Герои

«Говоришь: не хочу жить — тебя сразу в больницу». Как минчанин с альбинизмом борется с одиночеством

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 22 423 из 54 119 руб.
Помочь

Николай с самого рождения белая ворона. Он альбинос. Из-за редкого заболевания почти не видит. Окончил школу и устроился на работу на предприятие для слабовидящих. Но от монотонной работы загремел в психушку с депрессией. И не раз. Уволился с завода, живет на пенсию, новую работу с его диагнозами найти сложно. Парень почти никому не нужен: друзей нет, пойти некуда. Несколько месяцев назад он пришел в Клубный дом. Там помогают таким, как Николай — одиноким и обиженным на весь мир.

Мы приходим в Клубный дом как раз когда идут курсы по актерскому мастерству. Взявшись за руки парами, люди ходят по ковру с закрытыми глазами. Это тренирует доверие участников труппы друг к другу. Но Николай — в сторонке.

Николай приходит в Клубный дом чаще всего по вторникам и четвергам. Ему нравится готовить обеды вместе с остальными участниками кухонной группы.  Фото: Виктория Герасимова, Имена

— Почему не со всеми? — интересуемся мы у него.

— Да не нравится мне актерство это, — улыбается парень. — Я за естественность. Мне нравится готовить, я прихожу по вторникам и четвергам, помогаю, картошку чищу. Нравится просто посидеть и поговорить.

Белая ворона

Николай — высокий крепкий блондин — рассказывает о себе очень скупо. Ему 35 лет. Родился и вырос в Минске, учился в специальной школе для слабовидящих детей.

— Я родился и вообще ничего не видел, — вспоминает Николай. — Профессор сказал, что я буду слепым, но в два года неожиданно появилось зрение, сформировался какой-то зрительный нерв.

Коля вспоминает, что семья была неблагополучная. Выпивал и отец, и старший брат.

У Николая редкое заболевание «альбинизм». В Минске он встречал только одного такого же человека — он учился в той же школе. Фото: Виктория Герасимова, Имена

— В школе меня считали трудным учеником, потому что в семье было такое, что не мог сосредоточиться на учебе. Прогуливал, не хотел с людьми общаться. Многие не понимали, злорадствовали. Уже в школе меня окрестили полным неудачником. Ребята обзывались.

Зрение было плохое, поэтому Коля даже не мечтал кем-то стать, как остальные мальчишки. Думал, доживет до 25-ти и хорош. О будущем не думал.

— Никто не понимает, что такое быть альбиносом. Постоянно болят глаза — на каждом по несколько диагнозов. Ты как белая ворона. Нужно беречься от солнца, загорать нельзя. И психологически очень тяжело.

Две полки стола в комнате у Николая завалены тетрадками с его собственными стихами.  Фото: Виктория Герасимова, Имена

Сразу после школы Николай устроился на предприятие для слабовидящих, на «Светоприбор». Там каждый день делал выключатели и розетки.

— Выбора не было. Нравится или не нравится — надо было работать. Завод это единственное место, куда я мог пойти. До 2005 года еще можно было что-то заработать. Но потом начались какие-то ужесточения, штрафы, наказания. И я уволился, проработав десять лет.  

Стихи Николая. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Николай говорит, что уволился не только из-за зарплаты в 100 долларов. Больше из-за монотонной работы и постепенной деградации. Признается, что на заводе много пили из-за депрессивного состояния. Многих его знакомых по этой причине уже нет в живых. Многих поувольняли по той же причине.

Говоришь: не хочу жить — тебя сразу в больницу

Когда Николай работал на заводе, несколько раз попадал в психиатрические больницы. Обращался за помощью сам.

— Было плохо, настолько, что жить не хотелось. В то время еще умер отец, было очень тяжело. Приходил к врачам, брал больничный, ложился в больницы, чтобы не уволили с работы. Последний раз я пришел к врачу и сказал, что не хочу жить. Думал, врач меня успокоит, даст таблетку, и я поеду домой. Но меня быстренько положили как суицидника.

Лупа и лекарства — без этих вещей Николаю не обойтись и дня.  Фото: Виктория Герасимова, Имена

В больницах Коле не нравилось. Во-первых, чувствовал себя дурачком. Во-вторых, содержали, по его словам, как животных.

Начал жить, когда ушел с завода

Николай говорит, что начал жить, только когда ушел с завода. Он живет вместе с мамой-пенсионеркой, отец умер в 2000-м. Все делает сам: готовит, ходит в магазин, стирает и моет пол. Сам ездит в Клубный дом и на занятия по гитаре. Найти работу с его заболеванием, говорит, сложно, нельзя поднимать тяжести — просто грузчиком пойти не может. Поэтому жизнь однообразная, серая и неинтересная.

— С моими болезнями сильно не разгонишься, — вздыхает он.

Живет на пенсию по инвалидности в 300 рублей. Говорит, что на еду и одежду этого хватает, потому что неприхотливый. Еда — картошка и каша с сосисками. Любит китайский чай — черный, красный и зеленый.

Николай не похож на инвалида. Ему часто говорят, мол, на тебе вагоны надо разгружать.  Фото: Виктория Герасимова, Имена

— Но сейчас я могу куда-то ходить и с кем-то общаться. А раньше только и думал, как не проспать этот завод.

