Истории

«Люди не понимают, что здесь их не будут привязывать ремнями к кровати». Почему так сложно открывать Клубные дома в регионах и зачем это нужно

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 44 237 из 58 974 руб.
Помочь

В три часа ночи Нонна сидела в ванной с ножом в руке. В какой-то момент мысли о самоубийстве стали ее ежедневной реальностью. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы девушка не обратилась к психотерапевту и не стала общаться с такими же, как она, ребятами с психическими расстройствами из Минского Клубного дома. Здесь она впервые поделилась своей историей, начала волонтерить и учиться жить с болезнью. А когда узнала, что Клубный дом открывается в Лиде, устроилась туда работать. Но быстро выгорела и уволилась.   

В небольших городах нет готовых специалистов для Клубных домов. Они учатся и перенимают опыт у минских коллег. Уже обученные сотрудники быстро выгорают на работе, так как на них ложится колоссальная нагрузка: не хватает денег и дополнительных специалистов. А кроме основных обязанностей, сотрудникам постоянно приходится бороться со стигмой — люди в регионах стесняются своих диагнозов и боятся обращаться за помощью в Клубные дома.     

Александр Васюкович для ИМЕН

 «Так накрыло, что начала жечь о себя сигареты» 

24-летняя Нонна Михайлина из Лиды живет в квартире с родителями. Перед беседой хрупкая девушка заваривает себе чай и усаживается на диван. Говорит она спокойно и мягко.

— Я всегда была слишком самокритична. В подростковом возрасте, когда сильно пополнела, я тяжело воспринимала насмешки одноклассников. А потом долго переживала опыт первой несчастливой любви, — вспоминает Нонна. — А дома я всегда чувствовала себя одинокой и мечтала очутиться там, где будет комфортно, спокойно и безопасно. 

У девочки не складывались отношения с отцом. Нонна не вписывалась в его консервативное представление о том, как должен выглядеть ребенок и чем заниматься. Папа заставил дочку вынуть сережки из проколотых в 15 лет ушей. Он не одобрял увлечение дочки игрой на барабанах, хотя и оплачивал занятия. Из-за проблем в школе и недопонимания в семье у девочки случались перепады настроения. Истеричная радость у нее сменялась желанием покончить с собой.

После школы она поступила на факультет международных отношений БГУ и немного переключилась. Увлеклась своей давней и страстной мечтой — стала изучать язык и культуру Японии. И даже съездила по обмену на учебу в Японию.

— Через год я вернулась и не представляла, что делать дальше. У меня не было целей. Стресс на учебе, смутное представление о будущем, конфликты с родителями и недовольство внешностью вызывали очередные истерики. Мысли о самоубийстве стали моей ежедневной реальностью. Меня так накрыло, что начала жечь о себя сигареты, — Нонна обнажает руку и показывает последние раны. — Попробовала однажды, и меня это взбодрило. Так я стала спасаться от стресса. 

Александр Васюкович для ИМЕН

Иногда «сигаретный» допинг не помогал. Однажды в три часа ночи Нонна сидела в ванной на съемной квартире с ножом в руке, позвонила маме и сказала: «Зачем ты меня родила? Я хочу умереть». Мама долго успокаивала дочку, а потом несколько раз перезванивала удостовериться, все ли в порядке.

За две недели у Нонны на руке и в области груди появилось около двадцати шрамов от сигарет. Это заметила сестра и посоветовала обратиться за помощью. Нонна послушалась. Пришла к психотерапевту, сняла рубашку, а под ней — цепочка гноящихся ссадин от груди и по всей руке.  

— Врач поставила мне циклотимию. Это психическое расстройство, которое характеризуется частыми перепадами настроения — от депрессии до повышенной активности. Психотерапевтка спросила, понимаю ли я, что она может вызвать бригаду и меня тут же заберут в психбольницу. А я была не против. Единственное, попросила отложить госпитализацию на пару недель, пока не закончится сессия.  

Александр Васюкович для ИМЕН

После сессии Нонна месяц лечилась в психиатрическом диспансере в Минске. Она понимала, что психическое расстройство — это не аппендицит, который можно вырезать и все пройдет. После больницы пришлось заново учиться жить с заболеванием. 

Нонна серьезно отнеслась к диагнозу, следовала всем указаниям врачей. Стала принимать лекарства и регулярно работать с психотерапевтом. Девушка читала статьи в интернете про самые разные психические расстройства, искала дополнительную информацию в зарубежных источниках. Это помогло ей лучше понять себя и узнать о проблемах, с которыми сталкиваются люди с психическими заболеваниями во всем мире. 

