Герои

«Хочу остановить смерть на дорогах». Бизнесмен из Минска добивается строительства пешеходных мостов через скоростные трассы

Минчанин Анатолий Тыдыков возвращался в столицу из Березино и увидел на трассе аварию. На асфальте лежало тело, накрытое простыней. Позже он прочитал в новостях, что на пешеходном переходе трассы М4 Минск — Могилев машина сбила 8-летнюю девочку. По информации Следственного комитета, водитель авто был трезв. Почему он не остановился, разбирается следствие. А Анатолий, обычный водитель, решил разобраться с другим — почему на скоростных трассах в Беларуси нельзя убрать наземные пешеходные переходы, а вместо них построить мосты? Той же ночью он написал петицию под названием «Стоп смерти на дорогах!» За месяц она собрала больше 12 тысяч подписей. «Как только будет 15 тысяч, записываюсь на прием к начальнику ГАИ», — говорит Анатолий.

Реально ли в Беларуси заменить все пешеходные переходы на трассах мостами или тоннелями? В главном управлении автомобильных дорог Минтранса Беларуси прямого ответа на вопрос не дают, но ссылаются на технический кодекс, в котором сказано: через скоростные трассы следует делать надземные и подземные переходы, если на трассе шесть и более полос или через дорогу в этом месте переходит более 50 человек в час. Получается, если полос четыре, как на большинстве участков трасс, то и мосты не нужны?

В неофициальных беседах чиновники говорят: когда скоростная трасса проектируется, мосты или тоннели для пешеходов есть почти всегда вне зависимости от количества полос. Однако при строительстве на них экономят и обходятся обычными пешеходными переходами.

«Наши трассы устроены так, что никто не чувствует себя в безопасности»

В тот августовский вечер 8-летняя Аленка вместе со старшей сестрой возвращалась от бабушки домой, в агрогородок Войнилово. Шли пешком. В сумерках (около 20.40) подошли к пешеходному переходу через трассу. Была пятница, движение на трассе в этот день всегда оживленное. Когда машина справа притормозила, девочки ступили на переход. Остальное случилось в долю секунды — летевшая по левой полосе Toyota, не затормозив, выскочила на переход. Сильный удар отбросил младшую из сестер на 80 метров. Старшая успела отскочить назад. А Аленка погибла на месте. Водителя Toyota заключили под стражу, против него возбудили уголовное дело.

30-летний Анатолий Тыдыков, владелец автосервиса из Минска, не видел самой аварии, но как раз проезжал мимо, когда на дороге еще лежало тело, накрытое простыней. В тот вечер, 18 августа, он ехал от родственников из Березино. И оставшиеся 60 километров до Минска думал о том, что трагедии на пешеходном переходе можно было бы избежать — если бы через трассу был надземный или подземный переход.

«Имена» съездили вместе с автором петиции на место трагедии, убедились, что заметить пешехода вечером на переходе крайне сложно, и узнали, сколько стоит построить надземные и подземные пешеходные переходы. Фото: Александр Васюкович, Имена

Той же ночью Анатолий опубликовал петицию за строительство над- или подземных переходов на скоростных трассах.

— Я каждый год плачу налог за допуск машины к движению, за техосмотр и за страховку. Почему я не могу ехать по скоростной дороге безопасно и с комфортом? Куда уходят эти деньги? Неужели пешеходные мосты через дорогу стоят дороже, чем человеческая жизнь? — задается вопросами автор петиции.

По трассе М4 Минск — Могилев Анатолий ездит практически каждые выходные. За рулем он с 18 лет. В аварии по собственной вине не попадал ни разу. Письма счастья, конечно, получал, но «кто ж их не получает, это как коммуналку оплатить», — улыбается он.

— Дорога после ремонта отличная, первая полоса, правда, уже немного разбита, но по второй можно лететь 120 километров в час без всяких проблем, — говорит Анатолий. — Если бы не одно «но»: пешеходные переходы, перед которыми надо сбавлять скорость до 90 или до 70-ти. И даже на этой скорости разглядеть пешехода на дороге, особенно в сумерках или темноте, и вовремя остановиться крайне сложно.

По правилам дорожного движения, водитель, заметив пешехода, который собирается перейти дорогу, должен остановиться. Но на скорости 90 км/час это невозможно. Фото: Александр Васюкович, Имена

Все опасные участки и переходы на М4 Анатолий знает хорошо. Ездил и зимой, и в туман, и в дождь. Но всякий раз, когда темнеет, вынужден присматриваться, подъезжая к каждому переходу.

