Герои

«Муж говорил, я должна сидеть дома». Ольга Мазуренок в одиночку растит сына и бегает по всему миру, чтобы заработать на жизнь

Этим летом о существовании бегуньи Ольги Мазуренок узнали даже те, кто никогда легкой атлетикой не интересовался. Берлин, где проходил женский марафон, напоминал раскаленную сковородку. Практически в самом начале 40-километровой гонки у Ольги, лидировавшей на дистанции, носом пошла кровь. Она пыталась остановить кровотечение салфетками и тампонами — не помогало. Казалось, еще немного, и спортсменка просто сойдет с дистанции. Но Мазуренок, измазанная кровью, продолжила бежать. И на финиш прибежала первой. В тот день белоруска нашла множество поклонников за рубежом. Ее победу называли подвигом, а саму девушку сравнивали с футболистами, которые симулируют боль на поле.

Однако интересна не только драматичная победа Ольги в Берлине, но и непростая история ее успеха. Про таких говорят: self-made woman. На жизнь себе и 9-летнему сыну она в прямом смысле зарабатывает ногами.

«Бежать для галочки я не хочу»

Ольгу Мазуренок мы встречаем в легкоатлетическом манеже университета физкультуры через неделю после «золотого» забега в Берлине. Она только что закончила тренировку, преодолев каких-то 15 километров. Если для обычного человека это целое испытание, то для Мазуренок — семечки. Ежедневно она пробегает по 35 километров — это расстояние от Минска до Дзержинска — и чувствует себя спокойно.

Фото: Надежда Бужан, Имена

Ольга присаживается в кресло, поправляет розовое платье и говорит, что победой в Берлине по большому счету закончила сезон. Впереди Минский полумарафон, отдых и поиск с менеджером соревнований на следующий год.

— Передо мной стояла задача, и я ее выполнила — завоевала медаль на чемпионате Европы, — говорит Ольга. — Поэтому пока все. Пробежала в этом году два марафона. Марафон требует определенного психологического состояния, в котором каждый день ты должен пребывать на максимуме. Все, что во мне было, я уже выплеснула. А если ты не будешь в таком состоянии, ничего хорошего не выйдет. Бежать для галочки я не хочу.

Люди бросали квартиры и бежали, куда глаза глядят

Ольга родилась в Караганде, куда по зову партии осваивать целину в послевоенные годы забросило ее бабушек и дедушек. Она с улыбкой вспоминает родной город, и говорит, что до сих пор сохранила отношения с подругами детства.

— Когда мне был год, родители получили квартиру в пятиэтажке по улице Восток-5. Это обычный спальник. Двор у нас был очень дружный. Мы допоздна гуляли на улице, и нас никто не ходил искать. Летом прыгали в резинку, а зимой снега было так много, что сугробы доходили до второго этажа. Я всегда боялась закрытого пространства, но все равно вместе с другими ребятами делала в сугробах тоннели, ползала там. Страшно было, но все равно интересно.

Фото: Надежда Бужан, Имена

Мать работала в торговле, отец — шахтером. Родительских зарплат хватало, чтобы содержать многодетную семью (у спортсменки есть брат и старшая сестра), но в середине 1990-х в Караганде бахнул кризис. Заводы стояли, рабочим платили мизер. Люди просто бросали свое жилье и уезжали из города.

— Они бежали и оставляли квартиры. Их даже не продавали — никто не покупал. У людей не было денег. Двушки-трешки стояли тогда по 300 долларов, а задолженности по квартплате у кого-то могли достигать 500 долларов. Сейчас многие вернулись назад, но их старые квартиры уже раздали как социальное жилье.

В конце 1990-х, поняв, что в Караганде нет никаких перспектив, семья решилась на переезд в Беларусь, где у отца Ольги жили родственники. Денег, полученных с продажи квартиры, хватило лишь на покупку билетов на поезд и аренду контейнера для перевозки вещей.

