Истории

«Мой сын переписывает книги вручную, как монах в Средневековье!» Почему в Беларуси незрячие школьники не обеспечены всеми учебниками

16-летняя незрячая Аня идет в одиннадцатый класс и готовится к худшему. Весь прошлый год она учила географию, историю, английский язык и физику на слух. Потому  что у нее не хватало новых учебников – учебники для слепых школьников, напечатанные шрифтом Брайля, в Беларуси издают редко. Например, физику для 11-го класса впервые за 20 лет выпустили только в этом году. Информатика Брайлем не издавалась еще ни разу. Незрячих школьников в Беларуси всего 96, но обеспечить их учебниками по всем предметам государство, судя по всему, не в состоянии. В Национальном институте образования говорят, что «всё идет по плану». Только планы по выпуску учебников для зрячих и незрячих почему-то сильно разнятся: в этом году зрячие школьники получат более 30 новых учебников, а слепые – всего восемь.

Чиновники объясняют, что печатать учебники для слепых – это дорого: один учебник шрифтом Брайля стоит порядка 900-2000 рублей, в зависимости от объема. Но мы выяснили: даже если бы позволял бюджет и такие учебники печатались, то незрячие дети всё равно получали бы их с опозданием в два года. Потому что в Беларуси процесс адаптации обычного учебника в брайлевский занимает несколько лет. За это время учебная программа очень часто успевает поменяться, и новые учебники для слепых выходят уже устаревшими.

В итоге незрячие дети, чтобы получить образование, в прямом смысле слова мучаются: учат геометрию и физику на слух или печатают под диктовку родителей вручную целые параграфы из обычных учебников – выдавливают буквы-точки на плотной бумаге, используя грифель с металлическим стержнем и трафарет. В прошлом году третьеклассник Паша, пока печатал стихотворение, уснул и упал со стула. «В двадцать первом веке ребенок переписывает книги, как монахи в Средневековье!» – возмущаются родители.

Так что же происходит?

Черчение без картинок

В сентябре Аня идет в 11-й класс. В школьной библиотеке ее уже предупредили: не будет русской литературы. Это значит, что книги в библиотеке имеются, только в них — старая программа. Половина текстов не совпадает. Так что раздавать эти книги детям просто нет смысла — львиную долю произведений ученикам придется искать в интернете. Повезет, если произведения есть в аудиоформате. Нет — нужно будет снова просить старших надиктовывать учебный материал. Так уж в Беларуси повелось: незрячие дети вплоть до выпуска из школы не могут готовиться к урокам самостоятельно.

На этом видео ученик минской школы № 188 для незрячих и слабовидящих детей Паша перепечатывает стишок, чтобы выучить его наизусть. Для этого ему нужен грифель, трафарет, специальная бумага и тот, кто ему диктует текст. Как правило, это родители. Брайлисты выдавливают буквы-точки на плотной бумаге, используя грифель с металлическим стержнем и трафарет. Этот пример — маленький отрывок. Когда речь идет о формулах и уравнениях, такое перепечатывание занимает в разы больше времени.
Видео: Сергей Силивончик, Имена

У старшеклассницы Ани больше всего проблем в прошлом году было с геометрией — построение фигур без примеров под пальцами никак не укладывалось в голове.

— Когда нам задают домашнее задание, учительница читает, с каких слов начинается упражнение. Называет страницу. Если на странице упражнения нет (а когда учебник старый, упражнения чаще всего нет), я просто пальцами вожу по всему учебнику и ищу. Очень редко мне разрешают сделать другое задание. Обычно говорят, чтобы мама нашла упражнение в обычном учебнике и на слух мне его продиктовала.

Всего в Беларуси семь специализированных образовательных учреждений для незрячих: в Жабинке, Езерище, Василевичах, Гродно, Молодечно, Шклове и Минске. Школа — только одна, в Минске. Остальные — школы-интернаты, где вместо родителей после уроков с детьми занимаются воспитатели. На фото: брайлевские учебники в Минской библиотеке для незрячих.    . Фото: Виктория Герасимова, Имена

Таким образом, домашнее задание «пожирает» всё свободное время и у родителей, и у детей. Аня говорит, что очень смутно пока представляет, как будет готовиться к экзаменам и ЦТ, ведь для брайлистов нет ни одного задачника или сборника билетов. Нет сборников диктантов или правил. И если зрячий ученик может взять в библиотеке стопку учебников из предыдущих классов, чтобы повторить материал, то слепому такой фокус провернуть очень сложно. Один тоненький плоскопечатный учебник по химии превращается в шесть толстенных томов, потому что шрифт Брайля объемный.

