Истории

Здесь стонет человек. Бабушке Тэне наконец обрабатывают трофические язвы, а Юрию — пролежни.

Собрано 6610 из 114 886 рублей
Помочь

Благодаря читателям «Имен» тяжелобольные люди в регионах начали получать уход! В двух деревнях Вилейского района — Костеневичах и Нарочи — начали работать две патронажные сестры. Каждый день они уже приходят к одиноким и больным бабушкам Тэне, Броне, Софье. И к Юрию Евгеньевичу, который уже четыре года не встает после инсульта и постоянно стонет. «Спасіба, наведваеце нас, не даеце памерці», — говорят старики в этих деревнях. 

«Имена» побывали в гостях у подопечных патронажных сестер в Вилейском районе и увидели, как же все-таки много людей ждут помощи, но без нас с вами получить ее не могут. В таких деревнях, как правило, есть фельдшеры, которых могут вызвать старики в экстренных случаях. Но уход и контроль медика им нужен каждый день. 

Костеневичи, медсестра Елена. Теперь раны бабушки Тэни обрабатывают каждый день

В начале мая мы написали историю про одинокую бабушку Тэню из Костеневичей. Последние лет десять из дома бабушка не выходит — может передвигаться только по хате, опираясь на стул. Мучает давление, больное сердце и трофические язвы на ноге, которые регулярно обрабатывала только пожилая соседка. Еще в апреле к бабушке приходили только ее соседка и дальняя родственница Валентина Тадеушевна и два раза в неделю — соцработник. Соседка давала таблетки и обрабатывала трофические язвы на ноге. У самой Валентины — больной старик-отец на руках и слабое здоровье. И что делать с язвой и высоким давлением у бабушки Тэни, она не знала. А соцработник помогает только по хозяйству: убирает, готовит и ходит в магазин. 

Набожная старушка Тэня может только из окна видеть костел, куда раньше ходила каждую неделю, и слушать проповеди по радио, которое включает на всю громкость. Фото: Александр Васюкович, Имена

На платформе «Имена» стартовал сбор на работу проекта «Патронажная служба в регионах». Этот проект Красного Креста ищет патронажных сестер для одиноких и больных людей. После этого материала «Имена» собрали более 4 700 рублей — и в Вилейском районе за односельчанами начали ухаживать уже две патронажные сестры. На работу проекта оформлено 62 подписки на сумму 762 рубля. Этих денег хватит, чтобы каждый месяц платить зарплаты двум медсестрам, которые работают на полную ставку и каждый день навещают минимум 12 больных и одиноких людей.

В Костеневичах под Вилейкой журналисты «Имен» были в конце апреля. Тогда на деревьях еще не было листвы. Теперь же деревушка просто утопает в зелени и изнывает от зноя. А в старенькой хате, где живет одинокая бабушка, прохладно.

 Спасіба, наведваеце нас, не даеце памерці. Во медсястру яшчэ далі, спасіба!

Бабушка Тэня, сложив руки, сидит на стульчике в светлой вязаной кофте и белом платке. На вопрос, как здоровье, громко и бодро отвечает:

— Хорошее! Ужо на пятерку! Ужо добра! Спасіба, наведваеце нас, не даеце памерці. Во медсястру яшчэ далі, спасіба! Даўленіе — што тут зробіш, не знаю, як лячыць яго. Ужо звыклася з сваёй хваробай, на вуліцу не хаджу.

Сейчас к бабушке Тэне каждый день приходит патронажная медсестра Елена Шупенько. Она живет в Костеневичах. Фото: Надежда Бужан, Имена

— Вот сегодня померяли давление. Высоковатое — 200 на 100, выпили таблетку. Сейчас перемеряю, должно упасть. Ножку перевязали, ногти подрезали. Бабушка плохо слышит, плохо видит. Кушать еще может левой рукой, но нужно помогать. Нога намного лучше, трофическая язва затянулась, — рассказывает патронажная сестра проекта Елена. Она живет недалеко от бабушки Тэни и может прибежать к ней в любой момент, если что-то понадобится. Проект ищет именно таких сестер — чтобы и жили в той же деревне, и медицинское образование было. Это важно — подопечные должны получать квалифицированную помощь.

