Истории

Под угрозой усыпления. В единственном столичном «приюте» для бездомных животных не хватает мест

Последние две-три недели в среде защитников животных переполох: в социальных сетях и на форумах люди стали сообщать о том, что в единственном месте Минска, куда свозят всех отловленных бродячих животных — «Фауне города» — больше нет мест. Журналист Анна Грановская съездила туда и убедилась, что немного мест еще осталось, но бездомные коты и собаки на самом деле имеют все шансы погибнуть раньше, чем получат хоть какую-то заботу.

«Фауна города», которую горожане часто ошибочно считают приютом для бездомных животных, существует в Минске уже больше десяти лет. Но ошибку в определении «Фауны» понять можно: несмотря на то, что законодательно в Беларуси слово «приют» не закреплено (нет даже закона о защите животных), именно сюда, на «Фауну», бригады ловцов несколько раз в день привозят тех, кто попался на пути их следования.

Фото: Александр Васюкович, Имена

В день нашего посещения на «Фауне» душно, но и на улице градусники показывали +30. Сотрудники старались как можно чаще поливать водой зону открытых вольеров: собаки встречали процедуру дружным лаем.

— В летний сезон у нас просто бум, — объясняет ситуацию директор коммунального предприятия «Фауна города» Тамара Цариковская. — Животных в огромных количествах приносит население: кому-то надоели их домашние питомцы, кто-то уезжает в отпуск, кто-то не желает стерилизовать своих животных, поэтому по нескольку раз в год приносят «пачками» котят и щенков.

От этой бедолаги отказались, поскольку собака была беременной — увы, это наиболее частая причина, когда собаку приводят сюда. Приводят, чтобы избавиться от своей ответственности. Она родила уже в клетке. Спокойная уравновешенная собака как будто смирилась с испытаниями: она просто тихо лежала, пытаясь согреть своих детей, рожденных за решеткой. Фото: Александр Васюкович, Имена

Тамара Цариковская проводит нам небольшую экскурсию, и мы видим, что практически все клетки — и собачьи, и кошачьи — и в самом деле заняты.

Фото: Александр Васюкович, Имена

Для содержания собак на «Фауне» имеется 103 вольера, из них: 85 — открытых, 18 — в отапливаемых помещениях. Например, для содержания котов предусмотрены только отапливаемые помещения: 30 клеток в двух комнатах, каждая из которой рассчитана на содержание от 3 до 4 животных. Для животных, которых подозревают в бешенстве, есть 7 специальных одиночных клеток в отдельных помещениях.

Животных в огромных количествах приносит население: кому-то надоели их домашние питомцы, кто-то уезжает в отпуск.

Возле вольеров мы встречаем Катю. В качестве волонтера эта девушка приезжает на «Фауну» уже не первый год. Она рассказывает, что наблюдает картину переполненности «Фауны» не впервые. Говорит, уже выработалась закалка. Не приходить — не может: каждому животному, попавшему на предприятие, она старается дать шанс. Через ее руки прошли сотни животных, истории счастья и предательства.

Катя и правда видела всякое: и когда «усыновляют», казалось бы, бесперспективную, старую беззубую собаку, и когда перебрасывают через забор «Фауны», словно мусор, маленьких подрощенных котят. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Нам очень помогают волонтеры, — добавляет Тамара Цариковская. — Благодаря их стараниям (они фотографируют, размещают информацию о бездомных животных в соцсетях, забирают на передержки) большинство животных находят новый дом. Еще волонтеры сами делают прививки собакам и котам, что увеличивает их шансы на то, чтобы дождаться своих новых хозяев.

Фото: Александр Васюкович, Имена

— Я хочу, чтобы у каждого животного, попавшего на «Фауну», была счастливая судьба. Чтобы их всех забрали по домам. Знаете, как мы радовались, когда перед этим Новым годом, благодаря стараниям волонтеров, разобрали всех котов? Представляете, клетки стояли пустыми! А вот с собаками такого не случилось, — делится директор. Сейчас о новогодних чудесах директор вместе с другими сотрудниками только мечтают.

— Я бы даже сказала, что с котами складывается ситуация гораздо серьезнее: если в январе у нас было всего 55 котов, то в июле этого года их количество уже перевалило за 330! Есть среди отловленных животных и потеряшки, и те, кто на самовыгуле, — говорит Цариковская, стоя на фоне клеток, из которых доносится постоянный гул собак.

Если в январе у нас было всего 55 котов, то в июле этого года их количество уже перевалило за 330!