Николай играет на гитаре в туристическом центре, поет, выступает на концертах.

Он пользуется телефоном, поднося экран прямо к носу. На компьютере установлена специальная увеличительная программа: у него есть несколько знакомых по переписке, общается с ними в скайпе и вайбере. Читает Библию с большой лупой.

Слушает аудиокниги по психологии и буддизму. Говорит, что духовные практики и дыхательная гимнастика помогают справиться с депрессией.

Мужчина одинаково уважительно относится ко всем религиям. Фото: Виктория Герасимова, Имена

— Там рассказывают, что все в мире преходяще и мимолетно. Поэтому нельзя себя со всем этим связывать, нужно научиться принимать все, как есть. Но это не всегда получается, все равно начинаешь из-за чего-то нервничать, — улыбается Николай.

— Тяжело мне с людьми, я все время один. Друзей особо нет. Девушки у меня были, но это несерьезные отношения. Кто в этом виноват — не знаю. И я прекрасно понимаю, что свою семью содержать не смогу.

О своих мечтах Николай рассказывает только в финале нашей встречи. Конечно, ему хочется, чтобы пенсия у людей с инвалидностью была побольше. Это позволит куда-то выходить, путешествовать. Хочет, чтобы его знали, помнили и уважали. Хочет найти человека, который бы понимал его, чтобы общаться и дружить. Надеется, что Клубный дом в этом поможет — он приходит в него всего три-четыре месяца.

Николай сам ходит в магазин, готовит обед и убирает комнату. Хотя это непросто: окружающий мир он едва видит.  Фото: Виктория Герасимова, Имена

— Поймите, это тоже труд — выйти из своего депрессивного состояния, куда-то пойти и начать общаться, чтобы не быть в «подводной лодке». Мне часто говорят, что я не похож на инвалида. Мол, вагоны на тебе можно разгружать. Вот для того и борюсь каждый день, чтобы не быть похожим на инвалида. Иначе закроют в психушке, и оттуда вообще никуда не выйду.

Как помочь

Таким, как Николай, в Минске помогает проект Клубный дом. Это центр, куда может прийти любой человек, который живет с психическим заболеванием. Чтобы не сидеть дома одному, а пообщаться с людьми, которые каждый день сталкиваются с такими же проблемами. Члены Клубного дома вместе готовят, пьют чай, обсуждают новости, навещают своих друзей в больницах, ходят в кино и на выставки.

В Клубном доме можно научиться чему-то новому: каждую неделю здесь проходят курсы по английскому языку, пользованию компьютером, актерскому мастерству и игре на музыкальных инструментах. Здесь проводят психологические тренинги, юрист консультирует по вопросам трудоустройства и получению пособий. Специалист по трудоустройству помогает пройти медкомиссию, найти подходящую вакансию, составить резюме, собрать необходимые документы и подготовиться к собеседованию.

У проекта нет госфинансирования. Имена собирают на работу команды проекта: специалиста по трудоустройству, директора, юриста, двух социальных работников, а также аренду офиса, оплату связи и другие ежедневные расходы. Переводите любую доступную сумму, чтобы у Николая и других подопечных Клубного дома была возможность избавиться от одиночества и непонимания. Быть такими, как все, и стремиться к лучшему.  

Имена работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Имена — для читателей, читатели — для Имен. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Помогите проекту
Клубный дом
Уже собрано 22 423 из 54 119 руб.
Герои

Жить жадно. Диме не давали шанса дожить до 18, а теперь он растит трех дочек

Помогаем проекту Геном
Собрано 33 722 из 83 966 руб.
Возера РадасціВозера Радасці
Герои

«Стать здоровым полностью я не хочу». Паша с психическим расстройством рассказал, как жить обычной жизнью, лечиться и писать стихи

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 22 251 из 54 119 руб.
Возера РадасціВозера Радасці
Герои

Депрессия может передаться вашим детям. Вот как можно обнаружить болезнь, которую многие не считают серьезной. Рассказывает психиатр Айзберг

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 22 251 из 54 119 руб.
Герои

30 лет с рассеянным склерозом. Невероятная история Людмилы Федоровны

Помогаем проекту Имена
Собрано 68 034 из 199 522 руб.
Герои

Ешь. Молись. Люби. Бывший шеф-повар каждый день готовит обеды для 100 минских бездомных

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 47 228 из 73 232 руб.
Герои

Куда уходят дети? В другие детдома. 11 сирот в Жодино пакуют чемоданы

Герои

Как бабушка из Пружан в 89 летает на тарзанке и ведет занятия по гимнастике. «Жизнь на пенсии только начинается»

Возера РадасціВозера Радасці
Герои

Иван продавал на улице брелоки, а теперь получает заказы из Америки. Как ИТ-курсы меняют жизнь глухих

Помогаем проекту Работа для глухих
Сбор средств завершен
Герои

Детский сад для бездомных. Как минских бродяг кормят обедами из трех блюд

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 47 228 из 73 232 руб.
Герои

Парень из Гомеля был бродягой, а стал менеджером в успешном бизнесе

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 47 228 из 73 232 руб.