Истории

Иллюзия любви. Родственники алкозависимых о том, как годами спасали близких, пока не поняли, что спасать нужно себя

Светлана 23 года живет с алкозависимой мамой и в борьбе за ее трезвость дошла до дна. Ирина из-за пьянства мужа хотела покончить с собой. Алексей старается не вспоминать прошлое и уверен, что до конца жизни будет обязан жене за все, что она пережила из-за его пьянства. Чаще всего родственники людей с зависимостью стремятся спасти и вылечить близкого сами, не замечая, как их жизнь отходит на второй план. Так развивается созависимость — состояние, в котором люди полностью растворяются в другом человеке. Как распознать у себя созависимость, осознать проблему и где найти выход — в материале ИМЕН.   

История первая. Я, мама и ее проблема

38-летняя Светлана (прим.ред.: имена героев изменены по этическим соображениям) живет с мужем, годовалым ребенком и мамой в отдаленном микрорайоне Минска. Здесь она родилась и выросла, это место она считает домом. 

Внешне детство девочки выглядело благополучным. Отец Светы занимал высокую должность, часто бывал за границей и привозил сладости. У Светиной мамы питерское образование инженера-конструктора, в прошлом она мастер спорта по легкой атлетике, знала два иностранных языка. Света помнит, что родители изо всех сил заботились о ней и о ее старшем брате, отправляли в кружки и секции. Мама шила детям костюмы и чешки для выступлений. 

Все рухнуло в один момент. Когда Свете было 16 лет, отец собрал чемодан и ушел. А потом друг за другом умерли мамины родители.

— В принципе, на этом моя счастливая жизнь закончилась, — признается Светлана. — Когда мама вернулась с похорон, дома начался ад. Маме тогда было около 50 лет, я перешла в 10 класс, брат поступил в университет и переехал. Я осталась один на один с мамой и ее проблемой. 

Фото носит иллюстративный характер 
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Начались пьянки. То одна соседка зайдет с наливкой, то вторая — с водкой. Светлана не могла учить уроки под звуки «алкогольных» песен. Она врывалась в мамину комнату и выгоняла собутыльников. Потом мама стала пропадать по вечерам, девочка забирала ее пьяную от «подъездных алкоголиков». Наутро мама просыпалась, мылась и, как ни в чем не бывало, шла на работу. И так до самой пенсии. 

Из письма Светланы близкой знакомой (орфография сохранена):

«Уже к моим 30 годам она научилась пить изысканно и изощренно. Однажды я услышала, как мать ночью откупоривает бутылку. Ворвалась в ее комнату, стала отнимать бутылку, она не отдавала. А мне так и хотелось вылить водку в унитаз. В один момент она схватила бутылку и разбила ее у меня на голове. Три часа я просидела в сугробе около детского садика без сил, рыдала и орала, а брат не снимал трубку. На утро все становилось хорошо, как будто прежняя мать. Длилось это до вечера». 

— Я пыталась поговорить с мамой по душам. От нее ушел муж, умерли родители, она осталась практически без поддержки. Конечно, это трагедия и стресс для любого человека. Но мама из поколения людей, которые не умеют принимать помощь и проявлять любовь. 

Раздвоение личности 

Когда Светлана поступила в педуниверситет, жизнь разделилась на две части — дома и вне дома. 

— В универ я еду вся такая девочка-колокольчик, озорная и веселая, стихи пишу, на гитаре играю. Друзья называли меня рубаха-парень и палочка-выручалочка, — вспоминает Светлана. — Но была вторая сторона медали: подросток-шизоид, который постоянно зажирает стресс, по дороге домой слушает депрессивную музыку и рыдает. Все годы я жила с мыслью о том, что придумаю какой-нибудь изощренный вид самоубийства, чтобы страдала не только мать, но и весь мир.   

На втором курсе Света сильно пополнела: вес достиг 103 килограмм при росте 162 сантиметра. Девушка стала носить мужские свитера на три размера больше, массивные ботинки. 