Елена живет вдвоем с мужем — дети уже выросли и разъехались, и супруг совершенно спокойно воспринял новость о том, что жена будет помогать старикам в деревне. Говорит: «Надо — иди!» Даже обещал помочь обкосить домик бабушке Тэне и пробороновать несколько грядок с картошкой, которые весной посадила соцработник.

Деревня Нарочь, сестра Алла. Подопечный Юрий Евгеньевич прикован к постели после инсульта

Деревенский дом на окраине встречает нас запахом мочи и стонами. Любовь Романовна — миловидная женщина с усталыми глазами — говорит, что ее супруг стонет и плачет почти всегда — и днем, и ночью. 64-летний Юрий Евгеньевич уже четыре года не встает с кровати. Лежать может только на одном боку — и на нем уже образовались пролежни. Больного мужа больше чем на час оставить не может, только если в магазин сбегать или за водой.

Семья раньше жила в Казахстане — туда родители Юрия Евгеньевича уехали осваивать целину. Мужчина работал скотником. А около десяти лет назад переехали в Нарочь. Его потянуло к корням, жена поехала за мужем. И почти сразу у него начались проблемы со здоровьем.

В больнице после инсульта мужчина лежал около месяца, пока оформляли группу по инвалидности, а потом выписали домой. Один раз обследовали в Боровлянах. Врач предлагала хоспис, но Юрий Евгеньевич отказался. Фото: Надежда Бужан, Имена

Сейчас Юрий не может сам держать голову. И четыре года за ним ухаживает жена-пенсионерка, дети живут далеко. 

— Теперь он не может даже повернуться. Проблематично даже поесть, потому что лежа на спине захлебывается! Так и кормлю на боку. Не могу никуда ни выехать, ни выйти… Отдых для меня — это когда я еще в огороде успеваю что-то сделать. За водой надо в колодец ехать метров 300, мусор отвозить — за 700, — говорит жена Юрия.

 Плачет и стонет всю ночь. Иногда сядешь и плачешь возле него, но этим же не поможешь, правда?

Еще одна патронажная сестра проекта — Алла Горбач — помогает повернуть Юрия Евгеньевича, расстегивает памперс и обрабатывает пролежни перекисью. После этого мужчина вновь поворачивается на тот самый бок — видимо, ему легче лежать на пролежне, чем в другом положении.

Алла Горбач (на фото справа) уже почти месяц как патронажная сестра в Нарочи. До 2000 года она трудилась медсестрой в больницах Молодечно и Вилейки, а потом в деревне открылась амбулатория, и она стала лаборантом.  Фото: Надежда Бужан, Имена

— Плачет и стонет всю ночь. Вчера тройчатку сделали, так хоть поспал. Таблетки обезболивающие ему уже не помогают. Иногда спрашивает меня, как спала. Говорю — выспалась. А муж: «Я терпел всю ночь», — рассказывает Любовь Романовна. — Всяко бывает: иногда сядешь и плачешь возле него, но этим же не поможешь, правда?

Любовь Романовна не может оставить мужа даже на час. Фото: Надежда Бужан, Имена

— А теперь Алла Михайловна помогает! — говорит она. — Она у нас очень позитивный человечек.  

Председатель районной организации Красного Креста Светлана Лях обещает поискать для Юрия Евгеньевича в области специальную многофункциональную кровать. Чтобы больного можно приподнимать, менять положение тела. Но Светлана признает, что они очень дорогие и найти их сложно. Патронажная служба также будет искать специалистов, которые обследуют мужчину. 

Костеневичи, сестра Елена. Подопечная — бабушка Броня с сахарным диабетом и одышкой

Бронислава Викентьевна стала еще одной подопечной Патронажной службы. Бабушка ходит, опираясь на две деревянные палки. Задыхаясь, усаживается возле окна, чтобы медсестра померяла ей давление и уровень сахара в крови. Для больного сахарным диабетом — это жизненно важный показатель, который нужно контролировать несколько раз в день. А зрение бабушку подводит — с лупой она едва может разглядеть показания глюкометра. 

В деревне есть фельдшер, врач-терапевт приезжает только два раза в неделю. Но патронажная сестра, которая заходит каждый день, появилась только неделю назад. 

Бронислава Викентьевна на улицу уже не выходит, с палочками может передвигаться только по дому. Фото: Надежда Бужан, Имена

В 74 года у бабушки Брониславы сахарный диабет, скачет давление и при малейшей нагрузке появляется одышка. У нее есть дети, но живут они далеко — в Барановичах и Могилеве. Приезжают два раза в год. К себе зовут, но ехать она не хочет. «Найлепей дома», — говорит бабушка. 

