammy’s» в Facebook — прим. автора) убрала акцент на наших ребят, чтобы покупатели, не вдавшись в подробности, даже не поняли, кто и что стоит за эти мылом, — объясняет Юлия.

— Какой акцент, Юлия?

— То, что мыло делают люди с ограниченными возможностями из города Микашевичи. Мы долго-долго думали, что же они могут делать. А до того, как стали думать, мы некоторое время спонсировали их. Но это не отвечает тем целям, которые мы поставили перед собой сейчас. Мы увидели, что у реальных женщин и мужчин есть реальная потребность быть занятыми в городе (где с работой и для здоровых беда исключительная — прим. Юлии), принимать участие в каких-то процессах и зарабатывать деньги. И, более того, — тратить эти деньги. И хотелось, чтобы эта работа была востребована на рынке. Я не привыкла делать то, что не нужно, что неэффективно.

— И тогда, прошлым летом мы надумали. Попробовали мыло делать, — добавляет находящаяся за рулем Анастасия Шаульская.

— Да, привезли первый набор, — Юлия.

— Но он был на мыльной основе, детский такой. Не настоящий, — Анастасия отрывает правую руку от руля и пальцами обозначает размер.

— И им понравилось. Сделали, получилось. Спросили у них, хотят ли дальше этим заниматься. Они интерес подтвердили.

— Значит, мыло, — утвердительно кивает Анастасия.

— Значит, мыло, — вслед кивает Юлия. — И понеслась. В декабре мы сварили первую партию на 43 куска мыла (лемонграсс и с черной глиной). Сейчас едем варить вторую.

Мыловары понимают, что имеют дело с высокими температурами растапливаемых ингридиентов или, к примеру, знают, что холодная щелочь и холодная вода при перемешивании создают реакцию, при которой состав нагревается до 70 градусов. А значит, нужен костюм защиты, который вместе с обеззараживающими средствами и инвентарем, играет роль в обеспечении стерильности процесса. Фото: Александр Васюкович, Имена

Микашевичи — родной город Юлии, из которого она уехала на учебу и заработки в Минск около десяти лет назад. Мыловарня находится на территории местного центра соцобслуживания населения. Здание центра отстроили на средства ирландской благотворительной организации. Отстроили добротно. Варить будем вместе с девятью подопечными (возраст — от 18 до 45 лет — прим. автора) центра, членами клуба молодых инвалидов «САМИ». С — самые. А — активные. М — молодые. И — инициативные. Диагнозы у мыловаров всякие — ДЦП разных форм и видов, параличи, эпилепсия и иные хронические неврологические заболевания, легкая умственная отсталость, олигофрения и т. д. — все мыловары I, II и III группы инвалидностей. У одного парня серьезные проблемы с почками, другой говорить не может, но поет чисто-чисто. Кто-то после аварий, кто-то после менингита. Но ни Юлия, ни Анастасия не вдаются особо:

— Они варят мыло, они хотят варить мыло, нам этой информации достаточно. Все иное — это их личная жизнь и информация, о которой они делятся или нет.

Куски мыла Sammy’s, на 30% состоящего из бельгийского шоколада. Содержит железо, кальций и витамины, А, В1, С, D и E. Фото: Александр Васюкович, Имена

Мы уже сейчас знаем, как наладить процесс так, чтобы в какой — то момент выйти в прибыль

Ингредиенты мыла — масло касторовое, масло кокосовое, масло пальмовое, масло оливковое, дистиллированная вода, щелочь, шоколад — Юлия и Анастасия закупают в Москве, Брюсселе, Питере. Рассказывают, что на белорусском рынке товары нужного качества просто отсутствуют. К примеру, то же нетехническое касторовое масло так и не нашли. Первая партия далась кровью, пОтом. На всё про всё ушло несколько тысяч USD и столько же нервных клеток:

— Если честно, я до конца не верила, что у нас что-то получится. У нас не было достаточного опыта в этом деле, поэтому определенный уровень волнения присутствовал. Теперь всё получше, — снова начинает Анастасия. — Мы уже сейчас знаем, как наладить процесс так, чтобы в какой-то момент выйти в прибыль.

