Герои

Ангел Кристина. Как одна девушка организовала тысячи человек во время поиска Максима Мархалюка

Собрано 86 856 из 90 592 рубля
Помочь

Кристина Крук пять лет координирует волонтеров, которые ищут потерявшихся в лесу людей. Когда пришла в «Ангел», не умела пользоваться даже компасом, но быстро всему научилась. Она выезжала на 95% поисковых операций, и даже медовый месяц провела с мужем в лесу — разыскивали пропавших. Именно она была координатором поисков Максима Мархалюка, самой масштабной кампании в истории Беларуси. В пущу тогда приехало две тысячи человек. Нужно было их быстро закрепить за опытными поисковиками. «Мотивирует только одно — желание помочь, потому что иногда у родственников нет другой надежды», — говорит Кристина. А сам «Ангел» надеется, что не останется без поддержки белорусов — другого источника финансирования у отряда просто нет.

Кристина невысокого роста — 156 см, но ее все слушают и уважают. «Я очень милая, но только до тех пор, пока я не координатор поиска, — говорит о себе девушка. — На поисках все очень строго. Конечно, командный голос есть, почему бы им не пользоваться?»

«Координаторы как роботы!»

Кристина считает себя обычным человеком. Родилась в Минске, в 16 лет окончила школу и хотела поступать в Академию МВД, стать следователем или даже патологоанатомом. Но не поступила. В итоге заочно окончила юрфак.

— Куда еще возьмут 17-летнего подростка? Только в продажи. Начинала с рынка, а теперь поставляю мясные изделия в крупные торговые сети. И основная работа никак не связана с хобби, — рассказывает она.

Кристина говорит, что девушки-поисковики, как и все, боятся пауков, темноты, высоты, но резко об этом забывают на поиске. Фото из личного архива героини

Пять с половиной лет назад в семье Кристины пропал дальний родственник. Просто вышел из дома и пропал. Родные обратились в поисково-спасательный отряд «Ангел». Девушка смотрела в глаза маме пропавшего и обещала, что его «кровь из носу» найдут. Но нашли его только через три месяца погибшим.

Это был не первый ее поиск. Еще до этого девушка подписалась на группу «Ангела» в соцсетях, поздно вечером наткнулась на объявление: нужны были волонтеры для поиска мужчины, который пропал в районе Военного городка в Минске.

— Одной было страшно, и я подбила поехать на поиски старого знакомого, с которым раньше работали вместе. Другу не понравилось, он сказал, больше не поеду. Я же посмотрела на все это со стороны, и подумала, насколько тяжело быть координатором на поисках. Они как роботы! И по рации надо ответить, и задачу поставить, и на навигатор посмотреть, и с компасом свериться. Еще нужно смотреть, как идет цепочка поисковиков, чтобы никто не потерялся. А еще при этом нужно искать пропавшего.

Посмотрите, как Кристина координирует поиски 80-летней бабушки Сони в Смолевичском районе. Режиссер Кирилл Власенко снял об этом фильм. Волонтеры выехали на поиски поздно вечером. Шаг за шагом они прочесывают лес. «Сонечка, мы рядом, говори! Мы рядом, мы все слышим!» — кричат волонтеры. Бабушку нашли за рекордные 30 минут. 

Компас, признается Кристина, до прихода в Ангел держала в руках еще в школе. Ничего не понимала, потому что «географ был не очень».

— Но когда есть желание и цель, быстро добиваешься. У меня так по жизни: если что-то интересно, то я это быстро выучу. Через месяц-полтора мне уже доверяли группы, для нового человека в отряде это довольно быстро. А через полгода на собрании меня единогласно выбрали координатором лесного поиска.

Вместо отпуска — поиски

Выезды на поиски, которые пропустила Кристина, можно пересчитать по пальцам одной руки. Однажды не смогла поехать искать бабушку в Молодечненском районе, потому что только приехала с другого выезда, постирала форму, берцы были мокрые.

