Герои

Депрессия может передаться вашим детям. Вот как можно обнаружить болезнь, которую многие не считают серьезной. Рассказывает психиатр Айзберг

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 457 из 39 468 рублей
Помочь

Психиатр Олег Айзберг рассказал минчанам, как наркотики действуют на мозг и как обнаружить и лечить депрессию. Лекции в Культ.центре Корпус организовали «Имена» в поддержку Клубного дома, который помогает людям с психическими заболеваниями. Входом на лекции было пожертвование в пользу проекта. Клубному дому собрали 1 200 рублей. Спасибо! Для читателей, которые не попали на мероприятие, публикуем основные тезисы лекции «Как обнаружить и лечить депрессию».

Наш век часто обозначают веком депрессии. Я даже в одной книге прочел цитату известного французского писателя Мишэля Уэльбека, что наше время — это время горечи. Вы везде можете встретить, что сейчас распространенность депрессии очень сильно повысилась, раньше такого не было. В ответ на это мне всегда приходит в голову график «Зависимость числа пациентов на диспансерном психиатрическом учете в России от числа психиатров». Он взят из старого советского учебника по психиатрии. Речь идет о том, что просто стало больше специалистов: психиатров, психотерапевтов, психологов, и они стали активнее диагностировать депрессию. И вторая причина в том, что люди не так сильно стали стесняться обращаться за помощью: те вещи, которые они раньше терпели, сейчас они активно высказывают. Сейчас диагноз «депрессия» просто чаще ставится.

Мы живем в век депрессии?

Приведу два описания депрессии. Известная актриса Гвинет Пелтроу так описывает послеродовую депрессию: «В самые худшие дни я была просто как робот. Ничего не чувствовала. У меня не было никаких материнских инстинктов к нему. Ужасное ощущение. Он был мне чужд. Теперь, когда вижу фотки того времени, с трудом вспоминаю, что тогда было. Не могла понять, почему я такая неправильная. В конце концов, мой муж сказал: «Это у тебя послеродовая депрессия». Актриса достаточно типично описывает отсутствие материнского инстинкта, чувств к ребенку — это специфическая особенность послеродовой депрессии, достаточно частого заболевания. Оно развивается у 10-15% женщин в первый год после рождения ребенка.

Очень подробное описание депрессивных состояний дает в своих произведениях известный немецкий писатель Герман Гессе. Он всю жизнь страдал депрессией, лечился в психиатрической больнице и описывал свои переживания у многих из своих героев. «Те, кто не почувствовал на себе, что такое меланхолия, не понимают этого. У меня было чувство ужасного одиночества — между мной и людьми, а также жизнью города, площадями, домами и улицами была огромная пропасть. Происходили несчастья, в газетах публиковали важные новости — у меня не вызывало это никаких чувств». И даже присуждение Нобелевской премии не вызвало у писателя какой-то стойкой радости. Это еще и иллюстрация на тему, что можно быть очень известным человеком, очень успешным и, тем не менее, страдать от тяжелого психического расстройства.

Есть две гипотезы: одна — что депрессия более распространена в развитых странах, потому что там у людей больше стрессов. И другая — депрессии больше в странах с низким уровнем дохода, потому что у людей меньше ресурсов с этими стрессами справляться. Так вот, глобальное мировое исследование показывает, что ни одна гипотеза не верна: страны чередуются каким-то непонятным образом.

Для меня было открытием, что самая высокая распространенность депрессии была Сан-Пауло (Бразилия). Потом идет Украина и США. Самая низкая распространенность — в Германии и Японии — это несколько противоречит традиционным представлениям о национальном характере. Если в Бразилии мы видим вероятность возникновения депрессии за 12 месяцев около 10%, то в Японии — около 2%.

