Истории

Спасите Горбачева и его друзей! Центр помощи раненым животным — на грани выживания

Собрано 7725 из 25 725 рублей
Помочь

Беспомощного совенка Сёву подобрали на школьном стадионе, где он погибал. Сороку Горбачева чуть до смерти не заклевали взрослые птицы. А песцов по имени Полдень и Полночь хотели пустить на мех на звероферме. Всех их спасла педиатр Ирина Трояновская. Когда-то она хотела создать контактный зоопарк, но однажды ей привезли израненных аистов. С тех пор она каждый день лечит животных. И основала даже центр реабилитации «Сирин». Некоторые «пациенты» уже никогда не смогут жить в дикой природе, потому что совсем к ней не адаптированы. Но некоторых можно вылечить и выпустить на волю. Денег «Сирину» катастрофически не хватает. Корм, вольеры, лекарства, — все это дорого обходится. Государственного финансирования у проекта нет. «Имена» запускают сбор средств. Надежда только на неравнодушных белорусов.

Находится «Сирин» под Минском, в деревне с красивым названием Пианино. Несмотря на то, что центр полон диких зверьков и птиц, на территории довольно тихо. Иногда только доносится звонкий писк ушастых сов, вольер которых стоит в пустом загоне для лошадей — рядом находится конная ферма. 

Но вот над «Сирином» пролетает аист, который как будто здоровается своим пением со всеми обитателями и вынуждает их поздороваться в ответ. Подаёт голос малышка сорока, размахивает мощными крыльями ворон Гера, откликаются аисту гуси, которые вышли из воды погреться на солнышке. 

Многие животные центра к фотосессиям уже привыкли, поэтому спокойно реагируют на нашего фотографа. Ирина пока вынуждена проводить съемки, чтобы прокормить зверинец. Некоторые обитатели, кажется, даже научились позировать. Совы часто работают на камеру, поэтому спокойно сидят на жёрдочке и ждут, когда фотограф закончит свою работу. Крошку енота уговорить улыбнуться в объектив оказалось тоже нетрудно: достаточно дать в лапки маленький камешек, который займёт зверька — и вот он уже хитро ухмыляется в объектив.

Новая жизнь хвостатых

Первым к нам на интервью прилетает сова Сёва. Люди нашли его на школьном стадионе в Верхнедвинском районе с ещё одним птенцом. Решили позвонить Ирине. Второй птенец умер, а Сёва так и живёт в «Сирине» третий год. У него был рахит — проблемы с лапками.В центре сову вылечили, но, к сожалению, выпустить уже не могут: Сёва не умеет самостоятельно охотиться. Ему предлагали живых птенцов в качестве корма, но пока они сами не умирали, Сёва их не трогал. В дикой природе такой сове не выжить. Поэтому каждую ночь Сёве дают шесть больших мертвых мышей. Как и у многих животных в центре, у него сбит режим. Кормят люди, охотиться не нужно. Так что спать совы могут как ночью, так и днём. Зато Сёва уже стал по-настоящему ручным: людей совсем не боится и выезжает на фотосессии, чтобы заработать себе и другим животным центра на пропитание.

Сёву нашли на стадионе прохожие. С ним был еще его «брат», но его спасти, к сожалению, не удалось. Фото: Александр Васюкович, Имена

Сорока живёт в центре Ирины всего месяц. Она ещё совсем малышка. Родители выкинули ее из гнезда, а взрослые птицы клевали в голову. Теперь на голове у птицы, вместо оперения, настоящая лысина. Повезло, что мимо птенца проходили люди, которые его подобрали и отвезли к Ирине. Отпустить сороку на волю тоже нельзя: в стаю её больше никто не примет, изгонят. А могут вообще заклевать до смерти. В природе такие птицы не могут прожить и трех лет, а с человеком — до 20. С именем для сороки пока не определились: иногда её называют Курок — так раньше звали птицу одного из волонтёров. А иногда сорока становится Сорой, что значит «голубое небо» на японском. Подумали, что для птицы такое имя очень подходит. Но бывает, ребята не сдерживаются и в шутку называют птицу Горбачевым.  

