Истории

Этих ребят не принимали сверстники. А теперь они выигрывают олимпиады и пишут пьесы!

Помогаем проекту Театр для детей с аутизмом
Собрано 30 592 из 58 979 рублей
Помочь

За два года эти дети сделали невероятное! Миша всю начальную школу просидел под партой, а теперь побеждает на олимпиадах. Максим не отвечал на уроках, его считали самым отстающим. В театре он заговорил и начал рисовать декорации. Кастусь обижал детей, а теперь сам проводит для них репетиции и пишет пьесы для спектаклей. А Влада боялась людей и громких звуков. Сегодня она смело стоит на сцене и репетирует движения с другими ребятами. У наших героев есть особенность — расстройство аутического спектра. Но еще у них есть талант и характер. Уникальный театр, где они играют с обычными ребятами, помог им раскрыться. Здесь их никто не дразнит, никто не обижает — и чудеса случаются.

— Каждая роль очень важна. Иначе не сложится спектакль. Нет маленьких ролей. Так что отнеситесь к этой репетиции легко и радостно! — говорит перед началом занятий ребятам руководитель театральной студии Ирина Киселева.

Год назад на «Именах» появилась первая история про театр для детей с аутизмом — здесь обычные дети занимаются вместе детьми, которые страдают расстройствами аутического спектра. Ребята вместе репетируют, ставят пьесы и ездят на гастроли по Беларуси. Такое общение — очень ценное и редкое для аутичных детей, ведь часто они не ходят в школу — из-за сложного, переменчивого характера, обучаются на дому. Родители и тьюторы (специалисты, которые сопровождают детей и помогают им адаптироваться) — вот и вся их компания. 

Репетиция в театре. У кого из детей особенности, угодать почти невозможно. В центре стоит Миша, он занимается уже три с половиной года.  Фото: Сергей Гудилин, «Имена»

Раньше в театре для детей с аутизмом могли заниматься только четыре особых ребенка. Теперь, благодаря читателям «Имен», из 76 детей особенных уже 26. Многие приходили на первые занятия с серьезным расстройством, молчали, прижимались к стене. Теперь, когда смотришь на репетицию нового спектакля, почти невозможно определить, кто из детей тот самый «особенный». Миша по памяти читает роль и поглядывает в зал — там, на одном из сидений у него осталась книжка, которую он не дочитал. Кастусь вызывается заменить парнишку, который забыл слова. Влада поднимается на сцену и не вздрагивает от резких звуков. Макс не пришел, но у него в спектакле очень важная роль — он не только актер, но еще и декоратор! У каждого ребенка — своя история успеха.

Максим боялся сказать слово, а теперь выступает на сцене

Когда Максим пришел в театр, он совсем не разговаривал. Не потому что не умел, а потому что не хотелось. На первой репетиции сидел в углу. Выходить стеснялся. Впервые подошел к детям только к пятому занятию, но говорить всё еще не спешил. Чтобы молчаливый парень вышел-таки на сцену, для него в спектакль ввели роль Бессловесного Зайца. И Максим вышел. И не убежал. Теперь этот улыбчивый мальчик в очках Гарри Поттера запросто декламирует роли: по-актерски, с интонацией. Читает Жюля Верна, шутит и рисует — по наброскам Макса в театре делают декорации к спектаклям и костюмы.

— Во время первого спектакля, родители Максима были очень горды, даже плакали, — говорит Ирина Киселева руководитель проекта «Театр для детей с аутизмом».

 А мама Максима, Екатерина Фетисова, вспоминает, что раньше, из-за скованности, у сына были проблемы в школе — он не отвечал на уроках, не выполнял задания. Говорили, у мальчика проблемы с интеллектом.

Теперь Максим ходит в школу с обычными детьми и рисует для театра декорации. Фото: Сергей Гудилин, «Имена»

Режиссер-документалист Сергей Исаков снимает кино о подопечных театра и следит за их изменениями каждый день. Негодует, когда речь заходит про Максима:

— Он сидел в классе, где четыре человека. Грубо говоря, это класс для умственно отсталых. А он парень начитанный, у него хорошее чувство юмора. Учителя спрашивали: «Кто написал Незнайку?» А он того Незнайку пять лет назад читал. И шутит: «Дональд Трамп». А учительница всерьез воспринимала, потому что он в особом классе, где дети не шутят.

Рабочее название картины — «The Beatles в гостях у Смешариков». Иллюстрация: Максим Лагун

Максим ходит в театр больше года. Теперь он не стесняется выступать на уроках и развил речь — помогли дыхательная гимнастика и упражнения на дикцию. В прошлом году на школьном мероприятии сам вызвался читать «Золотую рыбку» со сцены. А в этом — «Человека рассеянного».

