Истории

«Лучше война или смерть, чем оказаться здесь». Минчанка спасает свою дочь с психическим расстройством, но ей самой нужна помощь

Когда Свету во второй раз забрали в психиатрическую больницу, ее мама Виктория плакала навзрыд. Как такое могло случиться, что ее молодая, красивая, талантливая, жизнерадостная девочка, вдруг заболела психозом? Ответы Виктория получила на группе поддержки для родственников людей с психическими расстройствами. Здесь она узнала, что происходит с дочерью и как помочь ей и себе. Но группа помощи больше не работает — ее вел волонтер, он ушел. Виктория очень ждет, что группа возобновится. «Это для меня было бы спасением», — говорит она.

Сегодня ИМЕНА запускают сбор средств на новый проект «Помощь родственникам людей с психическими расстройствами», чтобы такие, как Виктория, получали постоянную необходимую помощь. И не оставались один на один со своими вопросами и страхами, если вдруг кому-то близкому поставят психиатрический диагноз. Этот проект будет работать только на пожертвования от неравнодушных людей. Пожалуйста, почитайте историю о том, через что проходит семья человека с психическим расстройством, и поддержите проект! 

Виктория подробно рассказала нам свою историю. Но очень боялась, что ее узнают. Поэтому мы изменили имена героев и не делали их фото. Но дочь Света согласилась сделала рисунки — о том, какой она видела маму на протяжении своей болезни. 

«Неприятная случайность»

Свету забрали в «Новинки» (ГУ Республиканский научно-практический центр психического здоровья  — прим. ред.) неожиданно. Мы пришли к психиатру анонимно, ждали в коридоре. Врач открыла дверь и позвала нас — Света вцепилась в сиденья и не смогла сдвинуться с места. Врач посмотрела на меня и сказала: «Не мучайте ребенка, ей надо в больницу». И мы поехали. 

Я не думала, что она больна. Решила, что это просто неприятная случайность, ничего страшного. Но поняла, надо срочно менять нашу жизнь. 

С мужем мы развелись семь лет назад, но продолжали то сходиться, то расходиться. В последнее время дома был просто ад: постоянные скандалы, крики, унижения, иногда он меня бил. Однажды ударил меня прямо при Свете. После этого она уехала жить к подруге, стала плохо спать, звонить друзьям и знакомым по ночам. Я уверена, что психика дочки просто не выдержала такой обстановки, виноваты мы — ее родители. 

Когда Света попала в больницу, я выгнала мужа из квартиры — теперь уже навсегда. Вынесла все его вещи, поменяла замки, сама стала ходить к психологу — восстанавливаться. Думала, вот сейчас Света побудет в больнице, под присмотром, там ее вылечат. А я за это время быстренько решу все вопросы, и дочка вернется в «чистую» квартиру — без скандалов и криков. Сможет спокойно готовиться к поступлению. И у нас начнется новая жизнь. 

Рисунок Светы. Света комментирует его так: «Я — в больнице, мне плохо, мама об этом знает. Но она не может мне ничем помочь» Фото: редакция ИМЕН

«На пределе»

Света вернулась. Но все пошло не так, как я себе представляла. Мне нужно было полностью обеспечивать двух детей-подростков и себя — муж отказался платить  алименты. Денег и так не хватало, а еще Свете прописали дорогое лекарство — упаковки за 80 рублей хватало на две недели. Помню, однажды я в очередной раз купила его и расплакалась — это были последние деньги, и я не знала, за что куплю продукты детям. 

Я работала на двух работах допоздна. У меня вообще не было выходных. Приходила домой выжатая, как лимон. А дома — всегда одно и то же: бардак, еда не приготовлена, сын играет в компьютерные игры, Света сидит в соцсетях. Меня разрывало от злости, обиды. Ладно сын — занят в школе целый день. Но Света же просто сидела дома! Я срывалась, кричала на нее, потом злилась на себя, пробовала поговорить — все без толку. 

Я нашла Свете работу дворником, потом другую — разносить квитанции по домам. Но ей было тяжело, она не справлялась. Как я радовалась, когда она решила, наконец, готовиться к поступлению! Я нашла деньги, оплатила курсы английского. Но она, прекрасно зная, как мне достаются эти деньги, не доходила даже оплаченный месяц. Постоянно жаловалась, что ей все сложно. Я пыталась убедить, что пора уже побороть свою лень, напрячься, иначе не поступит. Но она будто меня не слышала. 