— Планируем выход на 50%. Это будет супер. Дальше зарегистрируем компанию и сделаем фонд, в который будет отчисляться 5% от продаж им на путешествия. Потому что для них важны впечатления, — с упором на последнее предложение резюмировала Юлия.

— А с ценообразованием? — интересуемся у Юлии.

— Изначально решили: продукция «Sammy’s» дорого стоить не будет. У нас нет цели вырасти в гигантов мыловарения. У нас есть цель создать места рабочие. Мы изучили этот сегмент рынка и увидели, что самое дешевое мыло такого же качества с такими же ингредиентами — от 8 BYN. Мы не демпингуем своими 6,9 BYN, а просто мы хотим, чтоб весь продукт был качественным и доступным. Даже прошлые куски по итогу реализовывали по граммовке, потому что когда порезали и взвесили, то весовая вилка оказалась от 80 до 129 граммов. Резали все специальным инструментом, но поровняли поверхность плохо. И нам показалось нечестным, что цена на куски разного веса одинаковая. В этот раз будем следить, чтобы девчата и ребята ровней сделали (смеется).

— Юлия, что им дает мыловарня?

— Шанс на самостоятельность. Это дает им свой бюджет. И даст возможность путешествовать, получать новые впечатления, узнавать новое. Мне видится это самым важным. Ребята очень активные и интересующиеся. Каждый взрослый человек должен иметь право реализоваться и получать за это достойную оплату. К примеру, чтобы банально купить себе конфет, фрукты, телефон, другие мелкие и не очень вещи. Для меня это норма. Но не у всех есть такая возможность в жизни. Мы своими малыми силами пытаемся создать такую возможность для небольшой группы ребят, которые по чуть-чуть принимают нас в свой круг друзей. Кто-то быстрее, кто-то медленнее, но прогресс есть.

Варим мыло

Все восьмеро молодых людей собрались за столом в тесном рабочем пространстве. Здесь кухня и огромный длинный стол. Стол загроможден посудинами с маслами, флаконами с аромамаслами, бутылями со щелочью и оливковым маслом, плитками шоколада, рецептурой, градусниками, перчатками, спецодеждой с очками, шапочками, тарелками и другим всяким разным. Уселись. Юлия выдержала что-то наподобие паузы и процесс начался:

Мама подопечной Оли помогает дочери надеть шапочку. У Ольги правосторонний паралич, и ей сложно справиться с задачей самостоятельно. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Хочу вам рассказать об отзывах, которые мы получили на прошлую партию от покупателей. Всем очень понравилось. Все очень хвалили, писали отзывы. Передавали вам, что вы большие молодцы и чтобы вы продолжали варить мыло. Что они ждут новое. Так что будем продолжать дальше. Сегодня мы сварим мыло с шоколадом. Бельгийским. Только сразу: шоколад есть нельзя, он будет в мыле. И мыло тоже есть нельзя, — объясняет Юлия.

— А можно уже надевать перчатки и шапочки? — спрашивает Андрей.

— Да. Есть розовые, синие и гендерно нейтральные — желтые, — демонстрирует Анастасия, в процессе мыловарения она выполняет роль технолога-энтузиаста.

— Не налазит! — просит помощи Оля.

— Если перчатки вам не подходят, то снимите. И наденьте другой размер. Надуйте сперва, так легче будет надеть, — регулирует процесс Анастасия.

— Вы, четверо, надевайте защитные костюмы. Кстати, зачем мы надеваем защитные костюмы? — обращается к группе парней Юлия.

— Потому что мы работаем с горячим маслом и щелочью, — Игорь.

— Правильно. А перчатки зачем?

— …

— Чтобы не вымазывать руки, и руками не вымазывать мыло, — отвечает Катя.

— Тебе помочь? Давай сперва выпрямим, теперь проще надевать. Подуй как шарик, — Юлия помогает Коле надеть перчатки.

