Истории

Укладывают спать за два часа до уроков и привязывают шарфами к сиденьям. Как дети-инвалиды из деревень ездят на учебу

Детей-инвалидов привязывают шарфами к сиденьям автобуса, чтобы не упали по дороге в специальный центр в Ельске, где они учатся. В Пружанах детей заносят в автобус на руках. Ученики центра в Березе приезжают на учебу за два часа до занятий и отдыхают на диване или занимаются с воспитателем. Детей-инвалидов из деревень должны возить в районные центры коррекционно-развивающего обучения и реабилитации на специальном транспорте. Так написано в инструкции, которую утвердило Министерство образования Беларуси. На деле в 60% таких центров дети на специальных автобусах не ездят — такого транспорта нет. В 25% центров транспорт есть, но маленький — приходится делать много рейсов, партиями отвозить детей на учебу. В 2013–2017 годах по программе «Школьный автобус» купили 330 автобусов для обычных сельских детей и 15 специальных для особенных. Программа закончилась. 15 автобусов на всю страну — мало. Местные власти выкраивают средства из бюджета, привлекают спонсоров, но не всегда могут найти деньги на транспорт. 

Каждое утро 15-летний Виталик садится в микроавтобус ГАЗ и едет из деревни Стригинь на учебу в Березовский районный центр коррекционно-развивающего обучения и реабилитации. Расстояние — 10 км. Время пути — 20 минут. Виталик приезжает в центр в 7:40 и ждет начала урока. Ждет два часа. Отдыхает на диване или занимается с воспитателем. За это время ГАЗ сделает еще два рейса. За один рейс получается привезти четверо детей — больше в машину не помещается. Четвертую партию учеников везет обычный школьный автобус.

Из деревни Стригинь ГАЗ должен выехать в 7:20. Если опоздает хоть на минуту — собьется график подвоза. Это нарушение. Шесть лет назад в Березовском центре коррекционно-развивающего обучения и реабилитации было шесть учеников. 34 ребенка с особенностями развития учились дома. Теперь на дому учится 8 детей, а в центре — 23 ребенка. Раньше подвоз детей проходил за один рейс, маленького ГАЗа было достаточно. Теперь с подвозом — сложности.  Фото: Александр Васюкович, «Имена».

В 2011 году Министерство образования Беларуси утвердило «Инструкцию о порядке организации подвоза обучающихся». В «Инструкции» написано, что детей с особенностями психофизического развития должны везти на учебу на специальном транспорте. В Беларуси 118 районов. В каждом есть центр коррекционно-развивающего обучения и реабилитации. В таких центрах учатся дети с тяжелым нарушением слуха и зрения, с умеренной и тяжелой интеллектуальной недостаточностью, дети с аутизмом, дети с ДЦП, дети с синдромом Дауна. Мы дозвонились до представителей 111 таких районных центров, чтобы узнать, какие у них проблемы.

1. В 67 центрах специального транспорта нет. Что это значит? Дети едут на необорудованном транспорте, где нет специальных ремней, места для коляски, где узкие двери и проходы, а ступеньки высокие. Детей, у которых проблемы с опорно-двигательным аппаратом, привязывают подручнми средствами к сиденьям, чтобы не упали. Их заносят на руках родители и преподаватели. Это тяжело, если ребенок уже не маленький.

2. В двух центрах из-за отсутствия такого транспорта дети-колясочники учатся дома.

3. В 44 районных центрах есть специальный транспорт. Но его недостаточно. Один автобус делает несколько рейсов, чтобы собрать по району и развести детей. Те, кто приехал раньше, часами ждут начала урока.

Мы отправились в Березовский центр коррекционно-развивающего обучения и реабилитации, чтобы понять, как это выглядит.

Расстояние от деревни Стригинь, где живет Виталик (слева), до корреционно-развивающего центра Березовского района — 10 км. У мамы Виталика (в середине) нет своей машины, она не может привозить его на уроки сама. Поэтому мальчик приезжает на учебу за два часа до начала занятий. Мама Виталика сначала не хотела отдавать сына в центр — волновалась, как ему там будет. Педагоги долго ее уговаривали. Первое время привозила его на учебу дважды в неделю на несколько часов. Теперь он в центре с 7:40 до 15:35, приезжает туда первым. И Виталик, и мама центром довольны. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Долгое начало дня

В 6:15 водитель Николай Павлович проходит медосмотр в пункте скорой помощи.