Паша: «Печатал, печатал, заснул, упал»

Проблема Ани — не уникальная. Так же переписывают учебники ученики Минской специализированной школы № 188. Вот Паша, про которого мы уже рассказывали в Именах, тоже жалуется на нехватку новых книжек. Говорит, печатать Брайлем дольше, чем писать обычной гладкой прописью — одна страница текста у Паши занимает полчаса.

Дело в стоимости книг — неподъемные 300 рублей за один том, а один учебник — это пять-семь томов

Алена рассказывает, что долгое время не переживала из-за того, что «сын переписывает книги, как монахи в Средневековье». Всё изменилось, когда однажды Паше задали выучить на память стихотворение, которого не было в учебнике. Мальчик нашел его в аудиоформате и так долго его перепечатывал, что заснул и упал со стула. Алена забила тревогу, созвонилась с другими родителями из параллели и узнала, что у большинства из них проблемы с учебниками такие же.

— В нашем случае, чтобы было время переписывать учебники, Паше нужно бросать музыкальную школу и хор, а мне заниматься вечерами только домашними заданиями с Пашей, — говорит Алена. — А у меня еще двое сыновей, им тоже нужно внимание — и на кружки отвезти, и выполнение домашнего задания проконтролировать. Паша выходит из дома в 6.40 утра, а возвращается в 19.15. Даже для взрослого нагрузка большая, ему отдохнуть и пообщаться с братьями реально некогда, не то что листы, недостающие  в учебниках, писать от руки в 21-м веке.

В прошлом году третьеклассник Паша, пока печатал стихотворение, уснул и упал со стула. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Решать эту проблему Алена вместе с другими родителями пыталась через директора школы. Но до директора в итоге дошли единицы. Почти все побоялись задавать вопросы открыто. Алена говорит, поход закончился тем, что учителя попросили к директору больше не ходить, мол, их за это лишают премии.

Родители незрячих детей в принципе не очень охотно общаются на эту тему. «Имена» общались с четырьмя семьями из разных городов, все подтвердили проблему, но попросили не называть ни фамилий, ни места жительства. «Не хочу, чтобы у ребенка были проблемы с оценками и аттестатом», — говорит мама старшеклассницы. «Да, есть проблемы с учебниками, зато нас в Италию возят каждый год, — объясняет мама семиклассника. — Пойдем жаловаться, и этого не будет».

Не стала скрывать своего имени только Алена, мама Паши.

— Учебники — это забота государства, — уверена Алена.— В Минске школа для незрячих одна. Учеников-брайлистов в нашем классе — всего три, вместе с Пашкой. Чтобы всех этих детей обеспечить, нужны не такие уж большие деньги. 

Дорого и трудоемко

Но не всё так просто. В Советском Союзе книги шрифтом Брайля печатали в Москве на все 15 республик. «Печатали одновременно и Брайлем, и плоскопечатно. Разрыва в программе не было, потому что программа в СССР была единой и не менялась», — говорит Татьяна Белинская, заведующая редакцией по выпуску книг шрифтом Брайля в издательстве «Народная асвета». Потом, когда Союз развалился, дети в Беларуси остались ни с чем. Первые отечественные книги для незрячих напечатала в 1996 году типография «Красная звезда» — единственная типография в стране, которая занимается печатью книг для слепых.

Список художественной литературы, которая издается шрифтом Брайля, — 228 наименования на русском языке и 18 на белорусском. Остальное— аудиоформат. Фото:  Виктория Капская, Имена

Сегодня издание учебников берут на себя два белорусских издательства: «Народная асвета» и «Адукацыя i выхаванне». Оба работают по госзаказу. Учебники от них поступают напрямую в школы, пара экземпляров идет в специализированные библиотеки. Купить что-то в магазине, сверх школьной программы, — нельзя. Вся линейка книг — исключительно школьные учебники и серия «Школьная библиотека». Ничего для вузов, ничего для внеклассного саморазвития, ничего для взрослых незрячих людей. Почему? Татьяна Белинская говорит, что дело в стоимости книг — неподъемные 300 рублей за один том. Держим в голове, что вся книга, как правило, состоит из четырех-семи томов. Сумма внушительная.