Катя надевает маску для лица, необходимую по технике безопасности. Юлия ˜Шарейко поправляет Кате шапочку. Производство мыла — это также химия и химические процессы. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Слушай внимательно, — обращается Анастасия к кому-то из группы.

— Очки не трогай пока что, все по порядку, — просит Руслана Юлия.

— Правая рука у нее работает, одевай только эту, — помогают Оле надеть перчатки.

— А где взяли эти странные костюмы?

— То, что производим, то и задействуем, — объясняет Юлия.

Девушки ломают используемый в рецептуре бельгийский шоколад, готовясь к процессу его растапливания при помощи водяной бани. Фото: Александр Васюкович, Имена

Процессы по производству мыла пока не отлажены. Потому что если озадачиться целью обеспечить работой людей с особенностями, то надо быть готовыми к этим самым особенностям, равно как и к тому, что самостоятельно мыло они не сварят. Юлия Шарейко, Анастасия Шаульская и Павел Лещенко тратят много ресурсов и времени на процесс обучения кадров. Как мешать, как высчитывать, техника безопасности, какая последовательность, как фасовать, резать и т. д. Во время мыловарения так или иначе задействован человек, контролирующий процесс, и, если его нарушить, можно всё выкидывать. Попутно команде приходится сызнова приучать людей к труду из-за того, что не привыкли работать.

В Микашевичах ситуация с трудоустройством — тихий ужас. Даже на самую простую должность очередь из десяти человек — родственников, друзей руководящих кадров.

Растопленный шоколад заливают в основу и перемешивают. Группа мыловаров идет по пути создания натурального мыла стандартной формы Фото: Александр Васюкович, Имена

— Не всё так пока что легко и скоро. Мы за осознанность, а значит, за постепенность. Сейчас мы ищем отдельное помещение для того, чтобы создать системность работы. Как только будет помещение, покупаем новую тару, расширяем ассортимент, запускаем сайт. Сегодня у нас есть девять рецептур мыла, в том числе, кастильское, молочно-медовое, кофейное, с алоэ, с глиной, шоколадное, с лавандой, лемонграсс, дегтярное. В плане: шампуни, в том числе, и для собак, скрабы. Системность налаживается за счет того, что каждый будет выполнять определенный участок работы в определенное время. На этой кухне сделать это невозможно. Более того, в этот раз [с продажи первой партии мыла — прим. автора] всем заплатили одинаково и без учета того, кто и как «вложился» в мыловарение. Дальше такого не будет, дальше каждому с учетом ее или его реально занятости. — Юлия бросает взгляд на молодых людей, занятых мыловарением и переходит к главному:

— Мы хотим, чтобы наши мыловары получали достойно человеческому труду. В Микашевичах ситуация с трудоустройством — тихий ужас. Даже на самую простую должность очередь из десяти человек — родственников, друзей руководящих кадров. Одно градообразующее предприятие — «Гранит». Есть проблема с наличием рабочих мест, наши ребята, естественно, даже на имеющиеся претендовать не могут.

Коля внимательно следит за тем, как Егор вливает масло в чан. От точности зависит качество продукта. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Коля, что ты с маслом в прошлый раз делал? — резко возвращает нас в мыловарню Анастасия.

— …

— Разогреваем мы масло, — Оля.

— Коля, ты что, забыл? — удивляется Юлия.

— Коля просто стесняется. Не отвечает сразу. Надо подождать, — включается Валентина Федоровна, директор клуба «САМИ».

— Где весы? — Анастасия ищет весы и задает вопрос.

— Зачем надо отмерять масло?

— …

— …

— Чтобы всё получилось, — отвечает Катя.

— Именно.

— Мальчики, куда вы разошлись? Давайте обратно.

Постепенно все делятся по группкам: кто-то мешает масло, кто-то топит шоколад, производит замес, кто-то остужает щелочь — и хаос приобретает статус упорядоченности. Периодически и системно мыловары и мыловарки отлучаются в «актовый» зал, чтобы спеть песню гостям. То есть нам. А еще в свободные минуты загадывают загадки:

Сваренное с нуля мыло разливают по формам. Когда оно застынет, его нарежут и оставят куски дозревать. Дозревшие куски девушки и парни будут фасовать вручную. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Оля, сегодня отгадывают гости! — мама Оли.

