Истории

Валерий Павлович с пяти лет живет без своего дома. Бездомный и скульптор из Бреста собирают на обеды тем, кто остался без крова

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 14 323 из 75 501 рубль
Помочь

Брестский художник и скульптор Илья Дударев придумал «бомжстиков» — маленькие фигурки, созданные на основе образов брестских бездомных. 1 декабря Илья приехал в Минск, чтобы с натуры слепить «редкого 13-го бомжстика». Моделью для «бомжстика» стал доголожитель улиц Валерий Павлович, который уже 22 года как бездомный. Половина денег от продажи именно этих фигурок пойдут проекту «Помощь бездомным», который кормит людей оставшихся без крова. Проекту 1 декабря исполнилось 20 лет. В Минске официально зарегистрировано триста бездомных, но на самом деле их гораздо больше. В морозы на обеды и просто погреться в помещение бывшего детского садика по улице Матусевича приходят до 150 человек. «Имена» собирают на год работы проекта. Ваша помощь — это тарелка горячего супа для бездомного!

Илья впервые делает бомжстика с натуры. Для работы в здании бывшего детского сада, куда приходят каждый день столоваться бездомные, ему выделяют светлое просторное помещение, стол и стулья. Бездомный Валерий Павлович Кажеко приходит на встречу со скульптором в обеденное время. На нем дубленка, серые брюки, резиновые сапоги на меховой подкладке и вылинявшая шапка. На лице — недельная щетина. Мужчины пожимают друг другу руки и улыбаются.

— Илья, — представляется скульптор. — Вы знаете, что мы сегодня будем делать?

— Знаю, мое подобие, — смеется Валерий Павлович.

— Вот, смотрите, похож? — скульптор показывает заготовку, которую сделал по фотографиям.

— Похож, только нос не совсем мой.

Илья просит Валерия Павловича надеть шапку — это зимняя, «теплая» коллекция бомжстиков. Фото: Сергей Силивончик, «Имена»

Илья раскладывает на столе стоматологические инструменты: гладилки, зонды, ножи-шпатели:

— Раньше думал, что это я один такой молодец, а потом узнал, что инструменты стоматолога используют многие скульпторы, — Илья делает миниатюрные фигурки из скульптурного пластилина, скрупулезно прорисовывая лицо до мельчайших деталей: морщины, щетина. Чтобы слепить одного маленького бомжстика, нужно около двух дней.

Как мечта превратилась в горечь

Валерий Павлович живет на улице 22 года. Пока позировал для Ильи, рассказал историю своей жизни и про быт минских бездомных.

Хлеб, батон, молоко — завтрак и ужин — Валерий Павлович носит с собой. Фото: Сергей Силивончик, «Имена»

— Родился в деревне в Могилевской области. В семье было трое детей. Отец ушел, когда младшему был год, а мне, старшему, четыре. Участок в 30 соток. Денег в колхозе не платили — считали трудодни. Зарплату давали натурой — зерном или сеном. Жили за счет огорода. В 1958 году у нас отобрали большую часть земли, потому что мать с малыми детьми не могла ходить на работу в колхоз. 10 соток оставили — это голодная смерть. Как прокормить четыре человека? У младшего брата начался рахит. Кончилось тем, что нас забрали в детдом, хотя мать не отдавала. Мне тогда семь лет было. Мать вскоре после этого заболела и умерла.

«И я дрался. Было здоровье и обостренное чувство справедливости»

Детей отправили в детский дом в Горках, где Валера провел год. Затем его перевели в школу-интернат, потом училище и армия, танковые войска. После приехал в столицу, работал на Минском тракторном заводе, на стройках. Жил в общежитиях. О личной жизни Валерий Павлович вспоминать не любит: «Не сложилось».

Валерий Павлович приходит на встречу со скульптором в обеденное время. Фото: Сергей Силивончик, «Имена»

Валерий Павлович говорит, что три года учился на летчика в ДОСААФе и ходил в спортзал. Говорит, что из-за этого были проблемы в коллективе на стройке: там любили выпить, а он всегда отказывался. Потому что завтра в полет.

— Потом две судимости — одна за другой — и обе за драки, — говорит он. — В те времена хулиганы копейки просили возле магазина. Или закурить. А потом семеро нападали на одного. И я дрался. Было здоровье и обостренное чувство справедливости.

