Герои

«Парень, тебе открыты все двери». Как бизнесмены по-умному «лечат раны» детей из неблагополучных семей Минска

Помогаем проекту ИТ-курсы в детских приютах
Собрано 7491 из 7100 рублей

Лет семь назад белорусский предприниматель Сергей Бруй впервые посетил детский дом с четким желанием помочь детям, которым в жизни не повезло. Уже известная в мире игровая компания, которую с партнерами основал Сергей, могла себе это позволить. Под Новый год бизнесмены устроили детдомовцам шикарную елку: шарики, подарки, фейерверки. Но уже после первой поездки, признается Сергей, остался осадок. «А что меняют в жизни детей фейерверки и праздники, кроме сегодняшнего и, возможно, завтрашнего дня»? — думал он. Вопрос, кому и как помогать, чтобы это реально что-то меняло, на несколько лет повис в воздухе. Но потом — год назад — компания сама стала автором проекта для детей из неблагополучных семей. Сегодня к его финансированию подключаются и другие белорусы, и новые компании. 

«Имена» поговорили с Сергеем о том, зачем бизнес решил учить чужих детей,  какие проекты способны поменять Беларусь к лучшему и почему благотворительность в нашей стране до сих пор недоступна большинству людей.

Компания, которой руководит Сергей, — один из ведущих международных разработчиков игр, которые уже увлекли десятки миллионов людей во всем мире. «Зомби-ферму», «Клондайк», «Рыцарей и принцесс», заполонивших соцсети, создавали именно здесь: основной центр разработки находится в Минске. Однажды бизнесменам, как это часто и случается, захотелось делать еще что-то помимо бизнеса. Помогать другим. Но классические поездки по детдомам с фейерверками не вдохновляли, а как помогать «по-другому» было непонятно. Год назад компания запустила в двух минских приютах ИТ-курсы, где дети, которые раньше и компьютеров толком не видели, стали учиться создавать сайты, игры и роботов. И удовлетворение от помощи наконец пришло.

Приют — это место, где решается, будет ли ребенок сиротой. Если за полгода родители не исправятся, то будет. И практически в половине случаев родители и дети расстанутся, скорее всего, навсегда. Ребенок после приюта часто попадает в детский дом или в чужую — приемную — семью, а главнейшей перспективой в его жизни становится одно: пугающая неизвестность. «Мы же говорим ребенку, что перед ним открыты все двери. Нужно лишь что-то сделать самому», — говорит Сергей.

Первый же выпуск курсов показал и компании, и самому Сергею, что дети, которые обществом часто воспринимаются как «ненужные», на самом деле способны меняться, учиться и расти в своих собственных глазах. И даже если эти ученики не станут в будущем айтишниками, навыки создавать что-то самим и с нуля им точно пригодятся. По статистике стран СНГ (отдельно в Беларуси такая статистика не ведется), после детских домов только 16% выпускников создает свою семью и только 1% детей-сирот получает высшее образование.

Фото: 16-летний Паша (слева) и 15-летний Максим (справа) прошли испытание приютом в прошлом году. Несколько месяцев они жили в приюте Заводского района Минска. Паша предпочитает подробностей изъятия его из родной семьи не рассказывать. А Максим сдал в приют сам себя, потому что надоели дома «пьяные скандалы», которые закатывали мать и ее сожитель. В итоге после приюта Максима забрал родной отец, а Паша в биологическую семью так и не вернулся. Оба парня — выпускники ИТ-курсов и оба с воодушевлением рассказывают, чему научились. Паша учится на кулинара, но подумываемт о втором образовании в сфере ИТ. А Максим хоть еще и не определился с будущей профессией, но значительно подтянул свой средний балл в школе. Подробней об историях этих ребят можно узнать здесь. Фото: Виктория Пальчис, Имена

ИТ- курсы уже второй год работают в Заводском и Первомайском районах Минска. На них уже отучились более 70 человек. Помимо ремонта и оснащения компьютерных классов, компания «Вайзор Геймз» полностью финансирует и работу двух постоянных преподавателей. Чтобы проект распространялся дальше, в минувшем декабре компания через журнал «Имена» пригласила к участию в финансировании и общество. Вышла с таким же проектом для третьего столичного приюта — Ленинского — на краудфандинг. Читатели «Имен» откликнулись: удалось собрать уже 95% от нужной для запуска суммы, 6765 рублей из 7100. А недавно взять на себя финансирование и в четвертом приюте города (Московском), решила еще одна игровая компания — «Белка Геймз».