Однажды на лекции по психопросвещению девушка увидела брошюру, в которой приглашали посетить Минский Клубный дом «Открытая душа». До этого она не знала, что такое Клубный дом.

Оказалось, это такое место, куда могут прийти люди после выписки из психиатрической больницы. Чаще всего им некуда обратиться за помощью после лечения, им тяжело дается общение с друзьями и родными, они закрываются в себе. В Клубном дом люди с психическими расстройствами общаются между собой и учатся чему-то новому. Они вместе готовят еду, учатся пользоваться компьютером и играть на музыкальных инструментах, изучают языки. Такая модель, где равный помогает равному, позволяет ребятам расслабиться и быть самими собой, понять, что они не одиноки, научиться жить со своим диагнозом. 

Александр Васюкович для ИМЕН

Нонна стала приходить в Минский Клубный дом и делиться своей историей и опытом болезни с подопечными. Здесь же она проводила встречи по защите прав женщин и стримы, в которых делилась негативным опытом самоповреждения. Периодически проводит их сейчас. 

Из-за пандемии девушка уволилась из столичного бюро переводов и уехала в родную Лиду. Тогда она еще не знала, чем будет заниматься дома. Неожиданно ей позвонил руководитель «Открытой души» и рассказал, что в Лиде открывается Клубный дом. Нонну пригласили туда работать специалисткой по социальной работе. Она без раздумий согласилась, так как до этого была знакома с организацией работы в Клубных домах, их структурой и принципами.

В обязанности девушки входили работа с документами, ведение соцсетей, поиск полезной информации в англоязычных источниках. Нонна изучала статьи о том, как сохранять психическое здоровье, почему так важно о себе заботиться и что такое селфхарм, как он проявляется. Девушка знакомилась с новыми подопечными Клубного дома, общалась с ними и старалась найти к ним подход.

Александр Васюкович для ИМЕН

 «Когда предлагаешь помощь, реакция достаточно настороженная»

Чтобы открыть Клубный дом в Лиде инициаторы идеи долго искали подходящее помещение с отдельным входом и в центре города. В итоге, место нашли в бывшей лаборатории. А для посещения Лидский Клубный дом открылся 15 июля этого года.   

— Мы хотели создать место, куда могут обратиться за поддержкой люди с психическими расстройствами. Фактически они после больницы остаются без помощи, хотя при правильной реабилитации и социализации могут полноценно жить и работать, — объясняет руководитель Лидского Клубного дома Анна Саук. — Конечно, никто не обещает, что здесь человек выздоровеет и полностью восстановится, но точно научится жить со своей болезнью. 

Сейчас в Клубном доме 20 постоянных подопечных. Кто-то из них приходит сюда каждый день, а с кем-то специалисты общаются по телефону. Большая часть подопечных — с шизофренией, у остальных — диагнозы полегче. Про Клубный дом люди узнают из соцсетей и местной газеты. А еще это место рекомендуют своим пациентам врачи при выписке из больниц.   

Анна Саук Александр Васюкович для ИМЕН

— Сложность в том, что у нас маленький город, и люди на что-то новое реагируют по-разному. Все привыкли жить в своих семьях, закрытые в своих капсулах, никому не рассказывать о болезни. Когда предлагаешь помощь, реакция достаточно настороженная, — делится опытом Анна Саук. — У нас есть подопечные, которые часто звонят, но ни разу так и не решились прийти. 

С такой трудностью когда-то столкнулась и Нонна при поиске новых подопечных для Лидского Клубного дома. Девушка считает, что это наиболее актуальная проблема регионов:

— Люди не понимают, что это за место и стесняются сюда приходить. Им страшно, что об этом узнают знакомые и что могут возникнуть проблемы с работой. Люди не понимают, что здесь им не будут выписывать лекарства и привязывать ремнями к кровати. Это не больница.

Анна Саук признается, что чаще всего подопечные просят помощи в поиске работы. Клубный дом создал чат, где специалисты консультируют подопечных по вопросам трудоустройства: где искать вакансии, как создать резюме и пройти собеседование. Также в Лидском Клубном доме подопечных обучают элементарным бытовым навыкам, так как после больницы многим ребятам сложно готовить еду, ходить в магазин, утюжить и распоряжаться деньгами. 

В следующем году специалисты проекта планируют запустить группу самопомощи для подопечных и их родственников. Сейчас сотрудники Клубного дома в поисках волонтеров-психологов, которые могли бы вести такие группы.  

Александр Васюкович для ИМЕН

— Найти нужных специалистов, которые могли бы волонтерить или работать в Клубном доме, сложно, особенно в регионе, — акцентирует внимание на важной проблеме руководитель организации. — Перед тем, как человек приступит к работе, он проходит обучение в Минском Клубном доме. И даже в процессе обучения много людей отсеиваются. 