— Да, большинство переходов освещается, — не спорит Анатолий. — Но есть еще встречный поток машин. Кто-то может ехать с дальним светом и забыть отключить его. Есть ребята, которые в старые машины вставляют ксеноновые лампочки, хотя этого нельзя делать. И они слепят, как сварка, ярким и едким светом. Но даже если не будет таких ребят на встречке, в темное время суток ты можешь банально не увидеть пешехода, потому что на переходе в свете фар сверкает буквально всё, как новогодняя елка: сам переход, столбики на разделительной полосе, знак вверху мигает огоньками. И ты в потоке этой светящейся информации можешь даже не понять, что через дорогу идет человек с фликером.

«До этого случая я никогда не считал пешеходные переходы на трассе. Оказалось, что от Минска только до поворота на Войнилово их 14», — говорит Анатолий. Фото: Александр Васюкович, Имена

Анатолий уверен, что пешеходные переходы на скоростных трассах просто провоцируют водителей на ДТП.

«Я уверен, что на мосты можно найти средства»

Вместе с Анатолием «Имена» съездили в Червенский район, где погибла Аленка. От Минска до места трагедии на 57-м километре трассы мы насчитали 14 пешеходных переходов и только один пешеходный мост. Всего же в Беларуси на скоростных дорогах обустроено 9 пешеходных мостов, 69 тоннелей под трассами и 244 пешеходных перехода. Редко на каком из них скорость ограничена 70 км/ч, на большинстве — 90 км/ч. В городе перед переходами скорость обычно требуется снизить до 40 км/ч, и то водители не всегда успевают затормозить. Что уж говорить про 90?

Неосвещенный пешеходный переход водитель в темноте может заметить только за несколько метров до него. Фото: Александр Васюкович, Имена

По информации ГАИ, в январе–августе в Беларуси произошло 242 ДТП на пешеходных переходах. Отдельной статистики по ДТП на скоростных трассах в ГАИ не ведут. И ситуации, когда водители в первой полосе притормаживают, пропуская пешехода, а на второй-третьей полосе не успевают снизить скорость, — самые распространенные.

ГАИ предлагает построить подземные и надземные пешеходные переходы, если в этом месте происходит концентрация ДТП. За последний год именно по инициативе Госавтоинспекции построили десять переходов разного уровня.

Участок трассы М4, где сбили девочку, не признан местом концентрации ДТП, отметили в ГАИ. И местные жители совсем не уверены, что кто-то что-то будет строить. Фото: Александр Васюкович, Имена

Госавтоинспекция дает рекомендации, но не принимает решения о строительстве переходов. Решение принимает Минтранс. В главном управлении автомобильных дорог Минтранса Беларуси ссылаются на технический кодекс, по которому работают проектировщики, а в нем сказано, что через скоростные трассы следует делать надземные и подземные переходы, если на трассе шесть и более полос или через дорогу в этом месте переходит более 50 человек в час. Получается, если полос четыре, как на большинстве участков трасс, то и мосты не нужны?

В неофициальных беседах чиновники говорят: когда скоростная трасса проектируется, мосты или тоннели для пешеходов есть почти всегда вне зависимости от количества полос. Однако при строительстве на них экономят и обходятся обычными пешеходными переходами.

По информации ГАИ, за шесть месяцев этого года на дорогах страны погибли пять детей, еще 112 получили травмы. Фото: Александр Васюкович, Имена

По информации Минтранса, мосты и тоннели могут быть построены и за счет местных бюджетов, и за счет республиканского бюджета, включая республиканский дорожный фонд — тот самый, в который все водители платят дорожный налог. И деньги в этом бюджете точно есть. В этом году в республиканский дорожный фонд должно поступить 529 млн рублей. Как и в предыдущие годы, основной доходный источник фонда (322,8 млн рублей) — это так называемый дорожный налог.

— Подсчитайте, сколько пешеходных мостов можно построить только за дорожный дорог, и вы очень удивитесь, — говорит Анатолий Тыдыков.

Мы подсчитали. По данным Минтранса, 62-метровый пешеходный мост через трассу М4 Минск — Могилев обошелся в 190 тысяч долларов США в эквиваленте. Чтобы заменить все пешеходные переходы мостами, надо построить 244 моста. Умножаем — получаем общую сумму в 46,3 миллиона долларов. Плюс от двух до пяти процентов — стоимость проектно-изыскательских работ. При любом раскладе получаем сумму меньше 50 миллионов долларов. А в бюджете поступления от дорожного налога — больше 166 миллионов долларов в эквиваленте (и это в год!).