Бронислава Викентьевна всю жизнь отработала на свиноферме в колхозе. На здоровье раньше никогда не жаловалась. 

— Усё на мне было, — вспоминает она. — Мужык рана памёр, дык на мне і конь, і барана, и каса, и плуг. Про таких говорят: і мужик, і баба. А цяпер не магу вядро вады прынясці.

«Як оно меня заколебало, это даўленне», — вздыхает бабушка Броня.  Фото: Надежда Бужан, Имена

— Цэлы дзень во ляжыш і ляжыш. Бакі ўжо баляць ад лежні. Якая вуліца, на ганак во толькі выйду, пасяджу на стуліку. Хоць бы што не балела! А то і пячонка, і почка, і спіна бальная, і ногі дубовыя. Там не камары па нагах ходзяць, а цэлыя каларадскія жукі. Пякуць агнём. Хрэнам прыкладала цёртым, і спаліла. Пузыр быў, як гусінае яйцо, — рассказывает бабушка Броня.

Бабушке Броне нужно четыре раза в день делать уколы инсулина, а перед этим — делать тест крови на сахар. Все эти процедуры теперь для нее делает патронажная сестра Елена. Фото: Надежда Бужан, Имена

— Такая адышка, што хадзіць не магу. Гадоў дзесяць такая сільная. Сколька я прашу таблетак ад адышкі — не даюць. Говорят, у вас не лёгачная, а сердзечная адышка. І нікак. Пачачку дастану через знакомых, выпью — мне лягчэй. Я хоць есці зрабіць выйду, а так не магу, — говорит Бронислава Викентьевна.

Старшая медсестра Красного Креста Наталья Болгарская рекомендует вызвать Брониславе Викентьевне врача. Бабушке нужно сделать кардиограмму, послушать легкие, понять проблему и назначить адекватное лечение. Чтобы бабушка не занималась самолечением.

— Побегу оставлю заявку для врача, чтобы уже завтра он был у бабушки Брони, — прощается с нами Елена Сергеевна.

Сейчас патронажные сестры собирают информацию о том, где находятся самые «тяжелые» люди, которым нужен уход. Они ходят по домам и интересуются, нужна ли помощь их односельчанам.  Фото: Надежда Бужан, Имена

Нарочь, сестра Алла. Подопечная Софья Брониславовна после инсульта

За 82-летней Софьей Брониславовной, которая перенесла инсульт, ухаживает невестка-пенсионерка. У нее два сына, но один живет в России, а другой — на заработках. Бабушка не ходит, может только сидеть на подушках. И никого не помнит. Каждый день спрашивает у невестки, кто она такая. А патрожаной сестре Анне Михайловне задает вопрос в лоб: «А што вы да нас ходите ды ходите?»

Алла Михайловна измеряет давление бабушке, которая в прошлом году перенесла инсульт. Фото: Надежда Бужан, Имена

Но ходить нужно, потому что помощь нужна постоянно: поднять, помыть, переодеть, усадить на переносной туалет или в коляску, чтобы вывезти во двор. Давление у бабушки высокое, особенно по утрам, и сбить его трудно. Чтобы инсульт не повторился, нужен постоянный контроль.

После инсульта бабушка Софья не помнит даже самых близких людей.  Фото: Надежда Бужан, Имена

В 15-ти районах патронажных сестер еще нет. Но мы можем сделать так, чтобы они там появились!

Светлана Лях, председатель вилейской районной организации говорит, что теперь в Вилейке и районе уже шесть патронажных сестер. Спрос на услуги медсестер высокий. 

Анна Михайловна рассказывает еще об одной подопечной. Это 40-летняя Светлана, родные которой наотрез отказались от общения с журналистами. В сентябре она упала с велосипеда, получила закрытую черепно-мозговую травму. И в больницу не пошла. Оказалось, в головном мозге образовалась гематома. Стало плохо. Забрали в больницу и одну за другой сделали две трепанации черепа. Плюс к этому нашли лейкоз крови. Родные забрали ее домой. Женщина живет с сестрой и отцом, но они работают, на день оставляя ее одну. Светлану нужно покормить, помыть, поменять памперс. Сделать массаж, чтобы не было пролежней.

