Истории

Айтишники работают за 200 рублей — и довольны! Как минский Дворец молодежи вернул подросткам интерес к науке

Маркетолог по образованию Валерия Бобкова и директор минского Дворца молодежи Галина Шкляр за полгода создали образовательный центр «Технопрорыв» с дронами и 3D-принтерами. И получили 150 новых учеников. Валерия Бобкова пришла в минский Дворец молодежи работать преподавателем, и увидела, что дети старше 10 лет обходят его стороной. Технологически устарел — скучно. За месяц она написала проект образовательного центра с естественнонаучным уклоном — «Технопрорыв». Директор Дворца Галина Шкляр и Валерия пошли по кабинетам. Итог: получили 100 000 рублей с… республиканского субботника. За месяц отремонтировали кабинеты, набрали педагогов и в сентябре запустились. В «Технопрорыве» 150 учеников занимаются в пяти лабораториях. Изучают программирование, робототехнику, диджитал-дизайн и управление дронами. Курсы платные, но аудитории только прибавилось. Для многих преподавателей работа во Дворце — почти волонтерство. Зарплаты небольшие, а деньги от спонсоров и с субботника потратить на них нельзя по закону. Зато энтузиасты видят большой смысл в этой работе: «Мы не можем поменять школьную или университетскую систему образования. А дополнительное образование — гибкое», — говорит Валерия.

Вечером у главного входа минского Дворца детей и молодежи по улице Старовиленской летают дроны. Ими управляют ребята со спецкурса по беспилотным летательным аппаратам. На первом этаже печатают детали на 3D-принтере. На втором дети лет 10-12 разбирают, как создается виртуальная реальность.

Урок управления беспилотными летательными аппаратами. «Будем снимать видео с дронов. Устраивать соревнования на точность. Это второе занятие, для ребят пока главное не уронить дрон кому-нибудь на голову», — говорит преподаватель Роман Гудь. Управление дронами — один из спецкурсов. Фото: Надежда Бужан, Имена

Мы проходим в мастерскую. На стене портрет Стива Джобса. Вдоль стен — 3D-принтеры, фрезерный и лазерный станки, станок для вакуумной формовки. Здесь материализуют проекты ребята из Креативной лаборатории. Прототип теперь необязательно выпиливать руками. Хотя ретрокружки авто- и судомоделирования, которыми славился Дворец, остались.

Субботник, EPAM и немного везения

— Я не могла в наши кабинеты заходить, — говорит директор Дворца детей и молодежи Галина Шкляр, вспоминая старые станки для занятий. Дворец терял подростковую аудиторию. Причина — неинтересно было. В апреле 2017 года Валерия Бобкова пришла на месяц поработать во Дворец преподавателем. Но осталась дольше.

— По профессии я маркетолог. Я увидела, что здесь можно применить мой опыт и знания, — Валерия за месяц написала проект образовательного центра с популярным естественно-научным уклоном. Назвали его «Технопрорыв». И начали искать деньги. Государственные или от частных компаний. Нашлось и то, и другое. Говорят, это первый случай за последние 15 лет, когда власти поддержали техническое образование и творчество детей во Дворце. Проекту досталось 100 тысяч белорусских рублей с республиканского субботника, который прошел 22 апреля.

Директор Минского государственного дворца детей и молодежи Галина Шкляр (слева) и Валерия Бобкова (справа) работала маркетологом в бизнес-клубе Imaguru. Фото: Надежда Бужан, Имена

— Этого никто не ожидал! Видимо, везение, — говорит директор Дворца Галина Шкляр.

Частные образовательные кружки и курсы, говорят собеседницы, давно поняли, что дополнительное образование — это выгодно. И начали вкладываться. При этом на республиканском уровне дополнительному образованию внимания почти не уделяют. Поэтому на госпомощь авторы проекта не особенно и рассчитывали — вкладывали заработанные дворцом деньги и привлекали внимание IT-компаний. Например, проводили конкурсы по робототехнике вместе со спонсорами. Вместе с ассоциацией «Образование для будущего» и EPAM оборудовали один из учебных классов, купили дроны и наборы LEGO для робототехников.

Урок судомоделирования. Несмотря на окончательную победу высоких технологий детям по-прежнему нравится работать руками. Судо- и автомоделирование в «Технопрорыве» — дополнительные курсы на выбор.  Фото: Надежда Бужан, Имена

—  Я решил, что моя задача — помочь людям в этой жизни непосредственно. Буду хирургом — это интересно, очень, — говорит 12-летний Юра, который изучает программирование во Дворце. — Программирование — для общего развития. До этого мы ходили на другие курсы — в ПВТ. Решили что-то другое посмотреть. Пока что всё отлично. То же программирование там мы намного меньше изучали. Робототехника лучше рассказывается. Преподаватель отличный, шарит сильно, четенько объясняет. 