В детдомах этим детям всё дают — это большая психологическая проблема для них потом. Может быть много праздников, подарков, но это всегда тебе дают. Мы решили попробовать другой подход.

— Сергей, как вы пришли к тому, чтобы делать такой масштабный проект? Как правило, бизнес у нас помогает разово. Откуда идея делать именно курсы?

— Благотворительность делится для меня на две части: есть эмоционально-жалостливая, а есть разумная, конструктивная, долгосрочная. Мы тогда (после поездки в детский дом в Руденск с первой праздничной елкой) решили, что целевая благотворительность — ребенку, семье — мы это будем делать как частные лица. А вот как компании нам больше интересно поучаствовать в системном проекте. В детдомах этим детям всё дают — это большая психологическая проблема для них потом. Может быть много праздников, подарков, но это всегда тебе дают. А мы решили попробовать другой подход. Сделать так, чтобы дать ребенку не что-то готовое, а возможность сделать самому.

Когда дети видят результат — это меняет, на мой взгляд, какую-то парадигму. Ребенок начинает понимать, что можно от своей работы получать результат и удовольствие от процесса. Для них же открыты в принципе все двери. И есть такое слово хорошее — «можно». Вот этим детям можно заниматься тем же, чем занимаются все остальные дети.

Сергей Бруй, сооснователь, директор компании «Вайзор Геймз». Фото: Виктория Пальчис, Имена

— Хотите вырастить айтишников?

— Не думаю, что мы этим проектом растим айтишников — это маловероятно. Это немножко другое. Во-первых, дети просто получают доступ к какому-то новому миру. Интернет, компьютеры — всё, что с этим связано, — это увлекательный мир, который даст понять, что у них есть реальная возможность развиваться в том направлении, в котором они не предполагали до этого.

Во-вторых, это созидательная работа. Они делают пусть простые, но законченные проекты. У этого всего есть результат. Ты сделал — ты в конце можешь посмотреть осязаемо. Вот какая-то игра или какой-то робот, который делает то, что ты ему запрограммируешь.

Максим до того, как попал в приют, практически не пользовался компьютером. На курсах он сделал с нуля сайт для автоматизированной системы управления домом «Умный дом». Вот как сам Максим нам ранее описывал результат своей работы:  «Я сделал сайты про хоккейный клуб и про систему „Умный дом“. Вот тут меню. Вот тут про защиту от пожара, удаленное управление — с помощью телефона. Климат-контроль. Автоматические ворота, домофон, вода, видеонаблюдение. Когда мы сделали свои сайты, то показывали их в актовом зале. Что я тогда чувствовал? Нервничал…» (улыбается). Фото: Виктория Пальчис, Имена

И это очень значимо с точки зрения психологии, потому что дети могут понять, что реально можно доводить какие-то вещи до конца. Мы считаем, это может дать долгосрочные ростки, которые могут взойти через года-два-три, и могут реально что-то изменить. Возможно, это кого-то подтолкнет к тому, чтобы пробовать себя в чем-то новом. Не обязательно в ИT. Хотя, насколько я знаю, даже из первого выпуска были ребята, которые задумались о том, чтобы поступать на такие специальности.

Это может дать долгосрочные ростки, которые могут реально что-то изменить.