В 1998-м тиражи учебников в Беларуси достигали 200 штук на каждый предмет. Сейчас выпустили новую физику — 28 экземпляров 

Издатель говорит, цена оправдана, ведь процесс создания книг Брайлем — трудоемкий и бюрократизированный. Сначала выходит новый учебник для зрячих детей, скажем, в сентябре. Только зимой на те же учебники закладывается бюджет. В Национальном институте образования методисты начинают адаптировать содержание учебника для зрячих под Брайль. Одна тоненькая книга по алгебре превращается в семь томов Брайлем. Все иллюстрации проходят жесткий отбор: информативные увеличивают и переносят на пластик (эти рисунки попадают в приложение в конце учебника). Лишние, те, что для красоты, удаляют. То же касается таблиц и схем. Их либо переписывают понятным текстом, либо превращают в объемные иллюстрации. Готовят макеты. К процессу привлекают педагогов, которые работают с незрячими детьми. Все этапы работы проходят проверки и согласования. После всех комиссий институт объявляет тендер на печать. Это тоже занимает какое-то время.

В издательстве начинается своя работа. Адаптированный текст переносят на страницы. Делают разметку. Вычисляют, сколько томов в итоге получится. Дальше — вычитка, редактура, работа с типографией, с художниками. Снова согласовывание. Над книгами трудятся пять зрячих редакторов и один незрячий. В итоге еще около года уходит на редактуру, подготовку к печати и печать тиража. И слепые дети всегда отстают зрячих минимум на год или два. Как этот процесс можно ускорить? 

Татьяна Белинская говорит, что было бы хорошо отменить тендер и работать с одним издательством. А еще — отдать всю адаптацию учебников на откуп одному издательству. Так, говорит, было бы в разы быстрее. 

В Минске брайелистам помогает специальная городская библиотека для слепых, недалеко от Оперного театра. Тут можно попробовать найти то, чего недостает в школе. Минус — книги тут обычно в одном или двух экземплярах. Зато есть почти вся литература. Чего нет Брайлем, можно отыскать в коллекции на дисках и кассетах. От классики до фантастики. На фото: Кристина Мацуева. Школу окончила 23 года назад, но до сих пор приходит в библиотеку за художественной литературой. В университет Кристина не поступила — не хватило подготовки. Теперь большую часть времени проводит дома.  Фото: Вика Герасимова, Имена

— Раньше, скажем в 1998-м, тиражи особых учебников в Беларуси достигали 200 штук на каждый предмет. Сейчас выпустили новую физику — 28 экземпляров. А сколько ресурсов на нее потрачено! Она же сложнющая. И что мы видим? Из-за того, что программа опять поменялась, этот учебник снова придется перепечатывать. Одиннадцатилетка, потом двенадцатилетка, потом назад. Как тут успеешь? Это настоящая беда, — говорит Татьяна Белинская.

«Каждый крутится, как может»

Родители, ученики, учителя и руководство специализированных школ для слабовидящих и незрячих детей принимают проблему с учебниками как данность. И каждый находит свое решение.

Ирина работает библиотекарем в Минской школе для незрячих № 188. Она предлагает родителям брать новые плоскопечатные книги заранее и делать с них копии на будущий год.

— В этом году программа второго класса кардинально поменялась. Опять. Я давала родителям будущих второклашек новые обычные учебники, чтобы они за лето успели их себе перепечатать Брайлем. Вручную или, может, у кого-то есть печатная машинка, — рассказывает Ирина. — В одиннадцатом классе нету брайлевской литературы. Ни русской, ни белорусской. История еще не пришла. В первом классе нет белорусского языка. В третьем — «Литературное чтение» такое старое, что не соответствует уже никаким нормам. У книг Брайля есть особенность: крепления слабые, книги объемные. А дети — слепые, у них книги падают часто, рвутся.