Фото: Надежда Бужан, Имена

Первое время семья жила у родственников в Минске, а потом мама будущей марафонистки после долгих поисков нашла социальное жилье в Плещеницах и семья на ПМЖ переехала в Логойский район. Правда, с рабочими местами в поселке были проблемы, и отец практически сразу уехал на заработки в Россию.

— У нас в Плещеницах такое хорошее детство было! В Казахстане сплошные степи. Когда ветер дул, весь двор был усеян перекати-полем, а в Беларуси — одни леса. Я тут впервые увидела черно-белых коров, почувствовала, как пахнут дрова. Папа и мама всегда старались, чтобы мы жили в достатке. 

Пять лет бегала в одних кроссовках

Когда Ольга училась в шестом классе, в Плещеницах на «День здоровья» провели кросс среди школьников. По итогу девочка в обычных кедах и трико заняла первое место, обогнав семиклассниц, которые уже занимались спортом. После тех соревнований учительница физкультуры сказала, что Олю ждут награды, поездки за рубеж и ей обязательно нужно записаться в секцию. Так Мазуренок попала в спортивную ходьбу и начала тренироваться у Александра Родичева.

— Александр Олегович постоянно рассказывал истории, что мы поедем во Францию, станем олимпийскими чемпионами. Это была неправда, но детям нравилось. Помню, выиграла областные соревнования, вышла в республиканский финал спартакиады. И мне очень было интересно, какой же приз  вручат. «Путевка в Гродно! — сказал Олегович. — Будем жить в гостинице. Оля, скажи родителям, чтобы купили красивую одежду. Пойдешь в Гродно на дискотеку». Думаю, вау, класс, в Гродно поеду! Отец привез из Москвы джинсы с блестками, я где-то достала туфли на платформе. Представляла, что у меня будет двуспальная кровать и телефон в номере. В итоге приезжаем в Гродно, а там… холодное и сырое общежитие. Это капец! Ну и на дискотеку мы тоже не пошли. Но сейчас я понимаю, что Олегович делал все правильно. Ведь детей нужно в спорт влюбить, чтобы поверили в то, что могут стать олимпийскими чемпионами.

Фото: Надежда Бужан, Имена

О времени, проведенном в Плещеницах в училище олимпийского резерва, Мазуренок вспоминает с теплотой, называет его «суперским» и признается, что была бы не против отмотать все назад и вернуться к друзьям и преподавателям. Классных тренировочных площадок, как в Минске, там не было, и бегать приходилось в том числе по проселочным дорогам. На одной из них Ольга однажды встретила лося.

Со спортивной обувью ситуация была еще хуже. Ее для ходаков и марафонистов в начале «нулевых» у нас нигде не продавали, и «марафонки» приходилось покупать у старших спортсменов. Купить кроссовки для Ольги ее родителей убедил тренер, объяснив, что «будущей олимпийской чемпионке нужна нормальная обувь».

— На тот момент они стояли 50 долларов — большие деньги. Мне кажется, в Плещеницах тогда никто не зарабатывал столько. Но отец деньги дал, а вот мама как-то косо посмотрела. И когда увидела их, сказала: «Да это же кусок тюля, а не обувь!» Потом к нам в гости пришли мамины подруги. Кто-то взял кроссовки и сказал: «Девочка, не хочу тебя расстраивать, но тебя так обманули! Я всю жизнь в торговле! Это же вообще не обувь!» Но ведь я знала, что они ничего не понимают. Я в них проходила и отбегала лет пять. Берегла как зеницу ока. Использовала лишь на соревнованиях. Тренер говорил: «Убирай куда-нибудь, чтоб только брат в них не пошел в футбол играть!» Мне их клеили, переклеивали, подшивали резинки…

«Я бегала, а тренер катал по стадиону коляску»

Ольга признается, что в спортивной ходьбе полностью себя так и не реализовала. Во время соревнований она постоянно совершала ошибки и получала дисквалификацию. В итоге Мазуренок оставила ходьбу и вообще собиралась закончить со спортом.