— И это наш Максим, который обычно молчит и по школе только с тьютором ходит за ручку! — рассказывает мама Екатерина. — Театр помог Максиму стать уверенным в себе. У него теперь есть приятели в театре, которые его принимают. А я радуюсь, что театр для Макса — школа жизни. Наши дети ведь не умеют хитрить, давать отпор. В театре они учатся у обычных детей. А те над ними не смеются, они их опекают.

Миша прятался под партой, а теперь выигрывает олимпиады

Миша в школе. Фото: Сергей Гудилин, «Имена»

Миша всегда любил динозавров. Дома была про них целая энциклопедия. Только обложка страшная. Чтобы Миша мог ее рассматривать, родители обернули книгу непрозрачной обложкой. Мальчик так увлекся, что спустя месяц мог открыть любую страницу, не глядя, и рассказать всю книгу, слово в слово — такая у него феноменальная память. Но делиться тем, что запомнил, было не с кем. В школе маличка не воспринимали. Он просидел под партой всю начальную школу, а еще мог встать и пойти по своим делам, не обращая внимания на учителя. 

— Миша пробовал ходить на плаванье и пение, но везде преподаватели говорили, что работать с ребенком не будут — сложно, — говорит его мама Ольга. — Нас и в школу-то брать не хотели — сын наблюдался у психиатра, и его предлагали отправить в спецшколу. Для аутичных детей это катастрофа. Они очень копируют поведение, и когда попадают к ребятам с ослабленными интеллектом, страшно деградируют! В театре за Мишу взялись и подобрали к нему ключик.

Раньше Миша побаивался сидеть на уроках. А теперь занимается с одноклассниками на равных. Фото: Сергей Гудилин, «Имена»

Миша перестал замыкаться. Носит свои любимые книжки на репетиции и в перерывах между занятиями рассказывает истории другим детям. В театре над ним никто не смеется, здесь его слушают. Он выступает сольно — поет песни. Слушает несколько раз, и запоминает, не записывая. Так, с семи раз он выучил La camisa negra, Moscow, песню про Покемонов и кучу других. В школе мальчик больше не прячется — не боится отвечать, стал лучше учиться и занял третье место в олимпиаде по истории.

Кастусь пишет сказки и пьесы

У Кастуся синдром Аспергера — нарушение социальных связях, такая болезнь была у Шелдона Купера из «Теории Большого Взрыва». Мальчик учится на дому, в школу никогда не ходил. Когда пришел в театр, говорят, вел себя агрессивно. Выкручивал пальцы другим детям и кричал. У него есть лидерские качества, но он не умел их проявлять. 

— Он прирожденный лидер! В театре Костя научился обращать внимание на других детей и ждать их. Еще год назад такого не было, — говорит документалист. — Он анализирует всё, что с ним происходит, и пишет об этом в своих сказках.

Кастусь вместе с мамой Верой. Фото: Сергей Гудилин, «Имена»

Кастусь стал гораздо спокойнее. Теперь ему доверяют каждую репетицию проводить получасовую разминку для всей театральной труппы: мальчик становится перед ребятами и показывает сложные дыхательные и артикуляционные упражнения, следит за выполнением. И показывает идеально.

В центре — Кастусь на репетиции. Фото: Сергей Гудилин, «Имена»

— Театр — единственное для Кости место, где он может общаться с детьми. В том числе с обычными, — говорит мама мальчика Вера Жибуль. — Он не ходит в обычную школу, так что театр для него — единственная школа. Важно, что здесь есть дети, готовые сделать шаг к нему навстречу, всякий раз, снова и снова, даже если Костя им ответит что-то не то, резкое, или вообще не ответит. Чуда, конечно, не происходит. Но то, что он оказался на сцене, может там работать и реализовывать свои идеи, — это достижение. Реализация — то, чего нам так не хватало.

Он вообще всё время что-нибудь пишет. Первое стихотворение, в семь лет, звучало так: «Ножкі-ножкі ў матрошкі, Ляжкі-ляжкі ў неваляшкі». В театре по пьесе Кости Жибуля «Чыгунка» уже поставили спектакль. «Восемь чувств» — поставят в следующем году.

Влада Зеневич: перестала избегать людей

В театре говорят, Владу спасло общение с другими детьми. Когда она пришла в студию, молчала, закрывала глаза руками, вздрагивала от каждого резкого звука, не могла досидеть до конца занятий — плакала, кричала, убегала. Общались с ней картинками. Задавали вопросы, а ответы она писала или рисовала. И так три месяца, рядом был психолог театра.