Фото носит иллюстративный характер  
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

— Я могла часами стоять на коленях и умолять маму не пить, потому что это мешает мне жить и быть счастливой. Я врывалась в ее комнату и наводила шухер, находила по 6-8 бутылок водки. Я не давала себе права испытывать негативные эмоции и заедала их. На душе творилось черти что.

У Светы развилось чувство вины. Она чувствовала ответственность перед мамой, не могла ее бросить и все время спасала. Казалось, если она отберет у мамы водку и выльет в унитаз, то она меньше выпьет и дольше проживет. Когда все однокурсники после пар бежали в кино, Света ехала домой с мыслями: «А вдруг она себя убьет? Или подожжет квартиру? Вдруг спалит соседей?». Раз в два месяца на протяжении 23 лет дома обязательно что-нибудь горело. То пережаренное мясо, то не выключенный вовремя чайник. Света складывала одежду в полиэтиленовые мешки, чтобы она не воняла гарью.

Когда Света пошла работать, у нее появилась возможность съехать от матери. Уходила из дома она много раз, но все время возвращалась. Мама звонила и обещала, что все изменится, что ей очень одиноко. Но ничего не менялось.

«В таком тумане проходили годы. Мои друзья обзаводились семьями, строили карьеру, рожали детей, брат жил своей жизнью, а я сходила с ума. С виду у меня все было хорошо: нормальная работа, права, папа подарил мне старенький автомобиль. Так у меня появилось место, где я могла часами рыдать в тепле из-за того, что мать пьет». 

Фото носит иллюстративный характер  
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Попытка лечиться

Светлана была на работе, когда ей позвонила соседка. Сказала, что ее мать сидит у подъезда с синими по локоть руками, а изо рта у нее идет пена. Тогда впервые за долгое время приехал брат Светы. Увидев мать в таком состоянии, он уговорил ее лечь в больницу.

Во всем мире используется три формы лечения алкоголизма: медикаменты, психотерапия и группы взаимной поддержки. В Беларуси алкоголизм лечится по желанию пациента. Лечиться можно анонимно в наркодиспансерах и частных клиниках, при осложнениях — в РНПЦ психического здоровья. 

Законодательством предусмотрено принудительное лечение алкозависимых в лечебно-трудовых профилакториях (далее — ЛТП). Но для этого человек должен трижды и более раз в течение года привлекаться к административной ответственности за совершение административных правонарушений в состоянии алкогольного опьянения. Из стран бывшего СССР ЛТП сохранились в лишь в Беларуси и Туркмении, так как эффективность такой карательной формы лечения давно обесценилась.

— Меня мама не слушала. Говорила, что здоровее всех и что ей не нужна помощь. В больнице она провела три недели, ей давали лекарства, с ней работал психотерапевт. После больницы не пила две недели. Потом все вернулось в привычное русло. 

«Ещё случай. Возвращаюсь я с работы, а у нас в коридоре огромная лужа крови. У меня трясутся руки, я боюсь зайти дальше в квартиру. Когда услышала храп, ворвалась в комнату, перевернула мать. На подушке кровь, вся кровать в крови. Ее забрала скорая, зашили ей голову, а она сидит в кресле уже протрезвевшая и поет: «На поле стояла карета…» Врач спросил меня, кем я ей прихожусь, а потом добавил: «Сочувствую». 

Преображение

— Однажды я проснулась на полу после очередной ругани с матерью. Посмотрела на себя со стороны. Мне 32 года. Мои подруги уже вышли замуж, родили детей. А я — взрослая баба, живу с матерью-алкоголичкой. Я была в отчаянии. И это был тот пик, с которого начались все изменения.

В тот же день Светлана купила весы и завела дневник питания. Записалась в тренажерный зал и параллельно стала ходить на йогу. За полгода она сбросила 30 килограмм. Но на этом не остановилась и пошла к психотерапевту, где и узнала о своей созависимости.  