— Ее топчут, а она растет, да еще и урожай дает, — Оля.

— Ты фотограф, ты думай, — текстовик (она же Дарья Царик, автор этого материала).

— Я вообще не думаю, я только на кнопочку нажимаю, — фотограф.

— Ответ! — затребовал текстовик.

— Земля.

— Еще одну, — текстовик.

— Что ты смотришь на меня, раздевайся, я твоя, — Оля явно из «Мурзилки» 80-ых.

— Перевести? У нее после аварии правосторонний паралич: проблемы с речью, так что я помогу транслировать.

— Да нет, все понятно. Ванная?

— Кровать.

— Еще задавай загадки.

— Без ног бегут, без паруса бегут.

— Облака.

— Да.

— А подойдите, пожалуйста, тут вас ждут.

Во время мыловарения

Мама

В соседнюю комнату мы отлучаемся, чтобы переговорить с Валентиной Федоровной, мамой Юлии Шарейко. Здесь, в социальном центре, она — руководительница клуба молодых инвалидов «САМИ».

— Мы с Юлией говорили о том, что вы обучаете людей жизненным вещам… Как это выглядит?

— В нашем отделении дневного пребывания для инвалидов функционирует кружок «домоводство» для бытовой социализации. Инвалиды учатся готовить, убирать, сервировать стол, пользоваться бытовой техникой. Но больше всего молодым людям нравится петь. Через пение у них повышается самооценка, настроение и развиваются их творческие способности.

Валентина Федоровна — руководительница клуба и соцработник центра в Микашевичах вместе с девушками из группы мыловаров. Фото: Александр Васюкович, Имена

Валентина Федоровна Ярмолич, со слов Юлии, любит свое дело. Она очень добрая, с тягой к помощи другим. Своих подопечных она водит в спортзал, договаривается по праздникам с парикмахерскими, чтобы их бесплатно стригли и делали макияж. По четвергам — чтения в городской библиотеке. И еще много чего. А летом к ней домой приходят ребята, вместе шашлыки жарят, отдыхают, веселятся. Также подопечные всегда могут позвонить и получить поддержку в хорошей или плохой жизненной ситуации. Часто Валентину останавливают незнакомые люди на улице и благодарят за то, что она делает: не только самостоятельно расширяет мир ребят, но и дает возможность делать это другим участникам общества. Именно Валентина ответственна за то, что у двадцати взрослых людей с ограниченными возможностями началась социальная жизнь.

В перерывах мыловары отлучаются в караоке-зал, чтобы спеть гостям песни. Руслан исполняет что-то из репертуара раннего Наутилуса.
Фото: Александр Васюкович, Имена

Когда ребята в первый раз пришли в центр, у них не было навыков коммуникации с такими же ребятами, а сейчас это совершенно другие люди. Но те, кто начинал всю эту историю, рассказывают, что для этого понадобилось очень много времени. Чтобы открыться, чтобы установить с ними доверительные отношения. Сегодня каждый тут помогает друг дружке. Например, одеваться: если кто-то не может застегнуть себе что-то, другой подойдет и поможет.

Обратный путь

Мыло сварили. Разлили по формам. Поверхность с виду ровная. Собираемся обратно в Минск, где мыло еще три недели будет «настаиваться». Потом девушки поедут обратно — на фасовку и на варку следующей партии. По Анастасии и Юлии видно — вымотались. На выезде из Микашевичей остановились и вышли. Кто покурить, кто подышать воздухом. Юлия заговорила первой.

