Истории

«Ночью нашли дедушку, а утром — его любимый нож». Зачем спасать отряд «Ангел», который сам всех спасает

Собрано 71 357 из 78 631 руб.
Помочь

Шли третьи сутки с момента пропажи 79-летней Марии Васильевны. Женщина ушла за грибами и пропала. Был октябрь, уже холодно. Родственники обратились в поисково-спасательный отряд «Ангел». Поисковики стали прочесывать лес, запустили беспилотник с тепловизором. Благодаря этому оборудованию быстро обнаружили, где находится бабушка. Мария Васильевна уже не могла ни идти, ни говорить, ни двигаться, у нее началось переохлаждение. Рядом с ней лежали две ее собаки — грели. Женщину эвакуировали, сейчас с ней все в порядке. В лесу она провела больше трех суток. За последний «сезон» — с июня по ноябрь поисково-спасательный отряд «Ангел» выезжал на поиски 92 раза и нашел 74 человека. Многим из них — как Марии Васильевне — поисковики спасли жизнь. Кому-то помочь не успели. Члены команды «Ангела» рассказали ИМЕНАМ о самых запомнившихся поисках последнего времени. 

Во время разговора мы узнали о том, что поисково-спасательный отряд «Ангел» оказался в парадоксальной ситуации. С одной стороны — все прекрасно. Поисковое движение растет и отряд востребован: волонтеров становится больше, создаются новые подразделения в регионах, люди все чаще обращаются за помощью. Сам отряд развивается и крепчает: поисковики обучены, действия отлажены, есть специальная техника и оборудование для разных видов поисков, людей находят быстрее. 

Но в то же время — отряд держится из последних сил и находится на грани закрытия. Поисковое оборудование нужно постоянно обновлять, региональным отрядам нужно помогать, новых волонтеров нужно обучать, все поиски нужно организовывать. На все это нужны деньги. У отряда нет государственного финансирования, он живет только благодаря поддержке людей. А в последнее время этой поддержки стало совсем мало. Похоже, пришла пора спасать сам отряд. И это  — в наших с вами руках.  

«Я просто знал, что уже не смогу не быть здесь»

Александр, водитель, поисковик Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Александр, водитель, поисковик. Волонтер — с 2016 года, с апреля 2020-го — штатный сотрудник

92 раза выезжал отряд на поиски в летне-осеннем сезоне

 — Каждый поиск индивидуален: и по маршруту, и по длительности. Можно выехать за 250 километров от Минска и через три часа вернуться обратно. А можно отъехать на 20 километров и пробыть там три дня. 

Каждый наш автомобиль оснащен всем необходимым оборудованием. Например, микроавтобус переоборудован под штабной автомобиль: там есть станции для зарядки поискового оборудования, генератор, диван, полевая кухня — чтобы поисковики могли отдохнуть.

В специальном грузовом автомобиле установлена пневматическая мачта с антенной. При развертывании она обеспечивает цифровую радиосвязь в радиусе до 30 км.  Все автомобили оснащены системой СГУ —  сигнально-громкоговорящая установка, которая дает очень громкий звук. Ее включаем, чтобы заблудившийся человек мог сам услышать нас и выйти на звук.

В  этом году в отряде появился гусеничный снегоболотоход — он незаменим, если нужно обследовать труднодоступные или заболоченные участки. Практически на все поиски берем с собой квадроциклы — они помогают обследовать линейные ориентиры: лесные дороги, тропы, просеки. И незаменимы, чтобы оперативно эвакуировать заблудившихся людей.  

Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Четыре года назад я пришел в этот отряд волонтером и сразу понял, что останусь здесь надолго. «Понравилось» — это неправильное слово для поисковиков, скорее —  «зацепило». И я просто знал, что уже не смогу не быть здесь. Я мечтал работать в правохранительных органах.  И в какой-то степени благодаря этому отряду реализовал свою мечту.

За четыре года волонтерства я научился многому. На учениях — выполняю функцию инструктора, обучаю волонтеров. В поисках я — старший группы.  Если нужно — управляю отрядным оборудованием: беспилотным летательным аппаратом и эхолотом. Беспилотник обследует территорию с воздуха, а эхолот используется во время поисков на воде. Ну и, конечно, я управляю квадроциклом и вездеходом. 