Как устроен «Технопрорыв»

— Раньше уже были направления робототехники, радиоэлектроники, архитектуры и дизайна, — говорит Валерия Бобкова, автор идеи проекта «Технопрорыв». — Это были отдельные направления. В некоторые не набиралось людей. Туда ходили в основном дети до 10 лет. Проблема в технологическом отставании. Подросткам просто стало неинтересно. Нам нужно было сделать современный качественный продукт — конкурентоспособный.

У этой группы основной предмет — языки программирования. Но сегодня у них спецкурс, знакомство с возможностями VR. «Во втором полугодии у них курс мультипликации, — говорит автор проекта Валерия Бобкова. — Они будут придумывать историю, сценарий, его рисовать. Потом изучат определенный софт и сделают мульт. Который потом запилят в свой блог». Фото: Надежда Бужан, Имена

«Технопрорыв» состоит из пяти лабораторий. Лаборатория технологий и инженерии, на которой изучают робототехнику и радиоэлектронику. Креативная лаборатория: архитектура, дизайн, в том числе диджитал-дизайн. Инновационная лаборатория Fablab для изобретателей и конструкторов. В лаборатории Soft Skills учатся лидерству, командообразованию и ораторскому мастерству. И, конечно, Школа программирования, где учат языки Scratch, Python, С++. Для всех специальностей — обязательный английский еженедельно и «пакет» спецкурсов, которые ученик выбирает сам, например, робототехника, виртуальная реальность, нейропилотирование, разработка мобильных приложений, анимация. Они меняются каждые пару месяцев. Курс одной лаборатории длится три года. В «Технопрорыве» — 150 учеников,  в том числе дети из многодетных семей и группа для учащихся школы-интерната.

«Мы хотим, чтобы каждый мог прийти в лабораторию Fablab, чтобы реализовать свой проект, — говорит Алевтина Урбан, заведующая отделом технического творчества и спорта. — Есть много детей, которые сидят по домам, что-то конструируют, но выхода этому никакого, ведь оборудования нет». Фото: Надежда Бужан, Имена

— Итоговый проект Креативной лаборатории, который ученики будут защищать на английском языке, — это модель города, разделенного рекой на две части, — говорит Алевтина Урбан, заведующая отделом технического творчества и спорта. — Одна часть — это коттеджная застройка, макеты, сделанные руками, старая церковь, аллеи. И мост из картона и бумаги. Рядом еще один мост, спроектированный в программе и распечатанный на 3D-принтере. И дальше новый город, современная архитектура — сделаны с применением 3D-принтеров и лазерной резки.

Занятия в лаборатории стоит в среднем 80 рублей. К слову, до модернизации сами курсы были бесплатными. Сейчас платные, но оттока желающих поучиться это не вызвало. Директор дворца признается — честно демпингуют, чтобы всё оставалось доступным для среднестатистической семьи.

Глебу 16, он учится в «Технопрорыве» бесплатно. Он из многодетной семьи, где четверо детей. Уже нацелился на то, чтобы стать программистом. Фото: Надежда Бужан, Имена

Дети из многодетных семей и интернатов учатся в бесплатно. Таких 30 процентов. Еще авторы проекта собираются делать интенсивы на каникулах для детей из социальных приютов

— В неделю четыре занятия, по два за раз. Мне больше нравится прототипирование и програмирование на базе Arduino. Сначала рисуешь модели, потом печатаешь на 3D-принтере. Хочу связать свою жизнь с этой отраслью, — говорит 14-летний Стас.

«Никто больше, как наши родители, сорок лет на одном месте не будет работать»

«Технопрорыв» гордится мультидисциплинарным подходом в образовании. Учат одновременно техническим дисциплинам, развитию творческого и критического мышления. Например, сейчас взялись за «психологический» проект — «Открытую школу антибуллинга и медиации». Будут учить школьников, родителей и учителей распознавать и предотвращать травлю в школе. Ищут помощи у государства и бизнеса. На спецкурсы вроде блоггинга собираются звать с мастер-классами известных в своих сферах персон — на общественных началах. «Влад Бумага мог бы быть нашим ментором», — шутят во Дворце.

— Комплексное обучение — наше главное отличие от других образовательных центров города, — говорит Валерия. — Развитие — за людьми, которые умеют мыслить, гибко реагировать и переучиваться. Никто больше, как наши родители, сорок лет на одном месте не будет работать.

Кто и зачем работает во Дворце

— Найти преподавателей очень сложно, — говорит Алевтина Урбан. — Кого-то запросили по распределению и обучаем. Помогают те же IT-компании — бизнес-партнеры обучают наших специалистов. На преддипломную практику запросили студентов из БГУИРа.

У сложностей две причины: педуниверситет больше не готовит специалистов для системы дополнительного образования, а еще зарплаты невелики. По указу «О предоставлении и использовании безвозмездной (спонсорской) помощи» дворец не может тратить на зарплаты спонсорские деньги и деньги с субботника.

