Герои

Похоронят ли родители дочь — зависит только от волонтеров и случая. Водолазы «Ангела» месяц пытаются «увидеть» тело школьницы в реке

Собрано 65 351 из 81 590 рублей
Помочь

В начале марта в Западной Двине утонула десятилетняя девочка из Новополоцка. Больше месяца никто не может найти тело, чтобы родители похоронили своего ребенка. Водолазы ОСВОДа не ныряют с конца марта. Они проверяют берега, куда может прибить тело. И ждут новостей от Сергея и Александра из отряда «Ангел». Они тут единственные, кто может «нащупать» дно с помощью специального прибора — эхолота, который видит тело человека в воде. Датчик для него купили на пожертвования читалей «Имен». Так руководитель поискового отряда и водолаз-волонтер оказались теми, от кого по сути зависит успех поисковой операции.        

6 марта в Западной Двине утонула девочка. Гуляла с подругой по льду, лед провалился. Девочку подхватило течением и несло около полукилометра. Ее увидел рыбак и пытался помочь, но ребенка затянуло под лед.

На реке работали 20 водолазов на госслужбе из Полоцка, Новополоцка и Витебска. 7 марта в «Ангел» позвонили из милиции — просили помочь найти свидетелей. Тогда руководитель отряда Сергей Ковган рассказал, что у них есть эхолот, который «видит» предметы подо льдом и даже в болоте без погружения в воду. В марте водолазы ОСВОДа и «Ангел» работали вместе: первые ныряли, вторые — «рассматривали» реку. 

Тогда в апреле в «Ангел» позвонил отец девочки и попросил помощи. Несколько раз «Ангел» прочесывал Западную Двину на лодке с эхолотом. Водолазы больше не ныряют.  

Девочку не нашли.

Водолаз-волонтер Александр Прудильник продолжает возвращаться на Западную Двину с эхолотом «Ангела».


Фото: Александр Васюкович, «Имена»

Человек с эхолотом

— Он говорил: «Открой глаза и ни в коем случае не закрывай. Ты должен видеть, что происходит под водой». Потом велел пробку сливную доставать зубами, — рассказывает Александр Прудильник, как отец, который служил в разведке, учил его плавать. — Это и спасло мне жизнь. Как-то на речке Ульянке в Чашникском районе я сорвался с резкого обрыва. Вода была прозрачная, я увидел какой-то предмет на дне и пытался встать на него. Мои волосы поднимались и опускались под водой. Ребята постарше, которые строили песочные замки на берегу, заметили волосы и вытащили меня.

Стандартное снаряжение дайвера: акваланг с регуляторами высокого давления, баллон, регуляторы, компенсатор, костюм, маска, ласты. «Снаряжение у меня свое, — говорит Александр. — Это как парашют у десантника. Он должен быть свой, надежный, работающий идеально». Фото: Александр Васюкович, «Имена»

После этого вода стала для Александра домом. Подводных масок в те времена не было. Плавал, как человек-амфибия, с открытыми глазами, смотрел на рыбок, на водоросли. Когда вырос, занялся подводной охотой. Но потом стало жалко стрелять рыбу.

Александр стал инструктором по дайвингу, получил сертификат C.M.A.S. от международной организации, которую создал Жак Ив Кусто. Работает мебельщиком, подрабатывает охранником сутки через трое.

Очень обидно, когда не находишь. Особенно, когда это дети

В марте 2013 года в Столбцах утонул мальчик. Побежал за игрушечной машинкой, провалился под лед. Это видел местный житель. Первое время ребенка искали ОСВОД и МЧС, но потом случился Хавьер, всё замело. Поиски приостановились. В мае туда отправилась группа дайверов, в том числе Александр:

— Это был первый наш поиск. Сотрудники МЧС и ОСВОД смотрели на нас с недоверием: вроде, чего вы сюда припёрлись. Водолазы увидели, что с нас действительно есть толк. Увидели, как работаем. Бывает по 10-12 часов под водой. Мы исследовали пять-шесть километров дна, но ничего не нашли. 