А кто-то выгорает прямо на работе, как это произошло с Нонной. 

— Недавно я снова попала в больницу и как будто вернулась к исходной точке. Поняла, что в таком состоянии просто не потяну работу, и уволилась. Мне тяжело видеть, что человеку нужна помощь, а лично я ничего не смогу сделать. Это сильно ранит, — признается Нонна. — Но с Лидским Клубным домом я не прощаюсь: буду и дальше переводить статьи как волонтер, а еще планирую посещать здесь театральный кружок вместе с другими подопечными.  

«Настойчиво общаться с властью и добиваться хотя бы частичного финансирования»

Отсутствие специалистов в регионах, быстрое выгорание сотрудников и стереотипное отношение людей — это лишь несколько проблем, с которыми сталкиваются Клубные дома. Эти проблемы напрямую касаются и самих подопечных, и всего общества.      

В Беларуси развитием сети Клубных домов занимается общественное объединение «Белорусская ассоциация социальных работников». Сейчас Клубные дома работают в четырех городах — Минске, Бресте, Витебске и Лиде. И этого недостаточно, чтобы все люди с психическими заболеваниями получили помощь в реабилитации и социальной адаптации после больниц. 

Александр Васюкович для ИМЕН

— Мы готовы открыть Клубные дома в каждом городе, если будет возможность их финансирования. Пока с этим очень сложно, — говорит Алена Станиславчик, исполнительный директор Белорусской ассоциации социальных работников. — Клубные дома в Минске и Витебске держатся за счет пожертвований. В Бресте и Лиде удалось добиться государственного соцзаказа, но он покрывает только зарплату сотрудников.

На месяц работы Клубного дома в Лиде уходит 2 100 рублей. Но стоит учесть, что организация работает по упрощенной модели, и все функции здесь выполняют всего два сотрудника. Они занимаются всеми направлениями — и помогают подопечным в трудоустройстве, и курируют встречи по психопросвещению, и обучают бытовым навыкам, и оказывают юридическую помощь. По-хорошему, в Клубном доме должно работать как минимум пять человек на разных направлениях. Но в таком случае ежемесячное существование организации обойдется примерно в 7 000 рублей. Таких денег взять негде. Госсоцзаказ — форма поддержки социальных проектов за счет местных бюджетов — покрывает только зарплаты сотрудников, а на аренду помещения, коммунальные услуги, канцелярские товары Клубные дома ищут собирают средства сами, привлекая спонсоров и частные пожертвования. 

Александр Васюкович для ИМЕН

Клубный дом — это международная модель помощи людям с психическими расстройствами. Впервые появившись в США, уже несколько десятилетий они успешно работают в разных странах Европы. А в Беларуси такая форма помощи начинает развиваться, неизбежно сталкиваясь с проблемами.

Вот яркий пример. В Клубном доме Варшавы на 100 подопечных и 40 визитов в день работают 10 сотрудников. В Минском Клубном доме с такой же нагрузкой и посещаемостью вынуждены справляться 3 сотрудника. Алена Станиславчик говорит, что такую нагрузку выдерживает далеко не каждый человек: 

— Модель Клубного дома построена по принципу: равный помогает равному. И мы приветствуем у себя в организации трудоустройство людей с психическими расстройствами. Этот элемент только помогает работать и развиваться модели. Люди с заболеваниями психики, как никто другой, понимают и осознают потребности подопечных Клубных домов и быстрее налаживают с ними контакт. Вопрос в другом — справится человек или нет? У нас встречался разный опыт. Но лучше не приступать к работе, если понимаете, что не потянете. 

Периодически в Ассоциацию обращаются инициативы из разных городов и интересуются, как открыть Клубный дом. Традиционно больше всего запросов поступает их Минской и Брестской области. Алена Станиславчик связывает это с непосредственной близостью к Европе. А вот в Могилеве и Гомеле люди поспокойнее — не спешат проявлять инициативу и медленнее развиваются в плане социальных инициатив. 

— Да, мы видим заинтересованность городских сообществ. Но, как показывает практика, одного желания мало. Сейчас на местном уровне мы можем, как минимум, настойчиво общаться с местной властью и добиваться хотя бы частичного финансирования через государственный соцзаказ, — утверждает Алена Станиславчик.  

Александр Васюкович для ИМЕН

Как вы можете помочь

Все Клубные дома в Беларуси строятся по модели первого Клубного дома в стране. Минский Клубный дом «Открытая душа» работает с 2011 года. Специалисты региональных Клубных домов учились у минских коллег и до сих пор стажируются в Минском Клубном доме, обучаются здесь новым элементам и получают идеи для развития модели у себя в регионе.

