Истории

«У меня получилось!» Как тинейджеры стали волонтерами и помогают детям с аутизмом

Собрано 48 882 из 60 014 руб.
Помочь

«Недавно прямо на занятии девочка заговорила. Сказала первое слово в жизни!» — Злата с Полиной и теперь в восторге от этого события. Злате — 15 лет, Полине — 17. Два года назад девочки стали помогать детям с аутизмом на занятиях в Семейном инклюзив-театре. Сейчас они — постоянные тьюторы-волонтеры, занимаются с детьми каждый четверг. И уже не представляют свою жизнь без тьюторства.

Это стало возможным благодаря работе Семейного инклюзив-театра. Сейчас команда театра готова передать свои знания и опыт всем желающим, а также обучить тьюторов.

Испугался крика, не справился с задачей на уроке — без помощи тьютора самые разные ситуации могут полностью выбить ребенка с аутизмом из колеи. Без тьютора многие дети просто вынуждены оставаться дома и не могут посещать школу.  
Тьютор — человек, который помогает ребенку с аутизмом на занятиях и в быту. Например, объясняет задание педагога, если ребенок что-то недопонял,  успокаивает, если тот разволновался или устал, помогает перейти из кабинета в кабинет, выйти в туалет. 

В театре

Злата опоздала — занятие актерским мастерством уже началось. Влетела в кабинет, когда все уже стояли в кругу. Встретились глазами с Полиной, обе по-детски просияли. Но уже через секунду стали серьезными и полностью погрузились в работу. До конца были сосредоточены только на своих подопечных. 

Во время занятий тьюторы делают все упражнения вместе с детьми. На фото справа — Злата, слева Полина, посередине сзади — Варя, посередине впереди — Герман. Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Сегодня Злата помогала Герману, Полина — Варе. У Германа и Вари — аутизм. Дети занимаются в Семейном инклюзив-театре. Пока не могут выполнять все упражнения самостоятельно, нужен тьютор. Девочки-тьюторы все делают вместе с детьми: прыгают рядом, показывают, как правильно махать руками, стоят за спиной перед зеркалом во время артикуляционной гимнастики, держат за руку, пока нужно ждать своей очереди.

 — Посмотрите, как у меня получилось! — Варя выглядит очень довольной и все время норовит с кем-нибудь поболтать. Полина мягко, но настойчиво и уверенно возвращает ее к сути упражнений. 

Сначала было так: «Мальчик. Он с аутизмом. Он со мной занимается». А потом: «Мальчик. Он со мной занимается». 

Пару месяцев назад Варя все занятия сидела в уголке, напряженно молчала и категорически отказывалась что-то делать. Рядом с ней неизменно была либо Злата, либо Полина. Веселили, расслабляли и периодически предлагали вместе со всеми позаниматься. Помогали педагоги: то подсказывали девочкам, как еще поискать подход к Варе, то пробовали сделать это сами. Получилось — Варя стала заниматься. А еще обнаружилось, что она очень хорошо разговаривает. 

— Обычно уходит несколько занятий, чтобы найти подход к ребенку. Если есть какие-то сложности, нам помогают педагоги, — рассказывает Злата про свою работу. — Наша задача — помогать делать упражнения, следить за состоянием ребенка: не беспокоит ли его шумное окружение, нужен ли ему отдых и помощь.

Постепенно ребенок становится более коммуникабельным, включается, и помогать ему становится легче. Через какое-то время он может настолько адаптироваться, что справится со всем сам. 

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

— Это случается настолько постепенно, что кажется естественным, и я не замечаю. Просто вдруг понимаю, что уже занимаюсь с кем-то другим. Приятно осознавать, что ребенку больше не нужна моя помощь. Ведь это значит, что я смогла помочь, — говорит Полина. 

Тьюторов в нашей стране не обучают. Студентам в педагогическом вузе и в Институте инклюзивного образования на некоторых предметах рассказывают про аутизм — не более того. Есть еще разные курсы, семинары, где углубленно изучают методики работы с детьми с аутизмом. Но все это — теория, никто не учит практике. В России есть университеты, в которых работают кафедры тьюторства. Там можно получить  профессию «тьютор». Однако для белорусов — это слишком сложный и затратный путь. 

Официально профессии «тьютор» в Беларуси не существует. Тьюторов берут на работу на должность воспитателя. Главное официальное требование — педагогические образование. Но по факту в открытых вакансиях и родительских чатах чаще всего готовы брать кого угодно — тьюторов катастрофически не хватает. 