Фото: Надежда Бужан, Имена

— Чем хотела заняться? Выйти замуж, что в итоге в 19 лет и сделала. Почему так произошло, не знаю. Думаю, что судьба. Больше никак объяснить не могу это. Плещеницкий парень. Вышла замуж, в 2009-м родила ребенка и поняла, что без спорта не могу. Решила, что в ходьбу больше ни ногой — буду марафоны бегать. Там хотя бы деньги можно зарабатывать. Муж относился к спорту плохо. Считал, что жена дома должна сидеть, ходить на обычную работу. Это вызвало протест. Я — лидер, и меня переломить очень сложно. И на этом, собственно, наша семейная жизнь и завершилась. Как родила, практически сразу начала бегать.

Ольга жила с родителями. Пока тренировалась, за малышом смотрели бабушки. Но были случаи, когда приходилось Дениса брать на тренировки, и за маленьким сыном присматривал тренер.

— Денис у меня смышленый. Он все чувствовал и понимал еще в коляске. Как только мне нужно было куда-то пойти, он сразу же просыпался. Вот такая вот чуйка у человека. А когда Олегович приезжал забрать меня на тренировку, сын говорил: «Дядя-кака приехал!» Не хотел отпускать, закатывал дома концерты. Однажды на сборы в Раубичи взяла его с собой. Я бегала, а тренер катал коляску. Рассказывал потом: «Слушай, как чувствует тебя! Спит, спит, а когда приближаешь, он просыпается!»

Ольга не скрывает, что до Олимпиады в Рио-де-Жанейро бегала практически исключительно ради того, чтобы обеспечивать себя, сына, собирала на квартиру и машину.

— Это, конечно, здорово, что у нас сейчас так массово развивается беговое движение, но профессионалы бегают исключительно ради того, чтобы прокормить себя и семью. И это обычная история. Вам ее в нашей стране расскажет любая марафонистка.

«Тренер кричит: Догоняй — деньги убегают!»

Свой первый международный марафон она пробежала в 2010-м в Риге. Организаторы не предоставили ночлег, спать пришлось на берегу залива — денег гостиницу не было.

— Я ночевала в машине, а тренер и еще один марафонист — в палатке. В итоге заняла второе место, хотя должна была побеждать. Дело было так. Вышла на старт, ничего не знаю, а передо мной множество африканок. Они как рванули, и Олегович кричит, мол, догоняй — деньги убегают! Оплачивались на тех соревнованиях первые три места. И я как поперла за ними — не отстаю, бодаюсь. Но после второго круга они сошли — оказалось, что бежали половинку — дистанцию в 20 километров. Я просто сдохла, заголодала. А что? Никаких диет тогда не было, никакого спортивного питания. Мы перед сном купили курицу и втроем съели. Утром была овсянка. Все. Я проголодалась и начала есть на трассе все подряд — бананы, апельсины. Но ничего не помогло. В конце вальтом бежала, но закончила второй. В том году я пробежала еще три марафона, чтобы что-то заработать. И на последнем — во Франкфурте-на-Майне — была просто без сил. То бежала, то пешком шла. Просто физически уже не выдерживала.

Фото: Надежда Бужан, Имена

За второе место в Риге Ольга заработала 1500 евро. Деньги пошли на житейские нужды и оплату учебы в университете. Из Плещениц в Минск она переехала лишь через три года, когда устроилась в Вооруженные силы (обычная практика для белорусских спортсменов — чтобы иметь постоянное место работы и заработок, их принимают инструкторами в спортивные команды различных ведомств  — прим. ред), начала зарабатывать и сняла однушку.

«У меня характер — нужно бежать до конца»

Осознание того, что она среди лидеров, к Мазуренок пришло после Лондонского марафона в 2015-м, где она стала четвертой. Через пару месяцев попала в пятерку на Олимпиаде в Рио и впервые стала получать президентскую стипендию. А недавно выиграла «золото» на том самом чемпионате Европы в Берлине. Прямо сейчас для Ольги это главная награда в карьере.