Клубный дом помогает 165 подопечным.

Чтобы проект и дальше мог помогать подопечным и передавать опыт коллегам из регионов, нажимайте кнопку Помочь и оформляйте подписку или делайте разовый платеж на любую удобную сумму. Подписка — это автоматическое списание с карты выбраннпой вами суммы один раз в месяц. Подписку можно отменить в любой момент. 

Читайте нас в телеграме https://t.me/imenamag

ИМЕНА работают только на деньги читателей. Вы делаете перевод  5, 10, 20 рублей или оформляете ежемесячную подписку с карточки, а мы готовим новые истории и запускаем социальные проекты, которые помогают не одному, а  тысячам людей. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!  

Помогите проекту
Клубный дом
Уже собрано
Собрано 44 237 из 58 974 руб.

Разовый перевод с помощью системы Расчет ЕРИП       

С помощью интернет-банка, мобильного приложения банка, инфокиоска или банкомата войдите в систему «Расчет» (ЕРИП) и выберите:

  1. Благотворительность, общественные объединения
  2. Помощь детям, взрослым
  3. ИменаМедиа
  4. Пожертвование (на проекты)
  5. Введите код проекта: 13
  6. Введите фамилию, имя, отчество и сумму платежа
  7. Внимательно все проверьте и оплатите

Если вы платите в кассе банка, сообщите кассиру о необходимости проведения платежа через систему «Расчет» (ЕРИП).

При поддержке сервиса «Хуткі Грош»

SMS-сообщением с баланса мобильного телефона (для абонентов МТС и life)

Отправьте на номер 553 SMS-сообщение в следующем формате:

820 13 Сумма

Параметры разделите пробелами. Например: 820 13 10

SMS-сообщение не тарифицируется. Комиссия системы iPay для абонентов МТС — 3%, life — 4,5%.

Подробные условия

Абоненты A1 могут поддержать все проекты одним из способов

  1. Отправьте USSD-запрос *222*2# и выберите сумму пожертвования из предложенных: 2, 5 или 10 рублей.
  2. Отправьте SMS на короткий номер 2222. На благотворительный счёт платформы ИМЕНА будет зачислено 2 рубля с абонентского счёта А1.
  3. В приложении A1 banking в разделе «Добро»: банковской картой или с баланса абонентского счёта (без комиссии).
    Подробная информация на сайте А1

В начале каждого месяца все средства, поступившие на благотворительный счёт платформы ИМЕНА от абонентов А1, распределяются между всеми активными проектами.

Юридическим лицам

Если вы хотите помочь от компании — пишите на funds@imenamag.by.

Истории

«Я его все равно очень люблю». Что помогает родственникам людей с психическими расстройствами не сойти с ума

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 35 457 из 58 974 руб.
Истории

Десять суток трактористу и лекарство для Влада. Постскриптум недели

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

Пока позволят силы. Как патронажые медсестры ухаживают за тяжелобольными людьми в период эпидемии

Помогаем проекту Патронажная служба в регионах
Собрано 95 544 из 97 419 руб.
Истории

Родной сын бьет. История пожилой учительницы, которая не может вернуться домой

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 70 181 из 80 387 руб.
Истории

Паша и бесы. Молодой учитель с биполярным расстройством много лет боялся лечиться, а теперь счастлив и помогает другим

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 35 457 из 58 974 руб.
Истории

В мире так уже не работают! Три итальянских врача приехали в Беларусь и показали, как помогать неизлечимо больным детям просто и по-новому.

Помогаем проекту Выездная служба Белорусского детского хосписа
Собрано 123 741 из 114 617 руб.
Истории

«Теперь не убежишь!» Побочным эффектом коронавируса станет всплеск домашнего насилия

Помогаем проекту Убежище для женщин и детей
Собрано 70 181 из 80 387 руб.
Истории

Стивен Хокинг внутри. Что чувствуют и как живут люди с боковым амиотрофическим склерозом

Помогаем проекту Служба помощи людям с БАС
Собрано 14 321 из 22 784 руб.
Истории

Верните нам «Радугу»! Власти Мозыря хотят закрыть уникальный реабилитационный центр для детей с инвалидностью — родители встали горой

Помогаем проекту Имена
Собрано 527 316 из 511 767 руб.
Истории

«Думала, если я сирота, то ничего не добьюсь». Как проект по профориентации помог 17-летней Алёне найти себя

Помогаем проекту Будущая профессия для детей-сирот
Собрано 15 949 из 22 581 руб.