Мужа дома мы не застали. Он был с Кристиной до трех часов ночи на поисках в лесу, а потом ушел на сутки на работу. Во всем помогает жене: и приготовить может, и убрать. За Кристиной закреплена обязанность готовить еду псу. Фото Виктории Герасимовой, Имена

— Реально было не в чем ехать. И была уставшая. Как главный координатор я бы сама себя не допустила к поиску. Потом долго мучила совесть, но я надеюсь, что поступила правильно. К счастью, закончилось все благополучно, бабушку нашли в ту же ночь, — вспоминает девушка.  

Ради поисковых операций Кристине приходится отпрашиваться с работы, а на сезон, когда чаще всего пропадают люди, — брать отпуск. Когда нормальные люди ездят отдыхать на моря, девушка отправляется в леса искать пропавших людей.

Среди десятков поисков ей запомнилось, как искали мужчину в Воложинском районе:

— Обычная семья, взрослый мужчина, два взрослых сына, прекрасная жена, хорошая должность, квартира в Минске. Вроде бы идеальная жизнь. Но мужчина ушел из дома и пропал. Потом выяснилось, что телефон он оставил дома. До этого часто вырывал провода у компьютеров и складывал у себя. Конечно, картина складывалась не очень. Он уехал на машине, которую нашли на даче.

Когда Кристина с мужем уезжает на поиски, шарпея Зевса выгуливает друг. Когда он уезжает, его собаку выгуливает Кристина. Волонтеры «Ангела» очень дружные и всегда стараются друг друга выручить. Фото Виктории Герасимовой, Имена

За шесть дней, вспоминает Кристина, поисковики проделали кучу работы. Искали с утра до ночи, использовали квадрокоптер, обращались к дайверам. Радиус поиска увеличили до 60 километров. Мошенники звонили и говорили, что завезли мужчину на Донбасс, требовали денег за его возвращение.

— На шестой день я развернула перед ребятами карту — она была вся красная от маркера, то есть мы прочесали все, и идти уже было некуда. И тогда неожиданно помог свидетель — житель соседней деревни. Он рассказал, что видел мужчину в кустах. Оказалось, все просто. У пропавшего была депрессия, он даже убегал от поисковиков. Мы его нашли, передали родственникам. Это было настолько эмоционально!

Однажды Кристина нашла пропавшего дедушку во время работы. Она ехала в Молодечно и по дороге заметила пожилого мужчину в коричневой куртке и шапке-ушанке — он шел навстречу. Когда приехала в город, зашла в чат поисковиков и увидела ориентировку с его фото. Девушка плюнула на все дела, села в машину.

— Я была со своей родственницей, которая вообще никогда не принимала участие в поисках. Мы нашли дедушку — он сидел на остановке, от Молодечно успел отойти километров на десять. Говорю ему: «Вы такой-то такой-то?» Он кивает. Я ему: «Поздравляю!» Когда за дедушкой приехали родные, моя родственница расплакалась. Для нее это было что-то невероятное!

Как искали Максима Мархалюка

Кристина была координатором на самых масштабных для Беларуси поисках Максима Мархалюка — мальчика, который пропал в сентябре прошлого года в Беловежской пуще. Выезжала туда и в сентябре, а потом и в октябре, во время своего отпуска. Тогда искать мальчика приехали две тысячи волонтеров со всей страны. И было только 50 подготовленных поисковиков. Ее задача была прикрепить волонтеров к опытным поисковикам. Скоординировать работу так, чтобы каждый понимал, в чем его задача. Чтобы помогать, а не мешать поиску. Неорганизованность могла привести к тому, что потеряются даже те, кто приехал искать ребенка. 

— Поиски были сложными. Столкнулись с непониманием людей. Конечно, такое бывает и на других поисках — люди, которые приходят первый раз, пытаются мне рассказать, что делать или куда идти. Таким задаю простой, но строгий вопрос: «Ребята, вы пришли сюда помогать? Тогда либо делаете то, что я говорю, либо идете домой». И в общем-то никто не возникает. За все время столкнулась только с двумя людьми, которым пришлось сказать: «Встал и вышел!»