В 7:00 садится в ГАЗ.

В 7:10 проходит техосмотр на автобазе.

Рабочий день водителя Николая Павловича начинается в 6:15 утра. Утренний подвоз детей он закончит в 9:43. Потом — перерыв. В 15:35 он повезет домой первых пассажиров. В 18:20 закончит вечерний развоз. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

В 7:18 он приезжает в деревню Стригинь. Деревня еще спит. К ГАЗу подходит Елена Григорьевна — помощник воспитателя в Березовском коррекционном центре. Она сопровождает детей в первом рейсе до учебы. Сопровождающий всегда должен быть с детьми в салоне — он несет ответственность за их безопасное поведение. На пустой дороге две фигуры: Виталик и его мама Ольга. У 15-летнего Виталика тяжелая степень умственной отсталости. Говорить он не может. Но понимает, что должен ехать. Если автобус задерживается даже на пару минут — сильно нервничает. Нервничает и мама. Она знает, что нельзя опаздывать, иначе собьется график подвоза, и детям придется ждать. 

В 7:20 автобус отъезжает. Через 10 минут, уже в Березе, забирает еще одного ученика Рому, еще через пять минут — Кирилла.

В центрах коррекционно-развивающего обучения и реабилитации учатся дети с тяжелыми и (или) множественными нарушениями психофизического развития. Это дети с тяжелым нарушением слуха и зрения, дети с умеренной и тяжелой интеллектуальной недостаточностью, дети с аутизмом; дети, у которых ДЦП с нарушениями интеллекта; дети с синдромом Дауна. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

В 7:40 мальчишки подъезжают к центру. Там их встречают воспитатели и ведут в классы. В каждом классе помимо учителя работают два воспитателя и помощник: особенным детям они нужны. Помощник убирает, помогает детям переодеться, приносит еду в классы, помогает поесть. Воспитатель занимает детей до начала уроков, помогает учителю во время занятий. В одном классе учатся дети одного возраста, но с разными диагнозами. Каждому ученику нужен индивидуальный подход, поэтому задания порой для всех совершенно разные.

В 23 центрах нам описали примерно такой же  распорядок дня. Подвоз длится два-три часа

В это время в ГАЗ садится новый сопровождающий. Автобус едет в другую сторону района — в деревню Судиловичи за 33 км от Березы. Виталик, Рома и Кирилл ждут начала уроков, воспитатели закрепляют с ними пройденный материал. Кирилл раскладывает фигурки по цветам и формам. Если он устанет, сходит в комнату отдыха: полежит на диване, понаблюдает за черепахами в аквариуме. Рома в соседнем классе читает книжку про трех поросят. Виталик отдыхает на любимом кресле-мешке. Рядом с ним на диване Максим: сегодня он дома принял препарат, успокаивающий нервную систему. Максима привез папа.

Виталик (слева) за два часа до начала уроков. Обычно мальчик отдыхает на лежаке, иногда — спит. Он мог бы приезжать ближе к занятиям, если бы в центре был еще один автобус. Максима (справа на диване) привез папа. Мальчик принял препарат, успокаивающий нервную систему, и теперь отдыхает. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

В 8:45 ГАЗ привозит еще троих учеников. Воспитатели их встретят, отведут в классы. Машина через минуту снова отправится в путь — за 22 км в деревню Нарутовичи, чтобы привезти еще двоих детей. За три утренних рейса ГАЗ проедет 137 км и привезет восемь детей. В ГАЗе семь посадочных мест. Но больше пятерых учеников в машину не сядет: два места впереди, возле водителя, и детей сажать туда нельзя. Еще одно место в салоне занято сопровождающим.