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

А чтобы быть тьютором, нужно уметь взаимодействовать с детьми с аутизмом. Очень часто человек идет работать, не представляя, что это за работа, не справляется с ребенком и быстро уходит. Как результат — новый стресс для ребенка, родителей и самого тьютора. Ирина Киселёва, руководитель Семейного инклюзив-театра рассказывает: 

— Мы не раз наблюдали грустную картину. Приходит тьютор с ребенком на занятие к нам в театр. Видно, что интересуется темой аутизма и много знает, рассказывает про разные теории, методики помощи. Но что делать с этим конкретным ребенком в этот конкретный момент времени, он не представляет. Вместо того, чтобы помогать, стоит в сторонке или вообще уходит в коридор. 

Команда Семейного инклюзив-театра решает эту проблему. В этом году они будут обучать тьюторов. Желающие смогут получить нужные видеоматериалы с теорией, задать все интересующие вопросы и главное — отработать все знания на практике во время занятий с детьми в театре.  

Педагоги уже подготовили двоих тьюторов — Злату и Полину. Правда, это получилось совершенно случайно. Сами еще дети, девочки отлично справляются. А все потому, что долгое время — тоже не всегда осознанно — они накапливали знания и навыки, необходимые для этой работы. 

Обычные подростки 

Мы сидим в гостях у Златы и вспоминаем занятие в театре. С большим восторгом и любовью девочки рассказывают про успехи своих подопечных. За полтора года работы хорошо изучили их. 

 — Настенька — такаааая милая. Она очень любвеобильная, обожает внимание! В последнее время стала хитрить: если хочет внимания, подходит и говорит: «Злата, помоги мне!». И так уже улыбается! — Злата просто светится, вспоминая свою любимицу, которой она часто помогает на уроках. 

Девочки в комнате у Златы. Справа — Злата, слева — Полина Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

— Да, с ней так легко! А вот с Германом надо по-другому. Он — лидер по натуре, ему прямо ооочень важно чувствовать свою значимость. Но самый сложный — Андрей. Не нужно заострять внимание, когда он злится, наоборот, акцент нужно делать на упражнениях, — добавляет Полина. 

— У нас все дети — очень интересные. Как открытая книга — настоящие, понятные. Дети к этому возрасту обычно надевают маски, а у них такого нет, — рассуждает Злата. 

Про тьюторство и детей Злата и Полина говорят серьезно, обстоятельно и совсем по-взрослому. Но стоит свернуть разговор в другое русло, тут же кардинально меняются и становятся обычными подростками: много смеются, перешептываются, вспоминают курьезные истории и не хотят вспоминать про школу.

Злата

Злата живет в Боровлянах, учится в местной школе. А шесть дней в неделю ездит в центр Минска — в Семейный инклюзив-театр: репетировать, заниматься и волонтерить в качестве тьютора. Часто возвращается к ночи, не всегда успевает сделать уроки. Учится все равно хорошо, хоть в последнее время немного съехала. Но убеждена — лучше получить двойку, чем пропустить театр.  

— Отказаться от театра и тьюторства для меня — это как разучиться читать. То есть невозможно. Без театра я просто завяну. 

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Злата с рождения живет в творческой атмосфере. Мама — певица, организатор фестивалей авторской песни, папа — поэт и продюсер, старшие братья — музыкант и скульптор. Злата пишет стихи и музыку, играет на фортепиано и гитаре, поет. Но больше всего любит театр. 

У Златы в комнате — много кукол. Большинство из них подарила мама — привезла из разных стран, в которые ездила с концертами Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

— Попала в театр в 9 лет — играла главную роль в Театре юного зрителя. И у меня такой взрыв в голове произошел, насколько это мое! Театр стал моим личным Хогвартсом. Сразу решила, что буду актрисой, и несколько лет никакой другой мысли даже не допускала, — с восторгом рассказывает девочка. 

Злата и папа дома.  Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

В 11 лет Злате дали главную роль в первом спектакле Семейного инклюзив-театра — «Флейта-Чарадзейка». Тогда впервые на сцену рядом с обычными детьми вышли дети с аутизмом. 

— Мне тогда было интересно посмотреть, что это за люди такие — дети с аутизмом. Представляла, будто они настолько другие, как инопланетяне. А увидела — и сразу потеряла интерес: «Ай, обычный человек, ничего такого». Стала думать только про спектакль. Мое дело было — играть роль, учить текст. Если партнер запутался — помочь. Все на этом. 