Сейчас есть несколько образовательных проектов, которые запускают совместно с ИT-сектором, и очень много разговоров о том, что все хотят растить себе кодеров. На самом деле это вообще не так. Это слишком далекий и сложный путь — вкладывать в 10-летних детей, которые, возможно, придут к тебе, а, возможно, уедут из этой страны. Мотивация у всех одна — поменять парадигму мышления среди молодежи, что ли. Дать им то, чем мы живем. Показать то, что мы считаем актуальным. Государству это сделать сложно по ряду причин, оно работает на макроуровне. Частный бизнес и меценаты могут менять многое на местах на микроуровне.

Фото: Виктория Пальчис, Имена

Я много общаюсь с айтишниками, с представителями интернет-бизнеса. Я вижу в нашей сфере большую социальную ответственность и большой интерес к такого рода проектам. И чаще всего — к проектам образовательным и близким к тому, чем мы занимаемся. Потому что социальная полезность в итоге — так или иначе — сводится к образованию. Это ответ на вопрос «А как же нам помочь, как сделать так, чтобы этой проблемы вообще никогда не было?» Ты делаешь шаг назад, пытаешься смотреть глубже, и ответом на все является образование.

— Что было самым трудным в том, чтобы проект запустить?

— Вопросы возникали самые разные: какие курсы, кто у нас может эти курсы преподавать и т. д. Не все в это верили. Были люди, которые говорили нам, что мы тратим время впустую, что эти дети не смогут освоить то, что мы планируем. Причем говорили люди, которые занимаются образованием, которые достаточно большими частными школами управляют, не в Беларуси. 

В приюте Заводского района Фото: Виктория Пальчис, Имена

Я много общаюсь с айтишниками, с представителями интернет-бизнеса. Я вижу в нашей сфере большую социальную ответственность

Но мы решили, что не будем слушать неконструктивных людей, что мы попробуем. И что если у нас не получится, мы придумаем другую программу, пойдем на понижение — компьютерная грамотность базовая, например.

В итоге мы начали работу с образовательным центром Парка Высоких Технологий (ПВТ) и его преподавателями, которые показали себя с хорошей стороны, оказались большими профи и нашли к детям подход.

Преподаватели курсов Анастасия Вазюля и Дмитрий Раковец Фото: Виктория Пальчис, Имена

— Раньше вы рассказывали «Именам», что у вас в компании есть специальные люди, которые отвечают за социальную ответственность, и именно они занимались поисками социальных проектов. Так и пришла идея того, что компания может помогать тем, что будет детей именно учить. А как в самих приютах отнеслись к идее?

— Отлично! С приютами у нас не было никаких проблем. Мы пообщались с несколькими, выбрали тех, которые были наиболее отзывчивы. Для них это достаточно большое событие. Как глоток свежего воздуха.

Директор одного из приютов нам сказала, что проект даже поменял распорядок дня детей. Ребята ждали вечера, когда приедут преподаватели. Это было главное событие — что сегодня будут эти занятия. У них достаточно рутинная жизнь, и занятия помогали им отвлечься и получить то, чего у этих детей до этого в принципе в жизни не было.

Дети на занятиях в приюте Заводского района Фото: Виктория Пальчис, Имена

Директор одного из приютов нам сказала, что проект даже поменял распорядок дня детей. Большинство учились всему вообще с нуля — как работать с мышкой, клавиатурой. Для них это было впервые. 

— Что можете сказать о промежуточных результатах? Удалось ли добиться того, чего хотели?

— У нас появилось осознание того, что это абсолютно успешная программа, уже после первого выпуска.

Я шел с двоякими чувствами на первый выпускной, потому что не знал, чего ожидать. Но там увидел абсолютно хороших детей, которые очень ответственно и с очень большим энтузиазмом подошли к презентациям. Они делали большие красивые презентации, они волновались. И было понятно, что им не всё равно.

Преподаватели нам сразу сказали, что эти дети очень сильно отдаются на занятиях предмету, то есть они очень сильно погружены. Вот если брать обыкновенного ребенка, у которого все благополучно. У него очень много интересов и возможностей. И это немного рассеивает внимание. А тут дети очень сконцентрированы.