Возникает вопрос, одинаково ли проявляется депрессия в разных странах. Очевидно, что нет. Транскультуральные исследования показывают, что депрессия по-разному выражается: чем западнее, тем люди более активно высказывают жалобы на свое душевное состояние. Чем восточнее — тем больше соматических жалоб. Вместо жалоб на тоску, подавленное настроение, люди жалуются на то, что у них болит живот, болит в груди — и обследуются у врачей соматического профиля. Мы находимся где-то посередине — между крайним Западом и крайним Востоком. У нас такой баланс между жалобами телесными и душевными.

Как распознать депрессию?

В современной психиатрии есть определенные критерии, по которым диагностируют депрессию. Существуют специальные опросники, по которым выявляют депрессию. У нее есть различные проявления, и прежде всего, мы диагностируем эмоциональные: это тоска, сниженное настроение, тревога, ожидание чего-то плохого, раздражительность, чувство вины, низкая самооценка, ангедония (когда пациент перестал получать удовольствие от тех вещей, от которых раньше его получал), и в тяжелых случаях — вообще утрата способности испытывать такие-то эмоции и чувства, как хорошие, так и плохие.

Есть мыслительные проявления депрессии: снижение концентрации внимания, трудности в принятии решений, преобладание мрачных мыслей, мысли о самоубийстве и замедленность мышления. Характерно, что люди, заболевшие депрессией, часто жалуются на то, что у них снизилась память. Телесные проявления депрессии — это снижение сексуального влечения, изменение аппетита, нарушение сна, повышенная утомляемость, боли и неприятные ощущения в теле.

Депрессия — не просто плохое настроение, она наносит большой экономический и психологический ущерб семье. 

Если телесные проявления преобладают, люди идут лечиться не к психиатру, а к врачам соматического профиля. Те находят у них различные болезни — одну, две, три, четыре, начинают их активно лечить, физиологические показатели нормализуются, но человеку всё равно плохо. И тогда становится понятно, что болезни не являлись основной причиной плохого самочувствия. Врачи отправляют пациента к психиатрам, а он, как правило, отправляться не очень хочет, потому что у него в голове есть картина, что он чем-то тяжело болен. И эта картина — один из симптомов депрессии.

Есть изменения поведения, которые поддерживают порочный круг депрессии: пассивность, избегание контактов с другими, отказ от развлечений и алкоголизация или прием наркотиков. У мужчин, в отличие от женщин, частым проявлением депрессии являются агрессивные состояния, склонность к дракам и злоупотребление алкоголем.

Слава Богу, в большинстве случаев депрессия течет эпизодами, фазами. После эпизода депрессии большинство пациентов переходят в здоровое состояние, и вы никогда не скажете в беседе с этим человеком, что он перенес депрессию, даже тяжелую. Считается, что если человек перенес один эпизод депрессии, то вероятность повтора составляет около 50%, риск повтора после 2-х и более эпизодов — 75%. Большинство из пациентов к психиатру не обращается и никакого лечения не получает. И так происходит в большинстве стран мира, за исключением самых развитых.

Депрессия — не просто плохое настроение, человек не просто испытывает какой-то субъективный дискомфорт. Она наносит очень большой экономический ущерб, большой психологический ущерб членам семьи. Известный факт: если в семье один страдает депрессией, то резко повышается риск заболеть и у другого. Депрессия очень хорошо улучшает течение всяких соматических болезней, типичный пример — это смертность от сердечно-сосудистых болезней. Если у пациента с ишемической болезнью есть депрессия, смертность повышена в полтора-два раза. Почему она повышена, так никто и не знает. Одна из версий — пациент не принимает лечение, назначенное врачом. Одно из самых драматических проявлений депрессивных состояний — это суицид.

Почему возникает депрессия?

Самой первой гипотезой, почему происходит депрессия, была моноаминовая, то есть депрессия возникает тогда, когда у человека в голове мало нейромедиаторов. Ученые сосредоточились на трех нейромедиаторах — это серотонин, норадреналин и дофамин. Были обнаружены также гормональные изменения в системе гипотоламус — гипофиз — надпочечники. Моноаминовая гипотеза переросла в серотониновую, и это очень сильно повлияло на то, как в дальнейшем синтезировали антидепрессанты. Серотониновая гипотеза сейчас оспаривается, можно с этим соглашаться или нет. Но были созданы антидепрессанты, которые влияют на обмен серотонина, и именно они радикальным образом изменили характер лечения депрессии — они стали первыми антидепрессантами, которые безопасны и просты в использовании. Их стали применять не только психиатры, но и врачи общей практики.