Недавно прямо на занятии девочка заговорила. Сказала первое слово в жизни!

После спектакля Семейный инклюзив-театр оказался на грани закрытия. Руководитель театра Ирина Киселёва, вдохновленная первым успехом, решила продолжать заниматься дети с аутизмом. Но когда сообщила об этом, половина родителей забрали своих детей. Папа Златы — Леонид Динерштейн — был среди тех, кто театр спасал: искал спонсоров, новых педагогов. Злата про взрослые проблемы не знала: наслаждалась занятиями, завела друзей. 

Злата очень любит играть. Закончила музыкальную школу по классу фортепиано, умеет играть на гитаре, хочет освоить аккордеон. В последнее время много пишет музыку. «Бывает просто иду мимо фортепиано к письменному столу, присяду на минутку поиграть. А потом вдруг обнаруживаю, что уже час играю», — смеется девочка. Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

— Есть аутизм или нет — это вообще неважно. Если у нас общие интересы, мы подружимся. Если нет, будем просто знакомыми. Был мальчик с аутизмом Миша. Он раньше все время рассказывал целые параграфы из энциклопедий. Мне было не очень интересно. Но если у меня было время послушать — послушаю. Это обычная вежливость. Нет возможности — так и скажу: «Миша, давай потом». Договориться всегда можно. У нас для этого есть рот. Ко всем людям нужен индивидуальный подход, а к детям с аутизмом — чуть более индивидуальный. Теперь, кстати, мы с Мишей друзья. Он учится в универе, мне очень нравится с ним общаться. Но лучшая подруга у меня это — Полина. 

Полина

Если Злата все детство провела среди музыки, то Полина — среди компьютеров. И бабушка, и мама девочки — программисты. Полина собирается продолжать семейную традицию, в этом году будет поступать в БГУИР.  Сейчас вовсю готовится к экзаменам: много занимается, ходит на курсы. Но занятия в театре не пропускает.

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

— Я очень люблю театр. Здесь я нашла настоящих друзей. Тут не страшно ошибаться — я всегда точно знаю, что меня поддержат: на репетициях, спектаклях и просто так.  Приходишь — настроение сразу поднимается. Все очень добрые и хорошие. Вот Паша с аутизмом. Он всегда подойдет и скажет: «Привет. Как дела?» Уже приятно.  

Попала в театр Полина в то же время, что и Злата, перед премьерой первого спектакля, где играли дети с аутизмом. Мама Полины разрабатывала мобильное приложение для детей с аутизмом и их родителей, общалась с некоторыми из них  и случайно услышала о спектакле. Спросила, кто будет играть на флейте, — спектакль же «Флейта-чарадзейка». Оказалось, что никто: за две недели до представления из труппы ушла флейтистка. А Полина как раз заканчивала музыкальную школу по классу флейты. В результате девочка пришла в театр, за две недели выучила свою роль и выступила. А потом осталась в студии, продолжила заниматься вокалом и актерским мастерством. 

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Про аутизм Полина уже знала — у сына маминой подруги такой диагноз, девочка периодически с ним виделась. 

— Когда я пришла в театр, я думала, что знаю, у кого аутизм. А потом оказалось, что на самом деле, этих детей раза в три больше. Тогда поняла: дети с аутизмом очень разные. И вообще перестала их выделять. Сначала было так: «Мальчик. Он с аутизмом. Он со мной занимается». А потом: «Мальчик. Он со мной занимается». 

Первое время Полину настораживало, если кто-то из детей с аутизмом резко кричал во время занятия или плакал. Потом поняла, что так он сообщает, что ему нужен перерыв, отдых, разговор. И перестала обращать внимание. 

— Благодаря этим ребятам, я поняла, что люди все разные. Не надо пытаться их менять, надо стараться их понять. Всех — не только людей с аутизмом. 

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Помощники

Первое время педагоги театра много разговаривали с детьми об аутизме. Объясняли, что это такое, как важно поддерживать ребят с этим диагнозом. Скоро дети уже сами все это рассказывали новеньким, которые приходили заниматься в театр. Девочки не помнят ни одного конфликта или грубого слова в сторону ребенка с аутизмом от остальных детей. А Ирина Киселёва вспоминает, что все они быстро стали опекать ребят с аутизмом:

— Мы тогда удивлялись, что это за явление. Кто-то за руку возьмет, подведет, куда надо, кто-то поможет текст повторить, кто-то объяснит, что делать. Злата, например, вызвалась стоять в паре с Максимом, мальчиком с аутизмом, во втором спектакле. Каждый раз они выбегали на сцену, Злата артистично говорила текст, а Максим — замирал. Тысячу раз с одинаковым энтузиазмом мы прогоняли этот кусочек. А на 1333 раз Максим сказал текст сам. Вскоре мы поняли — дети неосознанно стали выполнять функции тьюторов. 