На стене у Кристины висят благодарности от милиции. Бывает, что поиски человека заканчиваются уголовным делом. Фото Виктории Герасимовой, Имена

На поисках Максима было много неподготовленных людей, которые приезжали со всей страны:

— Многие не понимали, зачем они приехали в лес. Я поставила людей в цепочку, и они стояли два часа. Задача была сделать из волонтеров цепочку длиной восемь километров, чтобы прочесать лес весь сразу на тот случай, если мальчик прячется. И мы это сделали. Лес и прилегающая к нему территория были прочесаны несколько раз.

Для нас Максим жив, и мы надеемся, что он найдется

Кристина признается, что тяжело было руководить и распределять волонтеров на опытных координаторов. Все уставали физически. Приходили в лагерь, спали «звездой» два-три часа.

— У нас получилось организовать людей, хотя мальчика, к сожалению, не нашли, — говорит координатор. — Я искренне надеюсь, что это не наша ошибка и не милиции. Скорее всего, надо работать в другом направлении, что и делают до сих пор правоохранительные органы. Для нас мальчик жив, и мы надеемся, что он найдется. Случаи бывают разные. Как-то искали в Минске девочку 14 лет, а через год ее нашли в России. Жива, здорова, вернули домой.

Заплакала только один раз

Когда находишь неживого человека — это тоже положительный результат, уверена Кристина. Тогда понимаешь, что дал родственникам возможность похоронить человека. Самое ужасное — неизвестность.

«Когда ты поисковик, твоих друзей пугает, с каким упорством ты пытаешься запомнить приметы встречающихся бомжей, бабушек и лиц в состоянии алкогольного опьянения. Периодически их фотографируешь, на всякий случай», — шутит Кристина на своей странице в соцсетях. Фото Виктории Герасимовой, Имена

— Я находила трупы много раз. Первый — практически сразу после прихода в отряд. И это не вызвало у меня никаких эмоций. И ни разу не было такого, чтобы я увидела труп и расплакалась или испугалась,  — говорит Кристина. — Для меня это абсолютно не страшно. Сотрудник милиции тоже часто с этим сталкивается. Он же не боится? Спасатели, медики — еще чаще.

Задача координатора — донести до волонтеров, что результат может быть положительный, но не такой, которого они ожидали.

— Говорю волонтерам: «Если вы морально готовы — пойдемте в лес, если не готовы — мы найдем вам другую работу». Помощь на кухне всегда нужна, и она не менее ценна, чем покричать в лесу. Накормить горячей едой пару десятков уставших, голодных и вымокших людей — это большое дело.

Кристине, как и другим волонтерам, приходилось находить умерших людей. К такому стрессу готов не каждый. Как и к физическим нагрузкам. Поэтому из 10 волонтеров обычно в отряде остается один человек. Фото Виктории Герасимовой, Имена

Но был единственный раз, когда Кристина заплакала. Поиски длились трое суток, волонтеры почти не спали. Когда возвращались с одних поисков, пришла заявка на другие. Пропал мужчина, в лесу нашли его мопед, нужно было найти его самого. Машин было очень много, и Кристина настолько устала, что пропустила нужный поворот, управляя колонной:  

— Представляете, 15 машин на узкой лесной колейке. Я расплакалась просто из-за злости на саму себя  — думаю, что же я натворила! Мужчины успокаивали — ничего, мол, задним ходом водители по лесу научатся ездить.

К психологу Кристина обращалась два раза за все время работы в «Ангеле». Один раз почувствовала «звоночки» выгорания. Пришла, выговорилась. Психолог сказала: «Да тебе нужен комплекс сеансов!» «Спасибо, Кать, пока!» — ответила девушка и два года не ходила к специалисту. Но ситуация повторилась.

Психолог обучает поисковиков, как общаться с родными в стрессовых ситуациях. Ни в коем случае нельзя говорить, что пропавший просто выпивает где-то или загулял. Это эмоционально давит на родных.

«Ангел» стал сильнее благодаря поддержке людей

Год назад Кристина вышла замуж. Друг, с которым они первый раз поехали на поиски, стал свидетелем на свадьбе. И медовый месяц — две недели — девушка провела на поисках вместе с супругом. 