Этот оптимальный маршрут — в три захода, — по которому ГАЗ развозит детей в Березовский центр коррекционно-развивающего обучения и реабилитации. На его основании составлен «Паспорт маршрута подвоза» с поминутным описанием всего движения, всех светофоров и дорожных знаков, характеристиками покрытия дороги. Этот паспорт согласовывался с Отделом образования, спорта и туризма Березовского района и утверждался в ГАИ. Менять маршрут или опаздывать — нарушение. Каждый месяц в центре составляют график подвоза, где определяют, кто из педагогов в какой день будет сопровождать детей.

В 9:15 приезжает еще семеро детей на обычном школьном, не оборудованном специально, автобусе из города Белоозерска. Город в 25 км от Березы. Этот автобус сначала подвозит школьников  Белоозерска, а потом забирает детей с особенностями развития и везет их в Березу. «Инструкция» гласит, что детей с особенностями психофизического развития должен везти специально оборудованный транспорт. Подробных пояснений, что должно быть в этом специализированном автобусе, в Инструкции нет. В предыдущей — уже не действующей — версии «Инструкции» говорилось, что у такого транспорта должна быть кнопка вызова водителя, подъемник, съемные сиденья, чтобы была возможность поставить коляску. Теперь требования разбросаны по разным документам и техническим регламентам. Производители транспорта ориентируются на них. В Березовском центре надеются, что ничего не нарушают: автобус оборудован ремнями, детям комфортно. Без него было бы тяжело. Два года назад все 15 детей ехали на пятиместной газели. Это занимало больше четырех часов в день в одну сторону, машина пробегала по 400 км. В Отделе образования спорта и туризма района проблему услышали и помогли, чем смогли — этим школьным автобусом. Но возникла новая проблема. Педагоги и психолог обычной школы Белоозерска, откуда отправляется автобус, не хотят сопровождать учеников Березовского центра: не знают, как с ними общаться. Их приходится упрашивать.

Влад рад приезду в центр. У Влада ДЦП. Он живет недалеко от города Белоозерска. Год назад он передвигался только в коляске, но усиленные массажи, ЛФК, которые проводили в центре, сделали свое дело — и Влад начал ходить. Теперь он передвигается с помощью, но все же на своих ногах.  Поэтому на учебу Влад приезжает на обычном школьном автобусе, который едет из Белоозерска. Забираться по высоким ступенькам ему, конечно, непросто. Но мальчик не унывает.  Фото: Александр Васюкович, «Имена».

В 9:20 в центре уже 21 ребенок. Шестерых привез ГАЗ, семерых — школьный автобус, еще восьмерых — родители. Начинается завтрак.

В 9:40 — урок. По расписанию это — второй урок. Первого, как правило, нет. Расписание подстроено под реальные условия.

В 9:43 ГАЗ привозит последних двух пассажиров. Среди них — Максим. У Максима —   ДЦП, он передвигается на инвалидной коляске. Коляску закрепили на специально оборудованном месте в салоне, теперь ее спускают по подъемнику. На завтрак Максим не успевает, поэтому ест прямо за учебной партой во время урока.

В каждом классе Березовского центра есть два воспитателя и их помощник. Воспитатели работают посменно: первый приходит в центр к приезду детей, встречает их возле, отводит в класс и занимает до начала уроков. Во время уроков помогает учителю. Второй воспитатель делает то же самое во второй половине дня, пока дети не уедут домой. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Через четыре часа в 15:35 начнется развоз детей по домам — и ситуация повторится. Виталик уедет домой первым. Максим — последним. В 18:20 водитель вернется в центр, поставит машину и уйдет домой. 

Еще в 23 районных центрах коррекционного развития нам описали примерно такой же  распорядок дня. Подвоз длится по два-три часа. Все подстраиваются. Дети — отдыхают, занимаются с педагогами, делают зарядку. О том, что такая организация дня неудобна, прямо говорят немногие. На предположение, что второй или более вместительный автобус облегчил бы жизнь, сотрудник одного коррекционного центра Минской области (пожелал остаться анонимным) ответил так: «Мало ли чего мы хотим. Надо исходить из реальности».