Мне очень запомнилась одна история, которая произошла этим летом. Один мужчина — заядлый грибник — ушел в лес, пропал. Мы прибыли на место днем. Координатор поставила мне задачу осмотреть на квадроцикле кромку леса. Там почти нет дорог — только поле, кустарник. Сначала в кустарнике я спугнул диких кабанов. Только повернул от них в сторону — смотрю, рядом огромный лось. Я осмотрел ту территорию и вернулся в штаб. А позже оказалось, что на этом участке я проезжал в метрах 70 от пропавшего дедушки, но из-за высокой травы не видел его. А он меня прекрасно слышал, но не отозвался — не думал, что это его ищут. 

Уже ночью мы пустили туда беспилотник с установленной на нем тепловизионной камерой, чтобы исследовать участок с высокой травой. Тепловизор быстро обнаружил дедушку. Снова поехали на то место, эвакуировали его — поездка на квадроцикле ему понравилась.  

На фото — 70-летний Иван Занько из Ганцевичского района. Мужчина пошел в лес за грибами и заблудился. Он провел там семь суток, пока его не нашли волонтеры «Ангела». То, что его нашли живым — настоящее чудо. Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Мы сильно устали. Так как я водитель  и отвечаю за жизни своих пассажиров, я никогда не позволю себе сесть за руль сильно уставшим. Потому тогда остались ночевать штабе. 

Утром от родственников дедушки мы узнали, что он очень переживал, так как потерял свой любимый нож.  И мы снова отправились на поиски. Нож нашли, дедушке его вернули, он был очень счастлив. 

После возвращения с поисков я должен привести все в порядок. На каждую машину уходит минимум день: почистить, помыть, проверить техническое состояние. Но часто что-то ломается — мы же эксплуатируем технику в жестких условиях. Так что приходится отдавать машины на техобслуживание. Сейчас у нас в ремонте три машины. Это уникальный транспорт, без которого поиски не были бы такими эффективными. Так что беречь его нужно как зеницу ока. 

«Ответить на звонок или сделать ориентировку занимает не так много времени. А может спасти кому-то жизнь»

Юлия, специалист по связям с общественностью Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Юлия, специалист по связям с общественностью. Принимает заявки, размещает ориентировки, общается со СМИ. В отряде — 7 лет: два года была волонтером, в 2015 году перешла в штат. 

397 заявок поступило в отряд с июня по ноябрь
19 человек нашли с помощью информирования
317 консультаций по поводу поисков пропавших провели с близкими пропавших, благодаря им люди сами нашли 63 человека

— Пару месяцев назад к нам поступил необычный звонок: «Здравствуйте, мы тут немножко заблудились». Я опешила. Обычно звонят родственники пропавших, но чтобы сами пропавшие — такого еще не было. Это муж с женой  пошли в лес и сбились с пути. Они объяснили примерно, в каком лесу их искать. Наш отряд выехал тут же. Включили СГУ — очень громкое сигнальное устройство на машине, пустили над лесом беспилотник с сигнальным устройством. Они по телефону сказали, откуда слышат звуки, где видят беспилотник. Наши поисковики вычислили их координаты. Нашли, вывели из леса. Через пару часов ребята были дома.

Это, наверное, самая добрая история, которая произошла в этом году. И это хороший пример того, что если нужна помощь, нужно обращаться сразу, а не надеяться на себя. 

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Радует, что в последнее время многие так и делают. Особенно родители пропавших детей. В этом году из-за коронавируса многие целыми семьями уехали за город, и у нас было много заявок по поводу пропавших детей. Слава богу, всех детей нашли быстро. А несколько раз мы даже не успевали выехать на поиски или разместить ориентировки, родители перезванивали и сообщали, что ребенок нашелся. Это абсолютно верный алгоритм: промедление в некоторых случаях может стоить ребенку жизни, так что лучше перестраховаться.  

Многие люди находятся благодаря информированию. Мы размещаем ориентировки в социальных сетях, информируем службы такси, расклеиваем объявления на столбах в том районе, где предположительно пропал человек. Новости о пропавших перепечатывают СМИ. Все это очень важно — чем больше людей узнает о пропавшем человеке, тем выше шансы его найти.

Этим летом была история: пропавшего мужчину родственники искали пять дней, к нам обратились на шестой. Мы разместили ориентировки в социальных сетях, tut.by разместил эту информацию у себя. Одна женщина прочла эту статью и опознала мужчину — он находился в ее деревне. Позвонила нам, мы приехали, мужчину вернули домой живым и здоровым.

Правда, в этом году с информированием стало сложнее — всех беспокоят другие проблемы и новости. Помогают соцсети.  