Простые арифметические подсчеты, и правда, приводят в тупик. Судите сами. Мест в «Фауне» примерно для 200 -300 животных. Каждый день население сдает по 2–10 животных. В месяц получается примерно 300. Каждый день приезжает 6 экипажей отлова, которых вызывают ЖЭСы, бдительные граждане, патруль ГАИ (на случай падших и травмированных животных на дорогах). И даже если все 6 экипажей привозят только по паре животных в месяц, получается — по очень грубым подсчетам — 12×30 = 360 животных. Добавим к количеству еще и тех, кого люди принесли сами, и получаем цифру под 700 хвостов. Выходит, даже если волонтерам удалось хотя бы 100 животных пристроить в новые дома, то это все равно не решает проблему нехватки мест.

Куда уходят животные, которых пристроить не удалось?

Как правило, когда на «Фауне» мест нет, волонтерам ничего не остается, кроме как забирать животных к себе домой — на время. Такая доброта порой оборачивается для них проблемами. По существующим в Беларуси нормам, в квартире можно содержать не больше двух животных. В среде волонтеров одна из самых распространенных тем для обсуждений — жалобы соседей, после которых местный ЖЭС может выписать сердобольному волонтеру штраф. Одного большого приюта, где волонтеры собирают все-всех бездомных животных, как многие тоже ошибочно думают, ни в Минске, ни вообще в Беларуси нет.

Фото: Александр Васюкович, Имена

Волонтер Катя, как и ее друзья, фотографироваться отказываются наотрез. И, прежде всего, потому, что народ у нас в случае «рассекречивания» поступает, мягко говоря, своеобразно: «Раз ты волонтер — вот тебе подкидыш, и еще, и еще…», — делится девушка. А новых хозяев, особенно летом, найти непросто.

Так куда уходят животные, которых при отсутствии мест пристроить не удалось?

Сотрудники «Фауны» отвечают на этот вопрос аккуратно. Говорят, что в основном животных все же удается пристраивать. И вообще на период нахождения животного в клетке влияет «множество факторов»: например, если животное болеет, то его могут усыпить. Одной из причин для усыпления называют, например, и скрытые формы инфекций, которые в большинстве случаев для людей, правда, не заразны.

Волонтеры куда более просты в объяснениях. Они говорят о том, что пристроить сегодня всех не сможет даже армия добровольцев. «А сажать заразных „мурзиков“ и „шариков“ в общие клетки значит вызвать эпидемию среди других условно здоровых животных. Только абсолютно здоровое животное, сидя в клетке с другими абсолютно здоровыми животными, имеет шансы на то, чтобы дождаться, когда его заберут новые хозяева. А болезни, старость, увечья, новорожденность — это предпосылки для тех, кто уйдет на радугу первым потоком», — рассказывает один из волонтеров, который на «Фауне» бывает регулярно.

В условиях ожидания хозяина требуется железное здоровье. Поэтому старикам и малышам здесь не место. Не место и больным. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Да, все непросто, — не отрицает директор «Фауны города» и задумывается.

А задуматься на самом деле есть о чем. Проработав в этой должности чуть более года, Тамара Цариковская уже успела услышать в свой адрес немало обвинений в жестоком обращении с животными. Но она искренне не понимает: делать-то ей что? Ведь со всего города — хочет она того или нет — животных свозят именно сюда. Бюджет, который власти выделяют на «Фауну», директор не разглашает, но в процессе нашего интервью вопрос «ну и что мне делать?», так часто повисал в воздухе, что ответ, кажется, очевиден: денег недостаточно.

Старикам и малышам здесь не место.
Не место и больным.

Еще накануне летнего бума — весной — очередной раз задавшись этим же вопросом, директор Цариковская даже сама инициировала круглый стол с представителями зоозащитных организаций. Повестка дня была насущной и злободневной: как уменьшить количество бездомных животных в принципе? Пообщавшись все вместе, заинтересованные даже предложили выход. А что, если (например) всех бездомных животных стерилизовать, как-то помечать и выпускать обратно в «природу», чтобы они там жили и их не нужно было отлавливать?

Фото: Александр Васюкович, Имена

— Ведь дворовые коты поддерживают экосистему города: даже при наличии суперсовременных ядов самое эффективное антикрысиное средство — здоровый уличный кот, — говорит в защиту этой версии Тамара Цариковская. — Найти бы завод-изготовитель, который сможет из какой-то особой биопластмассы делать небольшие клипсы животным… Закупки таких «клипс» носили бы серьезный серийный спрос среди зоозащитников.