На видео кусочек одного из 10 дополнительных видеороликов про детей с аутизмом, в которых показан прогресс и результаты их работы по методике Семейного инклюзив-театра. Здесь видно, как Макс сначала замирал на сцене и как в конце концов у него получилось. Подробно про успехи Максима мы писали ранее. 

Злата на это только пожимает плечами:

— У нас все помогают друг другу: что детям с аутизмом, что не с аутизмом. Работа с партнером в театре на этом и строится — ты слушаешь человека, внимателен к нему и страхуешь его: забыл он слова, движения или что-то еще. А Макс был моим партнером в той сцене. Да и мне это было несложно — я в принципе люблю помогать людям. 

Тьюторы

Два года назад 13-летняя Злата захотела стать тьютором. В первую очередь потому, что захотела помочь педагогам.  

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

— Они же столько всего для нас сделали! Мне тоже хотелось им что-то дать. А еще было любопытно попробовать себя в роли тьютора. Быть не просто другом, а немножко наставником для детей помладше. 

Злата стала уговаривать папу. Девочка смеется, что брала его измором, — постоянно об этом говорила. Леонид озвучил эту идею Ирине Киселёвой. Та немного удивилась, но решили попробовать. Тем более, в тот период как раз хотели закрепить функции тьюторов за некоторыми детьми, только рассчитывали на более старших. Предложили Полине присоединиться к подружке, та с радостью согласилась. Сначала — просто из любопытства. До этого момента она не задумывалась, зачем детям с аутизмом нужны тьюторы. Она даже не знала, что они так называются. 

Приятно осознавать, что ребенку больше не нужна моя помощь. Ведь это значит, что я смогла помочь.

Сначала девочек не прикрепляли ни к кому из детей, они просто приходили на занятия и работали в качестве живого примера, вместе с педагогами показывали детям, как правильно выполнять упражнения. Ирина Киселёва объясняет: 

— Это оказалось очень полезным. Малыши с аутизмом тянулись за девочками. Дети в принципе всегда быстрее перенимают манеру поведения друг у друга, чем у взрослых. А для детей с аутизмом это особенно характерно. Потому для них так важно быть в коллективе — только так они могут научиться взаимодействовать с другими людьми. 

Вскоре за Златой и Полиной закрепили девочку Аришу. Первое время она просто приходила, ложилась на скамейку, отказывалась что-то делать, часто плакала, кричала. Девочки мягко наладили с ней контакт, стали с ней играть. Потом много работали с ее телом: повторяли упражнения, которые делали все дети. Постепенно у Ариши стало получаться, она стала заниматься со всеми. 

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Взрослые очень переживали, чтобы для девочек это не стало слишком большой нагрузкой. Но Полина и Злата были только рады возможности помогать. Они уже три года занимались вместе с детьми с аутизмом. За это время, сами того не замечая, они впитали многие знания, приобрели нужные навыки. А когда стали тьюторами, их углубили, расширили и отточили.  

— Я постоянно озвучиваю на занятиях, что сейчас мы делаем и почему. Девочки волей-неволей это впитали. Они не просто делают упражнения с ребенком. Они уже интуитивно могут сами подобрать ключик к нему. Они видят, когда ребенок близок к перегрузке, надо срочно дать ему отдохнуть. Как это сделать, чтобы не допустить срыва или истерики. Они уже понимают, когда нужна помощь, а когда, наоборот, помогать не нужно — ребенок готов все делать сам, надо дать эту возможность ему. Они стимулируют детей на развитие. Это и есть задача тьютора. При этом они ничего не заучивали — все пришло через опыт, — рассказывает Ирина Киселева. 

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Девочки не ожидали, что им так понравится заниматься с детьми. Все же занятия актерским мастерством и репетиции сильно отличались от занятий в качестве тьюторов на уроках для детей с аутизмом. Если на репетициях все постоянно меняется, то здесь — упражнения повторяются раз за разом. Но им все равно интересно. 