— В какой-то момент я сконцентрировалась на своей жизни и перестала быть матерью для своей мамы. Люди стали говорить мне, что я свечусь. 

Через год Светлана зарегистрировалась на сайте знакомств и встретила будущего мужа. Она рассказала ему о пьющей матери, но это не остановило мужчину, и через три года они расписались. Светлана переехала к мужу и его родителям, у них родился сын. 

Фото носит иллюстративный характер  
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Сакральное слово «стоп»

Мама поздравила дочку с рождением малыша и призналась по телефону, что она самая счастливая бабушка на свете. Затем начала периодически звонить дочке и уговаривать ее с семьей вернуться домой. Обещала навести порядок и бросить пить. 

— Меня очень тянуло домой, — признается Светлана. — Здесь я знаю каждый кустик. И где-то в глубине души мне хотелось верить маминым обещаниям. Мы посоветовались с мужем и вернулись жить ко мне. Договорились, если кто-то из нас скажет сакральное слово «стоп», то тут же съедем.

На протяжении двух месяцев Светлана с мужем выносили из квартиры старую мебель, доски, изодранные покрывала и одеяла, вонючую одежду, банки и гнилые яблоки. Накопленные сбережения супруги потратили на ремонт. Правда, когда дело дошло до маминой комнаты, та встала горой и не позволила там ничего менять.  

— Квартира стала чистой, в ней приятно находиться. Мама продолжает пить. Я признаю ее бессилие перед алкоголем, принимаю ее болезнь и понимаю, что никто ей не сможет помочь, пока она сама этого не захочет. Я осознаю, что ничего не могу поделать с маминой проблемой, но и оставить ее одну тоже не могу, ведь она остается моей мамой.

Фото носит иллюстративный характер  
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

История вторая. «Я стала жить жизнью другого человека»

Ирине 54 года. 36 из них она живет с алкозависимым мужем. Последние три года — счастливо. Она хотела покончить с собой, «сдаться в психушку» или уйти в монастырь, обращалась к астрологам. И, наконец, нашла выход.  

— У меня были прекрасные родители. Но в определенный момент они так увлеклись зарабатыванием денег, что я перестала чувствовать их любовь и внимание, — рассказывает Ирина. — В глубине души появилась пустота, и я искала, как ее заполнить. В 18 лет познакомилась с парнем. Он был очень эмоциональным, чем меня и привлек, ведь в родительской семье хорошие эмоции были только по праздникам, когда все выпивали и расслаблялись. Молодой человек уже тогда бутылками пил вино и бегал за самогонкой, но я не обращала на это внимания. 

Фото носит иллюстративный характер  
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Когда молодые люди стали жить вместе, Ирина поставила себе цель — переделать мужа и заставить его бросить пить. Но мужа все устраивало. 

В алкогольном опьянении муж Ирины на эмоциях мог крушить мебель, злиться и кричать. Ирина постепенно потеряла самообладание, стала закатывать истерики и провоцировать ругань. Эти сцены были похожи на игру маленьких детей в песочнице, где нельзя обсудить проблему и найти компромисс.

— Прихожу я в женскую консультацию, когда была беременна первым ребенком, а там все по парам сидят. В такие важные для меня периоды он обычно где-то употреблял. Алкоголизм мужа стал причинять мне боль. Постепенно мне стало стыдно ходить с ним в гости и звать друзей к нам домой. 

Ирина все свои силы бросила на борьбу с алкогольной зависимостью мужа. Собственная жизнь ее уже не интересовала. У нее не было хобби и не осталось подруг, она перестала следить за собой. Все мысли в голове вертелись около мужа: «Где он? Что делает? Сегодня придет пьяный или нет? Будет ли скандал?» Женщина покупала за свой счет путевки на море, чтобы муж отдохнул и отвлекся от употребления. Водила его по магазинам, чтобы он получил радость от новых покупок. Этот вечный стресс был похож на безумие. 