У детей депрессивных родителей большой риск получить расстройство.

Что касается психологических механизмов депрессии, то самой первой большой работой по этому поводу была работа Зигмунда Фрейда «Печаль и меланхолия». Он провел границу, в каких случаях есть обычные переживания и печали из-за каких-то жизненных событий, а в каких случаях речь идет о меланхолии — так тогда называли тяжелую депрессию. Он выявил четыре основных фактора:

  • наличие детской травмы — это могут быть какие-то нарушенные отношения с родителями, утрата родителя;
  • выбор объекта привязанности на нарциссической основе — когда люди видят в своем партнере не отдельного индивида, а хотят видеть частичку себя;
  • утрата объекта привязанности;
  • перенос гнева на себя: психоаналитики всегда считали, что механизм депрессии — это перенос агрессии на самого себя.

Все более поздние психоаналитики, в том числе и противники Фрейда, так или иначе развивают эти положения.  

Очень сильно повлиял на развитие учения о депрессии американский психотерапевт Арон Бек. Этот человек, наверное, внес самый большой вклад в лечение и диагностики депрессии. Он выявил четыре основные убеждения пациентов с депрессией — греховность, невозможность быть любимым, безнадежность и беспомощность. Чем отличается работа Бека от его предшественников? Он был университетским профессором и выполнил исследование, где с помощью строго научных методов все это описал. Бек сформулировал когнитивную триаду: негативный взгляд на себя, негативная оценка будущего и негативная оценка на мир в целом. По отдельности это может быть и у здорового человека, но когда это все вместе и причиняет дискомфорт человеку — это депрессия.

Провокатором самой первой депрессии может быть потеря важного человека (смерть, развод, уход детей из семьи), конфликтные отношения с близким человеком, изменение жизненной роли, одиночество и социальная изоляция. Естественно, мы все сталкиваемся со всеми этими факторами, вопрос в том, что кто-то заболевает, а кто-то — нет. А это зависит от воспитания, которое получил человек и от его генетических особенностей. Депрессия имеет достаточно большой генетический компонент, и у детей депрессивных родителей большой риск получить депрессивное расстройство.

В нашей стране выполнена только одна научная работа по депрессии — по послеродовой депрессии. Ее автор — бывшая сотрудница кафедры психиатрии и наркологии БелМАПО Виктория Голубович, которая изучала женщин в женской консультации. Послеродовая депрессия до этого считалась гормонально обусловленным заболеванием, но всё оказалось намного сложнее. У большинства из заболевших был обнаружен высокий уровень жизненного стресса (почти в 10 раз чаще, чем у здоровых), сниженная самооценка, депрессия в семейном анамнезе, в личном анамнезе, низкое социальное положение, стресс, связанный с уходом за ребенком, неудовлетворительные отношения с родителями, с партнером, плохой сон ребенка, низкий уровень образования и на последнем месте — предменструальный синдром (все остальные факторы к биологии отношения не имеют).

Как лечить депрессию?

В значительной части случаев депрессия проходит сама, без лечения, и это очень хорошо. Большинство людей к психиатрам не обращаются. Основные методы лечения, которые рутинно используются во многих странах, — применение антидепрессантов, психотерапия, электросудорожная терапия и транскраниальная магнитная стимуляция.

Больше всего антидепрессантов (110 доз на тысячу населения) продают в США, на втором месте — Исландия (106), на третьем — Австралия (89). А вот в Эстонии, Чили и Корее почему-то назначают мало антидепрессантов. Сразу скажу, что основное назначение антидепрессантов — это не лечение депрессии, а лечение тревожных расстройств, которые бывают чаще.