Говорит, что после развала Советского Союза на предприятиях уже не давали общежитие, только семейным. Вышел из тюрьмы во второй раз — оказался на улице. Летом ночует в лесу. Шалаши не строит — нельзя. В городе, по словам Валерия Павловича, милиционеры останавливают часто, могут два раза за день. Могут доставить в отделение. Однажды сотрудники ГАИ остановили за то, что без фликера. Оштрафовали и наклеили фликер:

— Но нас штрафовать бесполезно, — улыбается бездомный. — Ни прописки, ни документов. Почему нет паспортов у бомжей? Сделать паспорт белорусу — это 20 дней и сущие копейки. Проблема в том, что мы живем на улице, под дождем. И документы просто раскисают. Я два раза восстанавливал паспорт. Максимум его могу проносить два года, а потом — в лохмотья, — говорит он.  

— Ночевал сегодня в электричке, потому что началась сильная метель. Сел на последнюю в Борисов. Милиция разрешает спать там, только когда сильный мороз. Поэтому я приехал и быстренько испарился, чтобы не мозолить глаза. После того как сменился министр МВД, милиционеры стали общаться с бездомными на равных, можно сказать, даже с уважением. А раньше учились на нас, как бить дубинкой.

Валерий Павлович говорит, что человек, который стал бездомным, умирает в период от двух до десяти лет. Валерий Павлович — долгожитель. Знает только еще одного бездомного, который 18 лет на улице. Стал долгожителем улицы, наверное, потому, что не пьет и закалка с детдома и армии. Секретов выживания нет, но есть навыки. У обычного человека не получился переночевать на улице даже летом, промокнет от росы. А росы нет в хвойном лесу — нужно выбирать место под елками. И, конечно, не пить. Но чаще всего у бездомного апатия и депрессия — пьет по-черному и умирает:

— Любой бомж выпивает около полутора литра вина в день. Поллитра чернила стоит три рубля. 0,7 — 4,2 рубля. А появилось два рубля — можно три боярышника купить. Почему так хорошо цены знаю? Бездомные, которые задолжали в магазине, часто просят купить меня хорошего дешевого вина. Им хорошо со мной — не нужно делиться спиртным.

В гипермаркетах, говорит Валерий Павлович, бывает, выбрасывают по 50 килограммов мяса, если, например, холодильник испортится. На Ждановичах выбрасывают фрукты-овощи —  сутки простоя фуры дороже, чем сам груз.

— Едим, что Бог пошлет. Батон, хлеб, молоко — всё ношу с собой.

Хобби Валерия Павловича — научно-популярные журналы, которые он покупает в киоске:

—  Мне нравится, что там пишут правду — об истории, медицине. Вот например, на Западе нет такой болезни, как язва желудка. Лечат, когда еще нет язвы. А у нас это под запретом. От простуды я ничего не пью, потому что у меня ее не бывает. Бомжей больше беспокоят кожные болезни. Лечусь чистотелом, он избавляет от любой инфекции. Один недостаток — чистотел слабоядовитый. Если переборщить, будет сильный удар по организму.

2f71d51bb5f0fb462.gif

В дом престарелых Валерий Павлович, даже если бы и взяли, не поехал бы. Там, уверяет он, всё по расписанию, за тобой следят, денег нет. «На зоне и то лучше — ты знаешь, что выйдешь».

Валерий Павлович говорит, что мечты у него нет:

— Мечта превратилась в горечь. Это как стоит над пропастью человек, клонится, клонится, и всё — полетел. Мне кажется, в нашей стране уже ничего не изменить. Почитайте «Этногенез и биосферу Земли» Льва Гумилева. Если Беларусь сравнить с человеком, то это больной после инсульта — нет речи, плохо работают руки и ноги.

Как появились бомжстики

Илья Дударев живет в Бресте. Ему 32. Рисовал с детства, ходил в художественную студию. Окончил юрфак Брестского университета, но по специальности не работал. Занимался росписью стен, рисовал картины на заказ. А потом взялся за лепку — делал головы знаменитостей.

«Смотрел социальные ролики о бездомных

в интернете, в перебивке увидел рекламу бонстиков»

— Сейчас я стараюсь не работать. То есть я занимаюсь любимым делом и стараюсь, чтобы оно приносило доход, — говорит он. Пару месяцев назад Илья придумал бомжстиков — миниатюрные скульптуры, вдохновленные собирательными образами брестских бездомных. Написал для них забавные истории, придумал имена. В коллекции из 12-ти бомжстиков есть Жека, который не смог устроиться на работу после возвращения из тюрьмы. Костик — любитель пения и «боярки». Сбежавший из детского дома Толик. Бывшая «королева ночных бабочек» Томка. «Хипстер» Леня. Бывший футболист Виталя и другие обитатели улиц.  