Сору (или Горбачева, как птицу называют в шутку) не приняли в стае, для нее быть рядом с людьми — единственный шанс выжить. Фото: Александр Васюкович, Имена

Ворон Гера попал к Ирине из новгородского соколиного клуба. Там занимаются охотой с птицами. А воронов не берут — вот и отдали в «Сирин». Гере около двух лет. Мальчик Гера или девочка — непонятно, но решили, что имя подходит обоим. Пол птицы можно определить только по анализам и иногда по размеру. Ворон — настоящая звезда центра. Голос звонкий, а характер строптивый. Птица уже несколько раз снималась в фильмах и клипах. В «Сирине» говорят, что интеллект воронов сравнивают с приматами или дельфинами. А иногда они даже могут повторять человеческую речь.

Гера — очень артистичный парень. Его голос хорошо слышен сразу на подходе к центру. Фото: Александр Васюкович, Имена

Чаще всего в «Сирин» птицы попадают именно с поломанными крыльями. Тогда их надо везти к ветеринару. А если есть раны и гной, надо делать ампутацию. Если же птица здорова и ей просто нужна временная передержка, то в центре выясняют, может ли она летать, может ли охотиться, может ли самостоятельно питаться. Если всё в порядке, то птицу выпускают.

Это песец Полдень. Его темный брат Полночь сниматься категорически отказался. У него тот еще характер! Делает только то, что сам захочет. Фото: Александр Васюкович, Имена

Двух песцов Ирина спасла совсем недавно со зверофермы, выкупила за 300 рублей. Они еще совсем маленькие, и их можно адаптировать к жизни. На ферме их разводили, а потом убивали для меха. Малыша назвали Полдень из-за его светлой окраски. А его брата (или сестру, пока непонятно) — Полночь, потому что он полностью чёрный. Полдень — спокойный песец, а Полночь задиристый. Они ещё не до конца освоились в «Сирине». Вольер у них небольшой, поэтому звери часто дерутся за территорию и еду. А место побольше центр пока себе позволить не может — нет денег. Обычно животных в центре кормят мешанками, состоящими из каши, мяса, творога, яйца и фруктов. Но летом Ирина даёт песцам обычный собачий корм, чтобы животные не отравились, потому что из-за жары еда может тухнуть.

Задумчивая сова Кузя. Фото: Александр Васюкович, Имена

Дикая ушастая сова Кузя приехала в центр год назад. Птенца потрепали собаки. «Сирин» приютил сову и подлечил её. Но у Кузи вывихнуто крыло, поэтому на длинные дистанции сова летать уже никогда не сможет: выпустить его нельзя. Сейчас красавец Кузя часто позирует на фотосессиях и стал абсолютно спокойно относиться к людям.

Ещё трёх ушастых сов Ирина уже готовит выпускать — они совсем плохо приручаются. Когда маленькие, выглядят очень мило, а вырастают — и становятся, как говорят в центре, настоящими демонами. Например, у совы Зелёнкина, длиннохвостой неясыти, размах крыльев — больше метра. Она даже умудрялся вылетать из вольера. Зелёнкина Ирине привезли из центра реабилитации в Твери. Иногда, переполненные животными, российские центры присылают зверей и птиц в «Сирин». С некоторыми центрами Ирина дружит и часто готова предложить свою помощь. Иногда она сама пересылает животных из своего центра за рубеж. Например, если животному нужна пара для продолжения рода. Кстати, к Зелёнкину тоже скоро должна приехать самка — его будущая пара. А маленьких птенцов неясытей Ирина будет отпускать в природу.

Пока в центре живет один енот. Но вскоре к нему приедет приятель, которого спасли в России. Фото: Александр Васюкович, Имена

Енот Понча приехала из России. Ей три месяца — совсем малышка. Раньше в центре уже жил один енот, но его украли. Из-за того, что обычно еноты живут парами, совсем скоро к Понче приедет её будущий друг, которого недавно люди спасли в Москве. Понча очень подвижная: никогда не сидит на месте, всегда что-то перебирает в лапках. В центре про неё говорят: «Как кот, только хуже». Волонтёры часто выходят с енотом на прогулку, вот только енот иногда настолько неугомонный, что ошейник легко может расстегнуть. А Пончей девочку назвали в честь пончика. И хотя пончики еноты не едят (им, как и остальными животным, дают мешанки и корм), но уж очень сладкой Понча показалась работникам центра.

