Истории

«Это оказалось никому не нужно». Бизнесмен, который запустил стратегически важное производство масок, — об инновационном бизнесе и государственной машине

Весной Виталий Югай спешил запустить новое и стратегически важное для страны производство масок с защитным материалом мельтблаун, единственно эффективным против вирусов и бактерий. Тогда же запустил производство и самого мельтблауна, аналогов которому в Беларуси нет. Ему предлагали открыть производство в Германии, но Виталий отказался — был уверен, что его продукция нужна здесь. Но вот уже почти полгода вся продукция лежит на складе. Несмотря на то, что уже началась вторая волна коронавируса в стране и заболевших каждый день все больше. Сейчас Виталий всерьез задумывается принять предложение от немцев. А в нашей рубрике «Дать Грету» рассказывает о тех барьерах, которые оказались непреодолимыми.

Пять месяцев назад мы рассказывали, какой квест прошел бизнесмен. В разгар первой волны коронавируса за два месяца он с нуля запустил производство масок, респираторов и мельтблауна. Тогда он вырвал оборудование из-под носа у конкурентов из Китая, доставил его в Беларусь, когда все границы были закрыты, и даже смог добиться изменений в законодательство страны. Новое производство делает Беларусь независимой от импорта масок и респираторов, что во время эпидемии коронавируса в мире становится стратегически важным для безопасности страны фактором.

В нашу последнюю встречу Виталий был полон энтузиазма и больших надежд —  производство только запускали. Сегодня — спустя пять месяцев — он спокоен и как-то обреченно нетороплив. Если квест «начать производство» пройден успешно, то квест «обеспечить людей эффективными средствами защиты» оказался невыполнимым.

— Я ничего не могу продать. Ни за границу, ни внутри страны. Вся моя продукция лежит на складе, уже пять месяцев. У меня уже опустились руки, я устал. Я так спешил начать производство побыстрее. Покупал оборудование чуть ли ни на пике цены, переплатил за самолет, чтобы быстрее доставить его из Китая. Но в этом не было смысла — я все равно уже пять месяцев не могу ничего продать. Я хотел сделать хороший продукт, который бы защитил людей. Продукт сделал, но он оказался никому не нужен. А честный путь реализации инновационного проекта, хоть и нужного для страны, оказался слишком сложным. Почему так? Много факторов. 

Иллюстрация: Евгения Богданович для ИМЕН

Барьер  № 1

Наша система слишком неповоротлива и медлительна. Чтобы реализовывать наши маски и респираторы, нам надо получить целую пачку документов, пройти испытания. Мы начали проходить все это в мае. Уже конец октября — окончательного результата пока нет. Документы лежат два месяца в одной инстанции, еще месяц — в другой, потом две недели — в третьей, а потом возвращаются в первую. Например, технические условия на медицинские маски, которые мы согласовали в самом начале пути, теперь — на завершающей стадии — опять согласовываем. 

Раньше в нашей стране маски и респираторы импортировались, а в официальных документах даже не было такого понятия — «маска медицинская». Мы стали первыми, кто начал производить медицинские маски и респираторы. Это совершенно новое для нашей страны производство. И все инстанции перестраховываются, добавляют новые и новые звенья для согласований. Они боятся ответственности, не хотят ее брать. Хоть в принципе я ее на себя уже взял. 

Можно было пройти все эти процедуры в России — там проще и быстрее. Но я хотел нормально сделать, здесь, в Беларуси. Чтобы все всё проверили, чтобы все были уверены в качестве нашей продукции. Чтобы внесли нужные поправки в законодательную базу. Государство действительно идет на диалог. У нас появились ГОСТы на «маску медицинская» — раньше такого понятия не было. При этом в разгар коронавируса их сделали за неделю. Сейчас мы проходим все испытания, работаем вместе над ГОСТами для «медицинского респиратора» — такого понятия тоже еще нет. Но сейчас, когда коронавирус еще не на пике, все согласования и изменения происходят очень неспешно. 

Иллюстрация: Евгения Богданович для ИМЕН

Мне кажется, если бы не «размазывали» между разными инстанциями было бы лучше. Сейчас мне регулярно приходится рассказывать новым людям то, что я уже рассказывал другим. Я в этой теме варюсь уже почти год и только благодаря этому в курсе всех последний новостей и достижений. Можно было бы создать рабочую группу, которая бы занималась только вопросами масок, респираторов. За месяц-два разобрались они бы со всем: какие требования предъявлять к маскам, респираторам, какие ГОСТы нужно добавить, какие испытания провести. Они двигали бы эту тему постоянно, а не от случая к случаю, вопросы решались бы быстрее. К слову, нам не надо ничего выдумывать — просто взять на вооружение опыт других стран. Но пока мы и этого не делаем. 

Барьер № 2

Государство не держит руку на пульсе. Сейчас никто особо не контролирует качество продукции на рынке. В разгар первой волны многим выдали временные разрешения на реализацию масок. Тогда многие компании стали шить марлевые, тканевые, нетканые. Это было лучше чем ничего, когда совсем не было времени и возможностей делать что-то лучше. 