— Я понимаю, что нужны деньги на ремонт дорог, но можно один раз выделить треть годовых поступлений от дорожного налога и закрыть вопрос с безопасностью на всех трассах, — считает Анатолий.

— Я каждый год плачу налог на допуск машины к движению, за техосмотр и за страховку. Почему я не могу ехать безопасно и с комфортом? 

Кстати, год назад вступил в силу новый межгосударственный стандарт, по которому при проектировании, реконструкции и строительстве дорог не допускается устройство пешеходных переходов на одном уровне со скоростной дорогой, рассказали «Именам» в пресс-службе УГАИ МВД Беларуси. То есть сегодня, если строится новая трасса или реконструируется старая, пешеходных переходов уже не будет, только мосты или тоннели.

— А как сделать безопасными и комфортными старые трассы? — задается вопросом Анатолий Тыдыков.

30-летний Анатолий Тыдыков за рулем с 18-ти лет. В аварии по своей вине он не попадал никогда. Фото: Александр Васюкович, Имена

Автор петиции уверен, что всё получится, если он заручится тысячами подписей и найдет единомышленников.

— Я каждый год плачу налог на допуск машины к движению, за техосмотр и за страховку. Почему я не могу ехать безопасно и с комфортом? — спрашивает он. — Как гражданин, я выполняю свои обязательства, и хочу, чтобы обязательства в отношении меня тоже выполнялись.

Иностранцы, которые ездят по белорусским скоростным трассам, тоже недовольны ситуацией со снижением скорости до 90 или 70 километров в час. Руководитель культурно-просветительского общественного объединения «Эстонская община «Ласточка» Оливер Манглус, как иностранец, платит за проезд на легковушке по платной трассе от Минска до границы с Литвой около 4 евро, но не понимает, за что:

— Если я заплатил за скоростную дорогу, то должен ехать 120 км/час. Но только от Минска до Ошмян более десяти пешеходных переходов, на которых я снижаю скорость до 90, а то и меньше. За что я плачу?

На этом так называемом пешеходном переходе предупреждающие знаки есть только для пешеходов. Фото: Александр Васюкович, Имена

Петиция «Стоп смерти на дорогах!» за месяц собрала 12 тысяч подписей. «Как только будет 15 тысяч, записываюсь на прием к начальнику ГАИ», — говорит Анатолий. Он решил начать с ГАИ, как с инстанции, которая отвечает за дорожную ситуацию: «Если они подтвердят, что наземные мосты решат проблему с ДТП, я иду в Министерство транспорта и коммуникаций. Если и там скажут, да, это решит проблему, но нужны деньги, следующая инстанция — Управление делами Президента».

— Мой близкий друг спросил: «А зачем это тебе надо?» Ты состоявшийся человек, знаешь, как зарабатывать и во что вкладывать время и деньги. Но это моя гражданская позиция. Я живу в этой стране, я плачу налоги и хочу чувствовать себя в безопасности. И хочу, чтобы мои будущие дети тоже были в безопасности, — говорит Анатолий.

Автор петиции хочет начать с трассы М4, а потом добиваться строительства переходов на остальных республиканский трассах. Анатолий настроен, если понадобится, донести эту проблему до самого верха:

— Это хороший шанс что-то сделать для общества. Думаю, что как минимум, мои близкие это оценят.

«Имена» работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен». Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Герои

Куда уходят дети? В другие детдома. 11 сирот в Жодино пакуют чемоданы

Герои

Как бабушка из Пружан в 89 летает на тарзанке и ведет занятия по гимнастике. «Жизнь на пенсии только начинается»

Герои

Детский сад для бездомных. Как минских бродяг кормят обедами из трех блюд

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 4305 из 70 204 рубля
Герои

Везучие «Ангелы». Как балерина и дирижер из Минска ищут пропавших людей

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 50 139 из 81 590 рублей
Герои

Парень из Гомеля был бродягой, а стал менеджером в успешном бизнесе

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 4305 из 70 204 рубля
Герои

«Это победа!» Как программист Леша помог бабушке-ветерану не уехать в психушку

Герои

Как одинокий пенсионер из Витебска пять лет показывает незрячим старикам синее небо

Герои

«Все, с кем я начинал, больше не хотят искать людей». Командир «Ангела» 5 лет работает без отпуска и выходных, но силы на исходе

Помогаем проекту Поисково-спасательный отряд «Ангел»
Собрано 50 139 из 81 590 рублей
Герои

Добрый Билл. Почему американец дал денег на пляж в белорусском городе, где никогда не был

Герои

Учитель для Беларуси. Два филолога из Минска придумали, где взять и как вернуть в школу хороших педагогов