Осоеда Гречку-Шречку два года назад люди нашли в одном из минских парков и привезли Ирине. Птица здорова и активна, но вернуть осоеда в природу уже нельзя, потому что его забрали совсем птенцом, а это значит, что ни в одну стаю его уже не примут. Из-за выразительных глаз, как у кота из мультика «Шрек», в центре его назвали Шреком. А потом выяснилось, что это не он, а она. То есть Шречка. Злосчастный Т9 всегда исправлял Шречку на Гречку, и двойное имя за птицей закрепилось. И под оперение подходит. Вот только гречневую кашу Гречка не любит. Обычно осоеды разрушают ульи и питаются личинками ос. Конечно, в центре птице ос никто предложить не может, но её кормят насекомыми и, как и других животных, мешанками. Гречка — птица свободолюбивая. Из вольера улетала уже три раза. Но всегда возвращалась. Потому что человека воспринимает не как хозяина, а как партнёра.

У осоеда хоть и своенравный характер, но он научился доверять людям, которые его спасли. Фото: Александр Васюкович, Имена

Краснокнижная болотная сова живёт у Ирины с поломанным крыло. Вылечить его уже нельзя, потому что крыло изначально неправильно срослось. Птица почти не двигается, а иногда вообще притворяется мёртвой. Совы часто так делают, чтобы их не трогали. В центре сову так и называют — Болотка. У этих птиц есть особенность: пару себе они выбирают раз — и на всю жизнь, а если партнер умирает, то новые «отношения» они уже не ищут. Однажды в центре Ирины жила ещё одна болотная сова, но она была здорова. А травмированных птиц нельзя сводить со здоровыми. Поэтому пары с Болоткой у неё не получилось, так что наша героиня всё ещё ждёт свою любовь.

У совы Болотки неправильно срослось крыло. Она не сможет вернуться в дикую природу. Фото: Александр Васюкович, Имена

Кролика Тигру Ирине отдали, как и ещё семерых. Люди часто так делают. Наигрались с животным — и отдают. Шерсть Тигры очень мягкая, будто плюшевая, как у шиншиллы. В центре «Сирин» живут ещё пять диких зайчат, для которых сейчас строятся вольеры, поэтому они пока живут на передержке у Ирины дома. Зайцев Ирине передают люди, которые находят их на дороге. Из-за того что зайчата ещё совсем маленькие, Ирина кормит их молочком у себя дома — пытается выводить их на улицу, чтобы вскоре отпустить в природу, потому что животные совершенно здоровы.

Немало животных попало в центр, потому что их хозяева «наигрались» и просто избавились от своих питомцев. Так произошло с милым кроликом по кличке Тигра. Фото: Александр Васюкович, Имена

Обычных красноухих черепах тоже можно встретить в центре у Ирины. Их также отдали люди, которым эти животные стали не нужны. В городах таких черепах, пока они маленькие, часто продают в переходах метро. Люди проходят мимо, умиляются и покупают, думая, что черепахи так и останутся размером с камешек. А они вырастают, требуют к себе внимания и бережного отношения. У Ирины в центре две черепахи — мальчик и девочка. Раньше Ирина покупала им специальных корм, но сейчас корм ей не по карману. Поэтому животные питаются мышами. 

Черепахи в центре на удивление быстрые. Однажды Ирина собиралась взять одну из них на фотосессию, посадила в прудик, отошла на пять минут — черепахи нет. И на выезд взяли другую. Фото: Александр Васюкович, Имена

Недавно в «Сирине» появилась маленькая косуля Апрелька. Пока она живёт у Ирины дома на передержке. Её обязательно надо кормить козьим молоком. Найти его трудно. Как только Апрелька научится питаться самостоятельно, она переедет в центр. Питаться будет сочными листиками и молодыми веточками берёзы, вишни и ивы.