Версия эта вполне достойна рассмотрения, но с тех пор на уровне города тема так и не поднималась. Сама же «Фауна», уверяет директор, заинтересована в том, чтобы вместе с зоозащитниками решать вопросы бездомных животных. То, что предприятию фактически в одиночку каждый день приходится отлавливать, проводить первичный ветосмотр, рассаживать по клеткам, кормить и принимать решение о дальнейшей судьбе сотен животных, — не вселяет уверенности даже в сотрудников предприятия.

Фото: Александр Васюкович, Имена

— А вам не кажется, что «Фауне города» просто нужно расширяться? — уточняю у директора. Она в ответ только устало кивнула — нужно. Но ни средств, ни возможностей для этого нет.

А главное — нет никакого смысла ругать «Фауну» и ее руководство. Потому что отдельно взятый директор вряд ли может спасти всех. Спасать должно общество и государство. Но пока перспектив ни там, ни там особенно не видно. «Фауна» — предприятие государственное, и потому даже не может принимать пожертвования от людей, которые очень хотели бы помочь брошенным животным. От волонтеров разрешено получать разве что «натурпродукты»: корм, лекарства, миски-поводки

Фото: Александр Васюкович, Имена

Закон, на который тоже нет денег

У Тамары Цариковской явно накипело.

— Во-первых, у нас народ не приучен отвечать за свои поступки по отношению к животным: захотел — завел котика или песика, надоело — выбросил, — возмущается она. В этот момент очередной «несун» возле окошка диспетчера требует бесплатной эвтаназии надоевшему щенку. — Во-вторых, нужны штрафы, наказания и, конечно, необходимо параллельно вести целенаправленную работу по воспитанию у детей ответственного отношения к животным. А это невозможно сделать, если общество не вынесет этот вопрос на государственный уровень.

Вот, например, эту девочку-боксера привезли прямо с ж/д вокзала.

Пес, которого оставили на вокзале Фото: Анна Грановская, Имена

Тамара Цариковская рассказывает, что на вокзале эту собаку оставили, судя по всему, именно хозяева. Собака была в переноске. Возможно, на нее просто не оформили билет, и поэтому решили бросить как есть. Когда переноску обнаружили, оказалось, что в нее кто-то запихнул и второго пса. Возможно, это сделали и сами хозяева. Собаки просидели в тесноте и духоте несколько часов. Теперь им тоже ищут хозяев. А прежние хозяева, конечно же, остались безнаказанными.

При этом отсутствие хоть какого-либо закона о защите животных в Беларуси вообще является самым важным источником проблем, парирует директор. По ее мнению, именно закон должен официально запускать механизм цивилизованного подхода к проблеме бездомных животных, определять нормы и условия для передержек и в целом внедрять культуру стерилизации домашних питомцев. Тогда даже случайно оказавшийся на улице домашний любимец не сможет дать потомство, а это значит, армия бездомных животных не вырастет в геометрической прогрессии.

Сотрудница накладывает бездомным животным еду. Фото: Александр Васюкович, Имена

Закон, о котором говорит Тамара Цариковская, рассматривался депутатами несколько раз. Привлекали экспертов, самих зоозащитников, затем он много раз отправлялся на доработку. В 2014 году группа зоозащитников получила ответ из Администрации президента, который заключался в том, что для реализации такого закона нужны немалые деньги. И пока принятие такого закона пока нецелесообразно. В этом году законопроект однако снова вернулся в парламент — но снова отправлен на доработку.

В итоге единственная положительная новость в сфере отношения к животным за несколько последних лет, отмечает Тамара Цариковская, — введение в Уголовный Кодекс ответственности за жестокое обращение с животными. Хотя и эта схема применения на практике пока не отработана. Сегодня еще не редкость, когда в милиции не хотят принимать заявление, аргументируя это тем, что «и без вас серьезных дел хватает, а вы тут с каким-то побитым щенком».

Здание, построенное чуть больше 10 лет назад, претерпело лишь незначительные изменения. Сейчас здесь на одном территориальном пятачке расположились и ветеринарная станция, и новая гостиница для животных. За крытыми вольерами расположена вот такая небольшая площадка для выгула собак.

Фото: Александр Васюкович, Имена

Разрешение принимать от населения хотя бы пожертвования могло бы хоть как-то решить проблему. Например, на них можно было бы закупать не только клипсы-пометки, но и оплачивать передержки на случай, когда клетки в «Фауне» переполнены и животных нужно экстренно отдать кому-то домой. В конце концов, за пожертвования можно было бы купить пару тепловых пушек (в крещенские морозы открытые вольеры становятся пыткой для животных). Или, в конце концов, оплачивать работу штатного фотографа-администратора каталога. Или даже построить новую «Фауну».