Я была на пределе. Денег не было, на работах проблемы. Бывший муж постоянно названивал, устраивал скандалы. Сын не мог мне простить, что я прогнала папу — у него начались проблемы в школе. Дочь вообще ничего не делала. Я разрывалась между всем этим, постоянно на бегу, в напряжении. 

Через полгода после лечения Свете отменили таблетки. Через год про больницу мы почти не вспоминали. Света периодически ходила к врачу, тот говорил, что все в порядке. 

Но я стала замечать, что Света не спит по ночам. А однажды услышала, как она смеется ночью. На всякий случай вызвала скорую. Мне казалось, что Света нормально пообщалась с врачами, как обычно. Но они сказали, что ее нужно госпитализировать прямо сейчас. Мы снова поехали в «Новинки». 

Рисунок Светы. «Мама всё время одновременно решала кучу вопросов. Но она не знала, как помогать мне» Фото: редакция ИМЕН

 «Моя дочь больна?»

От больницы до автобусной остановки — огромное поле. Я шла домой вдоль него пешком и выла навзрыд. Свету опять госпитализировали. Меня к ней не пустили, сказали, что у нее сильный срыв. «Лучше война или смерть, чем оказаться здесь» — сказала одна женщина в фойе больницы, тоже чья-то мама. 

Я плохо помню, что было дальше. Я все время плакала. Дергалась, думала, что мне нужно спасать Свету. Но как? Когда у ребенка насморк, аллергия, болит живот, понятно, почему это случилось и что ему поможет. Но с психикой все сложнее. Почему ей стало хуже? Весь последний год она жила совсем спокойной жизнью. 

Кинулась к врачу. Он объяснил, что такие приступы не могут быть случайностью, что это болезнь. Что в больнице не вылечивают, а только снимают острый приступ.  Медикаментозного лечения людям с психическими расстройствами недостаточно. Чтобы Свете стало действительно лучше, после выписки нужна реабилитация. «Но в нашей стране реабилитацией никто не занимается», — отрезал он. 

Моя дочь больна. И нам никто не поможет. 

Я не знала, куда идти дальше. И пошла к священнику. О нем мне рассказали в коридоре психоневрологического диспансера неделю назад, когда Света была у психиатра. Говорили, что он помогает людям с психическими расстройствами. Он подтвердил слова врача, что Свете нужна будет реабилитация. Но сказал, что в Минске все же есть организация, которая этим занимается — Клубный дом. И там нам помогут. 

Рисунок Светы. «Это тот момент, когда мама познакомилась со священником. Он помогал нам, рассказал про мою болезнь, Бога и Клубный дом» — объясняет девушка.  Фото: редакция ИМЕН

«У меня появился Клубный дом»

Света вернулась из больницы через два месяца. Началась гонка за тем, чтобы один ребенок выздоровел, а второй не дошел до такого состояния, как первый. Иногда казалось, что мне скоро снесет крышу. Но у меня появился «Клубный дом». 

Сначала туда ходила только Света, а я общалась с сотрудниками по телефону по поводу ее состояния. Потом стала делиться своими переживаниями. Однажды рассказала, как же я устала тянуть на себе весь быт, Света мне совсем не помогает. Мне объяснили, что сонливость, усталость — побочка от лекарств. Что Света не ленится, как я думала, а действительно не может помыть полы или приготовить ужин. Я была в шоке. Я столько нервов потратила на то, чтобы заставить дочь делать то, что она просто не могла. Злость из-за бытовых вопросов улетучилась в тот же миг. Отношения с дочерью наладились. 

Мастер-класс по изготовлению эко-игрушек для собак в Клубном доме. Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Через пару месяцев после выписки мы снова стали готовиться к поступлению. Но мне позвонили из «Клубного дома» и сказали срочно все прекратить. Оказывается, после психоза мозгу нужно время на восстановление. Это не неделя, не месяц, и, возможно, даже не один год. Света еще не готова к учебе, и если давить, может стать хуже. Я снова была в шоке. Я думала, что помогаю дочери, когда говорю: «Учись, не ленись». А в «Клубном доме» тут же увидели, что ей становится хуже — я ей вредила. 