Помимо медицинской помощи патронажные сестры, которые приходят к подопечным, также смотрят, что еще необходимо семье: одежда, обувь, коляски, медикаменты, бинты. Или многофункциональная кровать, как Юрию Евгеньевичу.

Патронажные сестры подробно расспрашивают подопечных о том, какая еще помощь нужна. А Красный Крест ищет благотворителей.   Фото: Надежда Бужан, Имена

— Если у нас чего-то нет, стараемся находить. Через спонсоров, знакомых, всех неравнодушных людей, — говорит Светлана Лях.  

Медсестры живут рядом, могут добраться до своих подопечных за считанные минуты. И они всегда в курсе событий — знают, какие у кого проблемы со здоровьем, кому нужна помощь прямо сейчас. Они помогают проекту составлять полную картину о том, сколько больных и одиноких нуждается в уходе и их реальных потребностях. Официальной статистики нет. Есть общая цифра от Министерства труда и соцзащиты: больше 730 тысяч пожилых людей и инвалидов живут одни (на 1 апреля 2017 года).

Патронажные сестры Красного Креста живут недалеко от своих подопечных и могут добежать до них за считанные минуты.  Фото: Надежда Бужан, Имена

Как вы можете помочь

Друзья, вы можете сделать так, чтобы помощь в регионах получили гораздо больше людей, которым эта помощь нужна! Сегодня две патронажные сестры, которые уже вышли на работу благодаря вашим пожертвованиям — как «универсальные солдаты»: и давление измеряют, и массаж сделают, и раны обработают, и пирогов напекут. И это так важно!

Благодаря усилиям Красного Креста, сегодня сестры работают в десятках городах Беларуси и каждый год помогают почти 1 500 людям. Но во многих отдаленных районах сестер милосердия пока нет вообще: в Пружанском, Столинском, Ивачевичском, Дрогичинском, Речицком, Светлогорском, Житковичском, Мостовском, Кареличском, Солигорском, Дзержинском, Столбцовском, Осиповичском, а также в районах Витебска и Могилева.

«Имена» собирают средства на то, чтобы Патронажная служба заработала и в этих районах. На оплату работы 16 сестер милосердия, координатора проекта, обучение, расходные материалы нужно 114 886 рублей, пока собрано 4 739 рублей. Каждое ваше пожертвование — это возможность нанять еще одну медсестру и помочь одиноким и тяжелобольным людям в регионах. Давайте поможем!

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Собрано 6610 из 114 886 рублей
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Истории

«Меня называли Анджела Дэвис». Женщина 46 лет руководит колхозом, где у людей зарплата «по пятьсот»

Истории

«Взяли и запретили помочь людям!» В Мингорисполкоме перепутали краудфандинг с попрошайничеством?

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей
Истории

Одинокий Роналду. Климу из Бобруйска закон запрещает играть в футбол с пацанами

Истории

«Обратилась за помощью — сделали социально опасной». Молодая мама может лишиться дома и ребенка

Истории

Остаться в живых. Почему сотни белорусов вынуждены собирать с миру по нитке на лечение за рубежом?

Помогаем проекту Помощь Тане Овсяниковой (пока в Беларуси нет фондов помощи взрослым)
Собрано 11 213 из 18 000 рублей
Истории

И снова танчики! Десять глухих айтишников из Минска запускают «военный» стартап и хотят завоевать мир

Помогаем проекту Работа для глухих
Собрано 12 427 из 24 595 рублей
Истории

Валерий Павлович с пяти лет живет без своего дома. Бездомный и скульптор из Бреста собирают на обеды тем, кто остался без крова

Помогаем проекту Помощь бездомным
Собрано 13 495 из 75 501 рубль
Истории

Всё решили без суда. Как переговорщики-профессионалы помирили ту самую Веру с мамой

Истории

Зачем нужна колючая морковка. 60 белорусок вяжут шерстяные вещи, чтобы быстрей пробудить к жизни недоношенных детей

Помогаем проекту Рожденные РАНО
Собрано 15 829 из 33 960 рублей
Истории

Спасли и бросили. Целый год за недоношенного Даника боролись только родители. А у Алисы появилась команда врачей

Помогаем проекту Рожденные РАНО
Собрано 28 122 из 37 356 рублей