Герои

«Макс молчал и вдруг заговорил!» Вот как изменились дети с аутизмом благодаря театру и дружбе

Помогаем проекту Театр для детей с аутизмом
Собрано 43 837 из 53 553 руб.
Помочь

Год назад 11-летний Макс почти ни с кем не разговаривал, а его ровесник Кастусь боялся остаться один. У этих мальчишек из Минска — аутизм и синдром Аспергера, и даже близкие уже давно привыкли к тому, что их дети закрыты в себе и не очень-то любят идти на контакт. Но всего за год всё изменилось. Кастусь не боится выходить на сцену, а Максим выдает скороговорки. И произошло это благодаря эксперименту, на который однажды решились родители. Они отдали детей в мастерскую семейного инклюзив-театра «І». Вот это результат! Родители теперь не могут узнать своих детей.

На протяжении года девять детей с аутизмом репетировали спектакли с полусотней обычных ребят. Насколько эффективной будет такая социализация, толком никто не знал — ведь актеры с аутизмом могут внезапно уходить в себя или, наоборот, неожиданно вести себя необычно. Но результаты этого проекта ошеломили всех, а прежде всего — родителей Кастуся и Макса. «Имена» побывали на репетиции «Чыгункі» — детективного спектакля с элементами сюрреализма и записали монологи матерей Кастуся и Макса. 

Создатели театра предполагали, что у проекта будет хороший терапевтический эффект, но никто не знал, что он проявится так быстро. Заметив, как у мальчишек стали пропадать барьеры в общении, они пришли к выводу, что его нужно расширять. Ведь в Минске не только Кастусь и Миша замкнуты в себе. И большинство из детей с аутизмом просто сидят дома и продолжают молча смотреть на неприветливый мир.

Таких детей, как правило, не берут в школы, потому что у них нет сопровождающих. И многие учатся дома, в одиночестве

— Костя стал более общителен, смелее относится к деткам. Правда, он пока еще не может остаться один в коллективе, всех хватает за пальчики. Поэтому в школе он пока не учится, но в театре уже может общаться с другими детьми. И, я думаю, прогресс будет, он уже пошел! — говорит мама Кости Вера Жибуль.

— Макс начал выступать на сцене даже в школе. Стал лучше отвечать на уроках, уже не боится публичности. Театральные занятия, ритмика, очень хорошо влияют на речь, — рассказывает мама Максима Екатерина Лагун. — В школе у него интегрированный класс, всего четыре человека. Какое там общение? По пять, по десять минут на переменках. А здесь именно живое общение с детьми. Это инклюзия, включение — обычные дети видят, что мы не так страшны, и с нами можно дружить.

— Я видел: дети, которые были весьма зажаты, практически не хотели общаться, очень активно вошли в эту среду остальных детей и очень активно с ними взаимодействуют. Причем, это было взаимно. Они себя не делили. Это талантливые дети, которые начали играть, начали делать серьезную работу, настроенную на зрителя, который никаких снисхождений делать не собирается, — говорит Леонид Динерштейн, продюсер семейного инклюзив-театра «І».

Как всё начиналось

Около года назад общественная организация «Дети. Аутизм. Родители» предложила создать инклюзивный театр частной творческой студии Ирины Пушкаревой, в которой в то время шла подготовка спектакля «Флейта-чарадзейка». Татьяна Яковлева, руководитель организации, подключила к работе психологов, которые отобрали и пригласили в студию детей с аутизмом, а потом сопровождали на репетициях. Сегодня в театре 63 человека — 50 обычных ребят и уже 13 детей с особенностями.

Инклюзивной площадки, подобной этой, в Беларуси раньше не было. Уже через несколько месяцев репетиций стало понятно, что именно такой инклюзии и не хватало: для Макса, Кастуся, Кирилла, Миши, Ильи и других ребят это фактически единственное место, где они по-настоящему включаются в социум. Таких детей, как правило, не берут в школы, потому что у них нет сопровождающих. И многие учатся дома, в одиночестве.

У 11-летнего Кастуся Жибуля из Минска синдром Аспергера. Он уже год ходит в театр. Поведенческие особенности мешают ему учиться в школе самостоятельно, но нанять сопровождающего-тьютора у его семьи — известных представителей минской творческой интеллигенции, Виктора и Веры Жибуль — пока нет возможности. Костя учится дома, и театр — единственное место, где у него происходит настоящее общение и включение в социум. Мальчик стал не только актером, но автором спектакля «Чыгунка», фабулу которого придумал сам.  Фото: Денис Зеленко, Имена

Нужна ваша помощь — собрать средства на год работы театра

За год работы театр побывал с премьерами во всех областных центрах Беларуси, и везде спектакли встречали очень тепло. Но пока дальнейшая работа театра под большим вопросом.