Рисунок Светы. «Это я в Клубном доме. В центре — моя улыбка. А по краям — то, что мы делаем в Клубном доме: готовим, шьем, вяжем, занимаемся на компьютере, общаемся» Фото: редакция ИМЕН

Накатило дикое отчаяние. Мне стало казаться, что Света никогда не восстановится,  мне придется ухаживать за ней всю жизнь. Вот она — моя взрослая дочь, такая умница, красавица. Я так мечтала, что она вырастет, получит профессию, пойдет работать, выйдет замуж и будет счастлива. Она выросла — а ничего этого нет. 

В отчаянии я позвонила Паше, координатору «Клубного дома». Он успокоил. Рассказал, что сам когда-то прошел все то, что проходит Света. И что таких примеров — масса. Со временем все наладится, и Света восстановится. Главное — все делать правильно. 

У меня появилась надежда. И много вопросов: как правильно помогать? Я не слишком давлю на Свету? Или, наоборот, чересчур опекаю? А если ей опять хуже, а я не вижу? 

Тогда же в «Клубном доме» начали работать две группы взаимопомощи для родственников. Их вели психиатры. На первой же встрече я узнала все, что мне было нужно. Например, мне подробно рассказали, какие первые «звоночки» болезни. Оказалось, что поведение Светы перед первой госпитализацией было абсолютно типичным для человека перед психозом. Если бы я знала, я могла бы не допустить психоза, а забила тревогу намного раньше. 

С удивлением узнала, как важен прием лекарств. Света иногда забывала выпить таблетки или выпивала позже — я думала, в этом ничего страшного нет. Оказалось, что последствия от такой халатности могут проявиться не сразу и быть серьезными — снова срыв, больница. 

Кулинарные классы в Клубном доме Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

После тех встреч я стала смелее, увереннее. Теперь я знала, что легко могу понять состояние дочери — мне достаточно посмотреть, как она оделась, что нарисовала, перекинуться с ней парой слов. Не пугалась и не обижалась на перепады настроения, потому что так проявляется болезнь или лекарства. Я всегда помнила, что Света болеет. Не раздражалась, когда в стотысячный раз приходилось повторять, что она сможет работать, учиться и она нужна другим людям. Когда-то эти же слова так же уверенно говорили мне сотрудники «Клубного дома». Теперь я в них верила. 

А еще я стала беречь себя. Когда ты сам, как разбитое корыто, ты не можешь помочь. Я — главная опора для Светы, от моего настроения зависит ее состояния. Раньше я скрывала болезнь Светы от всех близких. Приходилось много врать, это истощало. Теперь рассказала своей маме, и она стала мне помогать, поддерживать. 

Я с нетерпением ждала наших встреч на группе. Смело смотрела вперед — знала, что все мои вопросы найдут ответы. Хотела пообщаться с другими родственниками — у нас похожие проблемы, о которых можно было говорить открыто, мы понимали друг друга без слов, и это тоже большая поддержка. 

Но потом группу закрыли. Ведущая моей группы была волонтером и переключилась на другую работу. 

Рисунок Светы. «Это мы с мамой сейчас. Мама обо мне заботится: обеспечивает меня, поддерживает, дает полезные советы, мы много общаемся» Фото: редакция ИМЕН

P. S. «Я очень жду»

Клубный дом — это та земля, на которой мы стоим.

Уже год Света — в устойчивой ремиссии. Она стала совсем другой. Такая же творческая и неторопливая, но теперь ее творчество понятно и красиво. С большой охотой Света убирает, готовит — у меня дома появилась помощница. У нас отличные, доверительные отношения. Я внимательна к ней, она — ко мне.

Света регулярно ходит в Клубный дом. Там ее научили шить, вязать, она рисует, ходит на экскурсии, готовит, общается с людьми. У нее жизнь бурлит. Там люди, которые ее понимают, знают, как с ней общаться и замечают любые перемены в ней. 

Так что я совершенно спокойна за нее, когда она там. И это тоже — огромная помощь. 

Недавно сотрудники «Клубного дома» сказали, что скоро могут опять заработать группы взаимопомощи родственникам. И что они могут быть постоянными. Я очень жду, очень надеюсь. Новые вопросы, ситуации возникают каждый день. Без поддержки и квалифицированной помощи крайне сложно — она мне очень нужна. А если такая помощь будет системной, это вообще чудесно!  В такой ситуации ты же не только вовремя получаешь ответы на вопросы, но и разгружаешься эмоционально. Я всегда буду знать, что как бы трудно ни было, главное — дождаться дня группы, там мне помогут. Эти группы будут настоящим спасением для нас. 