— Когда Влада занималась одна, дело продвигалось медленно — у нее не было мотивации заговорить, — рассказывает Ирина Киселева. — Но когда ее пустили к детям на репетиции, Влада стала раскрываться. На занятиях по актерскому мастерству и дикции научилась выговаривать слоги. Когда появились первые друзья — Миша и Максим — стала говорить. Медленно, но понятно.

Первое слово «ёж» девочка сказала во время игрового упражнения: дети передавали друг другу мяч и каждый, в чьих руках он оказывался, должен был ответить на вопрос. Мяч попал в руки Влады. Она молчала, а дети стали ее подбадривать: «Ну, скажи, скажи, ну говори!»

Влада (в черном). Фото: Сергей Гудилин, «Имена»

— Когда она к нам пришла, мне казалось, она совсем в себе, не с нами. А сейчас у нее приветливое, включенное лицо, умные глаза — даже внешне человек поменялся! — отмечает Ирина.

— У Влады воля — стальная! — поддерживает режиссер-документалист Сергей Исаков. — Девочка пришла в 13 лет никакая. Не умела толком двигаться, не говорила, всего боялась. Казалось, ничего нельзя сделать — инвалид. А сейчас! Она говорит, у нее появились друзья, весной начала делать театральные движения. Влада — очень упорный человек. Она видит, что ей многому нужно научится, и идет к этой цели.

Влада — в центре, она больше не боится выходить на сцену и выполняет упражнения вместе с другими детьми. Фото: Сергей Гудилин, «Имена»

Чем вы можете помочь

С детьми в театре работают психологи, дефектологи, хореограф, и другие специалисты театрального мастерства. Самое главное в театре — атмосфера равенства. Детей, которых обычно не принимают в школе, в инклюзивном театре обычные ребята принимают как своих. Здесь над ними никто не подшучивает, не издевается и не травит.

— Когда рядом с особенными детьми много добрых, настроенных на позитив детей разного возраста, они перестают бояться смотреть по сторонам и в глаза. У них уходят фобии, связанные с общением, — говорит Ирина Киселева.

У Миши, Влады, Максими и Кости — свои особенности. Но еще у них есть талант и характер. И театр — место, где всё это можно развивать. Чтобы быть полезными и быть на-равных. Безусловно, за этими детьми — огромная и ежедневная работа их родителей. Но театр дает то, чего родители дать не могут — общение со сверстниками и школу жизни.

Два года назад в театре занималось всего четыре особых ребенка. Сегодня — уже 26. Цель — взять на обучение 200 детей, включая 30 детей с аутизмом.  Чтобы принять такое большое количество ребят, им нужно собственное большое помещение — 300 кв. м. У театра уже есть план помещения, и они его сейчас активно ищут.

Поддержать маленьких актеров может каждый из нас. Нажимайте кнопку Помочь, выбирайте разовый платеж или ежемесячную подписку. Сумму определяете вы сами, она автоматически списывается с вашей карточки. Вы можете сделать ребят счастливее!

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Поддержите проект
Театр для детей с аутизмом
Собрано 30 592 из 58 979 рублей
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Истории

«Довели себя до ручки». Что происходит с людьми, которые отказывались лечиться от ВИЧ

Помогаем проекту Позитивное движение
Сбор средств завершен
Истории

«ВИЧ — это выдумка». Врач-терапевт минской поликлиники отговаривает сдавать анализы на вирус

Помогаем проекту Позитивное движение
Сбор средств завершен
Истории

Терпи, но бери белорусское. Как детям-инвалидам выписывают бесплатное, но бесполезное оборудование

Истории

«206 человек остались без дома!» Как живет поселок, где разорилось единственное предприятие

Истории

Раньше у родителей-инвалидов забирали детей. Но активистка из Марьиной Горки придумала, как сохранять семьи

Истории

«Все ушли, а мы остались». Как раввин Шауль и пенсионеры в Бобруйске по крупицам восстанавливают еврейское наследие

Истории

«Мой сын переписывает книги вручную, как монах в Средневековье!» Почему в Беларуси незрячие школьники не обеспечены всеми учебниками

Истории

«Хочу оставить ребенка!» Как бездомная Юля пытается вырастить сына

Истории

Трубитесь как хотите. Как белорусы нарушают закон, чтобы спасти детей

Истории

«10 лет участвовал в задержаниях. Больше не хочу». Бывший ОМОНовец рассказал, почему белорусов спасет только солидарность