— Я стала жить жизнью мужа. Вылавливала его по барам и просила идти домой. Потом стала выпивать вместе с ним, чтобы разговорить и заставить бросить хитростями, уловками и душевными разговорами. Бросала его под холодный душ. Вызывала милицию. Ничего не помогало. Однажды он согласился пойти к психологу и закодироваться. Три года был трезвым, но я настолько привыкла к контролю и ненормальному драйву, что не почувствовала счастья. 

И тогда пришло состояние бессилия. Выход из ситуации виделся один из двух — либо покончить с собой, либо «сдаться в психушку». Ирина на форумах искала людей, которые попали в похожую ситуацию и там узнала о сообществе для родственников и друзей зависимых людей «Ал-Анон»

Фото носит иллюстративный характер 
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

12 шагов

Движение «Ал-Анон» возникло в ответ на создание первой группы анонимных алкоголиков в Америке в 1934 году. Алкозависимые мужчины стали собираться дома у одного из членов группы. Они приезжали вместе с женами, которые сидели в соседней комнате и общались. Женщины поняли, что после разговоров им тоже каким-то образом становится легче. 

В Беларуси сообщество «Ал-Анон» появилось в 1991 году. Тогда жена одного алкозависимого мужчины от безысходности написала письмо в американскую организацию и в ответ получила буклеты. В них кратко излагалась программа «12 шагов», по которой занимались и зависимые и созависимые. Так жены алкозависимых стали собираться вместе, читать и обсуждать эти буклеты. В 2006 году белорусам стала доступна книга с полным переводом программы. 

До ноября 2019 года «Ал-Анон» было неформальным сообществом, пока не было зарегистрировано в Минюсте как некоммерческая организация. Первые группы появились в Минске, потом — в Могилеве и Бресте, Молодечно, Пинске, Бобруйске, Борисове, Солигорске, Слуцке и других крупных городах. Сегодня зарегистрировано 26 групп сообщества по всей стране. 

Программа 12 шагов, которой придерживается «Ал-Анон», предлагает людям духовный образ жизни. Ее могут пройти люди вне зависимости от пола, возраста, социального статуса, профессии, уровня доходов, религиозных и политических убеждений. Программа выстроена на общечеловеческих ценностях, таких как честность, доброта, сочувствие, терпение, терпимость к другому мнению. 

Прохождение программы подразумевает индивидуальную работу над самим собой вместе с наставником. Человек проходит полный самоанализ, видит свои недостатки, сосредотачивается на себе и на своей жизни и получает инструменты, как с этим жить дальше. 

Фото носит иллюстративный характер  
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Крутой поворот

На встречу сообщества Ирина осмелилась прийти в конце 2017 года с третьей попытки — опасалась, что «Ал-Анон» окажется сектой. Сначала дошла до здания, потом — до помещения, а затем пришла на группу. 

— На первой встрече я не могла связать и двух слов. Внутри возникло сопротивление, хотелось встать и уйти, — делится ощущениями Ирина. — Но потом я поняла, что от меня никто ничего не требует, что я спокойно могу послушать истории других людей и поделиться своей, если захочу. 

За семь месяцев прохождения программы «12 шагов» у Ирины полностью поменялось отношение к себе и другим людям. Она почувствовала себя спокойно и расслабленно, изменилось ее восприятие жизни.                

— Программа помогла мне сместить фокус внимания с мужа на себя. Сложнее всего было признаться в собственном бессилии и неспособности изменить другого человека. Это первый и обязательный шаг на пути к выздоровлению. Затем наставник помог мне провести полный самоанализ. Я осознала, что вела себя как эгоистка, все время в отношениях с разными людьми перетягивала одеяло на себя. Этот самоанализ заставил взглянуть на жизнь по-другому, попросить прощение у людей, которых обидела. Во всем по жизни я стала придерживаться элементарных общечеловеческих принципов. 

На этом работа не закончилась. Каждый день я наблюдаю за собой и анализирую, если что-то выводит меня из душевного покоя. А еще я каждую неделю бываю на групповых встречах и делюсь своим опытом с другими созависимыми. Если прекратить работу над собой, может произойти откат.      