«Ребята, вы тут браконьеры»

Квартира Ирины в Минске напоминает настоящий зоопарк, потому что некоторых животных она вынуждена брать домой на передержку, чтобы выходить, поставить на ноги, научить самостоятельно питаться, если животные совсем маленькие. На балконе Ирины — малышка-косуля, которую пока надо кормить из бутылочки, и кролик. В соседней комнате — неясыть, которой Ирина закапывает глаза.

Трёхлетняя Даша растёт, как настоящий Маугли: енота девочка выгуливает на поводке, помогает маме убирать клетку ворона, гладит осоеда и обедает за одним столом с дикой совой. Животных девочка совершенно не боится.

Открывать центр помощи диким животным педиатр Ирина Трояновская никогда даже не планировала. Несколько лет назад она хотела открыть собственный живой уголок с иппотерапией — лечебной верховой ездой для детей-инвалидов. Думала проводить для деток лечебные занятия с домашними животными: козами, курами, овцами. Поэтому всё началось с маленького контактного зоопарка.

Добрый доктор Айболит Ирина Трояновская. Фото: Евгений Ерчак, Имена

Но однажды Ирине позвонили из Бреста и попросили забрать двух аистов, которые упали вместе с гнездом. Ирина их забрала, передала ветеринару на операцию и отпустила. За операцию аистов она тогда отдала 250 долларов: частично со своей зарплаты, частично помогли добрые люди. После аистов Ирине принесли сову. Один за одним — так всё и началось.

Центр Ирины работает уже три года, но официально «Сирин» зарегистрировался только в апреле 2018. За это время центр приютил около 200 животных. Ирина переживает за каждое животное, как за собственного ребёнка. Вспоминает, какой стресс пережила, когда к ней больше суток везли сову Сёву, с пересадками. Или когда три месяца восстанавливала лису после операции. Животное пнул ногой мужчина, и в центр она попала с трещиной таза и двойным переломом ноги. Но восстановилась — и вернулась в лес.

В «Сирин» животных привозят со всей Беларуси, а иногда и из-за рубежа. Ирина говорит, что последний год намного больше животных стали выпускать — значит, лечение помогает. Скоро «Сирин» отпустит всех здоровых зайцев, одну лису и трёх ушастых сов. Остальным животным на волю нельзя. Некоторых люди забирали совсем птенцами, и обратно в стаи птицы их не примут — заклюют. Некоторые совсем не умеют летать. Некоторые не умеют охотиться.

Бывает, что приручённых животных люди забирают из центра домой. Так случилось с птицой луговой Лунь. Ей на зиму было нужно теплое место. Неравнодушный парень увез птицу в деревенский коттедж. Лунь так и остался жить там.

Иногда хочется все бросить, но животные — не реквизит, их в шкаф не спрячешь

Чтобы спасать животных, «Сирину» нужно стабильное финансирование. На корм, лечение и содержание каждый месяц нужно более тысячи рублей. Сейчас главный заработок центра — экскурсии и выездные фотосессии здоровых животных. Другого варианта обеспечить всех едой, вольерами и помощью ветеринаров у Ирины нет. «Сирин» не против отказаться от фотосессий, если центр сможет существовать без них.

— Хорошо, если сборы получится закрыть на год или два. А что, если на третий год собрать денег не получится? Что делать? Животные каждый день хотят есть. Это не реквизит, который можно поставить в шкаф и сказать: «Подождите. Сейчас я найду спонсора, а потом вас покормлю». Разовые пожертвования — это хорошо, большое спасибо людям. Но нет гарантий, что это будет постоянно. Съёмки — вынужденная мера, чтобы кормить животных.