Бомжстик Жека: вышел из тюрьмы и обнаружил, что жена продала дом и пропала в неизвестном направлении… Фото: Роман Чмель, «Имена»

— Как-то смотрел социальные ролики о бездомных в интернете, в перебивке увидел рекламу бонстиков, — говорит Илья. — И сразу сложился образ бомжстика: небольшое тельце на ножках и голова. Обязательно с улыбкой. Я хотел, чтобы они были радостные, потому что у них в жизни не так много позитива. Иногда люди пишут: «а вот я видел этого бездомного сегодня». Но я не хочу, чтобы они были сильно узнаваемы, это, скорее, собирательный образ.

Илья говорит, что первоначально просто хотел заработать на бомжстиках. Потом подумал, что если дело пойдет, то будет отдавать рубль бездомным на улице с каждой проданного бомжстика. А потом решил, что помогать лучше не деньгами. Создал коллекцию из 12-ти бомжстиков и опубликовал проект на краудфандинговой платформе Улей.

Купить любого бомжстика или всю коллекцию можно на платформе «Улей» до 20 декабря.  Фото: Роман Чмель, «Имена»

Проект на «Улье» продолжится до 20 декабря 2017 года. Если проект состоится, 50% от продажи «редкого бомжстика № 13», слепленного с Валерия Павловича, пойдет на покупку обедов бездомным, которые каждый день приходят в Минске по адресу Матусевича, 15. 13-й бомжстик из коллекции Ильи стоит 18 рублей. 

Подарки для бездомных

— Валерий, ну смотрите, а теперь похож? — говорит Илья.

Валерий Павлович улыбается:

— Нос слишком большой, белорусов нет с такими носами.

— Сейчас сделаем нос поменьше, как скажете, — соглашается Илья.

«Вы знаете, что мы сегодня будем делать?» — спрашивает Илья. «Знаю. Мое подобие», — говорит Валерий Павлович. Фото: Сергей Силивончик, «Имена»

Через несколько минут Валерий Павлович остается полностью доволен своим изображением. Дома в Бресте Илья сделает из получившейся фигурки силиконовую форму. С ее помощью можно будет отлить любое количество гипсовых, полиуретановых или пластмассовых бомжстиков.

Проекту, который кормит бездомных, 1 декабря исполнилось 20 лет. В начале девяностых волонтеры кормили беспризорников, потом контингент изменился — на обеды начали приходить бездомные разных возрастов. Сейчас в Минске официально зарегистрировано 300 бездомных, но на самом деле их гораздо больше. В морозы на обеды и просто погреться в помещение бывшего детского садика на Матусевича, 15 приходят до 150 человек.

«Имена» собирают деньги на год работы проекта: оплату труда координатора проекта, аренду помещения, покупку продуктов и медикаментов. Нужно 70 204 рубля. Пока собрано только 5719 рублей. Вы можете нажать кнопку «Помочь» — сделать разовый платеж или оформить подписку, то есть автоматическое ежемесячное пожертвование с карточки на любую сумму от одного рубля. Ваша помощь — это тарелка горячего супа для бездомного!

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Поддержите проект
Помощь бездомным
Собрано 14 323 из 75 501 рубль
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Истории

На носу у Леши выпускной, а надеть нечего. Магазин KaliLaska раздает одежду тем, кому часто даже на еду не хватает

Помогаем проекту Благотворительный магазин KaliLaska
Собрано 9610 из 13 706 рублей
Истории

«Взяли и запретили помочь людям!» В Мингорисполкоме перепутали краудфандинг с попрошайничеством?

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей
Истории

«Меня называли Анджела Дэвис». Женщина 46 лет руководит колхозом, где у людей зарплата «по пятьсот»

Истории

«Обратилась за помощью — сделали социально опасной». Молодая мама может лишиться дома и ребенка

Истории

Одинокий Роналду. Климу из Бобруйска закон запрещает играть в футбол с пацанами

Истории

Остаться в живых. Почему сотни белорусов вынуждены собирать с миру по нитке на лечение за рубежом?

Помогаем проекту Помощь Тане Овсяниковой (пока в Беларуси нет фондов помощи взрослым)
Собрано 11 213 из 18 000 рублей
Истории

И снова танчики! Десять глухих айтишников из Минска запускают «военный» стартап и хотят завоевать мир

Помогаем проекту Работа для глухих
Собрано 12 427 из 24 595 рублей
Истории

Всё решили без суда. Как переговорщики-профессионалы помирили ту самую Веру с мамой

Истории

Зачем нужна колючая морковка. 60 белорусок вяжут шерстяные вещи, чтобы быстрей пробудить к жизни недоношенных детей

Помогаем проекту Рожденные РАНО
Собрано 15 829 из 33 960 рублей
Истории

«У меня теперь каждый день, как Олимпиада». Фристайлистка Ассоль Сливец учит кататься на лыжах детей, которые не могут ходить