— Муж поддерживает мое хобби, и это очень подбадривает. Иногда выезжает на поиски вместе со мной. Или готовит ссобойку, пока я собираюсь. Родители недопонимают. Мама звонит и сразу спрашивает: «Ты где?» Я говорю — угадай. Мама тянет: «Опять в лесу…»

Свидетелем на свадьбе был друг, который помогал Кристине на первых поисках пропавшего человека. Фото из личного архива героини

Кристина всегда была спортивной девушкой, занималась разными видами спорта. Потом ее основным спортом стали поиски в лесу.

— Лучший фитнес — походите по лесу, поищите людей. Там ты не просто ходишь, там нужно и через деревья прыгать. У меня сон крепкий, я всегда так устаю, что просто закрываю глаза и вырубаюсь. Если у вас бессонница — записывайтесь в волонтеры, — смеется Кристина.

Наша героиня признается, что иногда ей хочется посидеть у телевизора, но на это просто нет времени. Не хватает 24 часов в сутки. Иногда позволяет себе сходить на массаж. Ходит на силовые тренировки, бегает по вечерам в парке.

Со многими поисковиками в отряде сложились хорошие отношения. Появились друзья, к которым можно обратиться за помощью в любой ситуации. Хотя большинство волонтеров, говорит Кристина, быстро перегорают. Из десяти человек, которые приходят в «Ангел», к концу сезона остается только один.

— Бабушка, когда еще была жива, попросила помочь на огороде. Но я понимала, что сама не справлюсь. Просто написала в чате: «Ребята, кто может помочь?» В итоге приехали к бабушке двумя машинами, причем одной из них был бус на семь человек. И мы сделали все, что надо, даже лишнее отпилили.

Как-то у Кристины сломалась машина на кольцевой. Приехал товарищ из отряда, починил за полчаса. Сам стоял под ливнем, а девушка сидела в машине.

— Всех людей, которые пришли в отряд, мотивирует только одно — желание помочь. Потому что иногда у родственников нет другой надежды. У милиции нет такого ресурса, они не могут в два часа ночи направить сразу 20 человек в лес искать пропавшую бабушку, — говорит Кристина.  

Девушек среди поисковиков даже больше. Они у нас морально устойчивые

Но из более чем 100 тысяч подписчиков в соцсетях 30 человек «костяка» волонтеров в Минске — это очень маленький процент. Тяжело и физически, и морально: не каждый может пойти в лес ночью, не каждый готов столкнуться с несчастными случаями.

— Мне кажется, девушек среди поисковиков даже больше. Конечно, они боятся — ночью в лесу страшно. А что делать, если надо идти? Девушки у нас морально устойчивые, — улыбается координатор.

Кристине сейчас 25, и последние пять лет она в «Ангеле». Причем относится к своему хобби, как к работе:

— Сейчас мы на другом уровне. Морально, физически, по уровню подготовки специалистов, оборудования. Есть координаторы лесного и городского поиска, командир отряда, старшие группы, группа информирования, которая собирает всю входящую информацию, размещает ориентировки. Группа обеспечения — те, кто готовят еду для волонтеров. Есть кинолог и дайверы, которых вызывают при необходимости. Теперь один человек не делает 20 дел одновременно.

Команда выросла, благодаря поддержке неравнодушных белорусов. Государственного финансирования у проекта нет. Год назад командир отряда Сергей Ковган  рассказывал о долгах и думал, что проект придется закрыть. Благодаря поддержке читателей Имен, «Ангел» рассчитался с долгами, смог взять на постоянную работу больше сотрудников. В команде появилась специалист по информированию, которая занимается соцсетями, поддерживает жизнь в группах и на сайте, обрабатывает заявки от родственников пропавших людей, поток которых за год вырос вдвое. Теперь у «Ангела» есть водитель, который выезжает на поиски в нужный момент, а также занимается обслуживанием оборудования. С его приходом рации, беспилотники, аккумуляторы и другая техника всегда проверены и настроены.