Фото: Аркадий Соболев для ИМЕН

 Родственники пропавших звонят нам в разном состоянии. Кто-то собран, а кто-то от переживаний за близких не может вымолвить ни слова. И тут моя задача — успокоить. Обычно я прошу заполнить заявку. Человек видит конкретные вопросы, начинает на них отвечать, приходит в себя. А я уже уточняю детали: во сколько и как вышел из дома, какие заболевания, где жил раньше, какая девичья фамилия — если это бабушка.

По опыту мы знаем, что многие пожилые люди с деменцией или болезнью Альцгеймера называют адрес дома, в котором жили много лет назад или свою девичью фамилию. Был случай в прошлом году, когда мужчина назвал адрес, откуда переехал больше 30 лет назад. А в этом сентябре одну бабушку не могли найти почти двое суток, потому что в больнице она назвала свою девичью фамилию. 

Когда мы ищем человека, обзваниваем больницы. Дозвониться до больниц сейчас очень сложно. А бывает так: человек поступил в больницу, а информацию о нем записали сначала в журнал от руки, а потом уже — в общую базу на компьютере. И получается: звоним первые раз — нет такого человека, звоним второй через пару часов — уже есть. Прозваниваем больницы все: и и родственники, и мы, подключаем волонтеров. 

Сейчас я в декретном отпуске. Поэтому мы немножко перераспределили обязанности: если что-то не успеваю, подхватывают другие сотрудники. Но я не оставляю работу — ответить на звонок или сделать ориентировку — это занимает не так уж много времени. А может спасти кому-то жизнь. 

 «Вода ошибок не прощает» 

Александр, водолаз Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Александр, водолаз. Волонтер отряда с 2013-го года

3 поиска на воде было за июнь–ноябрь 

— Первый раз я выехал на поиски в 2013 году. Тогда в Столбцах утонул мальчик. Ему подарили радиоуправляемую машинку, он по дороге из школы запустил ее на лед. Она там стала, он пошел за ней и провалился под лед. Сначала его искали ОСВОД и МЧС, потом случился Хавьер, поиски приостановили. Мы — профессиональные дайверы — приехали помогать ОСВОДу искать его уже в мае. Выезжали пять-шесть раз. Мальчика так и не нашли. Но тогда я понял, что могу быть полезен, связался с «Ангелом» и стал волонтером в отряде. 

А этим летом — спустя семь лет — снова искали этого мальчика. Рыбаки в том районе увидели на дне человеческий череп маленького размера. Милиция подняла записи, вспомнили ту историю, позвали на помощь нас. Я ехал туда даже радостный. Я помню всех, кого не нашел. Периодически думаю: «Где-то там он плавает». И чаще всего если человека  не нашли в первое время, потом уже шансов нет — его затянет на дно, под какой-нибудь корень и все. А тут — такой шанс все-таки найти и хотя бы похоронить ребенка.  

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Но рыбаки не смогли точно показать место, где видели этот череп. Мы целый день ходили по дну в том районе — без результата. Возможно, волной подняло какую-то песчаную дюну, череп показался, а следующей волной — снова спрятало. Очень жаль. 

Но в целом последний сезон был хорошим. Поисков было мало — мы выезжали на воду раза три. Это значит, что тонуло немного людей. Мы же тесно работаем с ОСВОД, они тоже говорили, что в этом году было немного утонувших. Возможно, сыграл свою роль коронавирус: люди опасались собираться большими компаниями, меньше выпивали на природе. Часто же как тонут — напился, пошел купаться, утонул. 

У ОСВОД хватает работы. Они могут поискать пару дней, а потом надо ехать на другие поиски. Мы же с «Ангелом» часто ищем до упора. Раньше искал только я. Бывало, проводил под водой по 10-12 часов в день. Профессиональные дайверы не особо подключались, а любителей я под воду и сам не пущу. Вода ошибок не прощает, а случится может что угодно. Однажды я искал человека на дне. Там была кромешная тьма, я светил фонарем, а на меня резко из ямы выплыл огромный сом. Испугаешься, дернешься, запаникуешь — можешь натворить глупостей.

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Но сейчас поиски проходят иначе. У нас есть специальное оборудование для исследования дна — эхолот. На лодке ребята с помощью этого прибора проверяют дно, а если их что-то насторожит — туда уже ныряю я. Это ускоряет и упрощает процесс. Предпоследний поиск так и прошел: пока я собирал все оборудование и ехал на место, ребята уже исследовали дно, нашли утонувшего. Мне оставалось только его достать. 