В транспорте, который перевозит детей с особенностями психофизического развития, должно быть место для коляски и специальный подъемник, по которому коляску спустят. В ГАЗе Березовского центра всё это есть. А во многих центрах нет. В 14 центрах нам рассказали, что в транспорт заносят детей на руках. Еще в двух детей перевели на домашнее обучение. Сидеть на обычных сиденьях детям-колясочникам неудобно. Многие из них сидят на руках родителей, некоторых обвязывают шарфами, чтобы за время дороги они не сползли на пол. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Своими силами

В Березовском коррекционном центре на жизнь тоже не жалуются. К трехчасовым поездкам каждый день привыкли, расписание подстроили, график сформировали. Но задача центра — не просто научить детей, а социализировать их, сделать их жизнь ярче. Отвезти 23 детей центра на Новогоднюю елку в Брест не могут. Из-за транспорта. Отвезти 23 ребенка на праздники в Березовский Дом Культуры могут — за пять рейсов. Подготовить детей к выступлениям, организовать собственный праздник, погулять на улице — сложно. Все дети одновременно находятся в центре только во время уроков. Три часа до них, и три часа после них — это время развоза.

Однажды центр попробовал собрать деньги на подходящий автобус сам. Месяц искали в интернете подходящую машину, выбрали Volkswagen Crafter 50. Большой, на 14 посадочных мест и одно для ребенка-колясочника. С подъемником, кнопкой вызова, поручнями, без высоких ступенек. Посчитали, что этот автобус сократит время подвоза вдвое. Необорудованный школьный коррекционному центру больше будет не нужен, а ГАЗ соберет детей из дальних частей района. Такой автобус стоит 50  000 долларов. Купить его за счет бюджета не выйдет. Найти спонсора не удалось. Пытались собрать деньги через «МаеСэнс» — не смогли. 

Учебников в центре нет. Есть программа, по которой должны учиться дети. Учителя сами рисуют, распечатывают и вырезают материалы, по которым занимаются дети. Что-то удается закупить. Рома — единственный в центре ребенок, который может читать. В программе обучения чтению не предусмотрено, но педагоги заметили, что Рома может. Теперь каждое утро мальчик проводит за книжками под руководством воспитателя.   Фото: Александр Васюкович, «Имена».

— Мы понимаем, что условия у нас нормальные. Далеко не у всех центров есть то, что у нас есть, — говорит Галина Степановна Жук, директор Березовского районного центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации.

И это правда. В 67 из 111 районных коррекционных центров, с которыми мы смогли связаться, специально оборудованного транспорта вообще нет. 43 центра это не беспокоит: дети легко переносят дорогу и в школьном автобусе. Но в 24 центрах проблема подвоза стоит остро. 

«Дети весом 60 кг. Две женщины берут их за верхние конечности и под спину, две — за нижние»

—  Достаем ребенка из коляски, придерживаем, коляску складываем. Ребенка заносим на руках. При погрузке ребенка участвуют педагог, водитель и родитель, а при выгрузке, если можно так сказать, у нас больше возможностей. Привлекаем других сотрудников, помощников воспитателей, —  говорит Красевич Наталья Петровна, директор Пружанского районного центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации

— У нас есть девочка-колясочница. Она должна сидеть в коляске. Коляска войти в транспорт не может. Чтобы зафиксировать корпус этой девочки одним обычным ремнем не обойдешься: нужен четырехточечный ремень. Переоборудовать существующий транспорт мы не можем. Поэтому мы ее привязываем к сиденью длинным шарфом под руки. В 2009 году нашему центру приобрели автобус. Мы же понимаем, что это большие затраты. Пробег автобуса нелимитирован. И питание нам сделали привозное, чтобы всё было у детей. Все сильно сложные проблемы у нас решаются.  Я не считаю, что проблема с транспортом — такая уж большая. Мы приспособились, справляемся. В этом году не успели решить, надеемся, что, может, в следующем году, всё получится, — говорит Миксюк Людмила Николаевна, директор Ельского районного центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации.