В центре Ирины много птиц: есть гуси, домашние цесарки, аист с поломанным крылом. А недавно мужчина привёз чайку-птенца, которого после урагана принесло в центр города. Птица была совсем слабая и несколько дней не летала — только плавала по маленькому прудику возле «Сирина». А недавно собралась с силами и улетела. Фото: Евгений Ерчак, Имена

В других странах такие центры во многом содержатся за счёт государства. Также у них есть какие-то постоянные спонсоры. В Беларуси Ирина даже не может добиться от Минприроды согласования, чтобы получить документы на зверей. В любой момент к ней могут прийти и сказать: «Ребята, вы тут браконьеры». Браконьерством считается «изъятие из природы» дикого животного. Даже если оно больное или раненое. А чтобы взять его на лечение, надо собрать подписи от Минприроды, ветеринара и сельсовета или лесничества. Сразу на месте их получить очень сложно.

— Ни один человек этого делать не будет. Представьте: кто-то шёл мимо, увидел птичку, забрал, передал. Если мы ему скажем: «Сначала поезжайте к ветеринару, потом к леснику, потом возьмите нужную бумагу», то никто не будет заниматься этой птичкой, она просто умрет, — объясняет Ирина.

Пока Ирину никто не трогает. Даже Министерство периодически направляет к ней птиц.  Работу педиатра она, кстати, не бросает:

— У меня нет выбора. Я должна работать. У меня маленький ребёнок. Иначе мы никак не вытянем.

Ирина признаётся, бывают времена, когда хочется всё бросить, уж очень тяжело дается спасение животных, когда не знаешь, будет ли завтра чем накормить раненых зверей. Центр женщина «тянет» практически одна. В помощниках у нее всего три волонтера. 

Как можно помочь Сёве и другим животным

«Сирин» — единственный центр помощи диким животным в Беларуси. Сейчас Ирина с командой спасают 50 животных и птиц, но просьб о помощи поступает в два раза больше. Таким животным нужна помощь человека, иначе они просто погибнут. Но спасти сразу всех центр пока не может — не хватает денег, «Сирин» находится на грани выживания.

«Имена» запускают сбор на работу реабилитационного центра. Деньги пойдут на корм, зарплату сотрудника, который будет ухаживать за животными, аренду территории и на строительство теплого помещения для зимовья, он станет «ясельками» для грудных зверей, местом хранения лекарств, приготовления еды, хранения инвентаря и инструментов. Собрать нужно 25 725 рублей, и как можно быстрее, чтобы подготовить центр к приближающейся зиме.

Друзья, мы просим вас поддержать Ирину и ее хвостатых друзей. Без помощи человека они просто погибнут. Нажимайте кнопку «Помочь», выбирайте разовый платеж или ежемесячную подписку. Сумму определяете вы сами, она автоматически списывается с вашей карточки. Важен каждый рубль!

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 5, 10, 15 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Собрано 7725 из 25 725 рублей
Выберите сумму разового платежа или оформите подписку:
Истории

«Мой внук невиновен, и мы будем доказывать это 24 года». Семья из Лиды готова отдать жизнь за оправдательный приговор родному человеку

Истории

Под угрозой усыпления. В единственном столичном «приюте» для бездомных животных не хватает мест

Истории

«Мы тут все уже на грани». Как в Минске спасают людей с психическими заболеваниями

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 13 017 из 39 468 рублей
Истории

«Имена» едут в Витебск! Покажем, что чувствуют белорусы, которым не повезло иметь свой дом и крепкое здоровье

Помогаем проекту Имена
Собрано 185 391 из 420 000 рублей
Истории

«Государство всё время наказывает». Как сироте Богдану запретили тратить деньги

Помогаем проекту Детская агроусадьба «Отрада»
Сбор средств завершен
Истории

Такого в тюрьмах еще не было. Как один актер изменил жизнь 70 осужденных женщин

Истории

The Guardian: Про экстремально худых детей правительство Беларуси знало еще с 90-х

Истории

БОМЖИзнь. Истории бездомных белорусов, живущих на свалке и в столице

Истории

Послушайте их! Люди и проекты, которым каждый из вас может помочь до Нового года

Истории

Терпи, но бери белорусское. Как детям-инвалидам выписывают бесплатное, но бесполезное оборудование