Я знаю точно, что ищу не живых людей — живых в воде не бывает. За семь лет только однажды узнал, как это — найти живого человека. Поехал на лесные поиски и нашел девочку в болоте. Я и теперь очень часто порываюсь поехать со всеми в лес. Но на лесные поиски людей хватает. А мне надо быть наготове, если понадоблюсь на воде. Поэтому терплю и жду, когда позовут на воду. 

«Тут не должно быть эмоций, переживаний, жалоб на усталость. Моя задача — помочь» 

Кристина, координатор лесных поисков Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Кристина, координатор лесных поисков. Волонтер с 2013-го года, с мая 2019 года — штатный сотрудник

73 лесных поиска было с июня по ноябрь
более 50 волонтеров участвовало в самых крупных из них в этом периоде

— В этом году поисков было больше, чем в прошлом. После первой волны коронавируса люди попытались заработать,  активнее пошли за грибами-ягодами и чаще терялись. А еще с каждым годом про нас узнает все больше людей, а значит, больше обращаются за помощью.

С волонтерами проблем в последнее время нет. У нас есть люди, которые выезжают на поиски регулярно. И новые волонтеры приходят постоянно: кто-то, как я семь лет назад, приезжает сразу на поиски и учится уже по ходу дела. А кто-то сначала едет на учения, которые мы проводим дважды в год. В этом году формат учений из-за коронавируса поменялся: теорию давали онлайн, а практику уже отрабатывали на свежем воздухе с соблюдением всех правил безопасности. Первое правило нашего отряда — обеспечить безопасность поисковиков.  

Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

В этом году мы чаще, чем обычно, выезжали на поиски людей, которые покончили жизнь самоубийством. Да, это грустно, но к этому нужно быть готовым. Поисковики должны быть эмоционально устойчивыми, как медики, милиция, пожарные. Это серьезная и ответственная работа. И я всегда, даже когда была волонтером, воспринимала ее исключительно как работу. Тут не должно быть эмоций, переживаний, жалоб на усталость. Моя задача — помочь. Приехать, максимально правильно скоординировать действия, чтобы это привело к результату. 

Фото: Аркадий Соболев для ИМЕН

Например, в октябре на протяжении нескольких дней искали дедушку. И тут на третий день поисков нам поступило сообщение, что в 70 километрах от нас пропала пожилая женщина.

Наша поисковая группа находилась ближе всего к тому месту. Была уже почти ночь, довольно холодно. А женщина еще на связи — в телефоне оставалось 10% зарядки. Мы тут же с собрались и с одного поиска поехали на второй — чтобы успеть найти Любовь Владимировну до выключения мобильного телефона. Кстати, родственники того мужчины, которого мы искали в этот момент, поехали с нами.

В район, где потерялась Любовь Владимировна, пустили беспилотник с сиреной, она по телефону рассказала, где его слышит лучше, где хуже. Вычислили примерное ее месторасположение, туда вышла пешая группа. Пропавшую нашли ровно в тот момент, когда у нее разрядился телефон. Успели. А потом снова вернулись назад продолжать поиски пропавшего дедушки. Провели в лесу почти неделю, «закрыли» около 20 километров местности, но, к сожалению, его так и не нашли. 

Конечно, обидно, когда не находишь пропавшего. Но даже отрицательный результат — это результат. Мы всегда ищем детально и добросовестно, прилагаем все усилия, чтобы найти. И если не нашли человека, значит, есть какие-то обстоятельства, о которых мы не знаем. И значит, надо искать в других направлениях.

«Нужна помощь — звоните, просите, мы приедем и сделаем все, чтобы вас спасти» 

Сергей Ковган, руководитель отряда Фото: Аркадий Соболев для ИМЕН

Сергей Ковган, руководитель и основатель поисково-спасательного отряда «Ангел»

92 раза отряд выезжал на поиски за летне-осенний сезон
74 человека нашли поисковики за этот период, 58 из них — живыми

— Отряд развивается, новые волонтеры присоединяются, появляются региональные отряды. Это очень хорошо: местные отряды выдвигаются на поиски тут же, они не теряют время на дорогу, а это важно. Мы их обучаем, помогаем с оборудованием. Сейчас у нас работает девять региональных отрядов, и их число может расти дальше. Недавно у нас открылся новый региональный отряд в Березе. 