— Да, здесь я всегда знаю, какое сейчас будет упражнение. Но я никогда не знаю, как выполнит его ребенок. Каждый раз кто-нибудь что-то делает немножко лучше. Например, кто-то не смотрел в глаза — он даст тебе «пять», на секунду у вас будет коннект взглядов. Кто-то раньше мог только хлопать, а теперь еще топнет. А у кого-то вдруг случится настоящий прорыв. Недавно прямо на занятии девочка заговорила. Сказала первое слово в жизни!  — объясняет Злата. 

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Полина добавляет, что для нее самое приятное в тьюторстве — ощущать, что ты помогаешь ребенку с аутизмом. 

— Я периодически вспоминаю историю одного мальчика с аутизмом из моей прошлой школы. Он казался странным, с ним никто не дружил. Учителя к нему тоже относились не очень. В итоге родители забрали его из школы. А через год я случайно его встретила. Он стал другим, с ним было приятно поговорить! Оказалось, он перешел в другую школу, где его поняли, приняли, к нему хорошо относились. Благодаря этому он изменился. Я была очень рада за него. Среда очень важна для детей с аутизмом. Детям, которые занимаются в театре,  повезло — у них есть хорошая среда для развития. И я очень рада знать, что я — часть этой среды, что мы помогаем проложить дорогу в общество этим детям. 

Фото: Александр Васюкович для ИМЕН

Как вы можете помочь

— Самое ценное, что мы сделали за пять лет — вырастили абсолютно другое поколение детей, — объясняет Ирина Киселёва. — Общаться, быть вместе с детьми с аутизмом для них — совершенно естественно. Это и есть настоящая инклюзия. Это и есть модель того общества, к которому мы стремимся прийти. И формируется оно одним путем — быть вместе, узнавать друг друга, помогать друг другу. 

По официальным данным в Беларуси живет около 1 300 детей с расстройствами аутистического спектра (РАС). По оценкам экспертов их намного больше, просто не все случаи выявлены. Например, в США по последним данным аутизм встречается у каждого 54 ребенка — на 10% больше, чем всего два года назад. 

Дети с аутизмом в нашей стране большую часть времени сидят дома. Даже в школы ходят не все, а кружки и секции закрыты для большинства из них. Некоторые почти не выходят даже на улицу. Ребята с аутизмом почти не общаются со сверстниками, а у других детей нет возможности узнать их поближе.  Чем старше становится ребенок, тем сложнее ему включиться в общество, тем больше увеличивается этот разрыв. 

Нельзя забывать еще и о том, что все дети становятся взрослыми. Пока дети с аутизмом маленькие, им помогают родители. Но что станет с ними после смерти родетей? Для многих из них путь один — интернат. 

Но все может быть иначе. Если детей будут окружать понимающие педагоги, если у них будут хорошие тьюторы, то они смогут учиться, общаться, найдут друзей и смогут жить обычной жизнью. Если помочь им сейчас, в детстве, многие люди с аутизмом смогут в будущем жить самостоятельно или с минимальной поддержкой. 

К каждому ребенку с аутизмом можно найти подход. И в Семейном инклюзив-театре знают, как это сделать. За пять лет работы они помогли более 300 детям с аутизмом:  многие дети начали разговаривать, лучше учиться в школе, побеждать на олимпиадах, поступили в ВУЗы.

Теперь команда театра готова передать наработанный опыт всем желающим. Сейчас они создают интерактивное пособие — 108 видеоуроков, в которых показаны упражнения (с текстовым описанием) и методики работы с детьми с аутизмом. А в 10 дополнительных уроках покажут прогресс детей, которые занимались в театре по этой методике. Уроки — бесплатные. Их смогут получить все желающие: учителя, воспитатели в детских садах, дефектологи, социальные работники центров, тренеры, педагоги дополнительного образования. 

С этого года команда театра также будет обучать тьюторов. Желающие смогут получить нужные видеоматериалы с теорией, задать все интересующие вопросы и главное — отработать все знания на практике во время занятий с детьми в театре. Занятия будут платными. Цена будет невысокой — это стало возможно благодаря тому, что используется материал, уже отснятый для уроков. 

Готовить видеопособие получается благодаря вашей поддержке! ИМЕНА собирают средства на оплату услуг по созданию видеоуроков (видеосъемка, монтаж, цветокоррекция и т. д.) и видеороликов про детей с аутизмом, на оплату услуг по созданию интерактивного пособия, на оплату хостинга для проведения обучающих вебинаров для региональных специалистов, оплату услуг тренеров по проведению вводного обучения по методике Театра, а также оплату услуг координатора проекта и бухгалтера, оплату услуг связи, канцелярских товаров и расходных материалов. 