Кристина уверена, что отряд стал сильнее. Когда человеческих ресурсов не хватает, есть технические: например, квадрокоптеры. Поле 500 на 500 метров группа поисковиков будет обследовать минимум час. Квадрокоптер это сделает за 15 минут — почувствуйте разницу. Так, например, нашли бабушку Эльвиру Михайловну недалеко от Узды.

Уже темнело, но успели запустить «птицу» — так поисковики называют квадрокоптер. И заметили в траве темное пятно. Оказалось, бабушка была совсем недалеко от штаба поисковиков. Вынесли ее на носилках, в итоге с ней все хорошо. Посмотрите, как работали ребята из «Ангела».

Раньше у Кристины всегда была собрана сумка. Делала бутерброды и кофе на всех.

— Теперь я поняла, что на это у меня просто нет времени: надеваю форму — она всегда сложена в шкафу и беру на выходе компас — он висит на специальном крючке. А воду и еду, я знаю, дадут на месте.

Самые активные сезоны у поисковиков — в середине лета, когда люди собирают ягоды, и с конца лета, когда появляются грибы. Этот август выдался спокойным в плане поисков. Но это, как говорит Кристина, затишье перед бурей. В разгаре грибной сезон, а вместе с ним — сезон активной работы поисковиков. 

Как вы можете помочь

За шесть лет работы «Ангел» помог найти 600 человек. С начала этого года — 47 человек, 10 из них — погибшими. Поисковый отряд существует на пожертвования, иногда помогают спонсоры. Постоянного мецената у проекта нет, как и государственной поддержки.

«Ангел» нашел пожилого мужчину, который пропал в Воложинском районе. Сентябрь, 2017 Фото Аркадия Соболева, Имена

Волонтеры, как Кристина, готовы ездить на поиски бесплатно. Но средства нужны на топливо, специальное оборудование, которое ускоряет и облегчает поиск, его ремонт и обслуживание, на аренду офиса. На зарплату сотрудников, которые не только выезжают на поиски, но и работают полный рабочий день: руководителя отряда, бухгалтера, инженера-техника, двух администраторов, которые принимают звонки от родственников потерявшихся людей, распространяют ориентировки.

Читатели Имен собрали уже 78 168 рублей. Чтобы отряд смог продолжить работу, нужно еще 11 500. Нажимайте на кнопку Помочь, оформляйте ежемесячную подписку на любую возможную сумму. Чтобы сотрудники и волонтеры отряда могли оперативно выезжать на поиски, и на сайте «Ангела» появилось долгожданное: «Найден. Жив».

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 5, 10, 15 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Собрано 86 856 из 90 592 рубля
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Герои

Похоронят ли родители дочь — зависит только от волонтеров и случая. Водолазы «Ангела» месяц пытаются «увидеть» тело школьницы в реке

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 60 300 из 81 590 рублей
Герои

Как бабушка из Пружан в 89 летает на тарзанке и ведет занятия по гимнастике. «Жизнь на пенсии только начинается»

Герои

Везучие «Ангелы». Как балерина и дирижер из Минска ищут пропавших людей

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 60 300 из 81 590 рублей
Герои

«Все, с кем я начинал, больше не хотят искать людей». Командир «Ангела» 5 лет работает без отпуска и выходных, но силы на исходе

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 60 300 из 81 590 рублей
Герои

Ешь. Молись. Люби. Бывший шеф-повар каждый день готовит обеды для 100 минских бездомных

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Герои

Куда уходят дети? В другие детдома. 11 сирот в Жодино пакуют чемоданы

Герои

Иван продавал на улице брелоки, а теперь получает заказы из Америки. Как ИТ-курсы меняют жизнь глухих

Помогаем проекту Работа для глухих
Собрано 12 427 из 24 595 рублей
Герои

Детский сад для бездомных. Как минских бродяг кормят обедами из трех блюд

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Герои

Парень из Гомеля был бродягой, а стал менеджером в успешном бизнесе

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Герои

«Это победа!» Как программист Леша помог бабушке-ветерану не уехать в психушку