Но пока ничего этого нет, то кроме как на небезразличных людей, в «Фауне города» ни на что не рассчитывают.

  • Тамара Цариковская просила указать, что сегодня «Фауна города» нуждается в помощи волонтеров, которые будут фотографировать, размещать в каталогах разных групп информацию, ориентировать по «Найденным-потерянным». Нужны люди, которые смогут помочь выгуливать собак, присматриваться к их повадкам, характерам, чтобы описывать в каталогах для потенциальных хозяев.

Если вы готовы стать таким волонтером, то можете обращаться к диспетчеру предприятия: +375 (17) 256-17-00. Либо записывайтесь добровольцами вот сюда.

Вы также можете делать снимки животных и размещать их в группы в социальных сетях/на форумах — именно через них часто находятся новые хозяева. Здесь для примера несколько таких групп и аккаунтов:

Волонтеры, как правило, занимаются только поиском новых хозяев для бездомных животных. Если хозяин не найдется сразу, то волонтеры могут взять их к себе домой на передержку. Но это — крайний вариант.

  • Вы можете помочь «Фауне» нематериально. Ввиду того, что бюджет предприятия все же ограничен, здесь постоянно требуется целый ряд предметов и медикаментов, чтобы помочь животным продержаться до того момента, как им найдут хозяев. Волонтеры стремятся прививать собак и котов, подлечивать начинающиеся простудные проявления, а для этого постоянно нужны: циклоферон, анандин (уколы), цианокобаламин, сумамед, кобактан, вакцины Мультикан и Мультифел. А также газеты, подстилки, старые одеяла, чистое тряпье.

Все это вы можете передавать на ул. Гурского, 42 с 9.00 до 19.00 ежедневно (обед с 13.00 до 14.00) работникам Анне, Насте или Люсе. (Тел.: 256-17-00 — диспетчер; 256-17-73 — приемная)

  • Вы можете присоединиться к тем волонтерам, которые как раз сейчас обсуждают, как можно решить проблему с бездомными животными глобально. Сами волонтеры, на которых сегодня надеются в «Фауне», как видно, тоже серьезно озадачены. На днях на Facebook один из волонтеров даже обратился к аудитории с таким сообщением:

«Мы хотим написать петицию, которая бы способствовала улучшению ситуации с бездомными животными в Минске. После обсуждений остановились на трех вариантах:

  1. Разрешить „Фауне города“ принимать пожертвования от населения (сейчас они не могут этого делать, и животные, находящиеся там, часто страдают от нехватки средств на корм и медикаменты);
  2. Выделить средства на строительство нового, современно приюта, в котором животные могли бы содержаться столько, сколько необходимо, не находясь под угрозой усыпления (как на „Фауне города“);
  3. Выделить средства на программу стерилизации бездомных животных».

Свои комментарии вы можете оставлять на этой странице. Или пишите нам на imenamag@gmail.com. Планируется, что эта петиция после будет отправлена председателю Мингорисполкома Андрею Шорцу.

Истории

«Отворачиваются даже друзья». Пять минчан показали, как возвращаются к жизни после психбольниц

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 8445 из 39 468 рублей
Истории

Оптимист. 10-летний мальчик из Слуцка скрывает от всех, что он слепой

Истории

«Из ног текло так, что я подставляла тазики». Бывшая балетмейстер ставит на ноги больного старика

Помогаем проекту Патронажная служба
Собрано 4919 из 49 288 рублей
Истории

«10 лет участвовал в задержаниях. Больше не хочу». Бывший ОМОНовец рассказал, почему белорусов спасет только солидарность

Истории

Уйти с завода. Как в Беларуси глухие люди ищут работу

Помогаем проекту Работа для глухих Myfreedom. Connect
Собрано 10 225 из 22 422 рубля
Истории

Айтишница из Линово. Как живет и работает девушка, которую не может вылечить ни один врач

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 36 909 из 42 536 рублей
Истории

Как выживают люди, которым государство отказало в пенсии

Истории

Повелитель птиц. Биолог Денис из Малориты вместе с ушастыми совами спасает местный урожай от грызунов

Истории

Домик у озера. Как минский архитектор Галина Боярина помогает сиротам искать смысл жизни

Помогаем проекту Детская агроусадьба «Отрада»
Собрано 4573 из 4500 рублей
Истории

Кому руку? Минский программист создает бесплатные протезы для нуждающихся