Мы находим все больше людей. Потому что и люди про нас узнают и все чаще обращаются за помощью. Да и мы сами стали еще эффективнее. В этом году купили вездеход и беспилотник с тепловизором. Только за сезон благодаря этому оборудованию мы спасли пять человек — именно спасли — эти люди уже не могли сами передвигаться. Оборудование часто решает дело — голыми руками ты не сделаешь ничего, даже если очень хочешь. А оборудование может реально спасти жизнь.  

На фото: слева — фонари, справа — беспилотник ПСО «Ангел» Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Был недавно у нас очень грустный случай. Мужчина пошел на болото с другом за ягодами, в оговоренное время не вышел на точку сбора. Но он был на связи по телефону. Сказал другу: «Едь домой, я сам выйду». Не вышел на завтра, не вышел через день. На третьи сутки его родственники обратились к нам. Мы знали, что он еще жив — зафиксировали, что он пытался включить уже разряженный мобильный телефон. Пускали беспилотник с тепловизором — не нашли. Было решено отправиться на поиски на вертолете. Я договорился с партнерами, нам подняли вертолет и мы уже вылетали из Минска, когда нам сообщили, что мужчину нашла пешая поисковая группа. Он сидел возле березы, увидел поисковиков, улыбнулся и отключился. 

Ему оказали первую помощь, эвакуировали на нашем гусеничном вездеходе. Ни один другой транспорт по этому болоту не проехал бы, пешком эвакуация заняла бы не меньше шести часов. Благодаря технике мы справилась за два часа. Но на следующий день он умер в больнице — организм не справился с переохлаждением. Трое суток в октябре провести на болоте — это слишком серьезный стресс для организма. 

Эта история оставила тяжелый эмоциональный след у всей команды. Мы боролись за жизнь человека, нашли человека, доставили в больницу, а он все равно погиб. Потому что было слишком поздно. Если бы нам позвонили на сутки раньше, мужчина был бы жив. Я всегда прошу всех и попрошу еще раз — не надо быть слишком самоуверенным. Нужна помощь — звоните, просите, мы приедем и сделаем все, чтобы вас спасти.  

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Много историй остаются за кадром. Мы редко рассказываем о поисках умерших людей. Иногда может показаться, что работа стоит, а у нас весь отряд в лесу ищет умершего человека или неделю пытается найти утонувшего в реке. В некоторых случаях это забирает больше ресурсов, чем поиск живого человека, который заблудился. 

Работы становится все больше, мы растем. Но к сожалению, в последнее время я все чаще думаю о том, что завтра-послезавтра нам придется закрыться. В последние месяцы сильно сократилось количество пожертвований в пользу нашего отряда. Кто-то перенаправил свои ресурсы на другие сферы, а у кого-то просто их больше нет. Но мы — не коммерческая организация, у нас нет финансовой подушки безопасности. У нас сейчас три машины в ремонте, а мне нечем платить за этот ремонт. Пока мне ремонтируют в долг, просто потому, что нас ценят. Но как мы потом будем эти долги выплачивать, я не знаю. Аренда, зарплата сотрудников, обслуживание оборудования, бензин — это огромные расходы каждый месяц. 

Качественные поиски невозможно организовать только силами волонтеров. Нужны люди, которые будут их обучать, руководить поисками, направлять, нужно оборудование, техника. Если у нас не будет средств, будем вынуждены приостановить как минимум физические выезды, потому что нам не на что будет выезжать. Останется только информационная работа.  

Фото: Аркадий Соболев для ИМЕН

Меня это сильно пугает. Мы же помогаем спасать людей. И как это — вдруг перестать? Но в какой-то момент может просто не быть другого выхода. Я очень хочу, чтобы этот момент не наступил. 

 Как вы можете помочь

У поисково-спасательного отряда «Ангел» нет государственного финансирования. Три года назад отряд уже был на грани закрытия, у поисковиков заканчивались силы. Но благодаря вашей поддержке отряд живет и сегодня и спасает людей. 

ИМЕНА собирают средства на работу организации: вознаграждение координатора проекта, специалиста по связям с общественностью, который ведет коммуникацию с родственниками пропавших людей, принимает и размещает заявки на поиски, технического специалиста, который отвечает за обслуживание и подготовку специальной оборудования к поисковым мероприятиям, а также оплата бухгалтерских услуг, аренды и коммунальных услуг.