— Много мест есть, где занимаются с детьми с аутизмом, — говорит Леонид Динерштейн. — Но там только дети с аутизмом. Это занятия, это реабилитация, это всё, что угодно, но это не социализация. Для того, чтобы ребятам социализироваться, вокруг должны быть обычные дети. А если это волонтеры, лица каждый меняются, — это не работа. Для того, чтобы развивать инклюзивный театр как процесс, как театральную школу с лучшими педагогами, нужно место, куда они могут приходить постоянно.

Актер театра 11-летний Максим Лагун перестал бояться выходить на сцену. Иногда он волнуется и пропускает свой текст, но в перерыве заговаривает с незнакомыми людьми, играет в догонялки с другими актерами — и особо не стремится быть всё время возле мамы. Фото: Денис Зеленко, Имена

Сегодня дети с аутизмом занимаются в инклюзивном театре бесплатно — можно сказать, за счет энтузиазма педагогов. Но большее число таких ребят с особенностями театр принять не может — важно сохранять пропорцию 85/15. Между тем, в инклюзии нуждается гораздо больше детей, чем эти 13 актеров, которым повезло попасть в театр. Белорусской статистики по распространенности аутизма нет, но есть, например, цифры ВОЗ за 2016 год: один из 160 детей страдает расстройством аутистического спектра (РАС).

Создатели проекта хотят, чтобы творческих мастерских для детей с аутизмом стало больше. Для этого нужно почти 54 тысячи рублей. Благодаря этой сумме в театре смогут заниматься 350 актеров, и уже 60 из них будут дети с особенностями.

Что именно нужно театру

Единственному инклюзивному театру в Беларуси нужно помещение площадью не менее 250 квадратных метров, которое вместит всю труппу (один из залов — не менее 100 метров — там актеры будут заниматься хореографией и театральными дисциплинами). Желательно, чтобы оно находилось недалеко от метро, чтобы детям было максимально просто и удобно добираться до занятий. 

Средства нужны также на зарплаты психологов и педагогов, которые будут заниматься с детьми постоянно.

Ваша помощь нужна для того, чтобы еще один ребенок с аутизмом уже завтра пошел на свою первую репетицию. Пока он получит главную роль, могут пройти годы, однако начинать этот путь важно прямо сейчас.

Помочь проекту можно, нажав на кнопку и выбрав любой удобный способ для  перевода!

Журнал «Имена» работает на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и ищем новых героев. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен». Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Уже собрано 43 837 из 53 553 руб.
Герои

Многодетная пара из Минска впервые за 17 лет вышла на свидание

Герои

«Теперь мы на колясках и с коляской!» Семья инвалидов из Мозыря решила стать родителями

Герои

«Парень, тебе открыты все двери». Как бизнесмены по-умному «лечат раны» детей из неблагополучных семей Минска

Помогаем проекту ИТ-курсы в детских приютах
Сбор средств завершен
Герои

Семь минчан-инвалидов доказали, что работу можно найти даже в кризис

Герои

В отчаянии. Таня пережила рак, а теперь никто не хочет брать ее на работу

Помогаем проекту Имена
Собрано 33 297 из 115 545 руб.
Герои

«Это было круто!» Дети, которым запрещено быть поварами, научились жарить драники

Помогаем проекту Наставничество для подростков-сирот
Собрано 28 843 из 92 454 руб.
Герои

Душа просит движухи. Марина с трудом ходит на цыпочках, но мечтает покорить море

Герои

«Вдруг у тебя такое ощущение, что ты просто смотришь». Саша Авдевич — откровенно о личной жизни человека в коляске

Помогаем проекту Имена
Собрано 33 297 из 115 545 руб.
Герои

Крутой могилевский колясочник. Сам поднимается на пятый этаж, варит кофе в торговом центре. Не ноет

Помогаем проекту Имена
Собрано 33 297 из 115 545 руб.
Герои

Ради детей-сирот три года ходил по кабинетам. Как Артем из Наставничества добился признания своего проекта государством

Помогаем проекту Наставничество для подростков-сирот
Собрано 28 843 из 92 454 руб.