Учебный день в Березе начинается со второго урока — в 9:40. Максим (справа) приезжает в 9:43. Он не успевает позавтракать до начала занятий, поэтому кормят его во время урока. До 10 лет Максим не учился — был дома. На улицу почти не выходил. Педагоги убедили родителей привозить ребенка в центр. Максиму нравится учиться, да и одноклассницы его очень любят. Сегодня Максима нарядили, и он очень горд. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Сотрудники разных районных центров (многие просили не указывать их имена и конкретное место работы) рассказывали: 

— Тяжелых лежащих детей выносим на руках. По четыре педагога. Есть дети весом 50-60 кг. Две женщины берутся за верхние конечности и под спину, две — за нижние конечности.

— У нас нет ни подвоза, ни транспорта. Отдел образования пытается организовать, но говорит, что наших детей мы должны подвозить только на специально оборудованном транспорте. А его нет. Детей привозят родители. Мучаются, пытаются бороться, но пока ничего не добились.

— Узкие двери. Высокие ступеньки. Дети тяжелые, по 50-60 кг.  

— Всю дорогу сопровождающие следят, чтобы дети не сползли на пол. Мы сами собрали спонсорскую помощь, купили ремни, но нам не разрешили их монтировать. Сказали, если приварите эти ремни, то оштрафуют больше, чем если без ремней.

Школьный автобус (не) для всех

В 2013 году «Банк развития Республики Беларусь» начал программу «Школьный автобус», чтобы обеспечить сельских школьников транспортом. В 2014 году по просьбе облисполкомов программу расширили и для коррекционных центров. Результат — купили 330 автобусов для обычных детей и 15 специализированных для особенных. Банк потратил на это около 20 миллионов долларов. Попутно вне этой программы государство закупало автобусы для сельских школ за счет бюджета.  В 44 коррекционных центрах, в том числе Березовском,  транспорт, на котором подвозят детей, специально оборудован благодаря «Школьному автобусу», республиканскому или местным бюджетам, иностранным  спонсорам. Еще семь центров уверенно заявили, что в следующем году покупка транспорта заложена в местный бюджет.  

Но в 24 коррекционных центрах проблема не решается. Специального транспорта нет, педагоги носят детей на руках, привязывают шарфами, переводят на домашнее обучение. Когда и как он появится — неясно.

— По мере возможности, как только появляется финансирование, транспорт обновляется. Этот вопрос всегда стоит на контроле. Но вы понимаете, что это в какой-то степени и дорого, — говорит Ольга Александровна Дулуб, специалист отдела дошкольного, общего среднего, специального образования Гомельского облисполкома.

330 таких школьных автобусов было куплено по государственной программе «Школьный автобус». Большинство из них изготовлено на МАЗе, финансировал программу «Банк развития Республики Беларусь» — около 20 миллионов долларов. Пять лет назад проблема подвоза сельских детей до школ была одной из самых острых в стране. Однако центрам коррекционно-развивающего обучения нужен другой транспорт. С местом для коляски, креплениями, специальными ремнями, широкими дверями, низкими ступеньками. Детям с ДЦП непросто забираться по высоким ступенькам, детей-колясочников заносят туда на руках. Часто детей с особенностями развития везут вместе с обычными школьниками. В автобусе шумно и весело. Для детей с аутизмом такой шум — стресс. На уроки они приезжают уставшие, полноценно учиться уже не могут. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Еще 23 центрам нужен дополнительный транспорт или другой автобус — побольше. При этом детей в центрах меньше не становится. Например, в Березовском за последние шесть лет число таких детей выросло с шести до 23. В Могилевском областном центре за два года — в два раза. Теперь там 52 ребенка. При этом у коррекционных центров есть и другие проблемы: нет пандусов в учебных зданиях, хорошего диагностического оборудования, сенсорных комнат; нет нужных колясок; нет нужной мебели. На автобусы просто не хватает:

По информации, которой поделелились с нами работники коррекционных центров, с которыми мы общались, из средств местных бюджетов за почти 10 лет удалось купить только 19 специально оборудованных автобусов, в следующем году купят, возможно, еще семь. А программа «Школьный автобус» закончилась. 