Сейчас, по словам Ирины, в ее семье нет места для скандалов и истерик. Она их больше не провоцирует и в любой ситуации сохраняет спокойствие. Супруг заметил, что его жена сильно изменилась. Он не прекратил полностью употреблять алкоголь и не решился на лечение, но стал пить меньше. 

Фото носит иллюстративный характер 
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Слияние с другим

Чаще всего люди, состоящие в близких отношениях с зависимыми, пытаются спасать и лечить своих родственников, хотя сами не меньше их нуждаются в помощи. В психологии такой феномен называется созависимостью. 

— Это такое патологическое состояние, при котором человек впадает в слияние с другой персоной, чаще всего зависимой от алкоголя, наркотиков, игр или чего-то еще, — говорит Вероника Ладутько, магистр психологии, психолог «SOS-Детская деревня Марьина Горка», ведущая стримов на тему созависимости в Клубном доме «Открытая душа». — Такое состояние характеризуется глубокой поглощенностью и всесторонней вовлеченностью в жизнь другого человека. Человек становится не свободным в своих чувствах, мыслях и поведении, он находится в постоянном контроле за поведением зависимого, при этом забывает об удовлетворении собственных потребностей.

Созависимость проявляется на физиологическом уровне. Из-за постоянного нахождения в контроле за объектом зависимости человек не высыпается, может забывать поесть. Хронический стресс вызывает головную боль, вялость, сонливость и заторможенность. Поведение созависимых часто характеризуется компульсивными действиями (к примеру, перееданием или необдуманными покупками), неспособностью проявлять свои чувства и эмоции, низкой самооценкой, ненавистью к себе и чувством вины. Все это приводит к депрессии, раздражению и агрессии, вызывает предпосылки у зависимого употреблять снова. 

— Созависимые люди склонны к фантазированию, заблуждению, отрицанию и самообману. Они точно так же, как и зависимые, не признают свою проблему, прикрывают ее иллюзией любви, — продолжает Вероника Ладутько. — Со временем созависимые теряют собственную ценность и интерес к своей жизни, у них нет цели, желаний и интересов, друзей. Тяжелые формы созависимости могут привести к депрессивным и тревожным расстройствам, которые требуют медикаментозного лечения.   

В группу риска попадают люди, которые живут на одной территории и ведут общее хозяйство с зависимыми родственниками. 

История третья. Семейное выздоровление

Алексей начал пить в 14 лет. Уже через три года он ушел из дома, чтобы пить постоянно. Это не помешало закончить ему университет и построить бизнес. 

— Когда мы праздновали 20-летие жены, она сказала мне впервые, что у меня проблемы с алкоголем, — вспоминает 45-летний мужчина. — Мне стало обидно, и я начал пить в два раза больше. Для меня алкоголь стал лекарством от всех проблем. Потом наступает момент, когда алкоголик и пить не может, и не пить. Когда пьет, у него куча проблем с родственниками, работой и милицией. А когда не пьет, у него одна мысль в голове — как выпить и отключить голову. 

Фото носит иллюстративный характер
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Алексей жил и работал только для того, чтобы пить. На тот момент у него было все: квартира в центре города, несколько машин, бизнес, жена-красавица, дети. Но жизнь не представляла никакого интереса без алкоголя.

В 32 года врачи вытащили Алексея с того света. Медики сказали, что он умрет в течение года, если не остановится. И молодой человек остановился на пять лет. Но все эти годы он не был счастлив, его все раздражало, постоянно хотелось кайфа. Он думал, что научится пить как все, по чуть-чуть на праздниках. Но не получилось. Случился срыв, начались запои. 