— На старт вышла очень уверенной, хорошо была готова и понимала, что это не чемпионат мира — сильных кениек, эфиопок здесь нет. Была спокойна. Но когда проснулась в день забега, из носа пошла кровь. Подумала еще тогда, чтобы на старте такого не было, но все вышло иначе. Мне кажется, это произошло из-за ужасной влажности и жары. Кровь лилась, как вода. Когда закрыла нос, стало тяжело дышать. Когда увидела себя на табло, подумала: «Какой ужас!» Даже захотела затеряться среди участников, чтобы меня операторы не снимали, а то ведь родители будут переживать. Но кровь меня не напрягала. Меня волновало больше то, что ноги были тяжелыми, и я не могла нормально бежать. А потом кровотечение закончилось, и я бежала дальше. Сойти с дистанции вообще не планировала. У меня характер такой. Если приехала, нужно бежать до конца.

Фото: Надежда Бужан, Имена

Сейчас Ольга живет вместе с сыном и мамой в поселке Лапоровичи под Заславлем в собственной квартире, но планирует переехать в Минск, где сын занимается хоккеем в школе «Динамо».

Свое ближайшее будущее марафонистка связывает исключительно со спортом. Планирует бегать, пока будут силы, мечтает завоевать Олимпийскую медаль и в другой профессии себя не видит. Тем более, по ее словам, отношение к легкоатлетам в нашей стране в последнее время улучшилось.

— Раньше чувствовала себя ненужной, но сейчас федерацию возглавляет Вадим Девятовский, который двигает легкую атлетику вперед, и многое изменилось. Честно скажу, если бы его не было, все бы погасло. Он не просто помогает, решает вопросы, а умеет как-то духовно всех заинтересовать. Теперь все хотят ехать и выступать за сборную. Марина Даманцевич собиралась завязывать с бегом, уже тренировала качков в тренажером зале, но Девятовский ее как-то заинтересовал. Итог — она бежала в Берлине и заняла четвертое место.

До Летних Олимпийских игр в Токио остается еще два года, и прямо сейчас Ольга входит в пул претендентов на медали. Конечно, неизвестно, как все сложится, но очевидно, что девушка со стальным характером готова бороться за медаль через пот и кровь. Берлин это показал.

«Имена» работают на деньги читателей. Мы хотим делать еще больше вдохновляющих историй о белорусах. Мы хотим делать расследования и менять жизнь в Беларуси к лучшему. Поддержите нас! Вы оформляете подписку на 5, 10, 15 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Герои

«Это происходит за закрытыми дверями с сотнями тысяч белорусок». Честный фильм о домашнем насилии в Беларуси

Герои

Мальчишки из детдомов Минска рассказали о том, что для них на самом деле важно

Герои

Ник Вуйчич и наши люди. Фоторепортаж о доброте

Герои

Пять лет со дня теракта. Как изменились люди, попавшие в эпицентр взрыва в метро

Герои

«Вы подарили нам надежду!» Главные герои «Имен» рассказали, как люди изменили их жизнь

Герои

Люди, которым мы нужны в 2017-м. Чтобы «Имена» развивались — открываем сбор средств

Помогаем проекту Имена
Собрано 185 391 из 420 000 рублей
Герои

Тайная жизнь Анисы. Как сотрудница банка из Минска лечит бездомных животных на заброшенном заводе

Помогаем проекту Зоошанс — помощь бездомным животным
Сбор средств завершен
Герои

«Хочется, чтобы нас, докторов, в этой ситуации защитили». Власти отреагировали на расследование «Имен»

Герои

«Мы на сваёй зямлі». Почему дедушка с тростью не боится автозаков

Герои

Доктора, прокуроры и Саша Герасименя! Около полутысячи человек уже посетили выставку «Имен»

Помогаем проекту Имена
Собрано 185 391 из 420 000 рублей