Также собранные средства пойдут на оплату поисковых фонарей, ремонта оборудования, техники и автомобилей и вознаграждения для привлеченных специалистов (водитель, юрист, программист, фото-и видео-оператор). Самостоятельно отряд находит финансирование на покупку специального оборудования и техники, которые облегчают и ускоряют процесс поиска. 

Сейчас «Ангелу» как никогда нужна помощь. Нажимайте кнопку Помочь, выбирайте ежемесячную подписку (автоматическое ежемесячное списание средств с карты) или разовый платеж. Так благодаря вашей поддержке отряд и дальше сможет находить людей и спасать жизни.   

Читайте нас в телеграме https://t.me/imenamag

ИМЕНА работают только на деньги читателей. Вы делаете перевод  5, 10, 20 рублей или оформляете ежемесячную подписку с карточки, а мы готовим новые истории и запускаем социальные проекты, которые помогают не одному, а  тысячам людей. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!  

Уже собрано
Собрано 71 357 из 78 631 руб.

Разовый перевод с помощью системы Расчет ЕРИП       

С помощью интернет-банка, мобильного приложения банка, инфокиоска или банкомата войдите в систему «Расчет» (ЕРИП) и выберите:

  1. Благотворительность, общественные объединения
  2. Помощь детям, взрослым
  3. ИменаМедиа
  4. Пожертвование (на проекты)
  5. Введите код проекта: 4
  6. Введите фамилию, имя, отчество и сумму платежа
  7. Внимательно все проверьте и оплатите

Если вы платите в кассе банка, сообщите кассиру о необходимости проведения платежа через систему «Расчет» (ЕРИП).

При поддержке сервиса «Хуткі Грош»

SMS-сообщением с баланса мобильного телефона (для абонентов МТС и life)

Отправьте на номер 553 SMS-сообщение в следующем формате:

820 4 Сумма

Параметры разделите пробелами. Например: 820 4 10

SMS-сообщение не тарифицируется. Комиссия системы iPay для абонентов МТС — 3%, life — 4,5%.

Подробные условия

Абоненты A1 могут поддержать все проекты одним из способов

  1. Отправьте USSD-запрос *222*2# и выберите сумму пожертвования из предложенных: 2, 5 или 10 рублей.
  2. Отправьте SMS на короткий номер 2222. На благотворительный счёт платформы ИМЕНА будет зачислено 2 рубля с абонентского счёта А1.
  3. В приложении A1 banking в разделе «Добро»: банковской картой или с баланса абонентского счёта (без комиссии).
    Подробная информация на сайте А1

В начале каждого месяца все средства, поступившие на благотворительный счёт платформы ИМЕНА от абонентов А1, распределяются между всеми активными проектами.

Юридическим лицам

Если вы хотите помочь от компании — пишите на funds@imenamag.by.

Истории

Больше, чем просто вещи. Что помогает семьям во время лечения от рака вдали от дома

Помогаем проекту Дом для детей с онкологией
Собрано 64 153 из 78 148 руб.
Истории

Счастливые дворники. Как пятеро человек в семье дворы метут

Истории

Сердца трех. Они сплотились в Убежище для женщин и уже три года помогают друг другу бороться за счастье

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 70 181 из 80 387 руб.
Истории

«Я не знаю, как выдержать это давление». Татьяну и ее детей насиловал муж, теперь не дает покоя соцслужба

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 70 181 из 80 387 руб.
Истории

Ныть нельзя делать. Кто должен решать социальные проблемы и зачем собирать деньги. Пять топ-вопросов ИМЕНАМ

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

Новый проект помощи людям с ВИЧ, диагноз для Кати и речь парня с аутизмом на конференции UNICEF. Главные события проектов в 4 квартале 2019

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

Шьют маски вручную и делают спирт. Люди и бизнес во всем мире помогают друг другу во время коронавируса. Объединимся и мы!

Помогаем проекту Коронавирус: средства защиты для соцработников и пожилых
Сбор средств завершен
Истории

Ей помогли все, а ему — почти никто. Как встретились белорус и голландка с психиатрическими диагнозами и одинаковыми биографиями

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 35 457 из 58 974 руб.
Истории

«Вы даже не догадываетесь, что даете нам жизнь!» Самые яркие события проектов за 3 квартал 2019

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

Квест за 2 миллиона долларов. Как запустить стратегически важное производство респираторов в Беларуси и не умереть

Помогаем проекту Коронавирус: средства защиты для соцработников и пожилых
Сбор средств завершен