Сергей Ковган, руководитель «Ангела», и Александр Прудильник, водолаз-волонтер. Сергей работает с эхолотом, который дает точные изображения предметов в воде и на дне. Фото: Александр Васюкович, «Имена»

Дайверы еще пять или шесть раз выезжали на поиски мальчика. Уже по приглашению ОСВОДа. Правда, мальчик до сих пор числится без вести пропавшим.

После первого выезда Александр понял, что в Беларуси нет поискового дайверовского направления и его нужно развивать. Есть те, кто ищет у пляжей золото-бриллианты после купающихся. Есть спасатели на госслужбе, которые следят за безопасностью на воде. Поисковиков и системы поиска — нет.  

Руководитель «Ангела» Сергей Ковган поддержал двумя руками идею создать подводное подразделение. Договорились, что дайверы будут выезжать на поиски, когда есть доказательства, что пропавший человек ушел именно к водоему: его кто-то видел или на берегу остался след. С 2013 года вместе с другими дайверами Александр нашел шесть утонувших, лично сам — троих.

Волонтеры первым делом общаются с родственниками пропавшего человека и с очевидцами, чтобы сузить зону поиска:

— С родственниками разговаривать нужно, хоть это и тяжело, — говорит Александр. — Нужно узнать, как жил человек, с кем общался. Лесной поиск предполагает, что ты ищешь живого человека. Под водой живых не бывает. Естественно, ты настраиваешь себя, что это будет труп, как грубо бы это ни звучало. Просто относишься как к предмету, но, честно говоря, в глаза стараешься не смотреть. Думаешь больше о том, что родственникам и близким приносишь пользу. Утонувший не будет скитаться непонятно где, и люди смогут его нормально похоронить. Очень обидно, когда не находишь. Особенно, когда это дети.

Фото: Александр Васюкович, «Имена»

Если не найден в ближайшее время

— МЧС и ОСВОД реагируют экстренно, — говорит Александр Прудильник. — Допустим, утонул человек. Выезжает группа ОСВОДа. Если это неординарный случай, скажем, ребенок утонул, выезжает еще и МЧС. Но ОСВОД должно обеспечивать безопасность на воде. Отработали на поисках день, два, три — и им нужно заниматься повседневными делами. А мы помогаем им и продолжаем поиски.  

По его словам, водолазы ОСВОДа на выезде погружаются до определенной глубины — до 10 метров. Дайверы могут спускаться гораздо глубже. Водолазы ОСВОД и МЧС погружаются на дно, ходят и на ощупь пытаются найти предметы. Дайверы на дно не опускаются:

— Мы зависаем в толще воды с фонарями, сохраняем прозрачность воды и просто смотрим глазами. На поисках в Столбцах мы разделились на две группы, цепочкой легли вдоль русла реки и в дрифте прошли по течению, осматривая дно, — говорит Александр.   

«Ангел» ищет по реке вниз по течению дальше города. В день с эхолотом могут изучить до 35 километров. Фото: Александр Васюкович, «Имена»

— Сейчас сотрудники ОСВОДа осматривают берега, мы прибором смотрим, что на дне и в воде. Это важно, потому что, если девочка зацепилась одеждой за корягу, она может и не всплыть. И найдут ее не через месяц, а через год. И то случайно, — говорит руководитель «Ангела» Сергей Ковган.

Мы будем выезжать на поиски и дальше

Ведущий специалист Республиканского общества спасания на водах Олег Борозна говорит, что на его памяти в Беларуси не нашли только двоих утонувших: мальчика в Столбцах, хотя прочесали Неман вплоть до границы с Литвой, и эту девочку в Новополоцке, поиски которой сейчас продолжаются:

— Утонувших ищем, пока не найдем. Дайверы за поиски не получают ни копейки. Но как только они узнают, что произошел какой-то несчастный случай, сразу спрашивают, нужна ли помощь. Если мы не находим человека в ближайшее время, они по своей инициативе подключаются и помогают нам в поисках. Пару раз обращались к ним за помощью, потому что у них есть специальное оборудование, которое позволяет видеть, что находится на дне. Они никогда не отказывают. 