Что и как можно сделать

В 2016 году была принята Государственная программа «Образование и молодежная политика» на 2016–2020 годы. В ней запланированы средства на «укрепление материально-технической базы» коррекционно-образовательных центров и благоустройсто территории. Общая сумма финансирования по областям, без Минска, эквивалентна 1 миллиону долларов. Средства эти будут браться из местных бюджетов областей, не из республиканского. В этот миллион заложены затраты на ремонт, установку пандусов, закупку мебели. Всё это необходимо. Но может оказаться, что для решения проблемы с подвозом детей этих денег недостаточно. Мы обратились в Минобр, чтобы детальней разобраться в этой программе, но оперативного комментария не получили.

У 67 центров из 111, которые мы обзвонили, специального транспорта нет вообще — 24 их них сообщили, что проблема у них стоит остро. В 44 центрах из 111 специальный транспорт есть, но в 23 из них нужен дополнительный или побольше.   

Ориентировочная стоимость нового специального автобуса — 50 тысяч долларов. Переделать школьный МАЗ в автобус, соответствующий инструкции, — 10 тысяч долларов. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Купить специальные автобусы. Ориентировочная стоимость нового специального автобуса — 50 тысяч долларов. Автобусы нужны разные: каким-то районам большой на 15-20 мест, а кому-то хватит пятиместного. Значит, чтобы обеспечить новым транспортом 24 центра, которым он остро нужен, нужно ориентировочно 1,2 миллиона долларов. Чтобы создать комфортные условия центрам, где нужен дополнительный транспорт, необходимо еще примерно 1,15 миллиона долларов. 

Переделать обычные автобусы в специальные. Представители отдела продаж МАЗа сказали, что транспорт для детей с особенностями психофизического развития еще не делали. Но могут попробовать. В холдинге «Атлант-М» нас уверили, что любой автобус (и школьный МАЗ) могут переоборудовать под нужды детей с особенностями развития. Они уже это делали в для программы «Школьный автобус». Добавить подъемник, крепление для коляски со всеми испытаниями и сертификацией стоит около 10 тысяч долларов. То есть Березовский коррекционный центр может получить большой автобус не за 50, а за 10 тысяч долларов. Надо только найти ненужный школьный автобус.  

Очевидно, проблема масштабна. Очевидно, что она решаема. «Школьный автобус» доставил обычных сельских школьников на учебу. Продолжение программы, работа со спонсорами, может помочь особенным детям выйти из дома, узнать свою страну и мир вокруг.   

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Истории

Счастливые дворники. Как пятеро человек в семье дворы метут

Истории

Будущие миллионеры? Белорусские школьники имеют все шансы разбогатеть на своих изобретениях

Истории

«Отворачиваются даже друзья». Пять минчан показали, как возвращаются к жизни после психбольниц

Помогаем проекту Клубный дом
Собрано 8493 из 39 468 рублей
Истории

Оптимист. 10-летний мальчик из Слуцка скрывает от всех, что он слепой

Истории

«Из ног текло так, что я подставляла тазики». Бывшая балетмейстер ставит на ноги больного старика

Помогаем проекту Патронажная служба
Собрано 5350 из 49 288 рублей
Истории

Айтишница из Линово. Как живет и работает девушка, которую не может вылечить ни один врач

Помогаем проекту Фонд «Геном»
Собрано 37 229 из 42 536 рублей
Истории

Рожденные рано. Как растут дети, которые поспешили появиться на свет раньше срока

Помогаем проекту Рожденные РАНО
Собрано 7770 из 33 960 рублей
Истории

Домик у озера. Как минский архитектор Галина Боярина помогает сиротам искать смысл жизни

Помогаем проекту Детская агроусадьба «Отрада»
Собрано 4573 из 4500 рублей
Истории

Кому руку? Минский программист создает бесплатные протезы для нуждающихся

Истории

Не плачь, Диана! Всю сумму на работу нянь для сирот в больницах читатели собрали всего за месяц

Помогаем проекту Няня вместо мамы
Собрано 109 309 из 127 300 рублей