Вокруг антидепрессантов много мифов — про то, что на них подсаживаются, что от них жуткий эффект. Антидепрессанты в медицине сегодня — одни из самых изученных препаратов, потому что одни из самых назначаемых. Эффект от лечения наступает обычно через три-четыре недели, но только у 60-70% пациентов. Почему так, ни один специалист не знает. У современных антидепрессантов практически нет опасных побочных эффектов. Ни один человек от них не умер. Даже если человек с высоким риском суицида съест упаковку антидепрессантов нового поколения, он не умрет. В этом отличие от старого поколения, которые при превышении дозы могут давать опасные отравления.

До сих пор мы подбираем препараты методом тыка. Нельзя заранее сказать, какой препарат подействует.

Самыми первыми антидепрессантами были два растительных препарата. Один из них — опий. В России в начале 19-го века меланхолию лечили даже героином — историки нашли такую статью. А второй препарат — на основе зверобоя. Я ни то, ни другое не назначаю. Если я буду назначать опиаты, меня посадят в тюрьму. А препараты на основе зверобоя опасны тем, что после их приема можно получить солнечные ожоги. А также у зверобоя очень неблагоприятный профиль взаимодействия с лекарствами: безобидные могут стать токсичными при приеме зверобоя.

Самый первый антидепрессант был обнаружен в 1952 году случайно врачом-пульмонологом Ирвингом Селикоффым, который занимался исследованием лечения туберкулеза. Он заметил антидепрессивный эффект изониазида: пациенты, которым давали препарат, становились веселенькие. Швейцарский психиатр Рональд Кун также случайно обнаружил антидепрессивный эффект имипрамина. Это тоже интересная история: швейцарская фирма испытывала препарат от шизофрении. Кун испытал имипрамин в клинике, но эффекта лечения от шизофрении не было. Ученый был очень дотошным, и начал смотреть дневники медицинских сестер, которые вели этих пациентов. Все они отмечали, что у больных после препарата улучшалось настроение. Имипримин и препараты, которые появились после него благодаря Куну, до сих пор используются в практике.

В Беларуси сегодня используют и старое поколение препаратов — так называемые трициклические — амитриптилин, мапротилин, кломипрамин. Мы ими пользуемся, но это не препараты первого ряда, они эффективны, но с большим количеством побочных эффектов. Хитовые препараты — это ингибиторы обратного захвата серотонина — флуоксетин или прозак — его название даже фигурирует в песнях рок-групп. Также используются препараты, которые действуют одновременно на обратный захват серотонина и норадреналина: венлафаксин, дулоксетин. У них у всех практически одинаковая эффективность — 60-70%. До сих пор мы подбираем препараты методом тыка, пробуем один, потом другой. Никаких способов сказать заранее, какой препарат подействует, нет.

Как можно улучшить лечение депрессии? Ученые провели исследование на шведском острове Готланд, где была высокая степень суицидов и депрессии. До эксперимента депрессии диагностировали и лечили у психиатров. Какая вероятность, что человек в маленьком городе пойдет к психиатру? Практически никакая, потому что потом на человека будут пальцами показывать. Было выявлен такой феномен, как «тайный договор» — такое явление в коммуникации между врачом и пациентом, когда пациент заранее не хочет говорить врачу о каких-то симптомах, а врач не хочет его об этих симптомах спрашивать. Исследователи решили научить, как диагностировать депрессию, врачей общей практики. Результаты эксперимента были успешными, число суицидов снизилось в 2-3 раза.

Периодически публикуют сообщения, что чем больше выписывается антидепрессантов, тем больше суицидов. Научные исследования это не подтверждают. В Европе было проведено исследование, которое показало, что число назначенных антидепрессантов растет, а число суицидов снижается. Исключение составила только почему-то Португалия. Почему — никто не знает.