Нажимайте кнопку Помочь, оформляйте ежемесячную подписку (автоматическое списание средств с банковской карты в поддержку проекта один раз в месяц) или делайте разовый перевод. Всего 5-10 рублей от нас всех — и у детей с аутизмом появится шанс ходить в школу или на кружки, заводить друзей, просто общаться, гулять, а не сидеть в изоляции дома. А значит — у них появится шанс на хорошее будущее. 

Читайте нас в телеграме https://t.me/imenamag

ИМЕНА работают только на деньги читателей. Вы делаете перевод 5, 10, 20 рублей или оформляете ежемесячную подписку с карточками, а мы готовим новые истории и запускаем проекты, которые дают не одному, а тысячам людей. Нажимайте сюда  и выбирайте удобный способ для перевода! 

Уже собрано
Собрано 48 882 из 60 014 руб.

Разовый перевод с помощью системы Расчет ЕРИП       

С помощью интернет-банка, мобильного приложения банка, инфокиоска или банкомата войдите в систему «Расчет» (ЕРИП) и выберите:

  1. Благотворительность, общественные объединения
  2. Помощь детям, взрослым
  3. ИменаМедиа
  4. Пожертвование (на проекты)
  5. Введите код проекта: 10
  6. Введите фамилию, имя, отчество и сумму платежа
  7. Внимательно все проверьте и оплатите

Если вы платите в кассе банка, сообщите кассиру о необходимости проведения платежа через систему «Расчет» (ЕРИП).

При поддержке сервиса «Хуткі Грош»

SMS-сообщением с баланса мобильного телефона (для абонентов МТС и life)

Отправьте на номер 553 SMS-сообщение в следующем формате:

820 10 Сумма

Параметры разделите пробелами. Например: 820 10 10

SMS-сообщение не тарифицируется. Комиссия системы iPay для абонентов МТС — 3%, life — 4,5%.

Подробные условия

Абоненты A1 могут поддержать все проекты одним из способов

  1. Отправьте USSD-запрос *222*2# и выберите сумму пожертвования из предложенных: 2, 5 или 10 рублей.
  2. Отправьте SMS на короткий номер 2222. На благотворительный счёт платформы ИМЕНА будет зачислено 2 рубля с абонентского счёта А1.
  3. В приложении A1 banking в разделе «Добро»: банковской картой или с баланса абонентского счёта (без комиссии).
    Подробная информация на сайте А1

В начале каждого месяца все средства, поступившие на благотворительный счёт платформы ИМЕНА от абонентов А1, распределяются между всеми активными проектами.

Юридическим лицам

Если вы хотите помочь от компании — пишите на funds@imenamag.by.

Истории

Больше, чем просто вещи. Что помогает семьям во время лечения от рака вдали от дома

Помогаем проекту Дом для детей с онкологией
Собрано 64 153 из 78 148 руб.
Истории

Счастливые дворники. Как пятеро человек в семье дворы метут

Истории

Няни будут работать по всей стране, всех бездомных Минска накормят, для всех тьюторов откроют курсы. Эти и другие планы наших проектов на 2021 год

Истории

Сердца трех. Они сплотились в Убежище для женщин и уже три года помогают друг другу бороться за счастье

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 70 181 из 80 387 руб.
Истории

«Я не знаю, как выдержать это давление». Татьяну и ее детей насиловал муж, теперь не дает покоя соцслужба

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 70 181 из 80 387 руб.
Истории

Ныть нельзя делать. Кто должен решать социальные проблемы и зачем собирать деньги. Пять топ-вопросов ИМЕНАМ

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

Новый проект помощи людям с ВИЧ, диагноз для Кати и речь парня с аутизмом на конференции UNICEF. Главные события проектов в 4 квартале 2019

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

Шьют маски вручную и делают спирт. Люди и бизнес во всем мире помогают друг другу во время коронавируса. Объединимся и мы!

Помогаем проекту Коронавирус: средства защиты для соцработников и пожилых
Сбор средств завершен
Истории

Ей помогли все, а ему — почти никто. Как встретились белорус и голландка с психиатрическими диагнозами и одинаковыми биографиями

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 35 457 из 58 974 руб.
Истории

«Вы даже не догадываетесь, что даете нам жизнь!» Самые яркие события проектов за 3 квартал 2019

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.