По хорошему, книги шрифтом Брайля надо обновлять чаще, чем книги для зрячих. Ведь с каждым годом чтения выпуклые точки на листах стираются и становятся невнятными. Разбирать слова становится сложнее. К тому же делают книги для незрячих из хрупкого материала — полистирола, который рвется и треплется быстрее, чем бумага. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Учитель химии в школе № 188 Надежда Гвардеенко печатает карточки с формулами для детей сама, вручную. Говорит, была бы рада и учебники всем напечатать, но тогда пришлось бы ночевать на работе. Надежда рассказывает, что много лет в Минске из-за нехватки новых учебников химию учили на слух: «Можно сидеть и плакать, что тебе чего-то не хватает. А можно работать и развиваться», —  уверена учительница. И вспоминает, что один учебник по органической химии, который остался еще с советского времени, хранила до тех пор, пока тот не рассыпался.

Недавно вышел новый учебник по химии. Надежда его редактировала и теперь очень переживает, что из-за того, что программа опять поменялась, учебник снова раньше времени устареет.

В издательстве «Народная асвета» говорят, что был один только случай, когда поступил запрос на издание сборников для подготовки к ЦТ: «Позвонила девушка из Брестского облисполкома. Решили заказать учебники для подготовки к тестированию по русскому языку. Краткий практикум по русской орфографии в трех книгах. Тираж — 75 экземпляров. Прислали нам оригинал. Мы составили калькуляцию — 16286 рублей. Больше нам из Бреста не звонили», — говорит заведующая по выпуску Татьяна Белинская. Фото: Виктория Герасимова, Имена

Учитель математики и завуч школы № 188 Светлана Рачинская рассказывает, что ситуация терпимая. Вспоминает, как без учебников по математике для старших классов учила выпускников.

— Когда чего-то не хватает, мы можем созвониться с другими школами и обменяться. По английскому как-то печатали тексты все вместе — и родители, и учителя. Но мы всё понимаем. Это дорогостоящий процесс. Что, ради трех переставленных тем заново Брайлем книги выпускать? — спрашивает Светлана.

Есть свое решение и у руководства. Федор Филипович, заместитель директора по учебной работе в Молодечненской специальной общеобразовательной школе-интернате уверен, что перекладывать на государство свои проблемы — пустое. Главное для специальных школ — найти хорошего спонсора и много работать. Англичане, например, подарили Молодеченской школе аппарат для рельефной печати, который превращает всё, нарисованное на листе, в объемное изображение. Так незрячие дети могут пощупать бабочку, машину, карту — что угодно.

Самая частая мысль, которую высказывают наши герои — да, есть проблема, но может быть и хуже. Например, в Казахстане после развала СССР вообще нет учебников для незрячих. Фото: Виктория Герасимова, Имена

— А потом мы стали партнерами с Академией наук, — говорит Федор Михайлович. — Они разрабатывают программу синтезатора речи, который преобразовывает текст в голос. Наши дети эту программу тестировали, и теперь самые первые получают возможность пользоваться ею в учебе.

В Минской школе для незрячих тоже, говорят, есть принтер, который печатает шрифтом Брайля. Зачем тогда детям печатать куски книг от руки — непонятно. Мама Паши Алена утверждает, что родителям пользоваться принтером никто не предлагает. Это подтверждают и другие родители незрячих детей. Директор школы № 188 Алексей Пятница от комментариев отказался.

Может ну его, этого Брайля?

По данным Национального института образования, в Беларуси обучается всего 96 незрячих детей. Именно этот институт планирует, каким образом всех этих детей обеспечить брайлевскими учебниками. Заместитель директора по научно-методической работе института Валентина Гинчук говорит, что всё идет по плану.

Спрашиваем, знают ли в институте, что слепые дети в школах недополучают знаний из-за свистопляски со школьной программой? Валентина Гинчук не отвечает. Зато заверяет, что институт изучает опыт других стран «в издании учебной литературы для детей с нарушениями зрения в формате DAISY, что переводится как «Цифровые говорящие книги». И в целом государство выступает за то, чтобы внедрять в школы IT-технологии.