— Для жены это был шок и стресс. Я ей обещал, что больше никогда не буду пить и не сдержался. Во всех этих запоях жена терпела и находилась рядом со мной, помогала. Если я уже поставил на себе крест и сдался, то она верила в меня до последнего. Как я потом узнал, созависимые во многом способствуют алкоголизму. Они постоянно бегают, прыгают вокруг зависимого, ищут выход из ситуации, решают наши проблемы. Если я не выходил на работу, жена врала, что заболел. Иногда она сама бегала мне за алкоголем, когда я не мог. 

«Мы не обсуждаем прошлое»

Семь лет назад жена предложила Алексею обратиться в сообщество анонимных алкоголиков. Супруга грозилась подать на развод, потому что при всей любви не может больше жить с ним в одном помещении. Мужчина пошел в сообщество, чтобы доказать жене, что оно не работает.  

— На группе я увидел людей, у которых светятся глаза. И при этом по рассказам я слышал, что некоторое время назад они запойно пили, как и я. Они были для меня суперпривлекательными, и мне хотелось быть похожим на них. Мне захотелось пройти программу не зависимо от того, останется со мной жена или нет.

Супруга Алексея параллельно примерно в тоже время пошла в «Ал-Анон». Сначала она не видела в этом необходимости и считала, что помощь нужна только мужу. Но глубокая работа над собой, изменение мышления и новые знакомства заставили взглянуть на себя по-другому и увидеть собственные недостатки. Каким-то чудом вышло так, что супруги больше даже не обсуждали тему развода, а два года назад у них родилась дочка.

— Мы не обсуждаем прошлое. До конца жизни я буду обязан жене за все, что она пережила, что она приняла это и продолжает ко мне относиться с уважением и любовью. Программа учит нас жить здесь и сейчас, не сожалеть о прошлом и не думать о будущем. Я поменялся, а жена менялась вместе со мной. К сожалению, не многие понимают, что алкоголизм — болезнь семейная. И после выздоровления одного из пары супруги могут оказаться чужими людьми.

По словам Вероники Ладутько, разрыв разрушающих отношений не всегда является выходом из созависимости. Без работы над собой большая вероятность очутиться в таких деструктивных отношениях повторно: так работает психика. Но практика показывает, что если один из членов семьи (зависимый или созависимый) начинает меняться, то происходят положительные изменения во всей семье.  

Фото носит иллюстративный характер
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН

Где искать помощь

По статистике ВОЗ, по меньшей мере 15,3 миллиона человек страдают расстройствами (в том числе зависимостью), связанными с употреблением психоактивных средств. А значит, как минимум, столько же людей во всем мире находятся в созависимых отношениях. Все они рано или поздно начинают чувствовать себя некомфортно в отношениях и пытаются найти выход.

Отечественный опыт борьбы с созависимостью мало чем отличается от зарубежного. Везде используются индивидуальные и групповые занятия с психологом или психотерапевтом. В Беларуси психотерапевтическая помощь для взрослых платная и в государственных, и в частных центрах. При тяжелых формах созависимости, сопровождаемых депрессивными и тревожными расстройствами, мыслями и попытками самоубийства, к лечению подключаются психиатры.

— Первое и самое главное — осознать проблему и свое бессилие перед ней, — говорит Вероника Ладутько. — Если вы поглощены поисками вариантов лечения для близких, контролируете их поведение, теряете свои желания, а круг вашего общения сужается до одного человека — это первые «звоночки» созависимости. Пора позаботиться о своем здоровье и поискать помощь для себя. Здесь важно фильтровать варианты и подходить к поиску осознанно, не бросаться в крайности. К сожалению, сейчас в сети достаточно мошенников, которые рады нажиться на чужих проблемах. Прежде, чем вступать в какие-то группы и платить за услуги, убедитесь, что это не секта и не мошенники. Заранее пообщайтесь и проконсультируйтесь с людьми с похожей проблемой.  

Если в вашем окружении таких людей нет, а знакомствам в сети вы не доверяете, можно начать с «телефонов доверия». Это анонимные бесплатные телефоны экстренной психологической помощи, где круглосуточно консультируют специалисты в области психологии и психотерапии. Они могут оказать психологическую поддержку в конкретной тяжелой ситуации, а также порекомендовать проверенную квалифицированную помощь.