Прошло полгода. Бизнес не стоит на месте. Мы уже разработали семь моделей масок и респираторов. Теперь создаем маску для детей. У меня самого дети, однажды просто понял, что для них вообще ничего нет. А еще разрабатываем совершенно новую модель респиратора, вместе с ученым Андреем Саболевским, о котором тоже рассказывали ИМЕНА. Андрей нашел меня сам, рассказал про свои идеи, у него их очень много. К зиме планируем производить уже тысяч 20 респираторов по его технологии. 

А государство по-прежнему выдает временные разрешения на производство и реализацию масок, и по-прежнему нет требований делать их по новым ГОСТам. Хотя еще летом надо было бы обнулить все разрешения и протоколы, выданные раньше, и выдавать только по новым требованиям. Белфармация и Белмедтехника до сих пор реализуют те запасы, которые остались со времен, когда маски шили все, закупать новое что-то не заинтересованы. Аптеки и магазины — заинтересованы зарабатывать. Нет никаких ограничений, продукции полно, так зачем закупать маску с мельтблауном за 36 копеек, если можно купить за 25?  

Я не раз поднимал вопрос качества продукции и себе же усложнил жизнь. Неделю назад получил очередное временное разрешение на производство и реализацию респираторов. Но продавать в аптеки и магазины напрямую бесполезно — респираторы нужны в больницах врачам. Чтобы продавать их туда, надо победить в тендере. Я снизил цену до минимума, надеялся выиграть. Но на тендере оказалось, что теперь, кроме разрешения, нужны протоколы испытаний. Их у меня еще нет. Тендер выиграли компании, которые закупают и привозят сюда российскую продукцию. Все нужные документы они получили в России. 

Иллюстрация: Евгения Богданович для ИМЕН

Барьер № 3

А еще никто не проинформировал людей, население не в курсе, какие маски покупать. По-прежнему носят марлевые, тканевые или маски со спанбондом. Я их называю «карнавальными». Они пропускают вирусы и бактерии, не защищают. В маске обязательно должен быть слой мельтблауна. Но люди не знают этого. Откуда им узнать? Нужно было без конца рассказывать об этом во всех СМИ, говорить и говорить, пока люди не поймут. Этого не было и нет. 

Спрос рождает предложение. Если бы люди спрашивали маски с мельтблауном, поставщики бы закупали их. А производители стали бы его добавлять в свои маски. У нас много кто производит маски — кто-то специально покупал и ставил линии еще весной. Я специально привез оборудование для производства мельтблауна, чтобы производить качественные маски мог не только я. Но у меня его никто не покупает, производители в большинстве своем производят маски без этого защитного слоя, а люди по-прежнему не защищены от вирусов и бактерий.

Но при этом перед концерном «Белнефтехим» стоит задача организовать производство мельтблауна. Я их консультирую по технологии: купить оборудование — это полдела, надо его правильно настроить. Хотя зачем они тоже будут это производить — непонятно. Моих мощностей вполне хватает, чтобы закрыть потребности внутреннего рынка. 

Иллюстрация: Евгения Богданович для ИМЕН

В итоге продать на внутренний рынок я ничего не могу — никому это не нужно: то нет нужных бумаг, то слишком высокая цена. С экспортом тоже вопросы — у нас, например, запрещено вывозить респираторы высокого класса защиты. Но со мной уже связались из Германии и Великобритании, предложили организовать производство там. Европа выделяет до 2025 года 1,7 миллиардов евро ежегодно на закупку средств защиты. Планирую в ближайшее время туда поехать. 

А что здесь? Я настолько устал, что уже  просто просто плыву по течению. Конечно, надеюсь, что все же дело сдвинется и я смогу реализовывать в Беларуси и маски, и респираторы, и мельтблаун. Но уже не исключаю, что производство окажется убыточным. Хорошо, что у меня есть другой бизнес, который держит нас на плаву. 

*Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

ИМЕНА работают только на деньги читателей. Вы делаете перевод  5, 10, 20 рублей или оформляете ежемесячную подписку с карточки, а мы готовим новые истории и запускаем социальные проекты, которые помогают не одному, а  тысячам людей. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Истории

«Имена» едут в Витебск! Покажем, что чувствуют белорусы, которым не повезло иметь свой дом и крепкое здоровье

Помогаем проекту Имена
Собрано 74 671 из 199 522 руб.
Истории

«Государство всё время наказывает». Как сироте Богдану запретили тратить деньги

Помогаем проекту Детская агроусадьба «Отрада»
Сбор средств завершен
Истории

Такого в тюрьмах еще не было. Как один актер изменил жизнь 70 осужденных женщин

Истории

The Guardian: Про экстремально худых детей правительство Беларуси знало еще с 90-х

Истории

БОМЖИзнь. Истории бездомных белорусов, живущих на свалке и в столице

Истории

Послушайте их! Люди и проекты, которым каждый из вас может помочь до Нового года

Истории

ИМЕНА vs коронавирус. Главное на сегодня 06.05.2020

Помогаем проекту Коронавирус: средства защиты для соцработников и пожилых
Собрано 427 494 из 469 791 руб.
Истории

Терпи, но бери белорусское. Как детям-инвалидам выписывают бесплатное, но бесполезное оборудование

Истории

Уйти с завода. Как в Беларуси глухие люди ищут работу

Помогаем проекту Работа для глухих
Сбор средств завершен
Истории

Последнее интервью. Как жил и умирал онкологически больной человек, который в старости остался один

Помогаем проекту Патронажная помощь «Шаг навстречу»
Сбор средств завершен