Действительно, во всем мире есть множество электронных приспособлений, чтобы облегчить жизнь незрячим людям: электронные пишущие машинки (от 4 000 $), портативные дисплеи (около 2 500 $), читающие сканеры (около 3 000 $). Есть аудиокниги, Google talk, компьютерные квесты для незрячих и 3D-принтеры, в конце концов. Может, Брайль — не нужен вовсе?

Издатели, учителя и сами незрячие уверены, что замены Брайлю пока в мире не придумали:

— Внедряются IT-технологии, но Брайль, мы считаем, вещь необходимая, — объясняет Михаил Антоненко, заместитель председателя центрального правления ОО «БелТИЗ» товарищества инвалидов по зрению. — У зрячих есть клавиатура, но их всё равно учат писать ручкой. Потому что чтение и письмо — это грамотность. Это дополнительный источник информации. Попробуй отними у зрячего возможность читать глазами и писать рукой!

Фото: Виктория Герасимова, Имена

Когда я учился в 1985 году в университете, помню, записывал все лекции на бобинные катушки. У каждого преподавателя я должен был получить разрешение, а преподаватель по истории ЦК КПСС запрещал и гнал вон. Сейчас всё проще — есть компьютер, плеер, интернет. Сможет ли незрячий человек усвоить материал и выучиться достойно — зависит от человека. Так же, как и у зрячих. Разница в том, что у людей, которые не видят, нет в Беларуси возможности нормально учиться и получать знания. Я знаю по опыту: слепой с сохраненным интеллектом может на рынке труда спокойно конкурировать со зрячим. Но дайте, дайте людям условия для того, чтобы получить образование и устроиться в жизни, —говорит Михаил Антоненко.

Михаил Антоненко считает, что в Беларуси у слепых людей нет возможности нормально учиться. Фото: Влад Борисевич, onliner.by

Но пока так: новые учебники для зрячих уже изданы и появятся на партах учеников первого сентября. Обсуждение плана издания этих же новых учебных пособий шрифтом Брайля только началось. Значит, появятся они через два года или около того. А пока дети снова будут учить геометрию на слух, а их родители по вечерам по три-четыре часа надиктовывать им параграфы из учебников для зрячих.

Что же получается? В стране уже много лет есть проблема, которая касается всего семи школ по всей стране. Но чиновники от образования не могут решить ее, а родители молчат и боятся громко заявить им об этой проблеме.

Хотя казалось бы: можно вести работу над учебниками для слепых и для зрячих параллельно и издавать учебники одновременно, как это делали во времена Советского Союза, тогда разрыва в программе не будет. 

Второй вариант — обеспечить школы для слепых техникой, на которой школьники смогут просто распечатывать шрифтом Брайля недостающие параграфы.

Почему ни один из этих вариантов за столько лет не внедрен, ведь в Беларуси всего семь школ, где учатся незрячие дети? Может, чиновники от образования, которые ответственны за обеспечение детей учебниками, их просто не видят? Возможно, вопрос в бюджете, но в Национальном институте образования сумму, которая выделяется на учебники шрифтом Брайля, не называют.

«Имена» работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен». Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Истории

«Впервые в Беларуси решаем такие проблемы!» Издатель Алесь Калоша собирается озвучить учебники для всех слепых детей

Истории

Терпи, но бери белорусское. Как детям-инвалидам выписывают бесплатное, но бесполезное оборудование

Истории

«Хочу оставить ребенка!» Как бездомная Юля пытается вырастить сына

Истории

Трубитесь как хотите. Как белорусы нарушают закон, чтобы спасти детей

Истории

Раньше у родителей-инвалидов забирали детей. Но активистка из Марьиной Горки придумала, как сохранять семьи

Истории

«Довели себя до ручки». Что происходит с людьми, которые отказывались лечиться от ВИЧ

Помогаем проекту Позитивное движение
Собрано 1122 из 3878 рублей
Истории

Белорусы сжигали архивы. А теперь их дети ходят по кладбищам и осаждают КГБ, чтобы узнать правду

Истории

«206 человек остались без дома!» Как живет поселок, где разорилось единственное предприятие

Истории

«Первую букву я написал в 35 лет». Валера и еще 10 соседей по интернату учатся жить самостоятельно, чтобы выйти на свободу

Истории

Повелитель птиц. Биолог Денис из Малориты вместе с ушастыми совами спасает местный урожай от грызунов