«Мы должны быть интересными, — говорит директор Дворца детей и молодежи Галина Шкляр. — Поэтому в „Технопрорыве“ есть всё, что может быть интересным ребенку цифровой эпохи — от традиционного автомоделирования до таких трендовых вещей, как блоггинг и урбанистика». Фото: Надежда Бужан, Имена

— Где мы взяли преподавателей? Это наши выпускники, которые сейчас стали студентами, — говорит директор Галина Шкляр. — Уникальная ситуация — прототипирование ведет наш выпускник, предприниматель. У него бизнес в сфере ИТ, и он в принципе на волонтерских началах работает, потому что зарплата, которую он здесь получает, она несущественна.

99% педагогам «Технопрорыва» до 30 лет. Всего их 11 человек. Оклад — 200-300 рублей. В зависимости от нагрузки и стажа сумма может удваиваться. Валерия говорит, что работа с проектом занимает до 40 процентов ее времени. Чтобы зарабатывать на жизнь, она на фрилансе занимается бизнес-консультированием.

«Мы не можем поменять школьную или университетскую систему образования. А дополнительное образование — гибкое»

Главные вызовы для Дворца и дополнительного образования — новые учебные программы и системная поддержка, финансирование.

— У нас нет центра, который мог бы нам предоставить какие-то программы, например, по информационным технологиям, — говорит Алевтина Урбан. — Есть Республиканский центр инновационного и технического творчества, но тот перечень программ, который они предоставляют, крайне скуден. Мы вынуждены всё делать своими силами, ориентируясь на зарубежный опыт.

В свои 10-12 лет ребята учат технический английский, знают, как работает виртуальная реальность и умеют писать простые программы на языке C++. Фото: Надежда Бужан, Имена

— Существующие программы дополнительного образования традиционны. Как правило, они ориентируются на сегодняшний день, —  говорит директор Галина Шкляр. — Наши дети придут в реальную жизнь как минимум через 10 лет. Это огромный срок. Мы видим, как меняется всё вокруг. Мы стали думать о том, что современным детям надо давать знания будущего. В России разработали Атлас новых профессий — мы ориентировались на него.

С деньгами еще сложней.

— В России техническое творчество и IT-обучение финансируются на государственном уровне, — говорит Алевтина Урбан. — А у нас — мы пилотные, мы первые.

— У нас не один проект лежит в портфеле, — говорит директор Дворца Галина Шкляр. — Мы делали множество попыток. Я лично веду переговоры 20 лет. Но пока еще не было на уровне республики целевых программ финансирования сферы допобразования.

«Я столкнулась с тем, когда преподавала у детей, что они боятся высказывать свое мнение, — говорит Валерия. — В школе их отучивают думать, отучивают принимать решения, отучивают брать ответственность. Здесь мы учим не только техническим дисциплинам, но и развитию творческого и критического мышления». Фото: Надежда Бужан, Имена

—  Дополнительное образование — та область, в которой мы можем что-то менять. Оно гибкое. Мы здесь можем влиять на то, чтобы ребята через 10 лет были конкурентоспо-собными, — говорит Валерия. — Я вижу потребность  в изменениях, я вижу то, что сейчас не работает. Судя по реакции детей проект очень успешный. Родители говорят: ребенок хочет идти, даже когда заболел.

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Истории

Ник в западне. Парню не дают учиться там, где он хочет — врачи лишили его выбора

Истории

Пока горе-родители берутся за ум, минские айтишники учат их детей в приютах. И вот что получается

Помогаем проекту ИТ-курсы в детских приютах
Сбор средств завершен
Истории

Как родители-марокканцы бросили дочь в Беларуси, а волонтер Яна учила ее жить

Истории

На сцене и в самом центре — всего через полгода. Влада с аутизмом, которая боялась толпы, впервые играет перед зрителями

Помогаем проекту Театр для детей с аутизмом
Собрано 33 954 из 58 979 рублей
Истории

После неудачной прививки Соня стала инвалидом, но сумела покорить мир

Истории

«Богема наступает, а мы не сдаемся». Как двое работяг с завода переживают перемены в модном кластере на Октябрьской

Истории

После разговора с Авдевичем. У многих людей с инвалидностью нет личной сексуальной жизни. Как в мире решают эту проблему?

Помогаем проекту Имена
Собрано 153 415 из 241 753 рубля
Истории

Будущие миллионеры? Белорусские школьники имеют все шансы разбогатеть на своих изобретениях

Истории

Оптимист. 10-летний мальчик из Слуцка скрывает от всех, что он слепой

Истории

Рожденные рано. Как растут дети, которые поспешили появиться на свет раньше срока

Помогаем проекту Рожденные РАНО
Сбор средств завершен