Если депрессия носит рецидивный характер, то применение антидепрессантов на 70% снижает риск развития рецидива. Такой же эффект от психотерапии. Но после окончания курса психотерапии меньше рецидивов, чем после окончания курса лечения антидепрессантами. Поэтому сейчас предложена последовательная модель лечения, когда лечат сначала только антидепрессантами, а потом присоединяется психотерапия, либо параллельная модель.

Конечно, многое зависит от индивидуальных особенностей пациента. В США было исследование, которое выяснило, что если у пациента были в детстве серьезные травмы, в основном, физическое насилие, тогда эффект психотерапии выше, чем антидепрессантов. А в общей группе эффект методов приблизительно одинаков.

Один из относительно новых методов лечения депрессии — транскраниальная магнитная стимуляция. Восьмиобразную магнитную катушку ставят над головой пациента, переменный ток индуцирует переменное магнитное поле. Метод абсолютно безопасный, побочных эффектов нет, и у многих пациентов отмечаются улучшения.

Электросудорожная терапия из всех психиатрических методов имеет самую жуткую репутацию, хуже только психохирургические операции. Раньше такую терапию делали без наркоза, теперь дают наркоз, вводят препараты, расслабляющие мышцы, и контролируют энцефалограмму. У пациента происходит судорожный припадок, но никакого дискомфорта он при этом не испытывает. Метод в целом безопасный, без побочных эффектов, во многих западных странах электросудорожную терапию делают амбулаторно, в том числе и пожилым людям. Этот метод используется во всем мире либо при очень тяжелой депрессии, либо когда не помогают другие методы и лекарства — такое тоже бывает.

Помогите Клубному дому!

Самые тяжелые и продолжительные депрессии лечат в психиатрических больницах. Но когда пациенты выходят оттуда, часто не знают, как жить дальше. Курс лечения расписан врачом, но как вернуться к нормальной жизни: снова завести друзей, найти работу и увлечения?  

В Минске есть место, где бывшим пациентам помогают вернуться к полноценной жизни — это Клубный дом «Открытая душа». Сюда могут позвонить и прийти люди, которые выписались из психбольниц. Познакомиться с такими же бывшими пациентами, вместе готовить обед, общаться, найти себе дело по душе: научиться шить, фотографировать, освоить компьютер.

Системной помощи людям после психиатрических клиник в Беларуси  нет. Клубный дом работает на пожертвования простых неравнодушных белорусов. «Имена» собирают деньги на год работы проекта — на аренду помещения, зарплаты специалистов, услуги связи и расходные материалы. Нажимайте кнопку «Помочь» и оформляйте подписку — ежемесячное автоматическое списание с карточки, сумму выбираете вы сами.

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Поддержите проект
Клубный дом
Собрано 13 457 из 39 468 рублей
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Герои

Ешь. Молись. Люби. Бывший шеф-повар каждый день готовит обеды для 100 минских бездомных

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Герои

Куда уходят дети? В другие детдома. 11 сирот в Жодино пакуют чемоданы

Герои

Как бабушка из Пружан в 89 летает на тарзанке и ведет занятия по гимнастике. «Жизнь на пенсии только начинается»

Герои

Иван продавал на улице брелоки, а теперь получает заказы из Америки. Как ИТ-курсы меняют жизнь глухих

Помогаем проекту Работа для глухих
Собрано 12 427 из 24 595 рублей
Герои

Детский сад для бездомных. Как минских бродяг кормят обедами из трех блюд

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Герои

Парень из Гомеля был бродягой, а стал менеджером в успешном бизнесе

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Герои

«Это победа!» Как программист Леша помог бабушке-ветерану не уехать в психушку

Герои

Везучие «Ангелы». Как балерина и дирижер из Минска ищут пропавших людей

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 60 300 из 81 590 рублей
Герои

Хозяйка сказочного барака. Бабушка Аня раздала свои скульптуры по всему миру, а теперь расписывает дома односельчанам

Герои

«Хочу остановить смерть на дорогах». Бизнесмен из Минска добивается строительства пешеходных мостов через скоростные трассы