— Какого-то общего рецепта избавления от созависимости нет. Кому-то удобнее проходить индивидуальную психотерапию, для кого-то быстрее и эффективнее работают групповые занятия. Одни обходятся своим внутренним ресурсом, а вторые прибегают к лечению препаратами, — говорит Вероника. — Психотерапевтические программы нацелены на то, как сместить фокус внимания с зависимого родственника и сохранить себя в разрушающих отношениях. Они дают теоретическую базу и практические упражнения для повседневной жизни. Эффективной формой помощи при созависимости является семейное консультирование. 

По словам психолога, программа сообщества «Ал-Анон», которая помогла героям ИМЕН, может использоваться как часть комплексной терапии — вместе с медикаментозным и психотерапевтическим лечением. 

— Сообщество распространено во всем мире и уже давно показало свою эффективность. Но, опять же, важно не напороться на мошенников, которые под видом духовных ценностей проповедуют что-то иное, — предупреждает Вероника. — Психотерапевтические и духовные программы для созависимых позволяют изменить характерологические черты и поведение человека. Но никто не знает, как поведет себя психика через годы после терапии и лечения. Чтобы снова не вернуться в разрушающие отношения, нужна поддерживающая терапия. 

Варианты такой поддерживающей терапии — профильная литература, лекции и встречи со специалистами в теме созависимости. Например, периодически такие мероприятия проходят в Минском Клубном доме «Открытая душа». Это место, куда могут приходить и общаться между собой люди с разными психическими расстройствами. Часто Клубный дом проводит стримы по созависимости, к которым могут подключиться все желающие. Формат простой: спикер — эксперт в теме — проводит короткую практико ориентированную лекцию, а потом слушатели могут анонимно задать интересующие их вопросы. Узнать о ближайших стримах, лекциях и встречах в Клубном доме «Открытая душа» можно здесь. Также можно поддержать проект через ИМЕНА.       

Фото носит иллюстративный характер
*чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью
Фото: Юлия Карпенко для ИМЕН
Истории

«Я его все равно очень люблю». Что помогает родственникам людей с психическими расстройствами не сойти с ума

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 35 457 из 58 974 руб.
Истории

Топ-7 вопросов к проекту «Уроки для детей с аутизмом»

Помогаем проекту Уроки для детей с аутизмом
Собрано 48 907 из 60 014 руб.
Истории

Как два медика из Минска заболели редкой болезнью и не могли найти врачей, которые их вылечат

Помогаем проекту Служба помощи людям с БАС
Собрано 27 981 из 50 634 руб.
Истории

Пока позволят силы. Как патронажые медсестры ухаживают за тяжелобольными людьми в период эпидемии

Помогаем проекту Патронажная служба в регионах
Собрано 95 544 из 97 419 руб.
Истории

Родной сын бьет. История пожилой учительницы, которая не может вернуться домой

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 70 181 из 80 387 руб.
Истории

Паша и бесы. Молодой учитель с биполярным расстройством много лет боялся лечиться, а теперь счастлив и помогает другим

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 35 457 из 58 974 руб.
Истории

В мире так уже не работают! Три итальянских врача приехали в Беларусь и показали, как помогать неизлечимо больным детям просто и по-новому.

Помогаем проекту Выездная служба Белорусского детского хосписа
Собрано 123 741 из 114 617 руб.
Истории

«Теперь не убежишь!» Побочным эффектом коронавируса станет всплеск домашнего насилия

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 70 181 из 80 387 руб.
Истории

Стивен Хокинг внутри. Что чувствуют и как живут люди с боковым амиотрофическим склерозом

Помогаем проекту Служба помощи людям с БАС
Собрано 14 321 из 22 784 руб.
Истории

Верните нам «Радугу»! Власти Мозыря хотят закрыть уникальный реабилитационный центр для детей с инвалидностью — родители встали горой

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.