Первый выпускной стал большим событием для них. Большим, реально! Понятно, что большинство там учились всему вообще с нуля — как работать с мышкой, клавиатурой. Для них это было впервые. Но те продукты, которые они нам показали, те результаты их труда — я бы не отличил, делали это ребята из приюта или из обыкновенной школы. Было несколько ребят с очень сильными результатами.

Тогда же мы в компании решили, что будем на 100% спонсировать и работать со вторым притом.

Сергей Бруй рассказывает, что уже после первого выпуска убедился, что дети из неблагополучных детей имеют способности развиваться не хуже детей из обычных семей. Курсы, говорит Сергей, стали для приютов «реально большим событием». Фото: Виктория Пальчис, Имена

— Проект на краудфандинге через «Имена» активно поддержали обычные люди. О чем лично для вас это говорит?

— Люди готовы помогать системно. Если они будут получать всю необходимую им информацию уже структурированную, готовую, понятную. Потому что благотворительность должна быть доступной, а она недоступна в Беларуси. Что предлагают на рынке благотворительности? Есть много каких-то организаций, которые все делают одно и то же. Давайте мы поедем, детям поможем: соберем подарки, нужные вещи. Это нужно, но этого недостаточно. Это покрывает какую-то долю людей, которые хотят заниматься благотворительностью. Собирают деньги на лечение, еще что-то. На это реагирует определенный тип людей.

А есть другой тип, которым интересно чуть другое.  И для них нет рынка благотворительности, таких организаций, которые предложат, то, что им интересно. Такой организацией сейчас, например, являются «Имена». Я был приятно удивлен, и у меня самого быстро появилось желание поучаствовать в нескольких проектах сразу. Потому что они системные, что-то меняется и меняется надолго, то есть решается проблема. Второе — это просто. Даже в плане оплаты.

Есть много каких-то организаций, которые все делают одно и то же. Давайте мы поедем, детям поможем: соберем подарки, нужные вещи. Это нужно, но этого недостаточно.

Есть такая штука в бизнесе, в продажах — импульсивная покупка. К тебе приходят и рассказывают, что вот есть такой-то человек с такой-то проблемой. Или ты стоишь в лифте, смотришь видео, в котором показывают больную девочку, которой можно помочь. Ты про себя думаешь: да, я бы помог. И вот если бы здесь была кнопка «возьмите у меня столько-то денег сейчас!» Но ее, как правило, нет. Мне нужно запомнить это, заполнить то, пойти в банк… А это для многих неудобно.

Благотворительным организациям вообще нужно выходить на новый уровень. Даже если пройтись по ресурсам — это часто какие-то группы Вконтакте или сделанная наспех страница в интернете. Нужно повышать уровень профессионализма. В этом плане мне и нравится ваш проект «Имена». Беларуси нужно больше организаций, которые будут показывать благотворительность не как акт милосердия, а как целенаправленную работу. По улучшению общества вокруг себя.

Дети во время занятий очень сконцентрированы, отмечают преподаватели. Фото: Виктория Пальчис, Имена

— Многие компании уже интересовались у нас, как они могут подключиться к проекту «ИТ-курсы в приютах». Как? По сути, главное — это преподаватели и оборудование классов?

— Считаю, что такого рода проекты — это больше именно частная инициатива. Предполагаем, что мы эту программу будем продолжать несколько лет. Конечно, для нас очевидно, что программа успешна, она могла бы запускаться и в бОльших масштабах. Если есть результаты и они позитивны, почему бы это не масштабировать и другим компаниям?