Урок истории Беларуси в Клубном доме Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Как вы можете помочь 

Появятся ли такие группы, зависит только от нас с вами. ИМЕНА вместе с Клубным домом запускают новый проект «Помощь родственникам людей с психическими расстройствами»

Благодаря ему будет создана целая система помощи таким, как Вика, родственникам людей с психическими расстройствами. А их в Беларуси — как минимум 53 000 человек. 

Уже в этом году в рамках этого проекта в трех Клубных домах Беларуси (в Минске, Бресте и Лиде) начнут работать: 
— группы поддержки и взаимопомощи для родственников и близких;
— образовательные курсы (очные и онлайн).
— ресурсный онлайн-центр. Там будет собрана вся полезная информация, которой так не хватало Вике. Родственник сможет пройти обучение (онлайн или очное), выбрав те темы, которые ему интересны.
— все желающие родственники людей с психическими расстройствами смогут бесплатно получать индивидуальные консультации психологов, юристов (дистанционно или очно). 

В результате до конца 2021:  
— более 250 человек по Беларуси получат психологическую и юридическую помощь на индивидуальных консультациях; 
— более 70 человек примут участие в группах поддержки в Бресте, Лиде, Минске;
— более 150 человек в Беларуси пройдут обучение (очно и/или онлайн) в рамках курсов для родственников;
— более 2 000 человек станут пользователями ресурсного онлайн-центра в течение 6 месяцев после запуска; 

Чтобы все это реализовать, нужна ваша помощь. Проект будет финансироваться только за счет пожертвований людей. Нажимайте кнопку Помочь, выбирайте любую удобную для вас сумму и оформляйте ежемесячную подписку (автоматическое списание с карты выбранной суммы каждый месяц), чтобы ваша помощь была регулярной, или делайте разовый платеж. На работу проекта нам нужно собрать 35 543 белорусских рублей.

Средства пойдут на создание и подготовку материалов для Ресурсного онлайн-центра, оплату услуг экспертов (в области психического здоровья, права, социальной работы), за разработку контента для обучающих курсов, за проведение групп поддержки и обучения. Также на оплату аренды и коммунальных платежей региональных Клубных домов в Лиде и Бресте, вознаграждение координатора и бухгалтера проекта, региональных кураторов. 

ИМЕНА работают только на деньги читателей. Вы делаете перевод  5, 10, 20 рублей или оформляете ежемесячную подписку с карточки, а мы готовим новые истории и запускаем социальные проекты, которые помогают не одному, а  тысячам людей. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!  

Нам очень жаль, но по техническим причинам платежи в поддержку проектов временно не принимаются :-(
Истории

«Не ждать выздоровления, а жить сейчас». Как абилитолог, психолог и девушка на коляске вернули Иру к жизни после аварии

Помогаем проекту Помощь молодым взрослым с неизлечимыми заболеваниями
Собрано 23 725 из 55 361 руб.
Истории

«Нужно просто менять то, что можешь». Как белорусские бизнесмены сами запускают проекты и решают проблемы общества

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 323 из 511 767 руб.
Истории

Ей помогли все, а ему — почти никто. Как встретились белорус и голландка с психиатрическими диагнозами и одинаковыми биографиями

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 35 457 из 58 974 руб.
Истории

«Зачем его вообще искать? Нагуляется и вернется!» Девять вопросов о работе поискового отряда «Ангел»

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 23 842 из 91 401 руб.
Истории

«Кризис — это хороший пендель». Посмотрите, как проекты Имен превратили проблемы в новые возможности

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 323 из 511 767 руб.
Истории

Новый проект помощи людям с ВИЧ, диагноз для Кати и речь парня с аутизмом на конференции UNICEF. Главные события проектов в 4 квартале 2019

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

«За три месяца сделали то, что собирались за год!» Итоги первого квартала 2021 года в работе ИМЕН и наших проектов

Истории

«Когда ты занят — ты нужен». Как изменилась жизнь бездомного Артема благодаря ИМЕНАМ

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

Государство лишило льготы по аренде почти 100 общественных организаций. Что с ними будет дальше?

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 27 987 из 31 540 руб.
Истории

Центр помощи пострадавшим, история про тракториста-блогера и няня для Захарика, который живет в больнице. Эти и другие итоги третьего квартала