Процесс мыловарения занял три часа. Процесс завершился всеобщим чаепитием и угощением сладостями. За столом обсуждают планы на будущее мыловарения в г. Микашевичи. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Мы как компания помогаем, деньгами в основном. Но так многие помогают. Всё как-то хаотично, и на перспективу это не работает. Вы затыкаете одну дыру, появляется десять. Проблемы ведь не решаются одноразовым вмешательством. Мы сами таким образом помогали, а потом поняли, что надо зреть в корень. «Sammy’s» — это наша попытка создать деятельность, которая поможет решить вопрос с финансированием. Откупаться конфетами, подарками, какими-то благами, концертами — это не работает в долгосрочной перспективе. Мы это проходили. Поэтому после лет «граблей», мы впервые строим механизм. А теперь представьте, как всё изменилось бы, если бы каждая компания взяла на патронаж социальную инициативу или некоммерческую организацию. Мир стал бы чуточку лучше для тех, кто в это нуждается, и для тех, кто хочет делиться добром.

Где купить мыло «Sammy’s»

Эта партия мыла с бельгийским шоколадом — вторая. Первая [кастильское] была сварена и упакована в декабре 2016 года. Именно с нее начался «Sammy’s». Сейчас приобрести мыло можно по предзаказу на официальной странице «Sammy’s» в Facebook или связавшись по контактному номеру 8 029 635-66-95. Анастасия, Юлия и Павел сами развозят мыло по клиентам, а значит, есть возможность лично пожать им руки. В ближайшее месяцы продукция станет доступна в нескольких интернет-магазинах, а когда у мыловаров появится свое отдельное помещение в Микашевичах, то будет запущен сайт с уже забитым доменным именем — Sammysoap.by.

Мыло, которое делают в Микашевичах Фото: Александр Васюкович, Имена

Изначально доменное имя должно было выглядеть так — sammysoap.com, потому что именно так его видели Юля, Настя и Павел, но оказалось, что sammysoap.com уже занято. В городе Кирквуде (штат Миссури/США) есть магазин и фабрика по производству органического ненасильственного (веганское — прим. автора) мыла и многих других средств ухода за кожей лица и тела, а также мыл и шампуней для животных. Кирквудский Sammysoap создавался для того, чтобы создать рабочие места для взрослых с умственной отсталостью. Фаундерка бизнеса, Карен Копланд, пишет, что Sammysoap — это механизм по трудоустройству людей с ментальными особенностями, замаскированный под производителя лучшего мыла в мире. Карен Копланд и ее родители основали бизнес в 2014 году, сразу после того, как ее сын Cэм, у которого диагностирована умственная отсталость, окончил старшую школу, и оказалось, что вариантов для трудоустройства в городе у него вообще нет:

— Вы представляете какое совпадение? Хоть ты бери билеты и лети знакомься! — воодушевленно задумывается Юлия.

Герои

Девятое отделение. Как санитары Саша и Гена меняют систему в интернате для престарелых и инвалидов

Помогаем проекту Дело девятого отделения
Собрано 8720 из 7200 рублей
Герои

Бесперспективные. Почему детям-«геномовцам» не помогают государство и благотворительные фонды

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 37 229 из 42 536 рублей
Герои

«У меня сломался ген». Яна и ее мама рассказали, как без помощи государства живут дети с редкими болезнями

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 37 229 из 42 536 рублей
Герои

«Мы есть». Как выглядят дети, которым врачи не давали шансов дожить до школы

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 37 229 из 42 536 рублей
Герои

БАС не слышно. Пока умирающий Александр ждал от государства поручни, у него отказали руки

Помогаем проекту Служба помощи людям с БАС
Собрано 4754 из 44 885 рублей
Герои

Изгой, меняющий мир. Гейм-дизайнер из Минска создает ИТ-компанию с глухими сотрудниками

Помогаем проекту Работа для глухих Myfreedom. Connect
Собрано 10 228 из 22 422 рубля
Герои

Циля и Маша. Как живут девочки, «расстрелянные» 76 лет назад

Герои

Молодые учительницы из Светлогорска вытаскивают из темноты 130 незрячих

Герои

Десять тысяч помощников. «Имена» открывают уникальную арт-выставку о белорусах

Помогаем проекту Имена
Собрано 139 900 из 174 000 рублей
Герои

«Без нас сотни людей ни поесть, ни помыться не смогут». Истории пятерых женщин, о работе которых мы не знали

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано 25 632 из 20 000 рублей