ОСВОД не ныряет с конца марта: непонятно, где может находиться тело. Спасатели и волонтеры осматривают берега в надежде, что его прибьет к ним. Фото: Александр Васюкович, «Имена»

В начале 2018 года компания «Nielsen Беларусь» через платформу «Имена» помогла «Ангелу» приобрести датчик к эхолоту Hamminbird. Он крепится на транец лодки, сканирует дно и показывает на мониторе всё, что в толще воды и на дне. Сами поисковики называют его сонаром:

— В Новополоцке первый раз мы прошлись этим датчиком, а через неделю заказали другой — на 360 градусов. При зимних поисках он незаменим. Сверлим на льду лунку, туда опускаем датчик, он крутится и сканирует всё, что находится на дне в радиусе 30-40 метров. Если на дне есть предмет, опускается видеокамера, чтобы рассмотреть его детальнее. Процесс поиска ускоряется в пять-шесть раз. У водолазов ОСВОДа, чтобы просверлить майну, погрузиться в воду и осмотреть этот же участок, уходит час.

«Ангелу» теперь работать стало намного легче: у лодки есть «глаза». Один из дайверов при этом одет в костюм и готов в любой момент нырнуть. Александр говорит, что таких датчиков в Беларуси ни у кого больше нет.

Найдут ли тело девочки из Новополоцка, зависит от того, прибьет ли к берегу. Или от того, увидит ли ее прибор, в который смотрят два человека в лодке. 

— Мы будем выезжать на поиски с приборами и дальше. Но частота таких выездов зависит от денег. К примеру, только на топливо в Новополоцк нужно 150 рублей, не считая амортизации микроавтобуса, лодок, питания, — говорит Сергей Ковган, руководитель поисково-спасательного отряда «Ангел».

Фото: Александр Васюкович, «Имена»

Как вы можете помочь «Ангелу» искать людей

«Ангел» координирует работу аквалангистов. Принимает и обрабатывает звонки от близких утонувших и от милиции. Координирует волонтеров. У отряда есть специальный автобус, лодка, эхолот, другая техника и опыт. Государственной поддержки у отряда нет. Запросы о помощи от служб — есть.

Чтобы «ангелы» могли искать людей постоянно, системно — нужно стабильное финансирование.  «Имена» собирают деньги на работу проекта (зарплаты координаторов, расходные материалы, закупку оборудования), чтобы отряд быстро начинал поиски. Даже в тех случаях, когда искать человека уже никто не хочет или не может.

На год работы «Ангела» нужно 81 590 рублей, собрано почти 80% необходимой суммы. Жмите кнопку «Помочь» и оформляйте подписку на любую сумму. Деньги будут списываться с карточки каждый месяц. Помогите «Ангелу» искать и находить людей!

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Герои

«Все, с кем я начинал, больше не хотят искать людей». Командир «Ангела» 5 лет работает без отпуска и выходных, но силы на исходе

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 50 988 из 81 590 рублей
Герои

Ешь. Молись. Люби. Бывший шеф-повар каждый день готовит обеды для 100 минских бездомных

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 9548 из 70 204 рубля
Герои

Как бабушка из Пружан в 89 летает на тарзанке и ведет занятия по гимнастике. «Жизнь на пенсии только начинается»

Герои

Везучие «Ангелы». Как балерина и дирижер из Минска ищут пропавших людей

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 50 988 из 81 590 рублей
Герои

Куда уходят дети? В другие детдома. 11 сирот в Жодино пакуют чемоданы

Герои

Иван продавал на улице брелоки, а теперь получает заказы из Америки. Как ИТ-курсы меняют жизнь глухих

Помогаем проекту Работа для глухих Myfreedom. Connect
Собрано 10 971 из 22 422 рубля
Герои

Детский сад для бездомных. Как минских бродяг кормят обедами из трех блюд

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 4325 из 70 204 рубля
Герои

Парень из Гомеля был бродягой, а стал менеджером в успешном бизнесе

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 4325 из 70 204 рубля
Герои

«Это победа!» Как программист Леша помог бабушке-ветерану не уехать в психушку

Герои

«Хочу остановить смерть на дорогах». Бизнесмен из Минска добивается строительства пешеходных мостов через скоростные трассы