Но основная проблема у компаний сегодня такая: у многих есть желание, но не у многих есть время и возможность заниматься оргвопросами. При том, что уровень социальной ответственности в целом высок у бизнеса. Но ты начинаешь думать: сколько это у тебя будет встреч, согласований? Ты говоришь себе: «Да, я хочу этим заниматься, и когда-нибудь это буду делать». Ты об этом думаешь, тебя беспокоит это. Ты видишь рекламу социальную, ты видишь проблемы вокруг, но ты не начинаешь этим заниматься. По нескольким причинам. Первая — это морально тяжелый шаг. Когда ты начинаешь этим заниматься, ты это пропускаешь через себя, и это немножечко меняет тебя, приземляет. А второе — организационные вопросы, да. Тебе нужен импульс, толчок — чтобы это было просто. Просто во всем.

Фото: Виктория Пальчис, Имена

Например, для нас запустить такие курсы было достаточно просто — с ремонтом, с преподавателями. Мы находили отзывчивых людей, которые нам со всем этим помогали, без наценок. Это было быстро, хорошо и просто. Сейчас к проекту присоединяются как частные лица, с помощью Имен, так и наши друзья по индустрии. Компания «Белка Геймз» взяла на попечительство еще один приют Минска. Итого программа будет функционировать в пяти районах и количество учеников в этом году, надеюсь, превысит 150-200.

Если есть результаты и они позитивны, почему бы это не масштабировать и другим компаниям?

Говорить о каком-то значительном масштабировании, конечно, рано, но это никогда и не было в приоритете, главный вывод для меня — инициативы подхватываются, сарафанное радио работает.

В обществе есть потребность в разноплановых благотворительных проектах, в том числе, образовательных, что крайне отрадно лично для меня, ведь это рассудительный выбор, осознанное желание не только лечить раны, но и избегать их появления.

В приютах изъятые из неблагополучной семьи дети живут до полугода в ожидании того, смогут ли они вернуться в семью. И мы можем им помочь провести это время с пользой. Фото: Виктория Пальчис, Имена

Как вы можете помочь

Две игровые компании уже финансируют программу в трех приютах. А «Имена» дают возможность качественно улучшить жизнь детей любому человеку, каждому нашему читателю. Нажав на кнопку «Помочь» в этом материале вы можете выбрать удобный для вас способ перевода средств в проект «ИТ-курсы в приютах». Все ваши деньги позволят оплатить годовую работу преподавателей в Ленинском приюте Минска. Компания «Вайзор Геймз» уже приступила к организационной части: ремонту помещения, закупке мебели, скоро туда передадут компьютеры. Подробней о проекте и его реализации вы можете прочитать тут. В дальнейшем мы также выложим отчет о том, как были потрачены собранные вами средства и что они смогли изменить.

Всего в Беларуси — 111 детских социальных приюта, через которые из года в год проходит около тысячи детей. Если вы — представитель бизнеса и хотите присоединиться к финансированию и масштабированию проекта в других столичных приютах (всего их восемь) или в других городах, пишите нам на projects@imenamag.by и мы расскажем, как это сделать. 

Герои

Семь минчан-инвалидов доказали, что работу можно найти даже в кризис

Герои

Многодетная пара из Минска впервые за 17 лет вышла на свидание

Герои

«Теперь мы на колясках и с коляской!» Семья инвалидов из Мозыря решила стать родителями

Герои

«Макс молчал и вдруг заговорил!» Вот как изменились дети с аутизмом благодаря театру и дружбе

Помогаем проекту Театр для детей с аутизмом
Собрано 796 из 53 100 рублей
Герои

Циля и Маша. Как живут девочки, «расстрелянные» 76 лет назад

Герои

Молодые учительницы из Светлогорска вытаскивают из темноты 130 незрячих

Герои

Как юный Паваротти. Фотоистория о жизни незрячего мальчика, покорившего «Минск-Арену» на ЧМ по хоккею

Герои

«Без нас сотни людей ни поесть, ни помыться не смогут». Истории пятерых женщин, о работе которых мы не знали

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Собрано 25 632 из 20 000 рублей
Герои

Особенная Ира. Как девочка без будущего доказала белорусским врачам, что будущее у нее есть

Герои

Большой маленький Володя. Рожденный в ГУЛАГе минчанин 10 лет склеивает память о репрессированных родителях